home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интермедия

ПОЧТИ КАК ЛЮДИ

Москва, три года спустя.

Дверь — деревянная, крытая черным лаком, с медной — или травленной под медь — оковкой была открыта, как и принято по нынешним безопасным временам. Домофон, тоже старинный, не работал. Их предупредили, что звонить не нужно. Толя с Аней прошли внутрь, остановились. Пользоваться лифтом не хотелось, но подниматься пешком на восьмой этаж с этим рюкзаком, с этаким пузом… они будут заметны как горнолыжник на пляже. Толя улыбнулся жене и нажал кнопку. Лифт стоял на первом.

Двери квартир на восьмом тоже были деревянными, только обрабатывали их воском. Квартира 87. Направо. Три звонка. Длинный-короткий-короткий. Потом еще один длинный. Говорят, раньше, когда людям приходилось делить жилье, у каждой семьи был свой набор звонков — чтобы сразу знать, к кому гости. Толя всегда хорошо запоминал такие забавные бесполезные подробности. А теперь эту систему использовали для другого. Они нервничали оба. До того люди из «подземки»[13] передавали их с рук на руки, но что-то случилось, и от Владимира до Москвы им пришлось добираться одним. Их пристегнули к какой-то туристской компании — и они спокойно доехали. Аня когда-то занималась скалолазанием. Адрес перевалочной квартиры догнал их уже в дороге.

Дверь открылась. Без щелчка, без шагов и шуршания. На пороге стоял совершенно обыкновенный, может на пару лет моложе Толи, парень в белой рубашке (он в ней спал?), брюках, мягких тапочках (вот почему шагов не слышно) и очках (как здорово, что в очках, — всем, кто работает на них, корректируют зрение, им всем корректируют зрение, кто же станет терпеть такой явный, такой зримый признак человеческого несовершенства?).

— Сергей, Галя! — улыбнулся хозяин квартиры. — Так вы с Курского, пятичасовым? — Отзыв правильный. — А я как раз на Киевский собирался, встречать. Что ж вы не позвонили? Да заходите, путешественники, конспираторы…

В следующие полторы минуты их завели в квартиру, освободили от рюкзака, курток и ботинок, вместили в две пары явно новых домашних тапочек и провели на сверкающую хирургическим блеском кухню, где жужжала, докладывая о готовности, кофеварка и невыносимо совершенно пахло кофе и свежим хлебом.

— Ванная справа. Гостевое полотенце — синее. Яичницу по-бирмингемски вы едите? Ее все едят. Вам чаю? Кофе? С сахаром, с молоком?

— Мне чаю, черного, без сахара. А Толе — молока и две ложки. Я…

— Вы Галя. Он Сергей. Я — Саша.

Толя почувствовал, как напряглась за его спиной Аня.

— Нам, — вступил он, — описывали Сашу иначе.

Им его вовсе не описывали, но…

Хозяин квартиры улыбнулся и кивнул.

— Он попал в аварию три дня назад, светофор сломался, на дороге получилась «елочка». Теперь лежит в реанимации. Я подбираю его связи.

— Ох, — выдохнула Аня, — а он…

— Очень сильно побился, но, кажется, будет жить. Мы с ним как бы университетские приятели. Плохая конспирация, но в случае чего мое присутствие здесь можно хоть как-то объяснить. Да, там в ванной регулятор сенсорный. Ориентируется сам по температуре тела; если любите погорячее или похолоднее, нужно установить вручную. Душ лучше уже после завтрака. У вас будет часов шесть, чтобы отоспаться.

«Саша» совершенно не излучал тепла — и это успокаивало. Для него они явно были деталями на конвейере. Провести положенные манипуляции и отправить дальше. Им уже дважды попадались такие люди — с ними было надежнее всего. Хотя их самих было очень жалко. А еще он был на кого-то похож… Или нет.

В ванной они не разговаривали.

Когда вернулись, на столе уже стояли две кружки с чаем, кружка с кофе и тарелки. Яичница по-бирмингемски оказалась проста в изготовлении — вырезать сердцевину из ломтика хлеба, обжарить получившуюся раму на горячей сковородке, залить в «окошко» яйцо, подождать, пару раз приподнять, чтобы не пристало, посыпать сверху тертым сыром и мелко рубленным зеленым луком, повторить четыре раза. Наблюдать за «Сашей» было удовольствием. А яичница оказалась очень вкусной. Или они просто были голодные. И уставшие. И перепуганные до такой степени, что страх уже не ощущался сам по себе. Было просто холодно.

«Саша» вымыл руки, вытер их кухонной салфеткой, выбросил салфетку в мусорное ведро, сел, взял кружку.

— Я уже завтракал. А вы, Галя, чувствуете неправду? Вам от нее физически неуютно?

Пузо брыкнулось. Они уже четыре месяца знали, что это мальчик, но почему-то так и не выбрали имя. Привыкли, наверное, — Пузо и Пузо.

— Да, — ясно сказала Аня, положив на Пузо руку, чтобы успокоить. — Я и муж. А это…

— Это замечательно.

— Мы не знаем… — твердо начал Толя и умолк. Они были очень многим обязаны этим людям. Кажется, своими жизнями — а теперь еще и жизнью будущего ребенка. И подполье делало много нужного и хорошего. В конце концов, они сами хотели что-то предпринять, сами вызвались помогать «подземке», с этого все и началось. Но быть «детектором лжи», но посылать людей на смерть… Они не знали, смогут ли. Они говорили об этом между собой.

— Вас никто не будет заставлять. Вас бессмысленно заставлять. Так. Давайте-ка действительно в душ, и спать. Только найдите мне сначала ваши документы. Попробую сделать из вас москвичей.

— Вы «часовщик»? — Кажется, так в подполье называют мастера по документам. Толя не очень хорошо понимал в правилах конспирации, но чтобы мастер по документам был хозяином явки?

— А у нас обычно говорят «кузнец», — «Саша» улыбнулся. — Нет, я так… Подмастерье.

Аня, вставшая было за документами, снова села, накрыла ладонью кружку.

— У вас беда. — Это был не вопрос. И этого, кажется, не нужно было говорить, потому что «Саша» снова улыбнулся.

— Нет. Да. У нас как всегда. Служба безопасности, высокие господа,[14] поломанные светофоры. Прорехи, помехи… — И это тоже нельзя было подделать, то, как он сказал «высокие господа». Без почтения, без ненависти, без страха.

Толя прошел мимо Ани, слегка тронув ее за плечо, — не продолжай. Вынул из клапана рюкзака документы, которые им откорректировали в Туле. Топорно откорректировали: проверку на автомате выдержит, проверку человеком — а уж тем более старшим…

— Я программист, — сказал он. — Я могу помочь, если вы скажете мне, что делать…

— Хорошо. Тогда посмотрите потом на предмет блох. Есть тестовая программа. Я вам помогу оттащить рюкзак в спальню. Если вам нужно что-то постирать, дайте мне. Тут стиральная машина с капризами, а я еще не успел ее наладить.

Спальня оказалась просторной, светлой, очень чистой. Без этого затхлого нежилого запаха — но и без всяких следов пребывания в ней человека. Как гостиничный номер перед приходом новых постояльцев. Дверь напротив была открыта, и в зеркальном платяном шкафу отражался угол верстака, на котором лежала одинокая контактная перчатка. Наверное, теплая — узкий, разделенный планками жалюзи солнечный луч падал прямо на нее. Уже в душе, под шум воды, Толя сказал Ане:

— У него кто-то погиб совсем недавно. Ты что, не видишь?


Толя проснулся от взгляда.

— Добрый день, — тихо сказал «Саша». — Сейчас три. Я закончил. Я сварил вам кофе. Вы встаньте, умойтесь, посмотрите, я вам там инструкцию к тестовику выложил, а я пойду позвоню.

— Не отсюда?

— На всякий случай. Я постучу — вот так, как вы звонили.

На сверкающем кухонном столе стояли очередная кружка с кофе, тарелка с бутербродами, ридер и планшетка с уже открытым файлом. А окно кухни выходило в парк — утром он этого не заметил, или занавески были задернуты.

Работа была не просто хороша. Если бы он не знал, как выглядели данные раньше, никогда бы не обнаружил подделки. Он ее и не обнаружил. У них были новые биографии, новые адреса, слегка сдвинулся психопрофиль, изменились — чуть-чуть, в пределах допустимой ошибки — их генкарты и генкарта будущего ребенка, индекс А упал до восьмидесяти четырех — все еще опасно, но зато не очень расходится с тем, что почувствует при их виде любой варк. И хвосты, хвосты — обломки старых файлов, логи изменений, отчеты об автопроверках с директориями и списками. Сходится, сходится, сходится. Молекулярная структура чипа изменений не показывает. За шесть с половиной часов. Стиральную машину этот пижон наладить не может…

Условный стук он прозевал, как открывается дверь — не услышал, оторвали его от экрана только шаги в коридоре.

«Саша» сказал:

— Будите Галю. Только тихо. Надевайте то, что в шкафу. Там есть женские джинсы — кажется, на размер больше, не страшно.

— Что случилось?

— Не знаю. Может быть, ничего. Но у меня не отозвались два номера. А еще один отозвался. А не должен был. Может быть, мы и не горим. Я проверять не хочу.

Джинсы действительно оказались на размер больше, и это как раз было очень хорошо. Толя подумал: если они согласятся, будет ли он года через два-три таким, как «Саша»?

— Нет, — ответил «Саша» громко и весело. — Если вы потянете, вы будете лучше.

Они ссыпались по лестнице, с шумом и смехом. «Саша» рассказывал, как у них на факультете год назад администрация начала бороться с матом и вывесила объявление: «До сведения деканата дошло, что преподаватели и лаборанты используют ненормативную лексику не для выражения подобающих сильных чувств, а для связи слов в предложениях. Каковую практику администрация требует немедленно прекратить как крайне деморализующую…»

В парадной он остановился и вытащил из карманов своей безразмерной и явно бездонной куртки два больших зеленых яблока и два плотных пакета.

— Салфетки. С детоксикантом. Если газ — вскрыть, прижать ко рту, носу и глазам. Помогает секунд тридцать.

— А яблоки?

— Просто так. Грызть.

Они шли по улице, обмениваясь студенческими байками; Толя мог поручиться, что «Саша» ни дня не отучился в том институте связи, о котором так увлекательно рассказывал. Дальше разговор перешел на животных, и их спутник принялся воспевать знакомого кота — огромного, роскошного, полусибирского-полукамышового, охотника, добытчика, грозу окрестных собак, проживающего в квартире 48, Климашкина, дом 7, несколько кварталов от зоопарка; хозяева — люди совершенно не от мира сего, но очень, очень хорошие, и у них все время кто-то ночует… А потом они подошли к огромной, имперской еще постройки, арке, выводившей на набережную, и Толе что-то почудилось, и Аня крикнула «Глаза!» — и пакет открылся удивительно легко; их рвануло куда-то влево, они бежали, но впереди, как в дурном сне, тоже оказался кто-то, а воздух становился все тверже, и «Саша» втолкнул их в парадную — «второй этаж, налево по коридору, лестница, выход справа» — и захлопнул за ними дверь, и они вдвоем нашли этот выход, бросив по дороге салфетки, вылетели на свет, пробежали еще квартал, скинули куртки в другой подворотне, просквозили на параллельную улицу, через сквер, за угол, по переходу, опять к реке, перешли на шаг.

Толю слегка трясло. Убегая, он какое-то мгновение слышал отзвуки чужой боли — тупую пульсацию под ребрами, в губах, в ноге… У него была Аня, у нее был Пузо, они ничем, ничем не могли помочь тому, кто остался драться с преследователями, кто купил им немного времени, — но Толя все равно отчего-то чувствовал себя предателем. Он взял Аню за руку, она слегка пожала ему пальцы, не глядя в лицо.

…Даже без курток было тепло — гранитная набережная возвращала накопленное за день. По чешуйчатой воде плавали деловитые утки.

У них ведь с самого утра было дурное предчувствие. А у «Саши» не было предчувствий — только два неоткликнувшихся контактера. А теперь от него остался только адрес очень хороших людей, владельцев огромного кота.

Они прошли еще полквартала, и тут темнота догнала их.


Человек, назвавшийся Сашей, сидел в кресле прямо, не касаясь лопатками спинки. Руки, сцепленные в замок, лежали на коленях. На скуле красовался огромный, обещающий стать отрадой спектролога синяк. Левый глаз заплывал. Это, кажется, «Сашу» не очень беспокоило. Во всяком случае, никак не сказывалось на позе.

Курсант Московского училища Службы безопасности ЕРФ[15] Вадим Габриэлян, третий курс, мог очень долго сидеть так. Куратор проверял.

— В общем и целом неплохо, курсант, — сказал куратор. — А чип — так просто отличная работа.

Чип был и вправду загляденье. Он выдержал бы практически любую проверку. С ним можно было, если что, даже легализоваться.

— Спасибо, господин куратор. Жаль, что он не пригодится.

Да. Следовало ожидать этой реплики. Или чего-то в том же духе.

— Да откуда тебе знать-то, пригодится или нет? — со вздохом спросил куратор.

Человек, называвшийся Сашей, не двигался, это, кажется, воздух сам собой сместился так, как будто в нем только что совершенно неуставным образом пожали плечами.

— Первое. Существует отличная от нуля вероятность, что эти двое были коллегами или наемным персоналом, а сама операция носила характер учебной. В этом случае чип понадобится, но не им, а вам, для отчета. Второе. Вероятность, что «Сергей» и «Галя» действительно беглецы, но не обладают способностями, заявленными во вводной, а просто имитировали и сами способности, и характерную моторику, придется отмести. По целому ряду причин. В частности, потому что засаду они засекли раньше меня, но существенно позже меня осознали, что это именно засада. Имитации такого рода возможны, только если параметры рабочего пространства известны заранее, — и, таким образом, мы возвращаемся к пункту первому, то есть к учебной операции.

Раньше эта спокойная, обстоятельная доброжелательность куратора раздражала. Теперь он привык.

— И есть третий вариант. «Сергей» и «Галя» — то, чем их называли. И я не представляю себе ситуации, в которой третьекурсника допустили бы к самостоятельной работе с двумя настоящими эмпатами, которые к тому же вынашивают третьего. Вообще, если бы целью операции был захват или контроль, этим занимались бы не мы, а Департамент здравоохранения. Все биологические отклонения — зона их юрисдикции, а они относятся к ней крайне ревниво.

Ревниво? Это еще мягко сказано. И в любом таком конфликте Аахен[16] поддержит здравохрану, а не местное руководство. Ибо не положено Службе безопасности иметь собственный исследовательский центр. Знай, сверчок, свой шесток. А уж если СБ, имея собственный исследовательский центр, не может предотвратить побег оттуда-то какая это, к черту, служба безопасности? Гнать эту службу безопасности поганой метлой.

— Это все? — спросил куратор, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. Если курсант у нас такой специалист по характерной моторике, он должен понять, не может не понять, что его не желают слушать.

— Спасибо, господин куратор, не совсем. — Курсант Габриэлян ничего понимать не хочет. — Я также не мог не обратить внимания на исключительное внешнее сходство одного из объектов с рядом моих семейных фотографий. Хотя генкарта никаких совпадений не дала. Видимо, просто случайность. И раз этих людей использовали для того, чтобы посмотреть, перешагну ли я психологический барьер, значит, они были назначены в расход. С самого начала. В противном случае мой возможный срыв погубил бы операцию. А я не думаю, что в управлении допускают такие ошибки планирования. Соответственно, мертвецам чип не пригодится.

Чип не пригодится, это правда.

— Случайность. Бывает. Эта женщина тебе действительно не родственница. Просто кто-то тоже заметил, на кого она похожа, и посоветовал вывести ее на тебя.

— Если позволите, очень топорная работа, господин куратор. Фактически ситуацию сделали излишне прозрачной. Если бы не сходство, я бы не смог прийти к столь однозначным выводам. Полагаю, их сделал не я один.

Не ты один… ну так что ж ты это все на запись по слогам проговариваешь? Не понимаешь, что твой чертов анализ вреден всем, потому что называет все своими именами? Конечно, начальство, которое не хочет получить по роже поганой метлой за игры с эмпатами, тоже эти выводы сделало. Ну неужели неясно, что по итогам этих выводов следующим кандидатом на тот свет окажешься ты?

— Ты их зачем в подворотню поволок?

— Хотел прояснить ситуацию, — извиняющимся тоном сказал курсант. — Я надеялся, что ошибаюсь, и руководство вовсе не собирается пустить в расход столь многообещающий материал. Да и оправдать убийство при попытке к бегству в пределах квартиры несколько сложнее, чем на открытом пространстве.

И глаза честные-честные, спокойные, как у деревенского кота только что из амбара. Оправдать попытку к бегству хотел? Или давал им шанс?

Хотя какие там шансы, прекрасно он понимал, что там за шансы…

Самое противное, что курсант все выстроил точно. Полных данных по делу нет и у самого куратора, но восстанавливается все и вправду на ять. По обломкам информации и приказам. Оба объекта агнцы, оба эмпаты, помогали «подземке», попали в поле зрения — и просто исчезли с карты. Видимо, вместо того чтобы пугнуть или сдать здравохране, их засунули в какой-то ящик для опытов. А они сбежали. Леший знает, что там за порядки в этом ящике, если от них такой травоядный контингент пешком бегает… А может, и нормальные порядки, а просто господин советник Рождественский опять что-нибудь этакое приказал, он в последнее время чудит не переставая. Сбежали — и, конечно же, кинулись к своим друзьям из «подземки». И тут их засекли снова. Но в случае официального ареста эмпаты уходят в другую юрисдикцию. В случае грязного убийства здравохрана начинает копать — и, не приведи аллах, докопается… А живыми их отдавать уже было никак нельзя. Потому что если живыми — здравохрана много лишнего узнает. Даже если не отдавать, узнает. Сообразят, что от них что-то прячут, тоже не дети. А у здравохраны с Рождественским и без того отношения не лучшие. Такие, прямо скажем, отношения, что в любой момент ждем — полетят ли клочки по закоулочкам, и если полетят, то чьи.

А так все очень лихо выходило. Случайность, совпадение, у дежурного курсанта, внезапно обнаружившего, что объект как две капли воды похож на покойную мать, слегка сдали нервы, он задергался… тут ведь даже и срыва не нужно, чтобы объекты что-то почувствовали, и вместо операции получилась каша. И никто не виноват. Группа захвата действовала по инструкции, а с третьекурсника какой спрос — все люди…

Только, конечно, ни один человек, посмотревший эту запись, не поверит, что у третьекурсника Габриэляна есть нервы. Хотя по существу курсант прав, бездарная история.

— Ну а драться-то зачем было?

— Опять-таки хотел прояснить обстановку. И мотивировать свое отсутствие в момент захвата или убийства. — Подумал и добавил: — И для драматического эффекта.

— Значит, так, Станиславский, — вздохнул куратор, — если тебе драмы не хватает, пойдешь к Васильеву, поработаешь у него «бревном» на вечерних классах. Сегодня и завтра. Скажешь, я послал.

— Слушаюсь, господин куратор, — кивнул Габриэлян, повернулся и на выходе подумал, что лично он сделал бы работу «бревном» не наказанием, а частью стандартной программы. Потому что приемы осваиваются прекрасно. И многое другое тоже.

И вообще удачно вышло, завтра о проверке и «разборе полетов» будет знать все училище, а разговоров хватит на месяц — и замолчать эту историю никак не удастся, а значит, и до нужных ушей она своим ходом дойдет. И может быть, других курсантов не рискнут использовать таким вот манером… Хотя бы. А еще у всех в очередной раз отпечатается на сетчатке «Он такой, этот Габриэлян». С удивлением и без зависти — потому что кто из них согласен платить столько же?

А куратор вспомнил, что последний раз Габриэлян загремел в трензал ровно два месяца назад — это у него циклическое, что ли? И ведь не помогает. Куратор ухмыльнулся, представив лицо начальника училища, к которому обращаются с просьбой разрешить ввести в училище СБ телесные наказания. Персонально для одного слишком умного третьекурсника.

Впрочем, все равно не поможет.

…А те двое еще были, а вот к часу ночи, когда Габриэлян толком оклемался и решил, что домой он не пойдет, а переночует в общежитии, их уже не было. Нигде в этом мире.

…В одном куратор и Габриэлян все-таки ошиблись. Чипы пустили в ход. Недоношенному младенцу, тревожно сопящему в боксе одной из московских больниц, нужны были документы… (Кесарево сечение post mortem, отец и мать совершили двойное самоубийство, какой ужас, эмпат в депрессии, отражающий на эмпата — без помощи специалиста это просто гроб, а они сбежали из клиники, глупость такая…) Ему ведь еще предстояло как-то расти в этом мире — без родителей, в зоне особого внимания СБ и здравохраны и с той фамилией, которую выдумал на ходу, пока делал чип, и потом надолго забыл курсант Московского училища Службы безопасности Вадим Габриэлян…


— Что ты думаешь о старших?

— Они стоят выше нас по цепи питания, господин куратор.


Иллюстрация ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДОГОВОРА САНТАНЫ [11] | Партизаны Луны | Глава 1 ИЩИ ВЕТРА