home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Наш знаменитый самолет

Не могу не написать о нашем самолете У-2 (По-2) и о его талантливейшем, скромном и смелом конструкторе Николае Николаевиче Поликарпове.

В декабре 1927 года самолет У-2 был сконструирован Н. Н. Поликарповым, и в морозный январский день 1928 года на заводском аэродроме его опытный образец поручили испытать Михаилу Михайловичу Громову.

Н. Н. Поликарпов и его сотрудники очень волновались, наблюдая за полетами М. М. Громова. Все идет хорошо, но какую оценку даст летчик?

Михаил Михайлович, выйдя из кабины самолета, сказал: «Замечательная машина!»

И позже все летчики-испытатели были в восторге от этой машины. Валерий Павлович Чкалов восхищался блестящей управляемостью самолета, его устойчивостью и маневренностью. Чтобы продемонстрировать его возможности, он проделал получивший широкую огласку эксперимент: с пассажиром на борту пролетел на У-2 между двух сосен, стоящих друг от друга на расстоянии размаха плоскостей самолета (в кинофильме — под мостом). Когда В. П. Чкалову подарили У-2, он был очень рад этому подарку.

Вот что рассказывал Н. Н. Поликарпов о своем детище: «Это будет биплан со стосильным мотором М-11. Скорость снижения при планировании с выключенным мотором составит один-два метра в секунду, как скорость приземления парашютиста. Самолет очень дешевый в производстве, так как изготовляется из полотна, фанеры и деревянных брусков. Я задался целью построить сугубо учебную машину и был далек от мысли, что его можно будет использовать для военных целей».

Самолет не был рассчитан на вооружение и бомбовый груз, однако в годы Великой Отечественной войны использовался как ночной бомбардировщик. В нашем 46-м гвардейском авиаполку к нему подвешивали до 400 килограммов бомб. На нем можно было бесшумно спускаться на цель с приглушенным мотором и сбрасывать бомбы с небольшой высоты, как это было при обороне Сталинграда. Малая скорость самолета обеспечивала точность удара, на которую не были способны скоростные самолеты. В годы Великой Отечественной войны летчики с любовью называли У-2 «небесным тихоходом», его минусы превращались в плюсы. Благодаря малой скорости и небольшой высоте полета он мог неожиданно появляться над вражескими позициями и с абсолютной точностью бомбить либо сбрасывать нужные нашим войскам грузы. Этот труженик войны мог взлетать почти с любой площадки и садиться при минимальном освещении и даже без освещения на поле, на дорогу, в самых неподходящих для этого местах.

Я уже писала, как мы с моим штурманом Полиной Гельман в 1943 году оказались после возвращения из боевого вылета в незнакомом месте, а горючее уже заканчивалось, и надо было приземляться. Я очень надеялась, что Полина сделает мне подсветку при помощи ракет. Но у нее ракеты отсырели, и пришлось садиться вне аэродрома в сплошной темноте. У меня было впечатление, что мой самолет как бы помогает мне и плавно приземляется на широкое кукурузное поле.

А моим подругам (раненой Дине Никулиной, Ире Кашириной с убитой летчицей Дусей Носаль) пришлось совершать вынужденные посадки поперек шоссейной дороги.

В начале войны противник, имея зенитные средства, рассчитанные на скоростные самолеты, в наши «тихоходы» не попадал. Преимуществом было и то, что наш самолет можно было в критических случаях заправить и несколькими ведрами горючего.

В 1944 году, после смерти Н. Н. Поликарпова, У-2 переименовали в По-2. В конце 1944 года на самолете По-2 были переоборудованы кабины летчика и штурмана для того, чтобы можно было лететь на боевое задание с парашютом, а когда перешли границу Восточной Пруссии, были установлены радиостанции и пулеметы ШКАС.

В течение многих лет самолет Н. Н. Поликарпова У-2 был единственной учебной машиной в аэроклубах, на нем получили путевку в небо сотни тысяч молодых людей — поколение замечательных советских военных летчиков, от рядовых до маршалов авиации.

Первый самостоятельный вылет на самолете У-2 совершил и будущий трижды Герой Советского Союза маршал авиации Александр Иванович Покрышкин в Краснодарском аэроклубе.

Высоко ценил этот самолет Верховный главнокомандующий И. В. Сталин. Без его разрешения этот самолет во время войны никому не передавали.

Как мы читали в нашей прессе, Гитлер издал приказ, по которому летчик, сбивший самолет У-2, награждался Железным крестом.

Достоинствами самолета У-2 были надежность, простота конструкции и техники пилотирования. Самой острой проблемой для летчиков было сорваться в штопор, а самолет У-2 не входил в штопор, и даже если его вводили в штопор намеренно, то он сам выходил из него! Вспоминаю такой случай: когда мы учились в Саратовском аэроклубе, то мой товарищ по учебе Лев Лобачев жаловался мне: «Как быть? Я никак не могу выполнить задание инструктора — сделать три витка штопора. Я ввожу самолет в штопор, а он выскакивает, и все». По-видимому, этим замечательным свойством самолета У-2 — не срываться в плоский штопор — и объясняется наше умение довольно быстро уходить от прожекторов и обстрела путем скольжения или намеренного штопорения.

Наш самолет «прощал» и такие грубости, как так называемые «козлы» при посадке; даже был случай, когда дырку в бензобаке затыкали быстрообструганной палкой и долетали до своего аэродрома (Татьяна Макарова). Было и такое, когда самолет, ударившись о землю, рассыпался, а летчики Гашева и Себрова остались живы.

Прекрасные стихи, посвященные нашему У-2 (По-2), написала на фронте в 1943 году летчица Наташа Меклин. Они были опубликованы в литературном журнале.

У-2

Ночь. Тьма. Лишь яркий свет ракет

Порой то вспыхнет, то погаснет…

Нет, не забыли солнце мы и свет —

Мы вырвем у врага утерянное счастье!

Врага мы будем бить с заката до рассвета,

Не зная жалости, без отдыха и сна.

Бомбим его зимой, бомбим его и летом

И будем добивать, когда придет весна.

А нынче — скроется лишь солнце за горами,

И на уступы гор сойдет вечерний мрак —

Чуть светит поле еле видными кострами,

И мерно луч вращает световой маяк.

Все тихо, все покрыто мглой.

Но вслушайся — жужжанье раздается —

То прежде мирные машины рвутся в бой,

И сердце в их груди стучит и бьется!

Пусть это тихие и скромные У-2,

Не из металла грудь и не из стали крылья.

Но сложатся легенды, и в словах

Переплетется сказочное с былью.

Ночь. Тьма. Лишь яркий свет ракет

Порой то вспыхнет, то погаснет…

Мы завоюем радость, солнце, свет!

Мы вырвем у врага утерянное счастье!

В годы войны Н. Н. Поликарпов продолжал работать над усовершенствованием У-2, сделав его связным, штабным, агитационным, санитарным.

В послевоенное время По-2 с успехом применялся еще многие годы в разных отраслях народного хозяйства. Он перевозил больных, срочно доставлял к пациентам врачей, участвовал в борьбе с сельскохозяйственными вредителями, осуществлял подкормку хлебов и других растений на полях, помогал бороться с лесными пожарами, принес немалую пользу археологам и геологам. Одна из летчиц нашего полка Раиса Юшина участвовала в такой геологической экспедиции и помогла открытию ценного минерала при обследовании Курской магнитной аномалии. Низколетящий По-2 помогал и рыбакам в поисках косяков рыб.

Этот самолет оказался самым долговечным в мире: серийное производство У-2 началось в 1928 году и продолжалось до 1953 года, то есть четверть века! Этот уникальный случай в истории авиации объясняется совершенством конструкции самолета.

Лучшим своим боевым друзьям я посвятила сорта ирисов, выведенных мною. Так и лучшему другу — самолету По-2 я также посвятила один из лучших сортов, устойчивый к корневой гнили, ветру и солнцу, с голубыми цветками — «Небесный тихоход».

Одно время среди летчиков бытовало мнение, что Поликарпов не имел настоящего академического образования, но это не так. В январе 1916 года Поликарпов закончил с отличием Петербургский политехнический институт имени Петра Великого. Он владел тремя иностранными языками (английским, немецким, итальянским), что давало ему возможность быть в курсе мировых достижений в аэродинамике и других науках. После окончания института он предпочел малооплачиваемую работу у конструктора Игоря Ивановича Сикорского на Русско-Балтийском заводе, где строились первые многомоторные самолеты. После Октябрьской революции Сикорский был вынужден эмигрировать в США, а Поликарпов остался верен своей Родине. В условиях разрухи и Гражданской войны он решал вопросы создания отечественного самолета-истребителя. Даже когда он был заточен на Лубянку и в Бутырку, а затем в ВТ-11 (внутренняя тюрьма ОГПУ — первая «шарага»), он продолжал думать и работать над созданием такого самолета.

Генеральный авиаконструктор А. Н. Туполев писал о Поликарпове: «Приходилось удивляться многогранности его таланта, глубине и разносторонности его знаний, умению искать и находить неожиданные, смелые, новые решения».

В то время в мире выпускали самолеты-истребители только бипланы. Н. Н. Поликарпов предложил совершенно новую конструкцию истребителя — моноплан, что сразу обеспечило большую скорость самолету.

В 1933 году им был создан и выпущен большой серией одноместный истребитель И-16. Он стоял на вооружении ВВС более десяти лет. На нем били врага в небе Испании, Китая, Монголии, Финляндии и в начале Великой Отечественной войны. А Николая Николаевича Поликарпова стали называть «Королем истребителей».

За свою короткую жизнь (менее 52 лет) им было разработано и спроектировано более 300 самолетов 16 разнообразных типов: истребителей, бомбардировщиков, разведчиков, пассажирских, учебных и пр.

Самолеты Н. Н. Поликарпова с успехом демонстрировались на международных выставках. В 1930 году двухместный самолет Р-5 смешанной конструкции на международном конкурсе в Тегеране занял первое место и был признан лучшим в мире разведчиком. В 1934 году он был основным спасателем челюскинцев, выгрузившихся на лед из затонувшего корабля «Челюскин». Первые Герои Советского Союза — летчики на самолете Р-5 при ураганном ветре, тумане, при посадке на неровные небольшие льдины Чукотского моря спасли 104 человека, о которых в одной из датских газет уже были напечатаны некрологи.

Как писал впоследствии Герой Советского Союза летчик B. C. Молоков, на машине Р-5, где не было мест для пассажиров, ему удавалось вывозить по шесть человек за один раз.

Летом 1942 года, как я уже рассказывала, меня спас на этом самолете от фашистского плена летчик братского полка капитан А. Мхитаров. Позже, в 1974 году, генерал-майор авиации А. Мхитаров написал в журнале «Авиация и космонавтика», что тогда, в 1942 году, был поставлен рекорд по грузоподъемности самолета Р-5. Самолет перевез девять человек, две стокилограммовые бомбы, вещи вынужденных пассажиров и некоторое оборудование самолета.

Н. Н. Поликарпов считал, что каждый конструктор должен и сам полетать на своем самолете, чтобы лучше понять требования летчиков. Он в 1935 году на заводе имени Менжинского организовал аэроклуб. Вместе с рабочими, инженерами, инструкторами он прошел курс обучения полетам на У-2 и получил удостоверение гражданского пилота 4-го класса.

Н. Н. Поликарпов не терпел топтания на месте, не выносил самоуспокоенности. Сам он учился всегда и требовал того же от других. Его достижения были отмечены премиями, наградами (ордена Ленина, Красной Звезды), а в 1940 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1937 году Поликарпов был избран депутатом Верховного Совета СССР по Энгельсскому сельскому избирательному округу (из Энгельса наш полк на его самолетах У-2 вылетел на фронт).

Поликарпов очень переживал по поводу задержки запуска в серийное производство его нового совершенного самолета И-185, который имел скорость 685 км/час, три 20-миллиметровые пушки, мог брать две бомбы, а под крыльями было установлено четыре реактивных снаряда. В то время по своим летно-тактическим данным этот самолет превосходил истребители США, Англии, фашистской Германии. Некоторые экземпляры И-185 прошли испытание на фронте Великой Отечественной войны в 1942 году и получили хорошие отзывы летчиков. И все же И-185 в серию не запускали. Поговаривали, что самолет И-185, полностью отработанный на производстве и летных испытаниях, передают конструктору Лавочкину. Всполошились некоторые конструкторы КБ Поликарпова: «Отдать готовую машину нашему «конкуренту»?» Н. Н. Поликарпов отрезал: «Сейчас война! Никаких конкурентов нет. Мы все работаем для победы!» Передача этих материалов и чертежей Лавочкину сократила сроки создания истребителя Ла-5, сыгравшего большую роль в войне. Вот каким был конструктор Николай Николаевич Поликарпов!

В последние годы жизни Н. Н. Поликарпов создал ряд других машин, отличавшихся новизной замысла. В 1944 году он спроектировал одноместный реактивный истребитель-перехватчик «Малютка» с жидкостным реактивным двигателем, с двумя пушками (23 мм), работа над которым была прекращена в том же году, после смерти Николая Николаевича…

Его внук (сын дочери Марианны) Андрей Владимирович Коршунов на встрече со школьниками в поселке Шишкин Лес Подольского района Московской области вспоминал, что его дед постоянно говорил: «Самое большое богатство в мире — это время. Оно драгоценно, потому что невозвратимо. Кто не ведет ему счет и тратит его попусту, ничего в жизни не достигнет». Надо полагать, что Андрей Владимирович хорошо усвоил совет своего гениального деда Н. Н. Поликарпова и поэтому стал доктором технических наук, членом-корреспондентом Академии наук авиации и воздухоплавания.


О командире полка Е. Д. Бершанской | Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945 | Глава 4 В дивизии легендарного А. И. Покрышкина