home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Мария Кузьминична Покрышкина

Обычно считается, что женщина не может восхищаться действиями и поступками другой женщины, ее женскими качествами.

Я делю своих подруг на три группы:

1. Женщина, которая ради мужчины, обладающего, по ее мнению, выдающимися достоинствами (ум, смелость, решительность, доброта, справедливость, чистота помыслов), готова быть для него другом, надежным тылом и поддержкой, готова добровольно и без сожаления отдать ему все: свой талант, амбиции, возможные личные успехи — в общем, все-все. Такой была Мария Кузьминична Покрышкина.

2. Это женщина, которая, полюбив мужчину, готова ради него отказаться от личного успеха, но временами все-таки сожалеть о неосуществленных достижениях в учебе, труде. Такова была Вера Васильевна Трофимова. Она очень любила своего мужа, замечательного человека и летчика — Героя Советского Союза Николая Леонтьевича Трофимова, и готова была терпеть даже его иногда незаслуженные замечания и вспышки гнева. Она жаловалась мне: «Опять Коля ушел на работу, не позавтракав. Рассердился на меня. Он такой худенький, ничего не ест. Я решила положить ему в кашу кусочек маслица. Утопила в каше, чтобы замаскировать, а оно всплыло, он увидел. Бросил ложку и ушел».

3. К этой группе я отношу саму себя. Я не захотела создать семью по окончании войны, хотя достойных ребят было много. Мне хотелось учиться, получать все новые и новые знания. Меня привлекала не карьера, а учеба и желание быть самодостаточной личностью.

Надо сказать, что Мария Кузьминична стала личностью и при таком необыкновенном муже, как Александр Иванович Покрышкин. Она смогла его разглядеть и оценить, когда он был еще в опале, поверить ему, уяснить свою роль в его жизни. Словом, понять, что это ее «половинка».

И Александр Иванович очень любил и гордился своей женой. Несмотря на несколько суховатое обращение к ней «Мария!», в нем звучало большая любовь и гордость. Он гордился всем тем, что она умела делать дома, как принимала его боевых друзей, как одевалась, как обустраивала быт, как изумительно готовила.

Как-то я была у них дома. Александр Иванович стал приглашать меня к столу и сказал: «Я хочу угостить тебя пшенной кашей. Уверяю, что такой вкуснятины ты никогда не пробовала. Такую кашу может варить только Мария!»

Действительно, такой вкусной пшенной каши мне больше нигде не приходилось есть. И сама я не смогла сварить такую.

Милая, скромная Мария Кузьминична обладала какой-то притягательной силой. Александру Ивановичу, еще при первой их встрече, хотелось ей рассказывать не только о своей жизни, но и о боевой работе, о своих планах, о том, как можно эффективнее бить врага в воздухе.

По-видимому, это было связано с тем, что Мария Кузьминична, медицинская сестра по образованию, была очень внимательным собеседником.

Когда она уже стала женой Александра Ивановича, то тяготы и неустройства военной жизни воспринимала легко и помогала ему все устраивать и не отвлекаться от главного. Она всегда говорила: «Главное, чтобы тебе было хорошо работать! И чтоб мы были бы рядом».

Она всю жизнь жила его работой. Это был хорошо обеспеченный тыл!

Но и Александр Иванович многое перенял от нее. Они были единомышленниками во всем: любили с детства книги, цветы, лес…

Я вспоминаю, как ко мне в Ботанический сад МГУ, а позже в институт (ВНИИССОК) приезжала Мария Кузьминична с внуком Павликом. Выходя на наши обширные цветочные поля ирисов, гладиолусов, бархатцев, астр, роз и других цветочных культур, она могла часами смотреть и любоваться на разнообразие их окрасок и форм. Как-то она заинтересовалась флоксами, и особенно сортом «Викинг» с белоснежными цветами, а в нашем институте флоксы не выращивали. Мы с ней поехали в садик цветовода-любителя, об этой поездке красочно рассказала Мария Кузьминична в своей книге «Взойди, звезда воспоминаний…» (Новосибирск, 1997).

У Марии Кузьминичны была настоящая энциклопедическая память, она помнила не только все фамилии и имена друзей, с кем ей приходилось встречаться, но и детали тех событий, и обстановку, при которой эти встречи проходили. Это дало ей возможность написать две очень интересные книги.

Когда не стало Александра Ивановича, в своем ужасном горе Мария Кузьминична приехала к Вере Васильевне Трофимовой на дачу (в Купавну), и мы ей стали советовать написать книгу об Александре Ивановиче. Она сказала нам: «Что я могу рассказать, я же не видела этих воздушных боев?» Мы ответили, что главное для нее — рассказать о другом — о любви, об отношениях к людям, о семье. Оказалось, что Мария Кузьминична и без нашей подсказки уже начала писать записки и даже показывала их Александру Ивановичу. И в них отразила очень ценные для всех замечания Александра Ивановича и его друзей о боевых действиях наших авиаторов.

Она положила начало Фонда трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина.

Да, Мария Кузьминична была выдающейся женщиной нашего времени! Хотя она и не стала хирургом, а может быть, могла бы стать и профессором хирургии, но она помогла сохранить в боевом строю выдающегося летчика, богатыря России — Александра Ивановича Покрышкина!


* * * | Записки летчицы У-2. Женщины-авиаторы в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945 | Вера Васильевна Трофимова