home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

— А как же лошадь? — спросил Эцио.

— Оставь ее. Она сама вернется в конюшню.

— Я ее не брошу.

— Тебе придется. Мы возвращаемся в город. Если мы отпустим ее там, они поймут, что ты вернулся. Если же лошадь найдут здесь, то подумают, что ты бродишь где-то поблизости, и поиски уйдут в другую сторону.

Эцио неохотно поступил так, как сказал Макиавелли. Потом они подошли к спрятанной в руинах лестнице, уводящей вниз. В шаге от них горел факел. Макиавелли взял его.

— Где мы? — удивился Эцио.

— Ступени ведут к древним подземным тоннелям, пересекающим город. Их обнаружил твой отец, и до сих пор эти тоннели оставались тайной ассасинов. Мы пользуемся этой дорогой, чтобы избежать встречи со стражниками, которые нас разыскивают. И будь уверен — сбежавший волколюд поднимет тревогу. Тоннель достаточно большой, потому что в древние времена использовался для проведения под городом войск, и сложен на совесть, как тогда и делали. Но многие выходы в городе обвалились и тоннели заблокированы. Нам придется тщательно выбирать дорогу. Будь рядом — если ты здесь заблудишься, то погибнешь.

Два часа они плутали по лабиринту, казавшемуся бесконечным. Эцио видел другие тоннели, уводящие в обе стороны, обвалившиеся проходы, странные изображения древних богов над арками. Иногда встречались лестницы, уводившие вверх, другие шли в темноту, на третьих (их было около десятка) мерцал свет. Наконец-то, Макиавелли, который всю дорогу шел быстрым шагом, но придерживался одного темпа, остановился у одного из таких пролетов.

— Пришли, — сообщил он. — Я пойду первым. Почти рассвело. Мы должны быть осторожными. — Он скрылся на лестнице.

Казалось, прошла целая вечность, Эцио даже подумал, что его бросили, когда наконец расслышал шепот Макиавелли: «Все чисто!»

Не смотря на усталость, он взбежал по ступенькам, радуясь возможности снова оказаться на свежем воздухе. Тоннелей и пещер ему хватило на всю оставшуюся жизнь.

Лестница выходила к большому люку, открывавшемуся в огромный зал, настолько большой, что он вполне мог оказаться складом.

— Где мы?

— На острове посреди Тибра. Много лет назад его использовали как склад. Теперь сюда никто не приходит, кроме нас.

— Нас?

— Братства. Если хочешь, можешь считать это нашим убежищем в Риме.

Крупный, самоуверенно выглядящий молодой человек, сидевший за столом, на котором лежали бумаги и остатки еды, поднялся со стула и поспешил им навстречу.

— Никколо! Хорошо, что ты пришел! — Он повернулся к Эцио. — А ты, должно быть, знаменитый Эцио! Добро пожаловать! — Он схватил руку Эцио и крепко пожал. — Фабио Орсини, к твоим услугам. Я слышал о тебе от своего кузена — и твоего старого друга — Бартоломео д`Альвиано.

Эцио улыбнулся, услышав имя.

— Он прекрасный воин.

— Именно Фабио разыскал это место, — вставил Макиавелли.

— Здесь есть все удобства, — проговорил Фабио. — А если смотреть снаружи, то за зарослями плюща (и еще непонятно каких растений) ничего не разглядишь!

— Хорошо, что ты на нашей стороне.

— Борджиа принесли вред моей семье, так что теперь моя цель — отомстить им и вернуть свое наследство. — Он с сомнением посмотрел вокруг. — Конечно, это место после замка в Тоскане может показаться вам несколько потрепанным.

— Сойдет.

Фабио улыбнулся.

— Отлично. Ну, теперь, когда вы добрались, я прошу извинить меня, но придется вас немедленно покинуть.

— Куда ты собрался? — спросил Макиавелли.

Лицо Фабио стало более серьезным.

— Я еду, чтобы начать подготовку к компании в Романье. На сегодняшний день Чезаре держит под контролем мои владения и мой народ, но, надеюсь, скоро мы обретем свободу.

— Удачи!

— Спасибо!

— До встречи!

— Увидимся!

На этой дружественной волне Фабио и удалился.

Макиавелли освободил на столе место и положил туда зашифрованные письма и бумаги с кодом, отнятые у волколюдов.

— Мне нужно заняться этим, — произнес он. — Ты, наверное, устал. Вот там есть еда, вино и свежая, чистая римская вода. Отдохни, пока я буду работать. Нам еще многое предстоит сделать.

— Фабио — это тот самый союзник, о котором ты упоминал?

— Верно. Есть и другие. Один — очень важен.

— Это союзник? Или союзница? — спросил Эцио, думая (и злясь за это на самого себя) о Катерине Сфорца. Он не мог выкинуть её из своих мыслей. Она все еще оставалась в плену у Борджиа. Для него было очень важно освободить ее. Но не играла ли она с ним? Он никак не мог избавиться от сомнений, давших корни в его душе. Она была свободолюбивой. И не принадлежала ему. Ему вовсе не льстила мысль о том, что он мог оказаться дураком. Он не хотел, чтобы его использовали.

Макиавелли замялся, как будто считая, что и так сказал слишком много, но потом все-таки ответил:

— Это кардинал Джулиано делла Ровере. Он тоже претендовал на пост Папы, но проиграл. Но он все еще остается влиятельным человеком с могущественными друзьями. У него есть потенциально сильные связи с Францией, но он выжидает. Ему известно, что король Людовик использует Чезаре, пока тот ему нужен. Он ненавидит Борджиа всей душой. Знаешь, скольких испанцев Борджиа поставили на влиятельные посты в правительстве? Мы в опасности, пока они управляют Италией.

— Тогда он нам нужен. Когда я смогу с ним встретиться?

— Время еще не пришло. Перекуси, пока я работаю.

Эцио был рад отдохнуть часок, но обнаружил, что ни еда, ни вино не лезут в него. Зато он с удовольствием выпил воды и поковырялся в куриной ноге, наблюдая, как Макиавелли зарылся в бумаги.

— Ну, как? — поинтересовался он.

— Шшш!

Солнце уже достигло башен у церквей Рима, когда Макиавелли отложил перо и протянул Эцио пачку исписанных листов.

— Готово.

Эцио ждал.

— Это распоряжение для волколюдов, — продолжил Макиавелли. — В нем говорится, что Борджиа заплатят им как обычно, и даны указания по нападениям. Они должны были провести диверсии в разных частях города, которые Борджиа еще не окончательно взяли под контроль. Нападения приурочены к «случайным» появлением священника Борджиа, который, используя власть Церкви, «изгонит» волколюдов.

— Что ты предлагаешь?

— Если ты не против, Эцио, то мы должны начать планировать атаку на Борджиа. Продолжай то, что ты начал на конюшне.

Эцио еще колебался.

— Думаешь, мы готовы к подобной атаке?

— Да.

— Сперва я хотел бы узнать, где держат Катерину Сфорца. Она могущественный союзник.

Макиавелли замер в замешательстве.

— Если она в плену, ее поместят в замок Сант-Анджело. Борджиа превратили его в крепость. — Он помолчал. — Жаль, что Яблоко у них. Эцио… как ты мог это допустить?

— Тебя не было в Монтериджони. — Теперь настала очередь Эцио сердито замолчать. — Нам действительно известно о действиях наших врагов? Здесь есть хотя бы подполье, с которым можно сотрудничать?

— Вряд ли. Большинство наших наемников, как Фабио, борются с силами Чезаре. А его все еще поддерживают французы.

Эцио вспомнил французского генерала, которого видел в Монтериджони — Октавиана.

— И что мы имеем?

— У нас есть один надежный источник. В борделе работают девушки. Высококлассные шлюхи, которых часто посещают кардиналы и другие влиятельные римляне, но и здесь есть загвоздка. Мадам крайне ленива и, кажется, больше заботится о собственном удовольствии, чем о сборе информации для нас.

— А как же воры? — спросил Эцио, вспомнив ловкого воришку, который едва не оставил его без денег.

— Они отказываются говорить с нами.

— Почему?

Макиавелли пожал плечами.

— Понятия не имею.

Эцио встал.

— Тогда лучше подскажи, как выбраться отсюда.

— Куда ты?

— Заводить новых друзей.

— Каких еще друзей?

— Думаю, на этот раз тебе лучше предоставить это мне.


* * * | Assassin ’s Creed: Brotherhood | Глава 16