home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





7


За делом бристольцев последовало, тремя неделями позже, гораздо более серьезное происшествие. В Нью-Мильтоне был обнаружен католический молитвенник. Его нашли в доме, где жило семейство из самых недавних поселенцев, - Джон Венн был скотовод из северного Девона, и явился он через год после основания городка. Этот тихоня ради «отдохновения» (как он сам выражался) собирал на досуге образцы минералов; жена его, Сара, была несколькими годами старше мужа, но совместная жизнь их протекала вполне счастливо. По рождению и воспитанию Сара была католичка, и супруги (а их венчание состоялось во времена республики) решили между собой, что она, для успокоения совести, станет совершать молитвенный ритуал дома. Сам Венн принадлежал к братьям и посещал с ними часовню в Барнстейпле, однако ревностностью отнюдь не отличался. Потому-то он и не возражал против намерений жены как вначале, так и после переезда в Нью-Мильтон.

И вот ее молитвенник нашла - или, скорее, высмотрела - Смирения Тилли. Однажды утром она увидела Сару Венн стоящей на коленях, прокралась, любопытства ради, обратно к окну и обнаружила на столике католический молитвенник. Она опознала его тут же по рыбе и епископскому посоху на черной кожаной обложке. Позднее она рассказывала, что при виде проклятой книги отшатнулась и непременно потеряла бы сознание, если бы на помощь не пришел кто-то из соседей. Верно было то, что она прошептала: «Идолопоклонство!» и спросила воды, но при этом достаточно владела собой, чтобы сразу кинуться к дому Мильтона на другом конце городка. Хозяина она нашла в саду, где он расхаживал туда-сюда по узкой дорожке.

- Мистер Мильтон! Мистер Мильтон!

- В чем дело, Смирения? - Ее голос он к тому времени хорошо запомнил.

- Несусветный блуд и мерзость. Вот в чем. - От волнения она перепутала библейские выражения. - Чума и гладомор!

- Вы слишком взбудоражены. Пожалуйста, успокойтесь.

- Могу ли я быть спокойна в пучине бедствий, дражайший сэр? Миссис Венн тронута заразой.

- Что-что? Какой именно? - Он отступил назад, поскольку всегда трясся над своим здоровьем.

- Я видела у нее ядовитую книгу.

- Довольно дурачиться, Смирения. Говорите яснее.

- Я видела, как миссис Венн лелеет у себя на груди папистскую книгу молитв. Католический молитвенник, вот что.

- Ах так? Вы уверены? - Она кивнула. - Вы кивнули?

- Да.

- Неужели миссис Венн настолько бесстыдна?

- Она всегда была бесстыдной, сэр. С самого того дня, когда явилась сюда с молодым муженьком.

- Выходит, она вовлечена в блуд идолопоклонства. - Несколько секунд он размышлял, а Смирения не сводила с него напряженного взгляда. - Позовите сюда троих стражников. Если это окажется правдой, нам предстоит труд во имя Господа.

Через час он и стражники были готовы. Выяснилось, что Джон Венн работает в отдаленном поле, и в ответ на нетерпеливый стук Мильтона дверь открыла Сара Венн. При виде его, стоящего на пороге, она была поражена и, не говоря ни слова, впустила посетителей в дом. Смирения Тилли не без удовольствия заметила, что она дрожит.

- Ну, миссис Венн, - начал Мильтон, - я слышал, вы пригрели в своей утробе папу римского.

- Сэр?

- Я слышал, у вас имеется некая страхолюдная книжонка. Блудодейственный том, происходящий из Рима. Это верно? - Она молчала, но в ее устремленном на Смирению Тилли взгляде читалась то ли просьба о помощи, то ли вопрос; богомолка тряхнула головой и ухмыльнулась. - Обыщите дом, - распорядился Мильтон, обращаясь к стражникам. - Смердящую язву не скроешь. - Вскоре молитвенник нашли: он был спрятан в тайнике на печке, где помещались еще и четки. Последние положили Мильтону в ладонь. - Что это за шутовские погремушки, миссис?

- Думайте что хотите, сэр, но такова моя вера.

Она, как будто, собиралась что-то добавить, но Мильтон ее оборвал.

- Ваша вера ничем не лучше ломаного гроша. Дайте мне эту книгу. - Один из стражников сунул книгу Мильтону в руки, и тот, ощупывая пальцами страницы, продолжил свою речь. - Католика редко встретишь в тех местах, где не пахнет деньгами и драгоценностями. Миссис Венн, что привело вас в наше поселение?

- Я приехала со своим мужем.

- Ага. Я нашел отпечаток алой буквы. - Его пальцы блуждали по входной песни, открывающей мессу. - Эта книга переполнена кощунственными словесами! - Он швырнул ее на пол. - В эти бумажки только рыбу заворачивать!

Пренебрежительное обращение Мильтона с молитвенником и четками заставило миссис Венн вознегодовать.

- Это вера моих отцов. Она дана свыше. Шестнадцать столетий она оставалась истинной…

- Не смейте учить меня истории, миссис. Я знаю ее как свои пять пальцев. - Он продолжал перекатывать в ладони четки. - Супруг участвует в ваших обрядах? - Она колебалась, и Мильтон уловил ее неуверенность. - Стало быть, и он мог уподобиться треснувшим кимвалам?

- Он из братьев, сэр. Он не католик.

- Тем постыдней и ужасней его грех - вскормить змею на своей груди.

Миссис Венн вытерпела уже достаточно оскорблений.

- Сами вы змея, мистер Мильтон, со всеми вашими слепыми указами и распоряжениями.

- Послушайте ее! Слышали вы эти возмутительные дерзости? - Смирения Тилли испустила стон. - Похоже, ваше великолепие, вы окончательно отбросили всякий стыд. Она хотя бы покраснела?

- Как же, мистер Мильтон. - Смирения ела глазами бледное, перекошенное лицо миссис Венн. - Она скорее лопнет.

- Ну что ж, так или иначе мы еще узнаем цвет ее крови. Хватайте ее. - Мильтон стоял неподвижно. - Миссис Сара Венн, в нарушение всех местных законов и порядков вы исповедовали ложную языческую веру и поклонялись идолам. А теперь уведите ее.

Суд состоялся через три дня в доме собраний. Супруг Сары Венн с заплаканными глазами сидел в первом ряду и, слушая обвинение, трясся от страха. Она молчала, пока мистер Мильтон не вопросил громовым голосом:

- Исповедуете ли вы католическую веру?

- Да, исповедую. Это святая вера.

- Как она приукрашивает и возвеличивает свой порок! - Семь братьев были избраны в качестве судей; их отделяла от прочих веревка, привязанная к двум столбам. Сейчас они начали гневно роптать.

Не обращая на них внимания, миссис Венн продолжила:

- Это исконная вера нашей дорогой родины.

Мильтон рассмеялся.

- Стало быть, вы едины с друидами. Вопрошаете дубы и мирты. Ну все, довольно болтовни. Известно вам, миссис Венн, что вы сейчас возгласили? Вы вострубили в трубу и зажгли огненный крест, что может означать начало бесконечной гражданской войны. Этого терпеть нельзя. - Она качнула головой, но промолчала. - Ни одно сообщество добрых протестантов не может допустить вас в свои ряды. Вам это понятно? Вы враг общества, миссис Венн, чумной бубон на теле государства. Желаете что- нибудь добавить?

Она сделала отрицательный жест, и божьи избранники возмущенно закричали.

- Отречетесь ли вы от своей папистской веры?

- Нет. - Она смотрела на мужа, который сидел и плакал.

- Значит, вы не отступитесь от лжеучения?

- Нет, сэр.

Мильтон обернулся к семи братьям, готовым высказать свой вердикт.

- Как вы ее находите?

- Нечистой, - объявил Уильям «Аллилуйя» Дикин. - Она запятнана виной.

- Все согласны?

Они подняли правые руки и только тут сообразили, что Мильтон их не видит.

- Все за, - крикнул Джоб «Бунтарь Божий».

Мильтон подошел к ним и спросил спокойно:

- Желаете ли вы, чтобы я определил кару и провозгласил соответствующий указ?

Судьи странным образом взволновались, и Храним Коттон в ответ прошептал:

- Такова наша смиренная просьба, сэр.

Мильтону помогли вернуться на возвышение, и он обратился к Саре Венн.

- Что ж, миссис, за преступлением должно следовать наказание - это правильно и разумно. Посему, - он усмехнулся, - посему я приказываю, чтобы вас публично высекли восковыми свечами. Вас выдворят из вашего жилища, а последнее сожгут, не оставив камня на камне, чтобы ни одна нечистая птица не свила в нем больше гнезда. Далее вас изгонят из нашего поселения. Священный город не построишь, не выметая наружу сор. Желаете что-нибудь сказать?

- Нет, мистер Мильтон. - Она сохраняла спокойствие. - Что можно сказать в ответ на грубое насилие и несправедливость?

- Итак, вы должны покинуть это благословенное место. Я провозглашаю вечное изгнание.

Миссис Венн увели в караульное помещение, муж в слезах последовал за ней, а братья, удивленные приговором, стали переглядываться. Изгнание, разумеется, сочли вполне оправданным, но был ли смысл в том, чтобы сжигать один из недавно возведенных домов? И откуда взять папистские свечи? К судьям подошел Мильтон; по его лицу все еще блуждала улыбка.

- Вы проделали отличную работу, - сказал он.

- Мистер Мильтон, сэр. - От имени всех судей заговорил Храним Коттон. - У нас нет восковых свечей. Есть только сальные свечи для фонарей. Но они с хворостинку, не больше. Разве такие годятся для наказания?

- Успокойтесь, Храним. Мистер Кемпис прислал мне две дюжины вотивных свечей. Как частичную компенсацию за бристольцев, сказал он, но при этом усмехался в кулак. Думал позабавиться на мой счет, но я отплатил ему сторицей, не правда ли? - Все рассмеялись.

- Достаточно ли они толстые и тяжелые для спины этой потаскухи? - спросил Джоб.

- О да. Дурацкие палки неплохо разомнут ей кости. А теперь по домам, пора подкрепиться.



предыдущая глава | Мильтон в Америке | cледующая глава