home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Ладно, я была глупа в прошлом. Не всегда глупой, но иногда точно. И я совершала ошибки. Не сомневайтесь, я совершала ошибки.

На обратной дороге в Бон Темпс, с моим лучшим другом за рулём, давшем так необходимую мне тишину, я напряженно думала. Почувствовав слёзы на лице, я отвернулась в сторону, достала из сумочки носовой платок и вытерла их. Я не хотела, чтобы Сэм жалел меня.

Немного придя в себя, я сказала: - Я была дурой.

К его чести, Сэм посмотрел удивленно и сказал:

 - О чём ты думаешь? - А не спросил: "когда?"

- Как ты думаешь, люди и правда меняются?

Какое-то время Сэм собирался с мыслями. - Это очень серьезный вопрос, Сьюки. Конечно люди могут изменить себя в некоторой степени. Наркоманы могут быть достаточно сильными, чтобы отказаться от своей зависимости. Люди могут пойти к врачу и научиться контролировать себя. Но это внешне... Уроки контроля, налагаемые на естественный порядок вещей, но факт остаётся фактом, человек - наркоман. Имеет ли это смысл?

Я кивнула.

- Таким образом, в целом, - продолжал он, - я должен был бы сказать "нет", люди не меняются, но они могут научиться вести себя по-другому. Я хочу верить в другое. Если у тебя есть аргумент, который говорит, что я ошибаюсь, я был бы рад это слышать.

 Мы свернули на мою дорогу и поехали через лес.

- Дети меняются пока растут и приспосабливаются к обществу и внешней среде, - сказала я. - Иногда в хорошем смысле, иногда в плохом. И я думаю, если ты любишь кого-то, то делаешь усилия, чтобы подавить привычки, которые не нравятся твоему любимому, не так ли? Но эти привычки или наклонности всё ещё с тобой. Ты прав, Сэм.

Он обеспокоенно посмотрел на меня, когда мы подъехали к дому. - Сьюки, что случилось?

Я покачала головой. - Я такая идиотка, - сказала я ему. Я не могла посмотреть ему в лицо. Я вылезла из грузовика. - Тебя не будет целый день или я увижу тебя в баре позже?

- Целый день. Послушай, может мне остаться? Я не очень понимаю, что тебя беспокоит, но ты знаешь - мы можем поговорить об этом. Понятия не имею что произошло в "Хулиганах", но пока фейри не расскажут нам... Я здесь, если нужен тебе.

Он был искренен в своем предложении, но я также знала, что он хочет пойти домой, позвонить Джанналинн, строить планы на вечер, чтобы он смог подарить ей с таким трудом выбранный подарок. - Нет, я в порядке, - сказала я успокаивающе и улыбнулась. - У меня куча дел перед работой и о многом надо подумать. - Мягко говоря.

- Спасибо, что поехала в Шривпорт со мной Сьюки, - сказал Сэм. - Но я полагаю, я ошибался, когда дал твоим родственникам поговорить с тобой. Дай мне знать, если они не вернутся. - Я помахала ему рукой на прощание, когда он дал задний ход, выезжая обратно на Хаммингбёрд Роад, чтобы вернуться в свой передвижной дом, расположенный сразу за Мерлоттом. Сэм никогда по настоящему не уходил с работы, с другой стороны это была действительно короткая дорога на работу.

Открыв заднюю дверь, я уже начала строить планы.

Я чувствовала, как будто приняла душ, - нет, ванну. Это было на самом деле восхитительно быть одной, без Клода и Дермота в доме. Я была полна новых подозрений, но это было печально знакомое чувство. Я думала о звонке Амелии, моей подруге ведьме, которая вернулась в Новый Орлеан, в свой восстановленный дом и на работу, чтобы спросить ее совета о нескольких вещах. В конце концов, я не подняла трубку телефона. Так много всего пришлось бы объяснять. Такая перспектива чересчур утомила меня, я поняла, что не смогу начать разговор. Электронная почта определенно лучше. Я смогу разобраться со всем именно таким образом.

Я наполнила ванну, добавила ароматизирующее масло, и осторожно забралась в горячую воду. Ноги сверху еще немного саднило. Я побрила ноги и подмышки. Уход за собой всегда заставляет чувствовать себя лучше. После того как я вылезла из воды, масло для ванн сделало меня скользкой, как борца, я накрасила ногти и причесала волосы, снова удивляясь какими короткими они казались. Они всё ещё длиной до лопаток, успокоила я себя.

Полностью приведя себя в порядок, я одела униформу Мерлотта, сожалея, что моих ногтей не будет видно в носках и кроссовках. Я старалась не думать и я проделала неплохую работу для этого.

У меня в запасе было около тридцати минут, так что я включила телевизор и нажала на DVR[3], чтобы посмотреть вчерашнюю викторину "Своя Игра". Мы начали включать это шоу каждый день в баре, потому что постоянным посетителям нравилось угадывать ответы. Джейн Бодехауз, наша хроническая алкоголичка, оказалась экспертом по старым фильмам, а Терри Бельфлер наверняка знал всякие спортивные факты. Я могла бы ответить на большинство вопросов о писателях, так как много читала, а Сэм хорошо знал американскую историю после 1900 года. Я не всегда была в баре, когда показывали шоу, так что я начала его записывать каждый день. Мне нравился счастливый мир Jeopardy! Мне нравилось побеждать, что я и сделала сегодня. Когда викторина закончилась, мне пора было уже уходить.

Я получала удовольствие от того, что ехала на работу в вечернюю смену засветло. Покрутив радио, я нашла песню "Crazy" Gnarls Barkley[4]. Я смогла их узнать.

Джейсон проехал навстречу мимо меня, наверное ехал к своей подруге. Мишель Шуберт еще не разобралась в их отношениях. Так как Джейсон наконец-то вырос, она могла бы рассчитывать на что-то постоянное с ним... если захочет конечно. Видимо Мишель напрягала бьющая ключом сексапильность Джейсона. Может она и мучилась от ревности, но тщательно это скрывала. Снимаю шляпу перед ней. Я помахала брату, а он улыбнулся мне в ответ. Джейсон выглядел счастливым и умиротворенным. В глубине души я ему завидовала. Определенно в образе жизни моего брата есть свои плюсы.

Не удивительно, что в Мерлотте снова было малолюдно.Зажигательные бомбы в меню не слишком хорошая реклама. Что если Мерлотт не выкарабкается? Что если Закусочная Вика окончательно переманит всех клиентов? Людям нравился Мерлотт, потому что здесь было относительно тихо, можно было расслабиться, еда была вкусной (хотя и не слишком разнообразной), напитки крепкими. Сэм всегда был популярным парнем, пока перевёртыши не объявили о себе.

Люди, с осторожностью принявшие вампиров, не могли смириться с присутствием в их мире двусущих. Последняя капля, переполнившая чашу, так сказать.

Я взяла в кладовой чистый передник и зашла в кабинет Сэма, чтобы оставить свою сумочку в ящике стола. Было бы неплохо иметь небольшой запирающийся шкафчик. Я могла бы оставлять там свою сумочку и сменную одежду на случай всяких непредвиденных неприятностей типа пролитого пива или опрокинутой горчицы.

Я приняла смену от Холли, которая в октябре выходила замуж за Хойта, лучшего друга Джейсона. Это будет вторая свадьба Холли. У Хойта - первая. Они решили пройти через всё и у них будет церковная церемония и торжественный приём после в церковном зале. Я знала обо всём этом гораздо больше, чем мне бы хотелось. И хотя свадьба должна была состояться только через несколько месяцев, Холли уже сейчас проявляла излишнее беспокойство о деталях. Так как её первая свадьба состояла всего лишь из визита в мэрию, то это был её последний (теоретически) шанс осуществить свою мечту. Я могла себе представить, что сказала бы моя бабушка о белом свадебном платье Холли, учитывая, что её сын ходил в школу. Но, в конце то концов, главное, чтобы невеста была счастлива. Это раньше белый цвет символизировал чистоту девушки. Теперь же это просто означает, что невеста потратила кучу денег на одноразовое платье, которое после свадьбы будет пылиться в шкафу.

Я помахала Холли, привлекая её внимание. Она разговаривала с новым баптистским проповедником, братом Карсоном. Он заходил время от времени, но никогда не заказывал алкоголя. Холли закончила разговаривать и подошла рассказать мне, что происходит на занятых столах, которых было не так много. Я вздрогнула, увидев выжженное пятно на полу в центре бара. Что ж обслуживать на один стол меньше.

- Эй, Сьюки, - позвала меня Холли, остановившись по пути за своей сумочкой, - ты же будешь на свадьбе, не так ли?

- Конечно, я этого не пропущу.

- Ты не откажешься подавать пунш?

Это было честью - не такой большой, как быть подружкой невесты, но всё ещё значительной. Для меня это предложение стало неожиданностью.

 - С удовольствием, - ответила я, улыбаясь. - Давай поговорим об этом ближе к дате.

Холли выглядела довольной.

 - Окей, хорошо. Что ж, будем надеяться, что дела наладятся и в сентябре у нас ещё будет работа.

- О, всё будет в порядке, - сказала я, но на самом деле я не была так уже уверена в этом.

Вернувшись ночью с работы я не стала сразу ложиться спать, ожидая, что Дермот и Клод вернутся домой, но они не пришли, а у меня не было желания звонить им. Они обещали поговорить со мной, чтобы заполнить пробелы в моих знаниях о наследии фейри, видимо сегодня разговора не будет. Хотя я и хотела бы услышать ответы на некоторые вопросы, я поняла, что рада этому. День и без того оказался насыщенным. "Как меня всё достало." - сказала я себе и стала прислушиваться не придут ли фейри, но через пять минут меня вырубило.

Встав следующим утром немного позже девяти, я не заметила ни одного из обычных признаков того, что мои гости ночевали дома. Столовая и ванная выглядели точно так же, как и накануне, не было грязной посуды в раковине на кухне, свет везде был выключен. Я вышла на заднее крыльцо. Нет, и машины не было.

Может они слишком устали, чтобы возвращаться в Бон Темпс, а может им обоим улыбнулась удача. Когда Клод стал жить у меня, он сказал мне, что если он кого-нибудь подцепит, то останется с счастливчиком в своём доме в Монро. Я могла предположить, что Дермот поступит также, хотя если подумать, я никогда не видела его ни с женщиной, ни с мужчиной. Но скорее всего он предпочитает женщин, просто потому, что похож на Джейсона, который не пропустит ни одной юбки. Предположения. Дура.

Я приготовила себе парочку яиц, тосты и фрукты и взяла почитать одну из книг Норы Робертс, которую я брала в библиотеке. Наконец-то я чувствовала себя в своей тарелке, чего не случалось уже несколько недель. Накануне я провела замечательный день, не считая посещения Хулиганов. Парни не шатались по кухне, не жаловались на мой низкокалорийный хлеб из цельносмолотого зерна и на горячую воду (Клод) и не одаривали меня цветистыми любезностями (Дермот), когда всё, что я хотела, это почитать. Приятно обнаружить, что я всё ещё могу наслаждаться одиночеством.

Напевая, я приняла душ и подкрасилась... и поняла, что снова выезжаю на работу засветло. Взглянув на барахолку, в которую превратилась моя гостиная, я напомнила себе, что завтра должны приехать торговцы антиквариатом.

В баре было больше посетителей, чем накануне, что несомненно улучшило моё настроение. К моему удивлению за стойкой бара была Кеннеди. Она выглядела безупречно идеальной, как королева красоты, каковой собственно и являлась, хотя сейчас на ней были узкие джинсы и бело-серый-полосатый топик.

Мы были очень ухоженными дамами сегодня.

- Где Сэм? - спросила я. - Я думала, он должен быть на работе.

- Он позвонил мне утром, сказал, что всё ещё в Шривпорте, - сказала Кеннеди, искоса взглянув на меня. - Полагаю, день рождения Джанналинн был реально хорош. Мне нужны дополнительные часы на работе, так что я была рада скатиться с кровати и доставить сюда свою попку.

- Как дела у твоих родителей? - спросила я. - Давно они тебя не навещали?

Кеннеди горько усмехнулась.

 - Они отказались, Сьюки. Они всё ещё хотят, чтобы я была Маленькой Мисс "Королева Красоты" и посещала воскресную школу, но они прислали мне чек с приличной суммой, когда я вышла из тюрьмы. Мне повезло, что они есть у меня.

Её руки замерли, протирая бокал.

 - Мне интересно, - начала было говорить она, но остановилась. Я ждала. Я знала, что за этим последует. - Мне интересно, а что если это один из семейства Кэйси бросил бомбу в бар, - произнесла она очень тихо. - Когда я стреляла в Кэйси, я всего лишь спасала свою жизнь. Я не думала ни о его семье, ни о своей, вообще ни о чём, кроме того, что хочу выжить.

Кеннеди никогда раньше не рассказывала об этом, и я её прекрасно понимала.

 - Кто стал бы думать о чём-то ещё, кроме выживания, Кеннеди? - сказала я тихо, но уверенно. Я хотела, чтобы она почувствовала мою абсолютную искренность. - Ни один нормальный человек не поступил бы по другому. Я не думаю, что Господь хотел бы, чтобы ты позволила избить себя до смерти. - Хотя я вовсе не была уверена в желаниях Бога. Я имею ввиду, было бы чертовски глупо позволить себя убить.

- Я бы не получила такой маленький срок, если бы не было других пострадавших женщин, - сказала Кеннеди. - Его семья, я полагаю, они знали, что он бьёт женщин... но я бы хотела знать, по-прежнему ли они винят меня. Возможно если они знали, что я была в баре, они решили бы убить меня здесь.

- В его семье есть перевёртыши? - спросила я.

Кеннеди выглядела шокированной. - Мой бог, нет! Они баптисты!

Я попыталась удержать улыбку, но не смогла. Через секунду Кеннеди и сама засмеялась. - Если серьезно, - сказала она, - Я не думаю. Ты думаешь, тот кто бросил бомбу был Вером?

- Или другим двусущим. Да, я так думаю, но не говори больше никому об этом. Сэм и так уже почувствовал отрицательные последствия.

Кеннеди кивнула в полном согласии, один из клиентов позвал меня, чтобы принести бутылку острого соуса, а я получила новую пищу для размышлений.

Моя сменщица позвонила и сказала, что у её машины спустило колесо и я осталась в Мерлотте на сверхурочные. Кеннеди, работавшая до закрытия, издевалась о моей незаменимости, пока я не шлепнула её полотенцем. Кеннеди немного оживилась, когда вошел Дэнни. Очевидно он зашел домой после работы, принял душ и побрился. Сев за барную стойку, он посмотрел на Кеннеди как если бы весь мир для него стал совершенным.

Сказал же он:

 - Налей-ка мне пивка по быстрому, женщина.

- Ты хочешь, чтобы я вылила его тебе на голову, Дэнни?

- Без разницы как я его получу. - И они усмехнулись глядя друг на друга.

 Сразу после наступления темноты у меня в кармане завибрировал мобильный. Улучив свободную минутку, я зашла в кабинет Сэма и прочитала смску от Эрика, в которой было написано: "Увидимся позже". И это всё. Тем не менее весь вечер до конца смены с моего лица не сходила искренняя улыбка. А когда я приехала домой и увидела Эрика, сидящего на моём крыльце, я почувствовала себя совершенно счастливой и не важно, разгромил он мою кухню или нет. У Эрика в руках был новый тостер в коробке, перевязанной красным бантом.

- Чем обязана? - спросила я едко. Я не собиралась показывать Эрику, как сильно хотела его видеть. Хотя, весьма вероятно, что он знал это через нашу с ним связь.

- Мы давненько не развлекались, - сказал он, передавая мне тостер.

- В промежутке между пожаром в баре и твоей дракой с Пэм? Ну да, я бы сказала, что это справедливое утверждение. Спасибо за новый тостер, хотя я бы не сказала, что было весело. Что ты имеешь ввиду?

- Я имею ввиду захватывающий секс, но несколько позже, - сказал он, вставая и подходя ко мне. - Я подумал о позиции, которую мы еще не пробовали.

Я не настолько гибкая, как Эрик, и после последнего раза, когда мы пытались сделать кое-что рискованное, у меня ещё три дня болели ноги. Но я не возражала против экспериментов.

 - Что ты имеешь ввиду, говоря "несколько позже"? Что мы будем делать перед впечатляющим сексом?

- Мы должны сходить в новый ночной клуб, - сказал он, но я заметила тень тревоги в его голосе. - Так они называют его, пытаясь привлечь молодых привлекательных людей. Таких как ты.

- Где находится этот клуб? - Учитывая, что я на ногах уже много часов, такая перспектива не слишком вдохновляла. Но прошло много времени с тех пор, как мы проводили время вместе в качестве пары... на публике.

- На полдороге между Бон Темпс и Шривпортом, - сказал Эрик и с колебанием добавил, - Виктор только что открыл его.

- О, разве умно для тебя пойти туда? - сказала я встревоженно. Теперь привлекательность программы Эрика равнялась нулю.

Между Виктором и Эриком шла молчаливая борьба. Виктор Мэдден был заместителем Фелипе, Короля Невады, Арканзаса и Луизианы.

Резиденция Фелипе была в Лас Вегасе. Мы (Эрик, Пэм и я) задавались вопросом он кинул Виктору эту большую кость, чтобы утолить его амбиции, чтобы он не покушался на богатейшую территорию Фелипе? В глубине души я желала Виктору смерти. Виктор послал двух своих доверенных помощников, Бруно и Коринну, чтобы они убили Пэм и меня, просто для того, чтобы ослабить Эрика, которого Фелипе оставил на должности шерифа, как самого успешного в штате.

Однако мы поменялись ролями и это Бруно и Коринна развеялись в прах и никто не мог доказать, что это сделали мы.

Виктор объявил высокую награду любому, кто сможет дать какую-либо информацию о них, но никто не отозвался на это предложение. Только Пэм, Эрик и я знали что произошло. Виктору было сложно напрямую обвинить нас, этим он признал бы, что послал их убить нас. Тупиковая ситуация.

В следующий раз, Виктор может послать кого-то более осмотрительного и старательного. Бруно и Коринна были самонадеянными.

- Не слишком умно идти в этот клуб, но у нас нет выбора, - сказал Эрик, - Виктор приказал мне придти вместе с моей женой. Он думает, что я испугаюсь и не приведу тебя.

Пока он говорил, я рылась в шкафу, пытаясь придумать в чём могу пойти в модный ночной клуб. Эрик лежал на моей кровати, сложив руки за головой. - О, я кое-что забыл в машине, - вдруг сказал он и молнией метнулся за дверь. Он вернулся через несколько секунд, держа в руках вешалку с одеждой в пластиковом пакете.

- Что? - спросила я, - Сегодня не мой день рождения.

- Разве вампир не может сделать подарок своей любимой?

Я улыбнулась ему.

 - Хорошо, может. - сказала я. Я люблю подарки. Тостер был возмещением ущерба. А это был сюрприз. Я аккуратно раскрыла пакет. Одежда на вешалке была платьем. Вероятно.

- Вот это - это целая вещь? - спросила я, показывая. Это был черный U-образный воротник - большая U, спереди и сзади - остальное было бронзовое, блестящее, плиссированное, как будто много широких бронзовых лент, сшитых вместе. Ну хорошо, не так много. Продавщица оставила бирку с ценой на платье. Я старалась не смотреть, однако это мне не удалось и я почувствовала как у меня отпала челюсть, после того как поняла сколько оно стоит. Я могла бы купить шесть или десять вещей в Уоллмарте или три у Дилларда за стоимость этого платья.

- Ты будешь выглядеть восхитительно, - сказал Эрик. Он усмехнулся, обнажая клыки. - Все будут мне завидовать.

Кому бы не понравилось услышать такое.

Выйдя из ванной я увидела в спальне своего нового приятеля Эммануила. Он оборудовал передвижной салон красоты на моём туалетном столике. Было очень странно видеть ещё одного мужчину в своей спальне. Казалось, что настроение Эммнауила сегодня вечером было на порядок лучше. Даже его чуднАя причёска выглядела задорной.

Эрик наблюдал за действиями Эммануила так пристально, как будто подозревал его в покушении на убийство. Тощий парикмахер завил мне волосы и сделал макияж. Я не проводила перед зеркалом столько приятных минут с тех пор, как мы с Тарой были маленькими девочками. Когда Эммануил закончил, я взглянула на себя в зеркало... гламурная и уверенная в себе.

- Спасибо, - поблагодарила я, изумляясь куда подевалась настоящая Сьюки.

- Пожалуйста, - сказал серьезно Эммануил. - У тебя великолепная кожа. Мне нравится работать с тобой.

Никто никогда не говорил мне подобного и всё что я могла придумать в ответ было: "Оставь, пожалуйста, визитку." Он достал свою карточку и прислонил её к любимой бабушкиной фарфоровой статуэтке. Воспоминание о бабуле навеяло грусть на меня. Я прошла долгий путь после её смерти.

- Как твоя сестра? - спросила я, в продолжение своих грустных мыслей.

- Сегодня у неё хороший день, спасибо, что спросила. - ответил Эммануил.

 Хотя он и не смотрел в этот момент на Эрика, я заметила, что Эрик отвёл взгляд и раздражённо сжал челюсти.

Эммануил собрал свои вещи и уехал. А я нашла бюстгальтер без бретелек и стринги, которые я ненавидела, но кто оденет "панталоны" под такое платье? - и начала собираться. К счастью, у меня были черные туфли на каблуках. Я знала, что босоножки с ремешками подошли бы к этому платью лучше, но я должна была быть на каблуках.

Эрик восхищенно замер, увидев меня при полном параде. - Такая гладкая. - сказал он, проводя рукой по моей ноге.

- Эй, если ты не остановишься, мы вряд ли попадём в клуб и все эти приготовления пропадут даром. - Можете назвать меня жалкой, но я действительно хотела произвести впечатление на кого-то ещё помимо Эрика. Чтобы меня увидели в новом платье, с новой прической и с красивым макияжем.

- Не совсем даром, - сказал Эрик, однако переоделся в вечерний костюм. Я заплела его волосы и завязала чёрной лентой. Теперь Эрик выглядел как пират перед выходом в город.

Мы должны были бы быть счастливы и возбуждены перед нашим свиданием, в предвкушении от того, как будем танцевать друг с другом в клубе. Я не могла знать мыслей Эрика, когда мы подошли к его машине, но я знала, что он не ждал ничего хорошего от предстоящего вечера. Это делало нас парой.

Я решила разрядить обстановку и завести лёгкий разговор.

- Как сработались новые вампиры? - спросила я.

- Они приходят, как и предполагалось, и проводят положенное время в баре. - ответил он без энтузиазма.

 Три вампира, которые оказались на территории Эрика после Катрины, попросили разрешения на проживание в Пятом Округе, хотя осесть они хотели в Миндене, а не в самом Шривпорте.

- Что не так с ними? Ты, кажется не очень рад пополнению в наших рядах. - Я скользнула на своё место. Эрик обошел вокруг машины.

- Паломино неплоха, - признал он неохотно, заняв водительское место. - Но Рубио идиот, а Паркер - слабак.

Я не знала этих троих достаточно хорошо, чтобы спорить. Паломино, которой очень подходило её имя, была привлекательной молодой вампиршей с причудливой внешностью - смуглая блондинка. Рубио Хермоса был красив, но, тут я была согласна с Эриком, он был никаким и особо о себе не распространялся. Паркер как был занудой при жизни, так и остался им после смерти, и хотя он наладил компьютерную сеть в Фангтазии, он, казалось, боялся собственной тени.

- Хочешь поговорить со мной о твоем споре с Пэм? - спросила я, отстегивая ремень безопасности. Вместо своего Корвета, Эрик приехал на Линкольн Таун Каре, принадлежавшему "Фангтазии". Он был невероятно удобным, и учитывая, что Эрик ездит так, будто играет в Vette[5], я всегда радовалась, когда мы проводили вечера в Линкольне.

- Нет, - отрезал Эрик. Он задумался, беспокойство волнами расходилось от него.

Я ждала пока он соберётся с мыслями.

Я подождала еще немного.

- Ну и ладно, - промурлыкала я, стараясь настроить себя на приятную волну, ведь я на свидании с великолепным мужчиной. - Отлично. Пусть будет по-твоему. Но я думаю, что наш секс не будет таким горячим, как обычно, если я все время буду переживать о тебе и Пэм.

Моё легкомыслие было награждено мрачным взглядом.

- Я знаю, что Пэм хочет создать нового вампира, - сказала я. - Думаю это вопрос времени.

- Эммануил не должен был тебе рассказывать, - сказал Эрик.

- Приятно иметь рядом человека, готового делиться информацией, тем более когда она имеет непосредственное отношение к близким мне людям. - Разве я не должна представлять себе полную картину?

- Сьюки, Виктор сказал, что я не могу дать разрешение Пэм, чтобы сделать свое дитя. - Челюсть Эрика захлопнулась словно стальные тиски.

Ох. - Я думаю, короли контролируют воспроизводство, - сказала я осторожно.

- Да. Абсолютный контроль. Но видишь ли из-за этого Пэм превращает мою жизнь в ад, собственно как и Виктор.

- Виктор не король, ведь так? Возможно, если бы вы пошли прямо к Фелипе?

- Каждый раз когда я делаю что-то в обход Виктора, он находит способ меня наказать.

Не было смысла говорить об этом. Эрик оказался между молотом и наковальней.

Поэтому по пути в клуб Виктора, который, как сказал Эрик, назывался "Поцелуй Вампира", мы говорили о завтрешнем визите антикваров. Было много вещей, которые я хотела бы обсудить, но в силу чрезвычайно трудного положения Эрика, я не хотела вешать на него ещё и свои проблемы.

Плюс, у меня все еще было ощущение, что я не знала всего того, что нужно было бы знать о положении Эрика.

- Эрик, - сказала я, чувствуя, что говорю слишком резко и импульсивно, - Ты не рассказываешь мне всего о своих делах, я права?

- Ты права, - согласился он в ту же секунду, - Но, на это есть несколько причин, Сьюки. Наиболее важным является то, что некоторые могут вызывать только беспокойство, а остальные могут подвергнуть тебя опасности. Знание не всегда сила. Я сжала губы и отвернулась от него. По детски, я знаю, но я не полностью поверила ему.

После небольшого молчания он добавил:

 - Я не привык делиться с людьми повседневными заботами - это факт, а избавится от этой привычки спустя тысячи лет не простая задача.

Ну да, конечно. И не одна из этих тайн не касалась моего будущего. Очевидно, что Эрик принял мою холодную сдержанность за неохотное согласие, потому что он решил, что напряженность момента прошла.

- Но скажи мне, любимая, ты же мне все рассказываешь, не так ли? - спросил он, поддразнивая.

Я посмотрела на него и не ответила.

Эрик не ожидал такой реакции.

 - Не так? - переспросил он, я не могла до конца понять, что же таил его голос. Разочарование, беспокойство, легкий гнев... и немного волнения. Это слишком много для пары слов, но, клянусь, все эти чувства были в его голосе. - Неожиданный поворот, - пробормотал он. - И все же мы говорим, что любим друг друга.

- Мы говорим то, что чувствуем, - согласилась я. - И я тебя люблю, но сейчас я начинаю понимать, что любовь не означает доверие настолько, насколько нам бы этого хотелось.

Он не знал что ответить.

По пути к новому клубу, мы проехали "Придорожную Закусочную Вика" и даже с автострады я могла видеть, что парковка была забита. - Вот дерьмо, - выругалась я. - Вот где оседают все клиенты Мерлота. Что есть у них такого, чего нет у нас?

- Развлечения. Новизна. Официантки, одетые лишь в шорты и топики, - начал Эрик.

- О, прекрати, - сказала я с отвращением. - Вместе с проблемой, что Сэм перевёртыш и всем прочим дерьмом, я не знаю, как долго Мерлотт сможет продержаться.

Волна удовольствия прокатилась от Эрика.

 - О, а затем ты останешься без работы, - сказал он с фальшивым сочувствием. - Ты можешь работать в Фангтазии.

- Нет, спасибо, - немедленно ответила я. - Я бы ненавидела наблюдать за приходящими ночь за ночью клыкоманами, желающими того, чего у них нет. Это все просто грустно и плохо.

Эрик взглянул на меня, недовольный моим быстрым ответом.

 - Это то, как я зарабатываю деньги, Сьюки, на порочных мечтах и фантазиях людей. Большинство из тех людей - туристы, которые придут в Фангтазию раз или два, а затем вернутся в Минден или Эмерсон и будут рассказывать соседям о прогулке на тёмную сторону. Или это люди с базы Военно-воздушных Сил, которые любят бравировать тем, что выпивали в вампирском баре.

- Я понимаю это. И я знаю, если клыкоманы не пойдут в Фангтазию, они найдут другое подобное место, где смогут отираться возле вампиров. Но я не думаю, что хотела бы находиться в такой атмосфере изо дня в день. - Я испытала своего рода гордость, что работаю в "атмосфере".

- Что ты будешь делать, если Мерлотт закроется?

Хороший вопрос, требующий серьёзного подхода. Я сказала:

 - Я бы попыталась получить другую работу официантки, может быть в "Речном Раке". Чаевые будут не такие большие как в баре, но не намного меньше. И я, может быть, попробовала бы закончить какие-нибудь он-лайн курсы и получить степень. Образование это всегда хорошо.

- Ты не упомянула о том, чтобы связаться с твоим прадедом. - сказал Эрик после минутного молчания. - Он мог бы обеспечить тебя до конца дней.

- Не уверена, что я смогу, - Эрик застал меня врасплох, - в смысле связаться. Полагаю, Клод знает способ связи. На самом деле, я уверена в этом. Но Найл совершенно ясно дал понять, что поддерживать с ним отношения не лучшая идея. - Настала моя очередь задуматься. - Эрик, как ты считаешь, Клод не просто так переехал ко мне?

- Разумеется, так же как у Дермота, - сказал Эрик не сомневаясь. - Я только удивляюсь, что тебе понадобилось спрашивать об этом.

Не в первый раз, я чувствовала себя неспособной справиться со своей жизнью. Я боролась с волной горечи и жалости к себе, пока заставляла себя обдумать слова Эрика. Я многое подозревала, конечно, и именно поэтому я спросила Сэма, могут ли люди меняться. Клод всегда был великим эгоистом. С чего ему меняться? О, конечно, он скучал по обществу других фейри, особенно теперь, когда его сестёр не осталось в живых. Но зачем он пришел жить к кому-то, кто имеет такую маленькую каплю крови фэйри, как я (особенно, если учесть что я была косвенно ответственна за смерть Клодин), если только он что-то не замышляет?

Мотивация Дермота была столь же непонятной. Было бы легко предположить, что характер Дермота был похож на характер Джейсона просто потому, что они выглядели практически одинаково, но я знала (по горькому опыту), что происходит, когда я строю предположения. Дермот был зачарован, в течение длительного времени заклинание делало его сумасшедшим, но даже в таком состоянии, Дермот пытался поступать правильно. По крайней мере, это то, что он рассказал мне, и некоторые доказательства, которые у меня были, говорили в его пользу.

Я все еще размышляла о моем легковерии, когда машина съехала с автострады, и мы оказались в какой-то глуши посреди чистого поля. Нашей целью был «Поцелуй Вампира», огни которого виднелись вдалеке.

- Ты не боишься, что люди, направляющиеся в Фангтазию, захотят свернуть сюда, когда увидят этот клуб? - спросила я.

- Да.

Мой вопрос был глуп, так что я закрыла глаза на его односложный ответ. Эрик, должно быть, размышлял о своих финансовых потерях с тех пор, как Виктор купил здание клуба. Однако я не была готова закрывать глаза и дальше. Мы были парой, и он должен либо разделить свою жизнь со мной полностью или позволить мне беспокоиться о себе самой. Это было не легко, будучи связанной с Эриком. Я взглянула на него, понимая, как глупо это звучало бы для одной из клыкоманок из Фангтазии. Эрик был одним из красивейших мужчин, которых я когда-либо видела. Он был сильным, умным, и фантастическим в постели.

Прямо сейчас, между мной и этим сильным, умным, энергичным мужчиной лежало ледяное молчание, и это молчание продолжалось, пока мы искали свободное место на стоянке, битком забитой машинами. Это привело Эрика в ещё большее бешенство, вполне объяснимое.

Поскольку Эрик был приглашен, было бы вежливым зарезервировать место для парковки возле парадной двери... или дать зеленый свет, чтобы подъехать к заднему входу. Это было ярким подтверждением того, что «Поцелуй Вампира» был настолько занят, что трудно найти место для парковки.

Да уж.

Изо всех сил я старалась отложить свои собственные заботы. Я должна сконцентрироваться на неприятностях, перед которыми мы оказались. Виктор не переносил Эрика и не доверял ему, и это было взаимным. Поскольку Виктора поставили во главе штата Луизиана, положение Эрика, как пережитка эпохи Софии-Энн, становилось все более и более сомнительным. Я уверена, что продолжаю нормально жить, только потому, что Эрик обманом заставил меня выйти за него замуж на глазах вампиров.

Эрик со сжавшимся в тонкую линию ртом обошел машину, чтоб открыть мою дверь. Я сказала бы, что это был маневр для оценки опасности на парковке. Он встал таким образом, чтобы оказаться между мной и клубом, и пока я вылезала, спросил:

 - Кто на парковке, любимая?

Я встала медленно и осторожно, закрыв глаза, чтобы сосредоточиться. Я положила свою руку на его, опираясь на дверную раму. В эту тёплую ночь легкий ветерок развивал мои волосы, и я выпустила свои способности.

 - Через пару рядов от нас пара занимается сексом, - прошептала я, - По другую сторону стоянки мужчина блюет возле пикапа. Две пары в Эскалейде только что подъехали. Один вампир находится перед дверью клуба. Другой вампир быстро приближается к нам.

Состояние боевой готовности у вампиров ни с чем не перепутаешь. Клыки Эрика выдвинулись, тело напряглось, он повернулся, оглядываясь вокруг.

- Хозяин, - сказала Пэм. Она вышла из тени большого внедорожника. Эрик расслабился, как собственно и я. Не знаю, что заставило этих двоих сражаться в моем доме, но похоже они решили отложить свои разногласия на этот вечер.

- Я прибыла, как ты велел, - прошептала она, ночной ветер подхватил ее голос и унёс прочь. Ее лицо выглядело необычно темным.

- Пэм, выйди на свет, - попросила я.

Она вышла, хотя конечно не была обязана подчиняться мне.

Темные пятна на белой коже Пэм были результатом избиения. У вампиров не бывает таких синяков, как у людей, и они быстро излечиваются, но когда их избивают слишком сильно, то некоторое время вы будете видеть последствия.

 - Что с тобой произошло? - спросил Эрик. Его голос был совершенно пуст, что, как я знала, было ужасно плохо.

- Я сказала охранникам у входа, что мне нужно войти, чтобы убедиться, что Виктор узнал о твоём прибытии. Предлог, чтобы убедиться, что внутри безопасно.

- Они не дали тебе войти.

- Да.

Поднялся небольшой ветерок, закружив в танце ночной воздух по зловонной парковке. Ветер взлохматил мои волосы и растрепал вокруг лица. Волосы Эрика были стянуты на затылке, а Пэм, подняв руку, откинула свои обратно. Эрик желал смерти Виктора месяцами и как это ни печально говорить, я чувствовала тоже самое. Я ощущала беспокойство и гнев Эрика, но и я сама понимала, насколько лучше стала бы жизнь, если бы Виктора не стало.

Я так далеко ушла от той, кем была раньше. В такие моменты я чувствовала и печаль и облегчение одновременно от того, что могла думать о смерти Виктора не только без колебаний, но и с вполне определенным усердием. Моя решимость выжить самой и обеспечить выживание близких мне людей была сильнее моей веры. Я всегда держалась за тех кто мне дорог.

- Мы должны войти или они пошлют кого-нибудь за нами, - наконец сказал Эрик, и мы в молчании пошли к главному входу. Всё что нам было нужно это убойная музыкальная тема в качестве фона, что-нибудь зловещее и дерзкое и много ударных, чтобы указать: "Вампиры и их человеческая подружка, добро пожаловать в Ловушку." Однако, музыка в клубе была далека от нашей маленькой драмы - “Hips Don’t Lie” Шакиры была не совсем убойной.

Мы миновали бородатого человека, поливающего из шланга гравий возле двери. Я всё ещё могла определить темные пятна крови.

 - Не моя, - фыркнув, пробормотала Пэм.

На входе в клуб дежурила вампирша - крепкая брюнетка в шипованном кожаном ошейнике, кожаном бюстье, в балетной пачке (клянусь Богом) и мотоциклетных ботинках. Только вычурная юбка выходила из образа.

- Шериф Эрик, - сказала она с сильным английским акцентом, - Меня зовут Ана-Людмила, рада приветствовать вас в "Поцелуе вампира". - Она даже не взглянула на Пэм, не говоря уже обо мне. Я почти ожидала, что она проигнорирует меня, но ее пренебрежение Пэм это оскорбление, тем более у Пэм уже была стычка с персоналом клуба. Такое поведение, своего рода спусковой крючок, могло бы довести Пэм до придела, как я полагала, это мог быть их план. Если бы Пэм пришла в ярость, то у новых вампов был бы законный повод убить ее. Мишень на спине Эрика приобрела четкие очертания.

Естественно, я не принималась ими в расчет, потому что они не могли себе представить, что человек может противостоять силе и скорости вампира. И, поскольку я не Суперженщина, они, возможно, и правы. Я не была уверена, сколько вампиров знали, что я не совсем человек, или как они позаботились об этом, если знали, что я частично фэйри. Не то что бы я демонстрировала какие-то волшебные способности. Моя ценность была в телепатическом даре и в моей связи с Найлом. Так как он покинул этот мир и оставался в мире фэйри, я ожидала, что моя значимость уменьшится соответственно. Но Найл мог захотеть вернуться в человеческий мир в любой момент, а я стала женой Эрика после вампирского обряда. Таким образом Найл примкнул бы к Эрику в открытом конфликте. По крайней мере, это была моя лучшая ставка. Кто может знать наверняка имея дело с фэйри? Настало время заявить о себе.

Я положила руку на плечо Пэм и погладила его. Это было как будто ласкаешь скалу. Я улыбнулась Ане-Людмиле.

 - Привет, - сказала я весело как чирлидер наверху пирамиды, - Я - Сьюки. Я замужем за Эриком. Полагаю, что Вы не знали этого? А это - Пэм, дитя Эрика и его правая рука. Полагаю, что Вы не знали и этого, так ведь? В противном случае не приветствовать нас соответствующим образом просто грубо. - Я лучезарно ей улыбнулась.

Глядя так, как будто я заставила ее проглотить живую лягушку, Ана-Людмила сказала:

 - Добро пожаловать, человеческая жена Эрика и почитаемый боец Пэм. Я прошу прощения за то, что не поприветствовала вас подобающе.

Пэм уставилась на Ану-Людмилу, как будто задавалась вопросом, сколько времени займет вырвать Ане все ресницы одну за другой. Я по-приятельски стукнула Пэм кулаком по плечу.

 - Всё в порядке, Ана-Людмила, - я сказала, - Всё в нормально.

 Пэм переключилась с неё и уставилась на меня, я приложила максимум усилий, чтобы не вздрогнуть. Усиливая напряжение, Эрик изображал из себя большую белую скалу. Я кинула на него предупреждающий взгляд.

Ана-Людмила не могла бы избить Пэм. У нее недостаточно для этого силы. Кроме того, она выглядела совершенно нормально, и я была абсолютно уверена, что если кто-то поднял руку на Пэм, у этого вампира были бы видны последствия этого.

Через секунду Эрик сказал:

 - Я думаю, что твой хозяин ждет нас. - В его тоне был лёгкий упрек. Он удостоверился, что его огромное самообладание было очевидным.

Если Ана-Людмила могла бы покраснеть, я думаю, она бы сделала это.

 - Да, конечно , - сказала она. - Луис! Антонио!

 Двое молодых людей, темноволосые и мускулистые, материализовались из толпы. Они были одеты в кожаные шорты и ботинки. Точка. Ладно, особый образ для работников "Поцелуя Вампира". Я предположила, что Ана-Людмила в моде следовала своим собственным предпочтениям, но, несомненно, все вампы при исполнении служебных обязанностей должны были носить что-то типа пещерного наряда секс раба. По крайней мере, я предполагала, что они пошли на это ради работы.

Луис, тот который повыше, сказал:

 - Следуйте за нами, пожалуйста, - его английский был с акцентом. На его сосках был пирсинг, я такого раньше не видела, и, естественно, мне захотелось рассмотреть поближе. Но в моей книге написано, что это плохой вкус - пялиться на кого-то, не важно, насколько он выставляет себя напоказ.

Антонио не мог скрыть тот факт, что Пэм произвела на него впечатление, но это не остановило бы его от нашего убийства, если бы Виктор приказал ему.

"Двое из ларца" вели нас через переполненный танцпол. Смотреть сзади на их кожаные шорты это нечто, скажу я вам.

Добавить сюда фотографии Элвиса, украшавшие стены. Не так часто попадаешь в вампирский клуб оформленный в стиле БДСМ/Элвиса/борделя.

Пэм тоже любовалась декором клуба, но без свойственного ей сарказма. Это значило, что её голова была забита другими мыслями.

- Как ваши три друга? - спросила она Антонио, - Те которые помешали мне войти.

Он улыбнулся сквозь сжатые губы и у меня было чувство, что раненые вампиры не были его любимчиками.

 - Они берут кровь от доноров за сценой. - сказал он. - Думаю, что рука Перла восстановилась.

Пока Антонио проводил нас через шумный зал, Эрик оценивал клуб серией случайных взглядов. Ему было важно казаться непринужденным, как если бы он был совершенно уверен, что его босс не причинит ему никакого вреда. Я знала это через нашу связь. Поскольку никому не было дела до меня, я могла свободно осматривать всё, что хотела... хотя я надеялась, что делала это не слишком бесцеремонно.

В "Поцелуе Вампира" было по крайней мере двадцать кровопийц, больше чем у Эрика в Фангтазии когда бы то ни было. Здесь также было и много людей. Не знаю какова вместимость помещения, но я была уверена, что сейчас она превышена. Эрик протянул руку и я взяла его прохладную ладонь. Он вёл меня вперёд, обняв левой рукой за плечи, Пэм прикрывала наш тыл. Мы были на четвертом оранжевом уровне готовности к обороне[6] или какой там предшествует взрыву. Напряжение Эрика вибрировало как натянутая струна.

А потом мы увидели его источник.

Виктор сидел в глубине VIP-зоны. Вдоль стены стояла огромная прямоугольная банкетка, обтянутая красным бархатом, перед которой в центре располагался обычный низкий столик. На нём валялись вечерние сумочки, деньги и стояли полупустые бокалы. Несомненно Виктор был центральной фигурой в сидевшей за столом группе, он обнимал молодого человека и девушку, сидевших по бокам от него. Яркая картина того, что больше всего боялась консервативная часть населения - порочные вампиры соблазняют и вовлекают в свои оргии молодежь Америки. Я посмотрела на девушку и парня, хотя они и были разного пола, однако поразительно схожи друг с другом. Окунувшись в их разум, я сразу поняла, что они наркоманы, обоим больше двадцати одного и у обоих есть сексуальный опыт. Мне стало немного грустно за них, но я понимала, что не могу нести за них ответственность. Хотя они этого и не понимали ещё, они были всего лишь реквизитом для Виктора. Их положение тешило их тщеславие.

В VIP-зоне был ещё один человек, молодая женщина, сидевшая отдельно. Она была одета в белое длинное платье, её карие глаза с отчаянием смотрели на Пэм. Женщина была в откровенном ужасе от компании, в которой оказалась. Минутой ранее я могла бы поспорить, что Пэм уже не может быть ещё более рассерженной или несчастной, но поняла, что ошибалась.

- Мириам, - прошептала Пэм.

О, Ииусус Христос, Пастырь Иудейский. Это была женщина, которую Пэм хотела обратить, женщина, которую она хотела сделать своим ребёнком. Я не встречала более больного человека вне больницы, чем Мириам. Тем не менее её светло коричневые волосы были уложены в вечернюю прическу, на лицо наложен макияж, но даже косметика не могла скрыть её бледное лицо и практически белые губы.

Лицо Эрика было лишено выражения, но я чувствовала, что он борется из всех сил, стараясь сохранить спокойствие на лице и ясность мыслей.

Несколько очков в пользу Виктора за потрясающую ловушку.

Луис и Антонио, доставившие нас, остались стоять на входе в VIP-зону. Не знаю должны ли были они не выпускать нас или наоборот не впускать людей снаружи. Дополнительно мы были окружены стоящими, вырезанными из картона в натуральную величину, фигурами Элвиса. Не впечатляет. Я встречала настоящего.

Виктор приветствовал нас ослепительной улыбкой на тридцать два зуба, как ведущий шоу.

 - Эрик, как приятно тебя видеть в моём новом заведении. Тебе нравится обстановка? - Он сделал жест рукой, чтобы показать переполненный клуб. И хотя Виктор не был высоким мужчиной, он явно был королём вечера и наслаждался каждым мгновением этого. Он наклонился вперёд, чтобы взять свой напиток с низенького столика.

Даже бокал выглядел театрально - тёмного, дымчатого, рельефного стекла. Он вписывался в "декор", которым так гордился Виктор. Я бы назвала его (конечно если у меня будет шанс кому-нибудь рассказать, что сейчас мне кажется маловероятным) ранним борделло: много тёмного дерева, тиснённые обои, кожа и красный бархат. По мне это выглядело чересчур тяжело и вычурно, но возможно я относилась предвзято. Как бы то ни было, люди, двигающиеся на танцполе, наслаждались "Поцелуем Вампира" независимо от того, как он был декорирован. Музыканты на сцене были вампирской группой, так что они были великолепны. Они доиграли текущую песню и перешли к более блюзовому року. Поскольку члены группы могли бы играть с Робертом Джонсоном[7] и Мемфис Минни[8], у них было несколько десятилетий для практики.

- Я поражён, - сказал Эрик абсолютно бесстрастным голосом.

- Простите мои ужасные манеры! Пожалуйста, присаживайтесь! - сказал Виктор. - Мои спутники... Как ваше имя, милая? - спросил он девушку.

- Я Минди Симпсон, - ответила она, кокетливо улыбаясь. - А это мой муж, Марк Симпсон.

Эрик движением глаз отметил их. Пэм и я еще не вступили в разговор, так что нам не было нужды отвечать.

Виктор не представил бледную молодую женщину. Он явно оставил лучшее напоследок.

- Я вижу, ты привёл свою прелестную жену, - сказал Виктор, когда мы расселись на длинной банкетке справа от него. Это было не так удобно, как я надеялась и глубина сиденья не сочеталась с длиной моих ног. Картонная фигура Элвиса справа от меня была одета в знаменитой белый комбинезон. Шикарный.

- Да, я здесь, - мрачно произнесла я.

- И твоя прославленная заместительница, Пэм Рэйвенскрофт, - продолжил Виктор, как если бы проверял нас на наличие скрытых микрофонов.

Я сжала руку Эрика. Эрик не мог прочитать мои мысли, в которых (только в этот момент) сквозила жалость. Здесь происходило много всего, о чем мы не имели ни малейшего представления. В глазах вампира я как человеческая жена Эрика, по большему счету, занимала место его главной любовницы. Титул "жена" давал мне определенный статус и защиту, в теории делая меня неприкосновенной для прочих вампиров и их слуг. Я определенно не гордилась тем, что меня причисляли к второсортным гражданам, но как только я поняла, почему Эрик обманом вынудил меня стать таковой, я постепенно примирилась со своим положением. Теперь пришло время предложить Эрику немного поддержки взамен.

- Как давно открыт "Поцелуй Вампира"? - я просто сияла, обращаясь к этому отвратительному Виктору. У меня были годы практики, чтобы научиться выглядеть счастливой в любых обстоятельствах, и я была королевой пустой болтовни.

- Вы не заметили мою рекламу? Всего три недели, но до сих пор все идет вполне успешно, - ответил Виктор, его взгляд едва скользнул по мне. Я нисколько не интересовала его как личность. Я даже не интересовала его как женщина. Верьте мне, я знаю знаки. Он намного больше интересовался мной как существом, смерть которого ранит Эрика. Другими словами мое отсутствие давало гораздо больше преимуществ, чем мое присутствие.

Так как он соизволил начать со мной разговор, я решила использовать это в своих интересах.

- Вы здесь проводите много времени? Меня удивляет, что в вас не нуждаются в Новом Орлеане более часто. - Удар! Я ждала его ответа, продолжая улыбаться.

- Софи-Энн считала целесообразным надолго оставаться в Новом Орлеане, но я вижу свое правление, как более подвижное, - равнодушно сказал Виктор. - Мне нравится держать под контролем все, что происходит в Луизиане, тем более я считаю себя просто регентом, удерживающим эту территорию для Фелипе, моего дорого короля. - Его усмешка стала действительно свирепой.

- Мои поздравления в связи с получением статуса регента, - произнес Эрик таким тоном, будто бы не было ничего желаннее этого.

Было много претендентов на эту роль. Так много подводных течений, что в них можно было утонуть, и мы могли бы.

- Ты очень любезен, - сказал Виктор довольно зло. - Да, Фелипе постановил, что я должен именоваться "регентом". Это так необычно для короля взять под свою власть столько территорий, сколько Фелипе. И он не спешит с принятием решения. Он решил сохранить все титулы для себя.

- И вы также будете регентом Арканзаса? - спросила Пэм. При звуке ее голоса Мириам Эрнест начала плакать. До этого ей удавалось быть настолько тихой, насколько это вообще возможно, но теперь ее плач нарушил эту тишину. Пэм не даже не взглянула в направлении Мириам.

- Нет, - резко ответил Виктор. - Красной Рите оказана эта честь.

У меня не было ни единой идеи, кем могла бы быть Красная Рита, но и Эрик, и Пэм казались впечатленными.

 - Она превосходный боец, - пояснил для меня Эрик. - Сильный вампир. - Она прекрасный выбор для восстановления Арканзаса.

Замечательно, возможно, мы останемся в живых, если туда поедем.

Хоть я и не могла читать мысли вампиров, но это было и не нужно. Достаточно было внимательно следить за выражением лица Виктора, чтобы понять, насколько он хотел - очень хотел - титул короля, что он надеялся управлять обеими новыми территориями Фелипе. Такое разочарование сильно злило его, и свой гнев он сосредоточил на Эрике - самой крупной цели в пределах его досягаемости. Провоцирования Эрика и внедрения на его территорию не будет достаточно для Виктора.

И именно поэтому Мириам сидела в клубе сегодня вечером. Я попыталась проникнуть внутрь ее головы. Тщательно ощупав край ее сознания, я обнаружила своего рода белый туман. Она была под кайфом, хоть я и не знала, какой наркотик она приняла и желала ли она этого или же ее заставили.

- Да, конечно, - сказал Виктор, и я резко выдернула себя в реальность. В то время как я изучала голову Мириам, вампиры продолжали обсуждать Красную Риту. - Пока она будет нашим ближайшим соседом, я подумал. что было бы уместно создать в Луизиане некую зону, граничащую с ее территорией. Я открыл человеческое место и это, - Виктор едва ли не мурлыкал.

- Вам принадлежит "Придорожная Закусочная Деревенщины Вика", - оцепенело произнесла я. Конечно! Я должна была знать. Виктор коллекционировал причины, по которым мне хотелось бы видеть его окончательно мертвым?

Естественно, экономика не должна иметь никакого отношения к жизни и смерти, но слишком часто эти понятия были тесно связаны.

- Да, - с усмешкой сказал Виктор. Он был столь же весел, как Санта в универмаге во время Рождества. - Вы там были? - Он взял другой стакан со стола.

- Не-а, слишком занята, - ответила я.

- Но я слышал, что Мерлотт терпит убытки? - Для разнообразия Виктор попытался изобразить озабоченность, но не слишком старательно. - Если тебе нужна работа, Сьюки, я замолвлю словечко моему управляющему в Придорожной Закусочной... если, конечно, ты не захочешь работать здесь? Здорово будет, не правда ли!

Мне пришлось сделать глубокий вдох. На долгое мгновение воцарилась тишина. В течении этого мгновения все лежало на чаше весов.

Эрик проявил чудеса самоконтроля, сдержав свой гнев, по крайней мере, на время.

 Он сказал:

 - Сьюки нравится место, где она сейчас работает, Виктор. Если бы это было не так, она бы переехала ко мне и, возможно, работала бы в Фангтазии. Она современная американская женщина, способная сама себя обеспечить, - Эрик сказал это так, словно гордился моей независимостью, хотя я и знала, что это не так. Он действительно не мог понять, почему я упорствовала в том, чтобы хранить верность своей работе.

 - В то время, как я рассуждаю о своей женщине, Пэм говорит мне, что вы ее наказали. Это несколько не принято, наказывать правую руку шерифа. Разумеется, это должен делать только ее хозяин, - Эрик позволил металлу проскользнуть в его голосе.

- Вас здесь не было, - вежливо запротестовал Виктор. - И она крайне непочтительно отнеслась к моим людям, настаивая, что приехала перед вами, чтобы проверить безопасность, как будто мы позволили бы чему-либо поставить под угрозу нашего самого влиятельного шерифа!

- У вас было ко мне дело которое вы хотели бы обсудить? - сказал Эрик. - Не то, чтобы это не было здорово, видеть, что вы сделали с этим местом. Однако... - его голос затих, словно он был слишком вежлив, чтобы продолжить, - у меня есть более интересные дела.

- Разумеется, благодарю, что напомнили, - произнес Виктор. Он наклонился вперед, чтобы взять дымчато-серый стакан, уже услужливо наполненный официантом темно-красной жидкостью. - Прошу прощения, я не предложил вам напиток. Немного крови для вас, Эрик, Пэм?

Пэм использовала их беседу, чтобы взглянуть на Мириам, которая выглядела так, будто может упасть в любую секунду... и уже не подняться снова. Пэм оторвала взгляд от молодой женщины и сконцентрировалась на Викторе. Она безмолвно покачала головой.

- Благодарю за предложение, Виктор, - начал было Эрик, - но..

- Я знаю, вы поднимете со мной стакан. Закон препятствует тому, чтобы чтобы я предложил вам Минди или Марка, так как они не зарегистрированные доноры, а я предпочитаю во всем быть законопослушным, - он улыбнулся Минди и Марку, и они улыбнулись в ответ. Идиоты. - Сьюки, что вы будете?

Эрик и Пэм были вынуждены принять предложенную синтетическую кровь, но так как я была всего лишь человеком, мне позволили настоять на том, что я не хотела пить. Если бы он предложил шницель из говядины и жаренные зеленые помидоры, я бы сказала, что не голодна.

Луис подозвал одного из официантов, и человек исчез, чтобы вновь появиться с "Настоящей кровью". Бутылки стояли на большом подносе вместе с необычными темными бокалами.

 - Я уверен, что бутылки не привлекают ваши эстетические чувства, - сказал Виктор. - Они оскорбляют меня.

Как все официанты, мужчина, который принес напитки, был человеком - красивый парень в кожаной набедренной повязке (даже более маленькой, чем шорты Луиса) и высоких ботинках. Своего рода розетка, прикрепленная к его набедренной повязке, гласила "Колтон". Его глаза были потрясающего серого цвета. Когда он поместил поднос на стол и начал расставлять напитки, он думал о каком-то Шике или Чико... но когда он встретился со мной взглядом, он думал: "Кровь фейри на стаканах. Не позволяй своим вампирам пить."

Я бросила на него долгий взгляд. Он знал обо мне. Теперь я знала кое-что о нем. Он услышал о моей способности - общепринятой истине в сверхъестественном сообществе - и он верил в нее.

Колтон опустил глаза.

Эрик повернул крышку, чтобы открыть бутылку, а затем приподнял ее, чтобы вылить содержимое в стакан.

"НЕТ", - мысленно сказала я ему. Мы не могли общаться телепатически, но я послала волну отрицания и теперь молилась, чтобы он обратил на нее внимание.

- В отличии от вас, я не имею ничего против американской упаковки, - вежливо сказал Эрик, поднимая бутылку к губам. Пэм последовала его примеру.

Вспышка досады мелькнула на лице Виктора так быстро, что я могла бы пропустить ее, если бы не наблюдала за ним так пристально. Сероглазый официант попятился.

- Вы видели в последнее время вашего прадеда, Сьюки? - спросил Виктор, словно говоря "Попалась!"

Не было смысла притворяться, что мне неизвестно о моей связи с фейри.

- Не в последнюю пару недель, - осторожно ответила я.

- Но двое фейри проживают в вашем доме.

Это не являлось секретной информацией, и я была абсолютно уверена, что именно новый вампир Эрика, Хайди, рассказала Виктору. У Хайди действительно не было выбора, в этом и есть минус наличия живого человеческого родственника, которого вы все еще любите.

 - Да, мой двоюродный брат и мой двоюродный дед сейчас живут со мной, - я гордилась тем, что мне удалось произнести это едва ли не скучающим тоном.

- Я подумала, что вы могли бы дать мне некоторое представление о состоянии политики фейри, - вежливо попросил Виктор. Минди Симпсон, устав от разговора, в котором не принимала участия, начала дуться. Это было неблагоразумно с ее стороны.

- Только не я. Я держусь подальше от политики, - сказала я Виктору.

- Правда? Даже после всего, что вам пришлось перенести?

- Да, даже после всего, что мне пришлось перенести, - ответила я решительно. Ага, я просто безумно хотела поговорить о том, как меня похитили и пытали. Это же моя любимая тема для разговора! - Я просто зверь очень далекий от политики.

- Но все же зверь, - вкрадчиво заметил Виктор.

На мгновение все замерли. Однако я решала, что если Эрик и умрет, пытаясь убить этого вампира, то точно не из-за оскорбления в мой адрес.

- Да, все же зверь, - повторила я, мило улыбаясь в ответ. - Теплокровная, дышащая. Я даже молоко могу выделять. Полный набор млекопитающего.

Глаза Виктора сузились. Возможно, я зашла слишком далеко.

- Есть еще что-то, что нам необходимо обсудить, Регент? - спросила Пэм, справедливо полагая, что Эрик сейчас слишком зол, чтобы говорить. - Я с радостью осталась бы с вами, пока разговор со мной доставляет вам удовольствие, но сегодня вечером мне нужно работать в "Фангтазии", а у моего хозяина Эрика назначена встреча, на которой необходимо его присутствие. К тому же очевидно, что моя подруга Мириам недостаточно хорошо чувствует себя сегодня вечером, и мне нужно отвезти ее домой, чтобы она могла выспаться и прийти в себя.

Виктор посмотрел на мертвенно-бледную женщину, как если бы он только сейчас заметил ее.

 - О, вы знаете ее? - спросил он небрежно. - Да, я полагаю, кто-то упоминал об этом. Эрик, это та женщина, про которую ты говорил, что Пэм хотела обратить ее? Мне так жаль, что я сказал «нет», так как по моим подсчетам, она, может долго не прожить.

Пэм не двигалась. Она даже не дернулась.

- Можете идти, - сказал Виктор весьма бесцеремонно. - Я рассказал вам новости о своём регентстве и вы увидели мой прекрасный клуб. О, ещё, я подумываю об открытии тату салона, и может быть адвокатской конторы, хотя мой человек для этого должен будет подучить современное законодательство. Свою степень в области юриспруденции он получил еще в восемнадцатом веке в Париже. - Снисходительная улыбка Виктора полностью исчезла. - Знаете, что как регент, я имею право открыть бизнес в любом округе? И вся прибыль от новых клубов будет идти непосредственно мне. Я надеюсь, что твои доходы не слишком пострадают, Эрик.

- Нисколько, - сказал Эрик. (В любом случае это было не слишком актуальным, как мне кажется). - Мы все находимся в сфере вашего влияния, Хозяин. - Если это было сказано, что бы произвести впечатление, то выглядело весьма сдержанно, так что получилось сухо и пусто.

Мы поднялись, более или менее одновременно, и склонили головы перед Виктором. Он махнул свободной рукой нам и наклонился, целуя Минди Симпсон. Марк стоял по другую сторону вампира, прижимаясь к плечу Виктора. Пэм подошла к Мириам Эрнест и наклонилась над девушкой, чтобы обхватить ее и помочь приподняться. Стоя на ногах с помощью Пэм, Мириам сосредоточилась на том, как выйти из дверей. Ее сознание казалось помутневшим, но глаза все еще кричали о помощи.

Мы оставили клуб в мрачной тишине (по крайней мере, так протекало наше общение; музыка просто не унималась), в сопровождении Луиса и Антонио. Братья прошли мимо крепкой Аны-Людмилы, следуя за нами до самой стоянки, что меня удивило.

Когда мы прошагали через первый ряд машин, Эрик повернулся к ним лицом. Большая часть Эскалэйда перекрывала видимость между Анной-Людмилой и нашим маленьким отрядом, и это было не случайно.

 - Вы двое что-то хотите мне сказать? - спросил он очень тихо. Внезапно Мириам тяжело вздохнула и начала плакать, поняв, что она была за пределами "Поцелуя Вампира", тогда Пэм взяла ее на руки.

- Это не наша идея, шериф, - сказал Антонио, меньший из двоих. Его намазанное мускулистое тело мерцало под огнями парковки.

Луис сказал:

 - Мы верны Фелипе, нашему истинному королю, но это не легко - служить Виктору. В недобрый час нас отправили к нему в Луизиану. Сейчас, когда Бруно и Коринна исчезли, он не нашел никого, кто смог бы их заменить. Нет сильных заместителей. Он постоянно в разъездах, стараясь уследить за каждым уголком Луизианы. - Луис покачал головой. - Мы слишком перегружены. Ему нужно осесть в Новом Орлеане, заняться восстановлением жизнеустройства вампиров. Мы не должны таскаться в коже, едва прикрывающей наши задницы, разоряя твой клуб. Делёжка возможного дохода не есть хорошая экономика, и первоначальные затраты оказались непомерно высокими.

- Если вы хотите, что бы я предал своего нового хозяина, вы выбрали не того вампира, - сказал Эрик, и мне захотелось придержать челюсть, чтобы она не отвисла.

Это было как Рождество в июне, когда Луис и Антонио показали свое недовольство, но, очевидно, что здесь не все так гладко, как кажется... снова.

- Кожаные шорты, кстати, довольно привлекательны по сравнению с черной синтетикой, которую должна носить я, - сказала Пэм. Держа Мириам, она старалась не смотреть на нее и не привлекать внимание, как будто хотела, чтобы все остальные забыли, что девушка находится там.

Жалоба на костюм не в ее характере, в этом не было смысла. Пэм всегда казалась незаметной, если, конечно, это не было ее заданием. Антонио сделал разочарованный вид и отвернулся.

 - Предполагал ты окажешься ожесточенным, - пробормотал он и посмотрел на Эрика. – А ты самонадеянный. - После чего они развернулись и пошагали с Луисом назад в клуб.

Вдруг, Пэм и Эрик начали двигаться с такой скоростью, как если бы это было последним шансом уйти из этого места.

Пэм запросто подхватила Мириам и поспешила к машине Эрика. Он открыл заднюю дверь, и она посадила свою подругу внутрь, после чего скользнула в нее сама. Видя, что спешка этой ночью в порядке вещей, я уселась на переднее пассажирское сиденье и затаилась в молчании. Оглянувшись, я увидела, что Мириам пришла на минуту в сознание и ощутила себя в безопасности.

Как только автомобиль покинул стоянку, Пэм начала смеяться, а Эрик широко улыбнулся. Я находилась в замешательстве, чтобы спросить их, что тут смешного.

- Виктор просто не мог удержаться, - сказала Пэм. - Придумал целое шоу для мой бедный Мириам.

- А затем бесценное предложение от кожаных близнецов!

- Вы видели лицо Антонио?- спросила Пэм. - Честно, давно так не развлекалась, с тех пор как показала клыки старухе, которая пожаловалась на цвет, в который покрашен мой дом!

- Это заставит их задуматься, - сказал Эрик. Он взглянул на меня, его клыки блестели. - Хороший момент. Я не могу поверить, он думал, что мы на этом попадемся.

- Что, если Антонио и Луис были искренними? - спросила я. - Что, если Виктор взял кровь Мириам или принес ей свою? - Я крутанулась на месте, чтобы увидеть Пэм позади себя.

Она смотрела на меня почти с жалостью, как будто я безнадежный романтик.

 - Он не мог, - сказала она. - Это общественное место, кроме того, у нее множество живых родственников, и он должен знать, я убила бы его, если бы он это сделал.

- Нет, если бы умерла первой,- сказал я. Эрик и Пэм не особо уважали смертоносную тактику Виктора. Они казались почти безумно дерзкими. - И почему вы настолько уверены, что Антонио и Луис все это сделали только, чтобы увидеть вашу реакцию?

- Если они сказали то, что думали, то обратятся к нам снова, - сказал Эрик прямо. - У них нет другого выхода, если они поверенные Фелипе, то он вернет их обратно. Я подозреваю, что он на это способен. Скажи мне, любимая, а что за проблема была с напитками?

- Проблема в том, что он протер внутреннюю часть стекла кровью фейри, - сказала я. - Официант, парень с серыми глазами, дал мне подсказку.

Тут же улыбки исчезли с их лиц, будто повернули выключатель. Для меня это был момент неприятного удовлетворения.

Чистая кровь фейри опьяняет вампиров. Никто не знает, что бы Пэм или Эрик вытворили, выпив из тех бокалов. И сделали бы они это весьма быстро, потому что запах для них так же восхитителен, как и вкус.

Как попытка отравления, это было весьма тонко организовано.

- Не думаю, что такое количество способно заставить нас выйти из себя и потерять контроль, - сказала Пэм. Но в её голосе не хватало уверенности.

Эрик поднял свои белокурые брови.

 - Это был опасный эксперимент, - сказал он задумчиво. - Мы вполне могли бы напасть на любого в клубе, или даже на Сьюки, так как в ней тоже есть частица фейри. Мы бы выглядели дураками в любом случае. Возможно нас бы даже арестовали. Здорово, что ты остановила нас, Сьюки.

- Все благодаря моим способностям, - сказала я, подавляя чувство страха от самой идеи отравления Эрика и Пэм кровью фейри.

- И ты жена Эрика, - спокойно отметила Пэм.

Эрик посмотрел на нее в зеркало заднего вида.

Наступившая тишина была настолько плотной, что её можно было резать ножом. Эта тайная ссора Пэм и Эрика оставляла неприятный осадок, и я ничего не могла с этим поделать. И это мягко сказано.

- Вы что-то от меня скрываете? - спросила я, боясь ответа. Но лучше спросить, чем мучиться в догадках.

- Эрик получил письмо, - начала было Пэм, но прежде, чем я смогла отреагировать на это, в одно мгновение Эрик развернулся, вытянул руку и схватил ее за горло. Поскольку он всё ещё был за рулем, я начала в ужасе орать.

- Смотри на дорогу, Эрик! Сейчас не до разборок, - сказала я. - Просто возьми и расскажи мне!

Правой рукой Эрик всё ещё держал Пэм, она могла бы задохнуться, если бы дышала. Левой рукой он держал руль, пытаясь затормозить на обочине. Дорога была пустынной. Не знаю хорошо или плохо мне было от такой уединенности. Эрик посмотрел на своё дитя, его глаза просто пылали, казалось из них полетят искры.

 - Молчи, Пэм. Я приказываю. Сьюки, оставь эту тему, - сказал он.

Я могла бы сделать несколько вещей. Например, сказать: "Я не твоя подданная, что хочу, то и говорю", - или: "Пошел ты..., выпусти меня", - и позвонить брату с просьбой забрать меня отсюда. Но я сидела молча.

Мне стыдно говорить, но в тот момент я боялась Эрика, этот отчаянный и решительный вампир, напал на своего лучшего друга, из-за того что не хотел, чтобы я узнала... о чем -то. Через нашу с ним связь, я чувствовала целую связку отрицательных эмоций: страх, гнев, мрачную решимость, печаль.

- Отвези меня домой, - попросила я.

Как зловещее эхо отразился слабый голос Мириам: "Отвези меня домой..."

Спустя некоторое время, Эрик отпустил Пэм, которая рухнула назад как мешок риса. Она согнулась над Мириам, как бы пытаясь защитить ее. В полной тишине, Эрик довез меня до дома. Не было никакого намека на секс, который мы планировали, после вечерней "забавы". Но в данный момент, я бы предпочла секс с Луисом и Антонио. Или Пэм. Попрощавшись с Пэм и Мириам, я вылезла из машины, и пошла к дому не оглядываясь.

Полагаю, что Эрик, Пэм и Мириам поехали обратно в Шривпорт вместе, и я думаю, в какой-то момент он позволил Пэм говорить снова, но я не знаю.

Я не могла уснуть, после того как умылась и повесила на плечики прекрасное платье. Я надеялась, что у меня еще настанут счастливые времена для него, когда-нибудь в будущем. Я в нем выглядела слишком хорошо, чтобы при этом быть несчастной. Я задавалась вопросом, оставался ли Эрик таким же хладнокровным сегодня вечером, если бы это меня захватил Виктор, накачал наркотиками и усадил на ту банкетку всем на обозрение.

Ещё кое-что беспокоило меня. Вот что я спросила бы Эрика, если бы он не играл в диктатора: "Откуда Виктор получил кровь фейри?"

Вот что я бы спросила.


Глава 2 | Смертельный расчет | Глава 4