home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

На Эрика подействовало столь громкое заявление. Оба, и Одрина, и Колтон были напряжены. Мне-то это не впервой, плавали - знаем.

Я, раздув щеки, резко выдохнула в раздражении и отвернулась.

- Тебе скучно, любимая? - спросил Эрик голосом, от которого даже сосулькам стало бы холодно.

- Мы обсуждали это месяцами. - Может быть я и преувеличивала, но не слишком сильно. - Всё что мы делаем это переливаем из пустого в порожнее. Если мы собираемся делать что-то плохое, давай пойдём и сделаем это, а не будем обсуждать до самой смерти. Думаешь он не знает, что он в нашем хит-параде? Думаешь он не ждёт, что мы попытаемся что-то предпринять?

(Возможно эту речь, я хранила в секрете довольно долго даже от самой себя).

 - Ты не думаешь, что он делает всё это дерьмо тебе и Пэм, чтобы спровоцировать тебя на поступок, который оправдает то, что он вас унизил? Это очень-очень выигрышная ситуация для него.

Эрик смотрел на меня так, будто у меня выросла вторая голова. Одрина и Колтон сидели с открытыми ртами.

Эрик начал было говорить что-то, но быстро закрыл рот. Я понятия не имела собирается ли он на меня орать или выйдет молча.

- Так каково твоё решение? - Спросил он тихим ровным голосом. - У тебя есть план?

- Давайте встретимся с Пэм завтра вечером. - Сказала я. - Она должна участвовать в этом. - А так же это даст мне время кое о чём подумать без смущения.

- Хорошо, - ответил он. - Колтон, Одрина, вы уверены, что хотите рискнуть?

- Без сомнения, - ответил Колтон. - Одри, детка. Ты не обязана делать это.

Одрина фыркнула.

 - Поздно приятель! Все на работе знают, что мы живём вместе. Если вы восстанете, я, в любом случае, умру. Мой единственный шанс - присоединиться, думаю мы сможем сделать всё правильно.

Мне нравятся практичные женщины. Я оглядела её снаружи и заглянула внутрь. Я пришла с искренностью. Однако я была бы наивна, если б не заметила, что было бы очень практично со стороны Одрины пойти к Виктору и сдать нас. Это было бы самое практичное решение из всех.

 - Откуда нам знать, что вы не позвоните в ту же минуту, как мы выйдем из трейлера? - решила спросить я прямо.

- Откуда мне знать, что вы не сделаете то же самое? - Парировала Одрина. - Колтон оказал вам услугу, дав знать о крови фейри. Он поверил тому, то Хайди говорила о вас. И я верю, что вы хотите жить, не смотря ни на что, так же сильно, как и мы.

- Выживание - моё второе имя. Увидимся завтра ночью в моем доме, - сказала я. Я записала указания на старом бакалейном списке. Так как мой дом был изолирован и защищен, по крайней мере, у нас был бы какой-нибудь сигнал, если бы кто-либо следовал за Эриком и Пэм или Колтоном и Одриной.

Это была очень длинная ночь, и зевала я так, что это было чревато последствиями для моих челюстей. Я позволила Эрику отвезти нас в Шривпорт, потому что мы были ближе к его дому, чем к моему. Я была такая сонная, что вопрос "заниматься ли сексом еще раз" отпадал, конечно, если Эрик вдруг не обнаружил в себе тягу к некрофилии. Он рассмеялся, когда я произнесла это вслух.

- Нет, ты мне нравишься живая, тёплая и шевелящаяся, - сказал он. И поцеловал мою шею в своём любимом месте, от чего меня всегда бросало в дрожь. - Я думаю, что я бы смог разбудить тебя, - сказал он. Это конечно замечательно, но я всё равно не могла найти в себе сил. Я снова зевнула и он рассмеялся. - Я собираюсь найти Пэм и ввести её в курс дела. Я так же должен спросить как Мириам. Утром, когда проснёшься, езжай домой. Я напишу Мустафе, чтоб он забрал машину.

- Кому?

- Моего нового дневного человека зовут Мустафа Хан.

- Серьезно?

Эрик кивнул.

 - Побольше уважения, - сказал он. - Советую.

- Ладно. Думаю я останусь в комнате наверху, пока не встану. - Я стояла в дверном проёме самой большой комнаты на нижнем этаже, именно её Эрик предлагал мне. Спальня Эрика находилась в цокольном этаже, раньше это была игровая комната. Эрик нанял нескольких рабочих, чтобы они укрепили стены и установили очень тяжелую дверь, закрывавшуюся с внутренней стороны. Это будило во мне что-то вроде клаустрофобии, хотя я и ночевала там несколько раз, когда знала, что могу проспать допоздна. В спальне наверху были ставни и шторы, чтобы можно было сделать её светонепроницаемой для гостивших вампиров, но я оставила ставни открытыми и комната стала более приятной.

После катастрофического визита создателя Эрика, Аппиуса и его "сына" Алексея, мне повсюду мерещилась кровь, когда я приходила к Эрику в дом, и я чувствовала её запах. Но декоратор с большим бюджетом сменил ковры и всё перекрасил. Сейчас уже трудно было сказать что здесь произошло что-то зловещее, в доме пахло пирогом с орехом-пиканом. Этот "домашний" запах смешивался со слабым сухим запахом вампиров, нельзя было сказать, что пахнет неприятно.

После ухода Эрика, я закрыла дверь спальни и быстро приняла душ. Я хранила здесь ночную рубашку, нечто лучшее, чем моя обычная футболка с Твити[15]. Я расслабилась на превосходном матрасе и мне показалось, что я слышу голос Пэм в гостиной. Я пошарила в ящике прикроватной тумбочки и достала из неё свои часы и коробку Клинекса и положила их так, чтобы достать рукой.

Это было последнее, что я запомнила. Мне снились Эрик, Пэм и Амелия - они все находились в горящем доме и мне надо было вытащить их наружу, иначе они сгорели бы. Значение сна было совершенно ясным. Я только задавалась вопросом, почему я пустила Амелию в дом. Если бы сны точнее отражали реальность, то Амелия была бы тем несчастным случаем из-за которого и начался пожар.

Я заставила себя выйти из дома в 8 часов утра, проспав, наверное, часов пять. И этого явно было недостаточно. Я остановилась у "Хардис" и взяла булочку с сосиской и чашку кофе. После этого мой день стал немного ярче. Совсем чуть-чуть.

Если не акцентировать вимания на совершенно новом пикапе, припаркованном напротив автомобиля Эрика, мой дом выглядел сонным и обычным в тёплом утреннем свете. Это был ослепительно ясный день. Цветы, растущие вокруг входных ступенек повернули свои бутоны к солнцу. Я обошла кругом, гадая, кто у меня в гостях и в какой кровати этот кто-то спит.

Машины Амелии и Клода стояли на площадке возле заднего входа, оставляя немного места для моей. Мне казалось странным заходить в свой дом, когда в нём столько людей. К моему облегчению активности в доме не наблюдалось. Я включила кофеварку и пошла к себе в комнату переодеться.

Кто-то был в моей постели.

- Простите? - сказала я.

Элсид Герво сел. Его грудь была обнажена. Нижнюю его часть я не могла видеть под простыней.

- Это охрененно странно, - сказала я, разрываемая злостью. - Жду объяснений.

Лучезарная улыбка Элсида, которая мало подходила для объяснения того, что кто-то лежит в моей постели, не спросив моего согласия, угасла. Он стал серьезен и смущен, что было более приемлемым.

- Ты разорвала связь с Эриком, - сказал шривпортский вожак. - Я ошибался каждый раз, когда мы могли быть вместе. В этот раз я не хочу упустить свой шанс. Он ждал моей реакции, глядя на меня, не моргая.

Я рухнула на старый стул в цветочек в углу. Я часто бросаю одежду на него ночью. Элсид тоже бросил свою там. Я надеялась, что мой зад сделал кучу складок на его рубашке, которые никогда не сойдут.

- Так кто позволил тебе войти? - спросила я. Он должен был иметь хорошие намерения по отношению ко мне или защита не позволила бы ему войти, именно так говорила мне Амелия. Только в данный момент меня это не заботило.

- Твой кузен, фейри. Чем он занимается, кстати?

- Он стриптизер, - сказала я, пытаясь разрядить обстановку. Я не думала, что это будет великой новостью, пока не увидела лицо Элсида. - Итак, что же, неужели ты решил завалиться сюда спать и потом соблазнить меня, как только я войду в дверь? Забраться ко мне в дом и провести ночь, как бойфренд? А после секса попасть в Книгу рекордов Гиннеса?

О, Боже, откуда он взялся?

Теперь Элсид смеялся. И не мог остановиться. Я расслабилась, хоть мысли Вера и были трудны для понимания, я видела, что смеется он над собой.

- Мне тоже показалось это не лучшей идеей, - честно признался он. - Но Джанналинн думает, что это был бы самый короткий путь, чтобы заполучить тебя в стаю.

Ха. Это многое объясняет.

 - Ты последовал совету Джанналинн? Наверняка Джанналинн хотела поставить меня в неудобное положение, - сказала я.

- Серьезно? Чем ты ей насолила? Не пойму, зачем ей это делать? Особенно, когда она, должно быть поняла, что это неловко и для меня.

Он был её боссом, как и всей стаи, и играл довольно серьёзную роль в жизни Джанналинн. Я понимаю, что он имел ввиду, и я согласна с его оценкой Джанналинн. Тем не менее, как мне кажется, Элсид не чувствовал особого дискомфорта. Я была убеждена, что он надеялся, что, увидев его сидящим в моей кровати, взъерошенным и красивым, у меня дрогнет сердце. Но симпатичной мордашки для меня не достаточно. Я задавалась вопросом, в какой момент Элсид превратился в парня, который думает что такое возможно.

- В то же время она встречается с Сэмом, - сказала я. - Ты знаешь это, не так ли? Я ездила с Сэмом на свадьбу его родственников, и думаю Джанналинн ожидала туда поехать вместо меня.

- Так что, Сэм не настолько сходит с ума по Джанналинн, как она думает.

Я протянула руку и поболтала ей туда и сюда.

 - Она ему сильно нравится. Но он старше и более осторожен. - Почему мы сидим в моей спальне и разговариваем об этом? - Так, Элсид, ты думаешь, ты смог бы одеться и пойти домой?

 Я взглянула на часы. Эрик оставил мне записку, в которой говорилось, что Мустафа Хан должен был быть здесь в десять, у меня оставался час до этой встречи. Так как он был одиноким волком, он не хотел бы встретить и приветствовать Элсида.

- Я буду рад если ты ко мне присоединишься, - сказал он, и это казалось и искренним и самодовольным.

- Всегда приятно быть желанной. И ты "парень что надо", конечно же. - Я старалась, что бы это не звучало как отговорка. - Но я встречаюсь с Эриком, есть у нас связь или нет. Плюс, ты выбрал неправильный способ ухаживания, благодаря Джанналинн. В любом случае, кто тебе сказал, что мы разорвали связь?

Элсид выскользнул из кровати и протянул руку к одежде. Я поднялась и передала её ему, стараясь не опускать глаз. На нем было очень короткое нижнее белье, наподобие монокини. Или манакини? Натягивая рубашку, он произнес:

 - Твоя приятельница, Амелия. Она и её дружок заходили прошлым вечером в "Собачью шерсть" выпить. Я был уверен, что где-то её уже видел, потому и начал с ними болтать. Когда она услышала моё имя, то уже знала, что ты и я друзья. Она довольно болтлива.

Излишняя откровенность была одним из недостатков Амелии. У меня появились смутные подозрения.

 - Амелия знала, что ты собираешься сделать? - спросила я, указывая в сторону мятой постели.

- Я приехал сюда вслед за ней и её дружком, - сказал Элсид, что не было похоже на опровержение. - Они проконсультировались с твоим кузеном-стриптизером. Клодом? Он думал, что подождать тебя здесь отличная идея. На самом деле, думаю, что он не против был бы к нам присоединиться за пятьдесят центов. - Элсид сделал паузу, пытаясь застегнуть джинсы, подняв при этом бровь.

Я старалась не показывать свою неприязнь.

 - Вот, Клод! Вот, приколист! - Сказала я со свирепой улыбкой. Мне не казалось это таким уж забавным. - Элсид, думаю Джанналинн решила подшутить надо мной в отместку. Амелия хотела сохранить свой бизнес, а Клод просто решил посмотреть, что из этого получится. Это похоже на него. Кроме того, ты симпатичный Вер и все женщины вешаются на тебя, ты крупная шишка - вожак стаи! - Я стукнула ему кулаком по плечу в шутку, более или менее, и заметила, что он немного вздрогнул. Может и вправду я становлюсь сильнее рядом со своими родственниками-фейри.

Элсид сказал:

 - Тогда я возвращаюсь в Шривпорт. Но мы с тобой еще встретимся, Сьюки. Я всё ещё хочу воспользоваться шансом быть с тобой. - Он одарил меня широкой белоснежной улыбкой.

- Еще не нашли шамана в свою стаю?

Он застегивал пояс, и его пальцы застыли.

 - Думаешь это всё, что мне от тебя нужно?

- Думаю это может иметь ко мне некоторое отношение, - сказала я сухо. Иметь шамана в стае стало модным в настоящее время, вот стая Длинного Клыка и пыталась найти одного. Элсид побудил меня воспользоваться одним из препаратов, которым пользуются шаманы, чтобы усилить свои видения, и я получила очень жуткие и необычные возможности. Я никогда больше не хочу повторения этого. Мне это слишком понравилось.

- Нам действительно нужен шаман, - согласился Элсид. - И ты многое сделала для нас в ту ночь. Очевидно, что у тебя есть способности к этому. - Легковерие и недальновидность должно быть необходимые условия. - Но ты ошибаешься, если думаешь, что это единственная причина, почему я хочу наших отношений.

- Рада слышать, потому что иначе я выкинула бы тебя из головы. - сказала я. Эта тирада была окончательным хлопком, закрывшим дверь в мой хороший характер. - Позволь мне ещё раз подчеркнуть, что мне не нравится тот способ которым ты тут появился, и я не схожу с ума, от тех методов которыми ты пользуешься с тех пор как стал вожаком.

Элсид был искренне удивлен.

 - Мне пришлось измениться, - сказал он. - Не уверен, что ты имеешь в виду.

- Ты слишком привык быть королем всех кто тебя окружает, - сказала я. - Но я здесь не для того, чтобы судить тебя и говорить, что нужно изменить, потому что это только моё мнение. Видит Бог, я прошла через множество внутренних изменений, и уверена, некоторые из них не сделали мой характер лучше.

- Ты больше не любишь меня. - Он произнес это встревоженно, но с долей скептицизма, что оказало влияние на мои чувства.

- Не так как раньше.

- Тогда я выставил себя дураком. - Теперь он немного сердился. Ну, добро пожаловать в наш клуб.

- Засада не путь к моему сердцу. Или любой другой части меня.

Элсид вышел, не сказав ни слова. Он не хотел меня слушать, до тех пор пока я не повторила одну и ту же мысль разными выражениями. Может в этом всё дело? Повторять свои мысли по три раза?

Я наблюдала как его грузовик двигается назад по дороге, чтобы быть уверенной, что он действительно уехал. Я снова посмотрела на часы. Ещё девять тридцать. Я с молниеносной скоростью сняла покрывало с кровати, загрузила снятое постельное бельё в стиральную машину и включила её. (Я не могла представить себе реакцию Эрика, если он поднимется ко мне и обнаружит, что постель пахнет как Элсид Герво.) Я решила использовать оставшиеся несколько минут, прежде чем прибудет Мустафа Хан, чтобы сделать некоторый остро необходимый туалет, прежде чем проснутся Аманда или Клод и оккупируют ванную. Когда я расчесала свои волосы и затянула их в конский хвост, я услышала мотоцикл на дороге.

Мустафа Хан, пунктуальный одинокий вервольф. С ним был маленький пассажир, державшийся за него. Я наблюдала из переднего окна, как он соскочил с Харлея и неторопливо пошел к входной двери, чтобы постучаться.

Я открыла дверь и подняла взгляд. Ростом Хан был немного выше метра восьмидесяти, с коротко стриженным ёжиком. В тёмных очках, он старался быть похожим на Блейда, как я поняла. У него был золотисто-коричневый цвет кожи, как печенье с шоколадной крошкой. Когда он снял очки, я увидела, что его глаза точно как та тёмная крошка. Это единственное, что было в нём, отдаленно напоминающее сладкое. Я сделала глубокий вдох и почуяла запах чего-то дикого. Позади я услышала, что мои родичи-фейри спускаются вниз по лестнице.

- Мистер Хан? - Сказала я вежливо. - Пожалуйста, входите, я Сьюки Стакхаус, и эти два парня Дермот и Клод. - По жадному выражению Клода, я поняла, что не единственная, кто думал о шоколадном печении. Дермот только настороженно смотрел.

Мустафа Хан взглянул на них и выбросил их из головы, что показало, что он не был столь умен, как мог бы быть. Или, может, он просто думал, что они не имели отношения к его делу.

- Я здесь, чтобы забрать машину Эрика, - сказал он.

- Не могли бы вы зайти на минутку? Я сделала кофе.

- О, хорошо, - пробормотал Дермот и направился к кухне. Я услышала, что он говорит с кем-то и предположила, что Амелия и/или Боб ошиваются рядом. Хорошо. Мне нужно было поговорить с моей подругой Амелией.

- Я не пью кофе, - сказал Мустафа. - Я не употребляю стимуляторы любого рода.

- Тогда может стакан воды?

- Нет, я хотел бы вернуться в Шривпорт. Я получил длинный список поручений, которые должен сделать для г-на Высокого и Могущественного Мёртвого Парня.

- Каким образом вы получили работу, если так мало считаетесь с Эриком?

- Он не плох для вампа, - сказал с неохотой Мустафа. - Бубба тоже хорош. Но остальные? - Он сплюнул. Едва уловимо, но я поняла ход его мыслей.

- Кто твой приятель? - спросила я, кивая головой на Харлей.

- Много хочешь знать, - сказал он.

- Ага. - Я смотрела прямо на него, не отрывая взгляда.

- Подойди на минуту Уоррен, - позвал Мустафа и небольшой мужчина спрыгнул с Харлея и подошел.

Уоррен оказался примерно метр семьдесят ростом, бледный и веснушчатый, и у него отсутствовала пара зубов. Но когда он снял очки, я увидела ясные и спокойные глаза, кроме того на шее не было следов укусов.

- Мэм, - вежливо сказал он.

Я повторно представилась. Интересно, что у Мустафы был настоящий друг, о котором он не хотел чтоб кто-нибудь (хорошо я) знала. Пока мы с Уорреном обменивались комментариями о погоде, мускулистому Веру было нелегко обуздать своё нетерпение. Клод отчалил, незаинтересованный Уорреном и потерявший надежду заинтересовать Мустафу.

- Уоррен, как долго вы находитесь в Шривпорте?

- Черт возьми, всю мою жизнь. - Сказал Уоррен.

 - За исключением того времени, что я был в армии. Правда в армии я был пятнадцать лет.

Проще было узнать о Уоррене, но Эрик хотел что бы я проверила Мустафу. Пока что подражатель Блэйда не стремился сотрудничать. Расположение в дверном проеме не располагало к ненавязчивой беседе. Ну хорошо.

 - И давно ли вы знакомы с Мустафой?

- Несколько месяцев, - ответил Уоррен, взглянув на более высокого мужчину.

- Игра в "20 вопросов" окончена? - спросил Мустафа.

Я коснулась его руки, что было похоже на прикосновение к ветке дуба.

 - КиШоун Джонсон, - сказала я задумчиво, после того как немного порылась в его голове. - Почему вы сменили своё имя?

Он напрягся и сжал губы.

 - Я вновь обрел себя, - сказал он. - Я больше не раб дурной привычки, которого звали КиШоун. Я, Мустафа Хан, и я сам распоряжаюсь собой. Я принадлежу сам себе.

- Окидоки, - сказала я, прилагая все усилия, что бы это прозвучало мило. - Рада была познакомиться Мустафа. Желаю вам и Уоррену безопасной дороги до Шривпорта.

Я узнала достаточно на сегодня. Если Мустафа Хан собирался быть рядом с Эриком какое-то время, то я постепенно соберу пазл из проблесков его мыслей. Достаточно странно, что я подумала о Мустафе лучше, после того как познакомилась с Уорреном. Я была уверена, что у Уоррена были тяжелые времена и может он совершал плохие вещи, но я так же была уверена, что по своей сути он был надежным человеком. Я подозревала, что это могло бы быть верным и в случае Мустафы.

Поживём, увидим.

Буббе он нравился, но это не было такой уж хорошей рекомендацией. В конце концов, Бубба пил кошачью кровь.

Я отвернулась от двери, готовая встретиться лицом к лицу со следующей порцией проблем. В кухне я нашла готовящих Клода и Дермота. Дермот нашел упаковку с бисквитами Пиллсбери в холодильнике, открыл банку и положил бисквиты на противень. Духовка была предварительно разогрета. Клод готовил яйца, что было невероятно. Амелия вынимала тарелки, а Боб ставил их на стол.

Очень не хотелось прерывать такую домашнюю сценку.

- Амелия, - позвала я. Она была подозрительно сосредоточена на тарелках. Она подняла глаза так резко, как будто услышала, что я передёрнула свой дробовик. Я заглянула ей в глаза.

Виновна, виновна, виновна.

 - Клод, - сказала я ещё резче, он посмотрел на меня из-за плеча и улыбнулся. "Невиновен" - говорили его глаза. Дермот и Боб выглядели покорными.

- Амелия, ты рассказала о моих делах вервольфу, - сказала я. - И не просто любому вервольфу, а вожаку шрифпортской стаи. И я уверена, ты сделала это нарочно.

Амелия покраснела.

 - Сьюки, я думала, может ты захочешь чтобы кто-нибудь ещё знал, что ваша связь с Эриком разорвана, и ты говорила об Элсиде, так что когда я его встретила, я подумала...

- Вы пошли туда специально, чтобы рассказать ему, - сказала я непреклонно. - Иначе почему, из всех баров вы выбрали именно этот? - Боб выглядел так, будто собирался что-то сказать, я подняла свой указательный палец и ткнула в него. Он притих. - Вы сказали мне, что пойдёте в кино в Кларис. Не в вервольфовский бар в противоположном направлении. - Закончив с Амелией, я повернулась к другому преступнику.

- Клод, - сказала я снова, его спина напряглась, хотя он по прежнему продолжал жарить яичницу. - Ты пустил кого-то в дом, в мой дом, пока меня здесь не было, и ты дал ему разрешение лечь в мою кровать. Это непростительно. Почему ты так поступаешь со мной?

Клод осторожно переместил сковородку с конфорки, выключив её, поскольку всё было готово.

 - Он показался хорошим парнем, - сказал Клод, - и я подумал, что тебе возможно понравилось бы заняться любовью с кем-то, имеющим пульс для разнообразия.

Я фактически почувствовала, как что-то оборвалось внутри меня.

 - Ну ладно, - сказала я очень ровным голосом. - Слушайте. Я иду в свою комнату. Вы все съедаете еду, которую вы приготовили, затем вы пакуете вещи и уезжаете. Все вы. - Амелия начала плакать, но я не попыталась смягчить свою позицию. Я была сильно зла. Я посмотрела на часы на стене. - Через сорок пять минут, я хочу, чтобы этот дом был пуст.

Я пошла в свою комнату, закрыв дверь с необычайным спокойствием. Легла в кровать с книгой и попыталась читать. Через несколько минут раздался стук в дверь. Я его проигнорировала. Я проявила твердость. Люди, живущие в моём доме, сделали вещи, которые они не должны были делать, и знали это чертовски хорошо, и они должны знать, что я не потерплю подобного вмешательства, неважно, насколько оно умышленное (Амелия) или просто шутливое (Клод). Я спрятала лицо в ладони. Было трудно сохранять такой уровень негодования, тем более, что я не привыкла к этому, однако я знала, что будет очень плохо поддаться трусливому порыву, открыть дверь и позволить всем им остаться.

Когда я попыталась вообразить как делаю это, я почувствовала, что это было бы неправильно и плохо, я знала, что действительно хочу, чтоб они покинули дом.

Я была настолько счастлива видеть Амелию. Я была настолько рада, что она готова мчаться из Нового Орлеана, чтобы восстановить магическую защиту моего дома.

И я была так поражена, что она нашла способ разорвать узы, что позволила себе так стремительно сделать это. Я должна была сначала позвонить Эрику, предупредить его. Такой жестокости нет оправдания, кроме моей уверенности, что он попытается меня отговорить. Это был такой же плохой поступок, как и позволить себе принять наркотик шамана на собрании Элсида.

Эти два решения были моей ошибкой. Это были ошибки, которые совершила я.

Но это был плохой порыв со стороны Амелии, пытаться управлять моей личной жизнью. Я взрослая женщина, я заработала право принимать собственные решения, относительно того с кем я хочу быть. Я хотела оставаться подругами с Амелией навсегда, но не в том случае, если она собиралась управлять моей жизнью, в попытке сделать её такой, чтоб она нравилась ей.

И Клод, Клод играющий роль шутника, со своими хитрыми и своенравными уловками. Мне это так же не нравилось. Нет, он должен уйти.

Когда спустя сорок пять минут, я вышла из своей комнаты, я была немного удивлена, что они сделали, то что я им сказала. Мои гости ушли... за исключением Дермота.

Мой двоюродный дед, сидел на крыльце, его спортивная сумка стояла рядом с ним. В любом случае он не пытался привлечь к себе внимание, и я предполагаю, что он сидел бы там пока я не открыла бы дверь черного входа, чтобы ехать на работу, если бы я не вышла на заднее крыльцо, забрать бельё из стриральной машины и переложить его в сушилку.

- Почему ты здесь? -спросила я самым нейтральным голосом, на который была способна.

- Я сожалею, - сказал он, слова которых очень не хватало до сих пор.

Хотя узел внутри меня расслабился, когда он произнес "волшебные слова", я ещё не полностью победила.

 - Почему ты позволил Клоду сделать это? - спросила я.

 Я держала дверь открытой, заставляя его поворачиваться, чтобы говорить со мной. Он встал и повернулся ко мне лицом.

- Я не думаю, что то, что он сделал было правильным. Я не думаю. что тебе нужен Элсид, когда ты кажешься соединённой с вампиром, и я не думал, что результат будет хорошим для тебя или любого из них. Но Клод, своенравный и упрямый. Мне не хватило силы спорить с ним.

- Почему нет? - Это походило на вопрос себе, но это удивило Дермота. Он отвёл взгляд и посмотрел на цветы, кустарники и лужайку.

После задумчивой паузы мой двоюродный дед сказал:

 - Я не очень заботился о чём-либо с тех пор, как Найл снял с меня чары. Точнее, с тех пор, как вы с Клодом расколдовали меня. Я не могу найти цель, ради которой стоило бы жить. У Клода цель есть. Даже если её нет, он доволен своей жизнью, он очень человечен по натуре. - Затем он с ужасом посмотрел на меня, вероятно понимая, что в моём настроении "с читого листа" я могу найти его мнение, хорошим поводом, чтобы отправить его в дорогу вместе с остальными.

- Что за цель у Клода? - спросила я, потому что это показалось интересным моментом. - Не то чтобы я не хотела говорить больше о тебе, хочу, но я нахожу идею Клода с его тайными планами очень интересной, - не сказать пугающей.

- Я уже предал одного друга. - Сказал он. Не сразу я поняла, что он имеет в виду меня. - Я не хочу предавать другого.

Теперь планы Клода тревожили меня ещё больше, тем не менее, этому придётся подождать.

 - Почему ты считаешь, что чувствуешь опустошенность? - спросила я, возвращаясь к теме разговора.

- Потому что у меня нет лояльности. С тех пор как Найл удостоверился, что я выведен из круга Фейри... с тех пор как я бродил рядом с безумием так долго... Я не чувствую себя частью небесных фейри, и к водным фейри я не принадлежу, хотя и был в союзе с ними, пока был проклят" - добавил он поспешно. - Но я не человек и не чувствую себя таковым. Я не могу походить на человека больше, чем несколько минут. Другие феи в "Хулиганах", их группа... их объединяет только шанс. - Дермот покачал своей золотистой головой. Хотя его волосы были длиннее, чем у Джейсона, длиной до плеч, закрывающие уши, он никогда ещё не выглядел таким похожим на моего брата. - Я больше не чувствую себя фейри... Я чувствую себя...

- Как гость в чужой стране, - сказала я.

Он пожал плечами.

 - Возможно так.

- Ты всё еще хочешь работать на чердаке?

Он медленно выдохнул. И посмотрел на меня искоса.

 - Да, очень. Мог бы я ... сейчас этим заняться?

Я вошла в дом, взяла ключи от машины и достала из заначки деньги. Бабушка была горячим приверженцем заначек. Моя была спрятана во внутреннем кармане зимней куртки, висевшей в задней части шкафа.

 - Ты можешь взять мою машину и съездить в Хоум Депот[16] в Кларис. - Сказала я. - Держи. Ты же можешь водить?

- О, да, - сказал он, нетерпеливо переводя взгляд с денег на ключи. - Да, у меня даже есть водительские права.

- Как ты их получил? - спросила я, совершенно озадаченная.

- Я пошел однажды в правительственное учреждение, пока Клод был занят, - сказал он. - Я смог заставить их думать, что они видели нужные бумаги. Мне хватило магии на это. Отвечать на вопросы в тесте было легко. Я наблюдал за Клодом, так что заманить офицера на вождение было не слишком трудно.

Интересно, много ли водителей на дороге сделали тоже самое. Это объяснило бы многое.

 - Хорошо. Пожалуйста, будь осторожен, Дермот. Ах, ты знаешь о деньгах?

- Да, секретарь Клода учил меня. Я смогу расплатиться, с монетами тоже разберусь.

Ты большой мальчик, не так ли, подумала я, но сказать это было бы нехорошо. Он действительно был удивительно хорошо адаптирован для фейри, чуть не сведенного с ума колдовством.

- Отлично, - сказала я. - Хорошо провести время, не трать все мои деньги и возвращайся в течение часа, потому что мне нужно на работу. Сэм сказал, что я могу придти позже сегодня, но я не хотела бы этим злоупотреблять.

Дермот ответил:

 - Ты не пожалеешь об этом, племянница.

 Он открыл дверь в кухню, чтобы забросить в дом свою спортивную сумку, спрыгнул вниз по ступенькам и сел в мою машину, внимательно глядя на приборную панель.

- Надеюсь, что нет, - сказала я себе, пока он пристёгивался и трогался (медленно, спасибо Господу). - От души надеюсь, что нет.

Мои выдворенные гости не сочли себя обязанными вымыть за собой посуду. Не могу сказать, что для меня это стало сюрпризом. Я взялась за работу и вытерла стол после этого.

Приведя кухню в безупречный вид я почувствовала, что двигаюсь вперед.

Пока я складывала простыни, ещё теплые от сушилки, я говорила себе, что все сделала правильно. Я хотела, чтобы я могла сказать, что не думаю об Амелии, чувствуя вину за сделанное, однако рассмотрев всё снова я решила, что поступила правильно.

Дермот вернулся в течение часа. Он был счастлив и оживлен как никогда. Я действительно не понимала, как был подавлен Дермот, пока не увидела его действительно загоревшимся целью. Он арендовал шлифовальный станок и купил защитное покрытие, краску и пластик, изоленту и скребки, щетки и ролики и поднос для краски. Мне пришлось напомнить ему, что он должен что-нибудь съесть прежде, чем начинать работу, а также, что я должна буду уехать на работу в ближайшее время.

Ах да, ещё же сегодня планировалась встреча в моём доме.

 - Дермот, есть ли какой-нибудь друг, с которым ты мог бы прогуляться сегодня ночью? - спросила я осторожно. - Эрик, Пэм и двое людей приедут после того, как я закончу работать. У нас будет своего рода совещания по поводу кое-какой работы. А ты ведь знаешь как вампиры реагируют на вас.

- Я не пойду никуда с другими людьми. - сказал Дермот удивленно. - Я могу побыть в лесу. Это место делает меня счастливым. Ночное небо также хорошо как и дневное, насколько я могу судить.

Я подумала о Буббе.

 - Возможно, Эрик мог разместить вампира в лесу, чтобы наблюдать за домом ночью, - объяснила я, - Поэтому будет лучше, если ты погуляешь в другой части леса, подальше отсюда. - Я чувствовала себя ужасно, вываливая на него столько ограничений, но он был единственным, кто хотел остаться.

- Вероятно, это так, - сказал он, изо всех сил стараясь быть терпимым и полезным. - Я люблю этот дом, - добавил он. - В нём есть что-то удивительно уютное.

И видя его улыбку, то, как он смотрел на старый дом, я была более чем когда-либо уверена, что причиной того, что оба моих родственников-фейри решили жить со мной, стало невидимое присутствие "клавиель дор", а не моя одна восьмая фейрийской крови. Я была готова признать, что Клод считал мою кровь притягательной. Хотя я видела, что он достаточно дружелюбен, я была также уверена, если бы он понял, что я обладаю ценным артефактом, который мог бы осуществить его самое горячее желание - открыть портал в страну фейри - он бы разрушил дом до основания в поисках его. Мне не хотелось бы стоять между Клодом и "клавиель дор". И хотя я чувствовала что-то более тёплое и искреннее в Дермоте, я не собиралась доверять ему.

- Я рада, что ты здесь счастлив, - сказала я своему двоюродному деду. - И удачи с перестройкой чердака. - На самом деле теперь, когда Клод уехал, мне не нужна была ещё одна спальня, но я приняла поспешное решение чем-то занять Дермота. - Если ты меня извинишь, я пойду собираться на работу. Ты можешь начать выравнивать пол.

 Он сказал мне, что это будет его отправной точкой. Я не знала, с этого ли надо было начинать, но меня радовало, что теперь это его забота. В конце концов, учитывая состояние чердака, прежде чем Дермот и Клод помогли мне расчистить его, любая работа сделает его только лучше. Я убедилась, что Дермот был в маске, когда использовал шлифовальную машину. Я узнала об этой необходимости из телевизионного шоу про благоустройство жилья.

Джейсон заглянул во время своего обеденного перерыва, когда я наносила макияж. Я вышла из своей комнаты и увидела его, разглядывающим покупки Дермота из Хоум Депот.

 - Что ты делаешь? - Спросил он своего близнеца. Джейсон, очевидно, испытывал смешанные чувства относительно Дермота, но я заметила, что он был мягче к двоюродному деду, когда Клода не было рядом. Интересно. Они вместе зашагали по лестнице, чтобы посмотреть на пустой чердак, Дермот всю дорогу говорил.

Хотя я серьёзно опаздывала, я всё же приготовила Джейсону и Дермоту несколько бутербродов и поставила на стол поднос с двумя стаканами льда и двумя колами, после чего поторопилась влезть в униформу Мерлотта. Когда я вернулась, они сидели за столом, оживленно беседуя. Я не выспалась, мне пришлось убираться в доме после гостей и я не очень то преуспела с Мустафой и его приятелем. Но видя, как Джейсон и Дермот неподалеку болтают о растворителе, распылителе краски и защите окон от непогоды, я стала ощущать, что мир в какой-то степени пришёл в равновесие.


Глава 9 | Смертельный расчет | Глава 11