home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



24

Дон занял свое место, словно принимал обычных посетителей, а не был заложником. Мы сели напротив.

— Дон, я хочу представить вам Кости, настоящего, а не самозванца из холодильника. Вы должны помнить его по Огайо, где он сильно изменил дизайн шоссе.

— Все эти годы, Кэт, — грустно проговорил Дон, — все это время ты работала на другую сторону. Браво, ты меня одурачила.

Я открыла рот для негодующего ответа, но Кости меня опередил:

— Ты, пидор неблагодарный! Если я еще не выковыриваю тебя из зубов, то лишь из-за нее. Она вообразила, что ты — порядочный человек, с чем я не могу согласиться, и ни за что не желает обманывать твое доверие. Ты не можешь сказать того же о себе.

Я закатила глаза. Угрожать смертью — странный способ для начала разговора.

— Я вовсе не играла с вами, Дон, — сказала я. — Уезжая из Огайо, я верила, что оставила Кости навсегда. Он выследил меня и нашел две недели назад, но я никогда ничем себя не выдавала.

Дон покачал головой, коря себя:

— Я должен был почувствовать ловушку. Как ты добилась, чтобы твоя мать вам подыграла?

— Она не подыгрывала, — мрачно возразила я. — Кости предупредил, что хочет встретиться с ней по секрету от меня. Мы знали, как она поступит.

Кости фыркнул:

— Пока я добирался до ее дома, она успела вычернить себе оба глаза и перевернуть всю мебель. Но вернемся к вам, Дон. Большую часть жизни я занимаюсь одним ремеслом. Разыскиваю людей, и делаю это хорошо. Вообразите мое изумление, когда потребовалась уйма времени, чтобы ее выследить, и совершенно ничего не удалось узнать о ее отце. Я еще мог себе представить одну неудачу, но две? Оба скрыты так умело, словно их прячет одно лицо.

Недоброе предчувствие ознобом прошлось по хребту. Кости сжал мне руку:

— Когда она скрылась за дымовой завесой, мне показались странными две вещи. Во-первых, как вы сумели так быстро ее найти. Ко дню ареста вы знали о ней все. Слишком ловко. Такие исследования требуют времени. Вам пришлось потратить некоторое время на сбор данных, но как вы догадались это делать? Ответ один — вы уже знали, что она такое.

— Что? — Я с криком вскочила с места. — Дон, что вы скрываете?

— Сядь, милая. — Кости перехватил меня, когда я рванулась к столу, чтобы придушить Дона.

Тот мгновенно стал одного цвета с пергаментом.

— Во-вторых, — продолжал Кости, — меня поставил в тупик факт, что на то время, когда была изнасилована ее мать, не сохранилось сведений о недавно умерших, соответствовавших описанию ее отца. Ни одного покойника, даже самого неприметного. Эту загадку разрешил Джэн. Ты его знаешь как Лайама Фланнери, Дон. И ты посылал ее за ним, но ведь он был не обычной целью?

— Так, — ответила я за Дона, чей рот превратился в едва заметную щель. — Переходи к главному, Кости.

— Я отчасти надеялся, что здесь вступит Дон и закончит рассказ за меня, но он молчит. Возможно, всей душой надеется, что я говорю наугад. А?

Дон не ответил. Кости с сожалением хмыкнул:

— Вскрой конверт, который я тебе дал, Котенок.

Дрожащими пальцами я вытащила конверт, оторвала заклейку и развернула единственный вложенный листок. Это была газетная статья с фотографией. Но крупная подпись к ней расплылась у меня перед глазами, стоило мне взглянуть на лицо.

Улыбавшийся на снимке мужчина был рыжеволосым, с высокими скулами, прямым носом и мужественным подбородком. Я, хоть и не видела, могла побиться об заклад, что глаза у него серые. Даже на поблекшем снимке сходство было невероятным. Наконец я узнала в лицо того, кого ненавидела. И оно оказалось отражением моего лица. Неудивительно, что матери было так трудно со мной.

Я так увлеклась, пожирая глазами лицо своего отца, что лишь через минуту перевела взгляд на того, кто обнимал отца за плечи. «Семья отмечает награждение офицеров ФБР», — гласил заголовок.

Годы не пощадили его, но я узнала сразу. У меня вырвался яростный смешок, и я швырнула лист в Дона.

— Не правда ли, жизнь — одна большая шутка? Теперь я знаю, что чувствовал Скайуокер, когда Дарт Вейдер сказал ему, кто он такой. Только вы не мой отец. Вы его брат!


Я гневно взглянула на босса:

— Мне теперь называть вас дядя Дон? Сукин сын! Сколько раз вы посылали меня на самоубийственные миссии, зная, что я ваша племянница? У вас много общего с моей матерью — можно подумать, вы с ней в родстве!

Наконец Дон нарушил молчание:

— Почему я должен был думать, что ты окажешься другой? Тридцать пять лет назад мой старший брат начинал следить за Лайамом Фланнери, а несколько лет спустя вдруг исчез. Прошли годы. Мы считали его умершим, и никто не хотел рассказать нам о последнем деле, которым он занимался. Я сам вступил в ФБР, желая узнать, что с ним случилось. Со временем я выяснил, за кем в действительности охотился мой брат, и поклялся продолжить его дело, отомстить за него. А он однажды возник неизвестно откуда, сказал мне забыть о Лайаме и тайном мире, который я выслеживал, не то он меня убьет. Мой родной брат — я не мог поверить!

Через шесть месяцев произошло нападение на твою мать, в том самом городке в Огайо, до которого я его проследил. Прочитав описание насильника, я понял, что это он и что он перешел границу. Через пять месяцев она родила ребенка с генетической аномалией, отмеченной при родах. Да, я подозревал с самого начала и взял за правило время от времени осведомляться о тебе. А сам устроился на работу в этот департамент. Годы проходили спокойно, и я стал забывать о тебе. Потом твое имя всплыло в связи с серией странных убийств и крупных ограблений. Я уже был на пути к Огайо, когда убили родителей твоей матери.

Дон улыбнулся, но в его улыбке не было радости.

— Я тоже считаю, что жизнь — цепь комичных совпадений. Бог послал мне орудие достаточно мощное, чтобы остановить брата и его сородичей, например дочь. Да, я использовал тебя в ожидании дня, как ты превратишься в чудовище, подобное ему, но этого не случилось. Поверив, наконец, что ты другая, я послал тебя захватить Фланнери, чтобы использовать его как приманку для Макса. Наверняка это он подослал к тебе стрелка прошлым вечером.

У меня мысли помутились от последнего удара. Джэн превратил моего отца? Тот самый Джэн, который сделал вампиром Кости, приходился старшим и Максу? Стало быть, он отчасти в ответе за мою полумертвую жизнь? Невероятно!

— Фланнери не нанимал убийцу, — уверенно заявил Кости. — Ему она интересна живая. Ее хочет убить кто-то другой, прижившийся здесь.

Дон иронически хмыкнул:

— И как вы собираетесь искать этого мифического предателя? Пытать весь личный состав?

Кости обрушился на него:

— Для человека, много лет изучавшего вампиров, ты мало о них знаешь. Забыл об этом?

Он сверкнул зеленым взглядом. Свет ударил в лицо Дону, и он отвернулся.

— Завораживающий взгляд носферату. Как я мечтал научиться одним лишь взглядом выуживать из людей правду, не уподобляясь вампирам в остальном.

— Да… Такова расплата за силу, а платить приходится всегда. Тебя отпустить, Котенок? Хочешь оторвать ему голову?

Кости предложил это самым непринужденным тоном. Я неотрывно смотрела на Дона. Лишь теперь я увидела, что у нас одинаковые глаза. Как же я раньше не замечала?

— Мне следовало бы убить вас за то, что вы со мной сделали, но я не стану. Я понимаю желание отомстить лучше большинства людей. Иногда оно толкает на жестокие поступки. Например, можно послать на смерть племянницу ради того, чтобы однажды поймать в ловушку брата. К тому же, — я дернула плечом, — кроме матери, вы единственный мой родственник. Идите с нами или оставайтесь, но если пойдете — не вмешивайтесь. Удержитесь?

Дон встал:

— Удержусь.


Тэйт с Хуаном ждали за дверью.

— Мы вне подозрений, Кошка? — поинтересовался Тэйт, поглядывая на Кости, который опытным взглядом оценивал толпу пялящих глаза сотрудников.

— Пока да. Тэйт, Дон, нужна ваша помощь. Начнем с очевидного. Где команда? Они знают и кто я, и где живу. После этой комнаты они — наша первая остановка.

— Мы собрали всех. Тридцать человек ждут в тренажерном зале, но они вооружены, Кошка. Нам придется вызывать их маленькими группами, чтобы они не насадили мистера Острые Зубки на кол. — Тэйт презрительно взглянул на Кости, к ужасу сотрудников выставившего клыки и обнюхивавшего их одного за другим.

— Думаешь, меня напугает полная комната живых? — огрызнулся Кости. — Пусть оставят при себе свои игрушки: для них это будет полезным уроком. Как бы хорошо она их ни учила, они не она.

Хуан моргнул:

— Он справится со всеми ними, даже когда они вооружены серебром?

Как мне ни хотелось поспорить — я столько сил потратила на обучение ребят, — истина была в том, что они никогда не сталкивались с таким сильным вампиром, как Кости. Тем более в замкнутом пространстве, пусть даже величиной с футбольное поле.

— Угу. Только если в этом будет необходимость, правда, Кости? Времени жалко. И пожалуйста, никого не убивай. Это мои люди!

— Когда все собраны вместе, управиться проще. Тот, кто усерднее всех постарается меня убить, и будет искомым преступником. Или тот, кто намочит штаны. В этой комнате чисто — оборотня нет. Не волнуйся за своих веселых ребят, Робин Гуд, — до смерти доживут!

— Я хочу присутствовать, — проявил профессиональный интерес Дон. — Я еще никогда не видел мастера-вампира в деле. Только грязь, которую они оставляют после себя.

— Тут ты ошибаешься, — возразил Кости. — Ты много лет наблюдал, как она дерется, так что ты видел в деле мастера-вампира. Разве что у нее еще и сердце бьется.


Наш тренажерный зал больше походил на гимнастический. Его отличала лишь полоса препятствий, дополненная свисающими веревками, падающими предметами, уходящими из-под ног полами, водными преградами и обширным пространством для бега. Тусклое аварийное освещение играло на руку Кости.

Он потребовал, чтобы мы ждали в ложе Дона, глядя на зал сверху, — опасался, что в свалке меня проткнут или подстрелят. А посмотреть было на что! Когда в пределах видимости из полумрака возникло его бледное лицо, раздались крики, а затем все мгновенно пришло в движение, уследить за которым было непросто.

— Иисусе, — с трепетом выдохнул Хуан, — смотрите, он летает!

Кости передвигался презирающими гравитацию прыжками, разбивая построение, которому я обучила своих людей, сбивая и разбрасывая их, словно кегли. Тэйт недовольно покачал головой:

— Годы работы насмарку. Так и хочется самому их поколотить.

— Купер пытается их собрать, — заметила я. — Упс — и он сбит! Черт, Кости в самом деле развоевался. Мне потом понадобится пинта его крови, чтобы поставить их на ноги.

— С чего ты взяла, что он даст? — усомнился Дон.

— С того, что я попрошу. Вы и вправду тупой. Ради меня он забрался в эту адскую капсулу. Неужели вы думаете, откажется пожертвовать малостью крови, чтобы меня осчастливить?

Мой босс — или, лучше сказать, дядя — не ответил.


— Все в порядке. Котенок! — окликнул меня Кости. — Все чисто! Неплохая компания обормотов.

Он мимоходом пнул ногой одного из лежащих, отозвавшегося стоном. Взглянув на лицо Тэйта, я покачала головой:

— Говорила же, что всему, что я умею, меня научил он. «Пинай лежачего» — его излюбленное наставление. С остальными вы уже знакомы.

— Черт побери, Кошка! Он провел там меньше десяти минут. Как он сумел определить, что никто не замешан? Тем более большинство уже без сознания.

— Я ему доверяю, — просто ответила я. — Кости знает, что говорит. Мне его слова достаточно.

Хуан, обомлев, созерцал останки нашей команды. Потом его губы тронула улыбка.

— Это, — с чувством сказал он, — было круто!

Кости ускорил шаг, только когда мы подошли к медицинскому этажу. Его глаза позеленели, едва открылась дверь лифта. Он крепко поцеловал меня и оттолкнул обратно в кабину.

— Жди здесь, — отрывисто приказал он. — Я что-то чую.

Кости ушел, и Хуан с Доном последовали за ним. Тэйт остался со мной.

— Ловить ветер в поле… — буркнул он. — Что он мог учуять…

— Ш-ш-ш! — оборвала я, навострив уши, чтобы улавливать каждый оттенок звуков в соседнем помещении.

Что-то коротко проскребло, пискнуло, а потом раздался голос, в котором звучала смертельная издевка:

— Ну-ка, что тут у нас? Нет, ты не отворачивайся, смотри прямо на меня…

В лаборатории Кости пришпилил к стене бледной ладонью ассистента нашего патологоанатома, Брэда Паркера. Свет глаз озарял комнату жутким зеленоватым сиянием.

— Итак. На чем мы остановились? Расскажи все о своих делах, и в подробностях. Можешь начать с любого партнера.

— Один, — выдавил Брэд, — очень похож на нее.

Я похолодела. Дон встретил мой взгляд. Сомневаться, о ком говорит Брэд, не приходилось. Кости бросил на меня быстрый взгляд и снова повернулся к стоявшему перед ним мужчине:

— Вот как? Ну, рассказывай остальное.

На этот раз под диктовку писали Хуан и Тэйт, а я просто слушала, второй раз за два дня, описание составленного против меня заговора. Брэд знал его под другим именем, но явно имел в виду моего отца. Похоже, когда Джэн сопоставил фамильное сходство между Рыжей Смертью, с которой он столкнулся, и собственным подручным Максом, тот решил, что не хочет быть папой. Он выследил меня через Дона, догадавшись, что именно он меня прикрывает. Найдешь одного, и другая будет не далеко — справедливо заключил он.

Близкое знакомство с бюро и собственным братом помогло Максу поразительно быстро добиться успеха. Затем он нашел то, что искал, в Брэде Паркере, верность которого можно было перекупить и который знал достаточно, чтобы за его информацию стоило платить. План почти сработал. Не ужинай я тогда с вампиром, осталась бы без головы.

Закончив, Кости выгнул бровь в адрес Дона:

— У вас к нему еще есть вопросы?

Дон выглядел оглушенным.

— Нет, все схвачено. Тэйт, Хуан?

Они, онемев, покачали головой. Молчаливый ответ Тэйта выглядел более вымученным — его губы сжались в прямую линию, зато Хуан взглянул на Кости с восхищением. Начало положено.

— Хотите посадить его под замок?

Вопрос опять предназначался Дону. Я оценила широту жеста — Кости давал Брэду шанс сохранить жизнь. К моему удивлению, Дон махнул рукой:

— Разумеется, мы все равно не отпустим его живым, он слишком много знает. Только без грязи.

Тэйт вспыхнул:

— Ради бога! Нельзя ли отвести его вниз и пристрелить?

— Не будь ребенком, Тэйт! — рявкнул Дон. — Пуля или укус — конец один, а это его право. Он его нашел, а не мы. Если бы не он, Кэт бы скоро погибла, а я, что бы она ни думала обо мне, этого не хочу.

На последней фразе Дон взглянул прямо мне в глаза, и меня осенило. Он предлагал мир в виде сонной артерии Брэда Паркера. Не слишком мило, но для начала сойдет.

— Только не затягивай, — попросила я Кости. — Понимаю, что тебе хочется растянуть процесс, но не надо. Он этого не стоит.

Я не вышла из комнаты, вышел разъяренный Тэйт. Хуан помялся и остался, Дон тоже не двинулся с места. Кости зрители не смутили. Он, полностью выпустив клыки, укусил Брэда в шею и стал глотать. Никто, кроме меня, не слышал неизбежного звука смерти, которая, как я просила, наступила быстро.

— Ну вот, старина, — сказал Кости минуту спустя, когда Брэд мешком сполз на плитки пола. — Ни капли не пролил.

Я подошла к нему, перешагнув через Брэда, растянувшегося у самых ног. Кости поцеловал меня в лоб теплыми губами. Два убийства за день — он, наверное, отяжелел. С другой стороны, ужин прошлого вечера выпила из него капсула.

— Вы понимаете, что я его достану, Дон? — Не было нужды называть имя, да мне и не хотелось.

— Да, понимаю.

Он взглядом оценил нас обоих и потеребил бровь:

— Я хочу поговорить с тобой наедине, Кошка. Нам нужно кое-что обсудить.

— Поговорить можно, но только при Кости. Право, даже если бы он не мог нас услышать, а он может, я все равно бы ему рассказала.

Кости самодовольно улыбнулся Дону. Ну он заслужил право немножко похвастаться.

Дон кашлянул.

— Если ты настаиваешь. Хуан, будь добр убрать… — Он махнул рукой в сторону трупа Брэда, и мы пошли к нему в кабинет.


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава