home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

В следующий понедельник мой телефон зазвонил в десять минут шестого. Я взглянула на высветившийся номер и нахмурилась. Что это Дениз звонит мне из дома, когда ей уже пятнадцать минут как пора быть у меня?

— Что стряслось? — спросила я. — Опаздываешь.

Судя по звуку, она глубоко вздохнула:

— Кошка, ты только не злись, но… я не еду.

— Заболела? — забеспокоилась я.

Снова глубокий вздох.

— Нет. Я не еду, потому что хочу, чтобы с Ноем встретилась ты. Одна. Ты говорила, он производит впечатление вполне милого парня.

— Но я не хочу на свидание! — возразила я. — И пригласила его, только чтобы вас познакомить, а идти собиралась за компанию, не желая ставить тебя в неловкое положение, если вдруг он окажется не в твоем вкусе.

— Ради бога, Кэт! Мне не нужен еще один ухажер. А вот тебе нужен! Это я к тому, что моя бабушка живет более активной жизнью, чем ты. Слушай! Я знаю, ты не хочешь говорить о том другом парне, кем бы он ни был. Но мы дружим уже четвертый год, и тебе пора начать все заново. Потряси Ноя своим умением пить, пусть у него уши сгорят от твоего язычка. Хотя бы попробуй получить удовольствие от свидания с парнем, которого ты не собираешься убивать под конец вечера. Один разок! Может, тогда ты перестанешь все время грустить.

Она задела за живое. Правда, я никогда прямо не говорила о Кости и тем более не распространялась, что он — вампир, однако Дениз знала: я кого-то любила и потеряла. А еще знала, как мне одиноко, хотя в этом я не признавалась.

Я вздохнула:

— Не думаю, что это хорошая идея…

— А я думаю, — мгновенно перебила она, — что ты еще не умерла. А потому нечего вести себя будто покойница. Это всего лишь ужин, а не полет в Вегас. Никто тебя не заставит встречаться с ним во второй раз. Если сама не захочешь. Сходи! Давай!

Я взглянула на своего котика. Он моргнул так, что их единодушие с Дениз стало очевидным.

— Ладно! Ной должен подъехать через пять минут. Я пойду, но, скорее всего, ляпну что-нибудь неприличное и через час вернусь домой.

Дениз расхохоталась:

— Это ничего, главное — попытаться. Звякни, когда вернешься.

Я попрощалась и повесила трубку. Кажется, я иду на свидание. Волей-неволей. Проходя мимо зеркала, я взглянула на свое отражение.

Недавно ставшие каштановыми, волосы подрезаны до плеч и выглядят чужими. Но так и было задумано, на случай если Джэн решит подтвердить слухи о моем внешнем виде. Я не собиралась выдавать себя вампирам и вурдалакам одним только цветом волос. Еще забавнее было бы превратиться в блондинку. Так я рассчитывала увеличить количество своих трофеев. Рыжая Смерть ушла на покой. Да здравствует Смерть-брюнетка!


Когда Ной подъехал к дому, я была готова к встрече, насколько это вообще возможно. Он увидел меня, и улыбка застыла на его лице.

— В прошлый раз вы были рыжей, правда? Или мне это почудилось от волнения?

Я подняла бровь — теперь не рыжую, а медового оттенка:

— Захотелось перемен. Всю жизнь была рыжей, а теперь чувствую себя по-новому.

Он сразу дал задний ход:

— Да, вам идет. Очень красиво! Вы — красивая. То есть и тогда было красиво, и сейчас тоже. Едем, пока вы не передумали.

Я уже передумала, но к Ною это не имело никакого отношения. И все-таки, как ни обидно признавать, Дениз была права: я могу провести еще один вечер, терзаясь из-за того, с кем мне не бывать, или выбраться из дому и для разнообразия провести приятный вечер.

— Неприятное известие, — объявила я. — Моя подружка… гм… застряла и не сможет пойти. Извините. Если хотите отменить обед, я все пойму.

— Нет, — мгновенно улыбнулся Ной. — Я голоден, давайте поедим.

«Всего одно свидание, — напомнила я себе, подходя к его машине. — Что в этом плохого?»


Мы с Ноем отправились в итальянское бистро «Ренардо». Я из вежливости пила только красное вино, не спеша выдавать свое умение хлестать, как воду, джин с тоником.

— Кем вы работаете, Кристин? — спросил он.

— Полевые исследования и вербовка для бюро.

В некотором смысле так оно и было, если охоту на ночных тварей можно назвать «исследованиями», а под «вербовкой» понимать разъезды по всей стране в поисках лучших людей из числа военных, фэбээровцев и из уголовной среды. Набирая кадры для операций против неумерших, разборчивой быть не приходится. Кое-кто в нашей команде ранее носил оранжевое джерси, а, например, Хуан — опытная тюремная птаха — согласился работать на Дона, отсидев за решеткой двадцать лет. «Сборная солянка», не подходящая для большинства традиционных боевых подразделений, но, несомненно, убийственная.

Ной округлил глаза:

— Бюро? Вы — агент ФБР?

— Строго говоря, нет. Наш департамент, скорее, в ведении госбезопасности.

— Вы можете рассказать мне, чем занимаетесь, но потом должны меня убить? — поддразнил он.

Я чуть не подавилась вином. Сам сказал, приятель!

— Все не так увлекательно. Лишь исследования и вербовка. Хотя я постоянно на дежурстве, и расписание у меня необычное. Дениз сумела бы познакомить вас с Ричмондом лучше меня.

Я сказала это, чтобы развеять любые иллюзии. Ной, может, и милый, но продолжения не будет.

— Я знаю, что такое «необычное расписание» и постоянная готовность к вызову. Я сам в любое время готов выехать по срочному звонку. Конечно, это не так серьезно, как у вас, и все же… Ведь даже самое маленькое живое существо заслуживает внимания. Мне всегда казалось, что характер по-настоящему проявляется в том, как ты относишься к тем, кто слабее тебя.

Ну-ну! Он сразу поднялся на деление-другое в моих глазах.

— Жаль, что Дениз не смогла выбраться, — повторила я, наверное, в пятый раз. — Думаю, она бы вам действительно понравилась.

Ной склонился ко мне:

— Не сомневаюсь, но и не жалею, что ее нет. Моя просьба познакомить с кем-нибудь была просто предлогом, чтобы увидеться с вами. На самом деле я мечтал о свидании с тобой. Наверно, дело в тех мохнатых шлепанцах…

Я рассмеялась и сама поразилась этому. По правде сказать, я ожидала, что изведусь за вечер, но это было… мило.

— Буду иметь в виду!

Я рассматривала его поверх бокала с вином. Ной надел серую рубаху с высоким воротом, спортивную куртку и угольно-черные слаксы. Черные волосы были недавно подстрижены, но одна прядь все время падала на лоб. По его виду не скажешь, что у него трудности со свиданиями. Даже если бы кожа у него не отсвечивала под луной этим прозрачным молочным светом…

Я тряхнула головой. Хватит изводиться из-за Кости. У нас с ним все кончено. Если бы мы сумели обойти такое непреодолимое препятствие, как моя работа, — убивать неумерших — и свирепую ненависть моей матери ко всякому, у кого есть клыки, все равно ничего бы не вышло.

Кости — вампир. Он навечно останется молодым, а я буду стареть и умру. Единственный способ преодолеть мою смертность — перемениться самой, но этого я не хочу. Пусть сердце у меня разбито, но расстаться с ним было единственно верным решением. Черт! Кости, наверное, уже и думать обо мне забыл; живет своей жизнью. Мы ведь больше четырех лет не виделись. Пожалуй, и мне пора начать жить заново.

— Не хочешь вместо десерта пойти прогуляться? — импульсивно спросила я.

Ной не колебался:

— С удовольствием.


За сорок минут мы доехали до пляжа. Мартовский воздух был морозным, и я поплотнее запахнула пальто, обдуваемая холодным морским бризом. Ной шел совсем рядом, засунув руки в карманы.

— Я люблю океан. Ради него и переехал из Питтсбурга в Виргинию. Понял, что хочу жить у моря с тех пор, как впервые его увидел. Рядом с ним чувствуешь себя маленьким и в то же время принадлежащим чему-то большему. Звучит глупо, но это правда.

Я грустно улыбнулась:

— Вовсе не глупо. Я так же чувствую себя в горах. И до сих пор возвращаюсь туда при первой возможности.

Голос мой сорвался, когда я вспомнила, с кем впервые попала в горы. Надо с этим кончать! В страстном желании забыться я обхватила Ноя за шею и чуть ли не силой привлекла к себе. Он мгновение помедлил, прежде чем обнять меня в ответ, и сердце у него запнулось, когда я его поцеловала.

Вдруг так же внезапно я отстранилась:

— Прости. Я веду себя грубо.

Он неуверенно хихикнул:

— На такую грубость я и надеялся. Честно говоря, обдумывал тонкий маневр: пригласить тебя присесть, обнять за плечи… Но твой способ мне больше нравится.

Господи! У него губы разбиты в кровь. Как глупо: я совсем забыла о своей силе. Бедняга Ной, безропотная жертва насилия! Хорошо еще, что я не вбила ему зубы в глотку, — такое ему вряд ли бы понравилось.

Ной сгреб меня за плечи и на этот раз сам склонился ко мне. Я сдержала силу, поцеловала его нежно и позволила его языку проскользнуть между моими губами. Сердце его билось все чаще, кровь забурлила. Довольно забавно было слушать, как реагирует его тело.

Я оттолкнула Ноя:

— Это все, что я согласна тебе дать.

— Я и этим счастлив, Кристин. Единственное, чего я хочу, — это встретиться с тобой снова. Правда, я хочу опять тебя увидеть.

Его лицо было серьезным и таким открытым. Не то что мое, со всеми этими тайнами… Я снова вздохнула:

— Ной, я веду… очень необычную жизнь. Мне приходится много ездить по работе, исчезать без предупреждения. Почти все мои планы срываются. Ты думаешь, стоит влезать в такую жизнь?

Он кивнул:

— Еще как думаю! Ведь это твоя жизнь. Я мечтаю в нее влезть.

Благоразумие громко твердило мне: «Не делай этого!» Одиночество заткнуло ему глотку:

— И я буду рада с тобой увидеться.


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава