home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

Пули притормозили Лазауруса (серебро для вампиров — криптонит). Он залечил раны, но поесть не успел и потому работал не в полную силу. Большая часть крови Дэйва вылилась на пол, не попав ему в рот. А теперь приходится удирать через лес во всю прыть; времени на перекус нет.

Я превзошла свою обычную максимальную скорость и сокращала разрыв, отыскивая дорогу по запаху. К тому же лес был знакомый — здесь меня тренировал Кости. Переплетения корней и выбоины, о которые спотыкался Лазаурус, я миновала. Память вернулась легко и рисовала отчетливые картинки, будто рядом звучал насмешливый голос Кости с английским акцентом: «Это все, на что ты способна, Котенок? И только? Если будешь так ковылять, скоро станешь румянцем у кого-нибудь на щеках… Ну же, Котенок! Это смертельная схватка, а не долбаное чаепитие!»

Господи, как же я тогда его ненавидела! А сейчас была готова на все, лишь бы повернуть время вспять и снова оказаться рядом. Воспоминания меня пришпорили.

Я чуяла Лазауруса милях в пяти впереди. Он был с подветренной стороны и еще не поймал мой запах, но скоро это произойдет. Я надеялась на его чувство страха или появление такового в последний момент.

Лазаурус проломился сквозь чащу, чтобы пересечь дорогу, и застопорил движение в обе стороны. Спустя несколько секунд я последовала за ним, слыша скрип тормозов, по которым ударили водители, силясь разглядеть размытое пятно, промелькнувшее перед лобовым стеклом. Я гнала врага через сортировочную по рельсам, стараясь сократить дистанцию между нами. Цель уже показалась впереди, на расстоянии не более мили.

Лазаурус направлялся к озеру, а этого ни в коем случае нельзя было допустить: учитывая мою потребность в кислороде, в воде он легко уйдет от преследования. Я порылась в своей памяти, ища объект для вдохновения, и вспомнила пару карих глаз. «Не дергайся, милашка! Ты и оглянуться не успеешь, как я вернусь!» — произнес Кости, когда я видела его в последний раз. Это было словно удар хлыста. Если бежать достаточно быстро, можно вернуть прошлое и снова очутиться в объятиях любимого? Кто знает…

Я настигла Лазауруса меньше чем в двадцати метрах от воды и всю свою боль вложила в серебряный нож, вогнав его в сердце вампира. Однако клинок не повернула — рано, сначала надо поговорить.

— Как тебе это, Лазаурус? Больно, да? А знаешь, когда станет по-настоящему больно? Когда я его хотя бы чуточку поверну.

Я едва шевельнула рукоять. Он понял и застыл, серебристые глаза налились зеленью.

— Немедленно отпусти меня! — приказал он звучным голосом.

Я зло расхохоталась:

— Хорошая попытка, но сигары не будет! Мои мысли вампиры не могут контролировать, приятель. И знаешь почему?

Я впервые позволила ему увидеть свет своих глаз. Ранее этому помешали пули, летевшие в лицо. Лазаурус воззрился на меня:

— Не может быть! Ты дышишь, у тебя бьется сердце… Невозможно!

— Правда? Жизнь — сука, и одна такая приколола тебя.

Рядом со скрежетом остановилась машина, раздался топот бегущих ног. Мне не требовалось отводить взгляд, я и так узнала Хуана, Тэйта и Купера.

— Смотрите, амигос, что изловила Кошечка! — ядовито протянул Хуан.

Команда держала Лазауруса на прицеле. Он попытался овладеть разумом людей.

— Стреляйте в нее. Ведь вам хочется ее убить. Убейте ее! — приказал вампир, сверкая глазами.

— У нас нет желания убивать ее, — возразил Тэйт, пустив одну пулю в ногу вампира. — Нам хочется убить тебя.

Лазаурус вскрикнул раз, потом еще — когда Купер нажал курок и прострелил ему ляжку.

— Не стреляйте… пока. Надо получить ответы на некоторые вопросы. Надеюсь, он достаточно глуп, чтобы дать повод поуродовать себя.

Лазаурус не мог поверить в свою беспомощность:

— Что вы за твари? Почему люди мне не повинуются?

— Они недавно напились сока из твоих дружков в пещере. В их жилах — кровь неумерших. Твой сигнал до них не доходит, будто в дистанционке батарейка села. Хватит трепаться! Я буду задавать вопросы, а мои друзья — отрезать от тебя по кусочку всякий раз, когда ты не ответишь. Подходите ближе, парни, — мяса хватит на всех!

Они сгрудились вокруг Лазауруса, каждый сжимал в руке нож. Я улыбнулась, опрокидывая Лазауруса себе на колени так, чтобы серебро у него в спине не сдвинулось:

— Расскажи, как ты познакомился с Дэнни Мильтоном…


Вертолет унес тело Дэйва. Мы четверо провожали его взглядами, пока он не скрылся. Вертушка с остальной командой была неподалеку, но мы еще не погрузились.

— Кошка, ты всегда себя так чувствуешь — сильнее, быстрее… лучше? Как я с этим дерьмом в моем теле. Лучше других. Это пугает меня до смерти!

Тэйт говорил тихо: не было нужды кричать, хотя лопасти вертолета вращались почти над нами. Я тоже ответила негромко — он еще несколько часов будет слышать самый тихий шепот на расстоянии квартала:

— Поверь мне, Тэйт, при виде Дэйва с разорванным горлом я чувствовала себя как угодно, только не лучше других. Почему вы не послушались меня и не выпустили ракеты? Он остался бы жив…

Хуан тронул меня за плечо:

— Дэйв не соглашался, керида.[1] Он сказал, что не станет стрелять и что пора хотя бы раз вытащить из огня твою задницу. Вот мы и пошли в пещеру.

— Это не ваша вина. Виновата я, потому что приказала не стрелять. Прежде мне следовало предостеречь вас насчет вампиров.

Я резко отвернулась и пошла к вертолету. Почти рядом с дверью заговорил Купер, который после пещеры еще не сказал ни слова:

— Командир!

Я остановилась и стала ждать, выпрямив спину:

— Да, Купер?

Я заслужила любое обвинение, так как командовала операцией, в которой погиб человек. Парень остановился рядом.

— Когда я впервые о тебе услышал, подумал, что ты — уродец, — спокойно проговорил он. — Или игра природы, ошибка… Но теперь знаю одно: ты ведешь, а я иду за тобой. Как Дэйв. Он не ошибался, поступая так.

Купер первым поднялся в вертушку. Тэйт с Хуаном взяли меня за руки, и мы вместе вошли внутрь.


Дон постукивал ручкой по лежащему перед ним рапорту — не единственному. Мы оба были подавлены: только что похоронили Дэйва. Прежде чем прийти к нам, он был пожарным, и на похоронах собралась почти вся его прежняя команда. До последнего вздоха меня будет преследовать воспоминание о том, как его сестра, съежившись, закрывала гроб…

После нашего возвращения из Огайо прошло два дня, и Дон дочитал последний рапорт о происшедшем.

— Четыре года назад, после того, как ты выручила свою похищенную вампирами мать, пошли слухи о рыжеволосой женщине, наделенной сверхъестественными способностями. Спустя четыре года твоей службы у нас разговоров стало больше. В итоге Лазауруса наняли выследить и убить таинственную Рыжую Смерть. — Дон вздохнул. — Это однако не объясняет, почему он связал Кэтрин Кроуфилд и тебя. Вам не удалось что-нибудь вытянуть из него?

— Нет. — Мой голос звучал бесстрастно. — Он отбивался во время допроса, пришлось вспороть ему сердце. Как он узнал, что Рыжая Смерть — считающаяся умершей Кэтрин Кроуфилд, не известно. Может, просто удачная догадка. Нашел же он пещеру, читая старые полицейские рапорты, в которых отмечалось мое появление в данной части леса? А Дэнни обнаружил, потому что этот придурок, как видно, любил бахвалиться — мол, спал с убийцей губернатора.

— А — «Кис-кис, котенок»?

— Хеннеси — вампир, который исполнял поручения прежнего губернатора, знал меня как Кошку и мог рассказать другим.

Дон потер лоб — признак усталости. Мы все устали, но я не могла спать: стоило закрыть глаза, видела горло Дэйва.

— Полагаю, главное сейчас, что Лазаурус не знал твоей нынешней личины. Переходим к следующему пункту. Гоняясь за вампиром, согласно счетчику ты делала до восьмидесяти миль в час, и кто-то из команды говорил, что когда вы трое вышли из пещеры, ваши лица были в крови. Ничего не хочешь мне объяснить?

Дон был не дурак. Он знал, что мой прежний рекорд шестьдесят миль в час. Плюс повышенный уровень антител в крови. Достаточно оснований для подозрений. Трое мужчин категорически отрицали необычные действия с моей стороны, ссылаясь на «Брамс», когда речь заходила о результатах обследования. Почему я должна облегчать жизнь шефу?

— Нет.

Дон вздохнул и передвинул свой стул так, чтобы с минуту пялиться в стену. Обернувшись, он оставил эту тему:

— Ты стреляла в Дэнни Мильтона. Это что — новая, неизвестная мне тактика переговоров об освобождении заложников?

В его голосе чувствовалось одобрение — у Дэнни осталось не много поклонников. Особенно после того, как он чуть не сорвал мое прикрытие и, по сути, спровоцировал смерть Дэйва.

— Мне нужно было отвлечь вампиров. Трюк сработал.

— Да, сработал. Мы включили парня в программу по защите свидетелей. Думаю, у него хватит умишка больше не хвастаться. Правда, после общения с чистильщиками ему особенно не о чем рассказывать…

«Чистильщики» — славный термин для промывателей мозгов. Лучше бы я выстрелила Дэнни в голову, а не в бок. Тогда могла бы проколоть Лазауруса, и Дэйв был бы сейчас жив. А так на старом приятеле висит аж три долга: моя девственность, то, что он сдал меня полиции четыре года назад, и смерть моего напарника.

— Кэт! — Дон встал, и я последовала его примеру. — Я знаю, ты винишь себя. Дэйва все любили. Прочитав рапорты, я решительно считаю, что к смерти привели его собственные действия. Дэйву следовало оставаться начеку и не опускать оружие, а он расслабился, и эта ошибка и стоила ему жизни. Даю тебе двухнедельный отпуск — никаких учений, вербовок, проверок. Проветри голову и избавься от чувства вины. Можно сказать кое-что в пользу жизни, а не обычного существования!

Я безрадостно рассмеялась:

— Жить? Какая чудная идея! Попробую.


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава