на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



РЫЦАРЬ ФРЕЙДАЛ

Кто стал бы читать ныне о времяпрепровождениях

И радостных удовольствиях былого?

Позвольте же ему выйти на турнир

Во всем его самом полном блеске.

Это делал галантный Фрейдал, снискав себе

Славу в благородных делах чести,

И его блестящие деяния

Прославили его имя,

Его достоинства и его совершенство.

Всем известны стали

Множество его блестящих побед

У барьера, на маскарадах и на балах.

И эти веселые воспоминания его младых дней,

И память о былых победах

Освещают его преклонные годы.

(Подобных ему мир уже никогда не увидит снова.)

Theuerdank повествует о путешествии Максимилиана в Гент для бракосочетания с наследницей Карла Лысого, уделяя особое внимание его приключениям по дороге туда и перипетиях его ухаживания. Эта хроника была написана императором в качестве наставления Карлу V в пору его юности. Ее украшают 117 ксилографии, выполненных Гансом Шауффляйном.

Weissk"unig представляет собой историю его жизни и правления.

В Triumph описывается ход и достижения его правления, что символизируется картиной триумфальной колесницы, несущейся сквозь его царствие. Эта хроника была написана в 1512 году, большей частью под диктовку лично императора, а иллюстрации в ней изображают рыцарей на ристалище в боевом облачении, полностью готовых к участию в том или ином виде единоборств.

Ehrenpforte представляет собой памятник славе императорского имени и его правящего дома.

В хронике турниров Максимилиана, принадлежащей принцу Гогенцоллерн-Зигмарингену, яркие иллюстрации выполнены рукой Ганса Бургмайера из Аугсбурга, компетентного помощника великого «доспешных дел мастера» Коломана Кольмана, жившего и творившего в том же самом городе и известного под прозвищем Шлемник.

Большой интерес и значение представляют три своеобразных сочинения о турнирах курфюрстов Саксонии – Иоганна Стойкого, Иоганна-Фридриха Мужественного и Августа, не без доли сарказма прозванного, кажется, Карлайлом Сильным. Эти сочинения собраны в трех томах, которые хранятся ныне в публичной библиотеке Японского дворца в Дрездене. Иллюстрации, общим числом более трехсот, выполнены акварелью на пергаменте и изображают поединки на тупых копьях, на острых копьях и общие схватки двух отрядов, в которых участвовали эти курфюрсты на протяжении своего правления. Описания и иллюстрации дают достаточно полное представление об этих королевских забавах с 1487 по 1566 год. Самые ранние турниры курфюрста Иоганна начинаются в конце XV века, потом они продолжались в веке XVI, а третий том, созданный в 1584 году, содержит пятьдесят пять рисунков единоборств на острых и тупых копьях, в которых участвовал курфюрст Август, причем последний из них состоялся в феврале 1566 года в Дрездене. Рисунки эти выполнены Генрихом Гедингом из Брунсвика, придворным художником, причем многие из них представляются копиями с более ранних работ.

Известна также старая копия одной из книг в королевской библиотеке замка Кобурга. Профессор Хенель, куратор собрания Оружейной палаты в Дрездене, воспроизвел подборку иллюстраций из трех томов, посвященных турнирам с участием курфюрстов Саксонии, два из которых напечатаны в оригинальном цвете, а другой – в черно-белом варианте. Издание это осуществлено при содействии «Объединения историков оружейного дела» в Дрездене в 1910 году. Книга эта стала давно ожидавшимся изданием, поскольку оригинал хроник малодоступен.

В Оружейной галерее в дрезденском замке Иоханнеум[38] находятся двадцать девять картин маслом работы того же самого художника, который иллюстрировал и хроники турниров. Они изображают поединки курфюрстов на острых копьях. Картины эти представляют собой еще большую ценность, чем миниатюры в хрониках. Будучи написанными в гораздо больших масштабах, они передают намного больше разнообразных деталей как самих турниров, так и окружающей поле ристалищ обстановки. Одна из этих картин, как и последняя миниатюра в третьем томе хроники, изображает последнее единоборство курфюрста Августа, которое он провел с пожалованным дворянством мастером-оружейником Гансом Денном в 1566 году. Картина эта имеет подпись: «Поединок с Гансом Денном, который был выбит из седла. В феврале года 66 в Дрездене праздничной ночью». Картина, написанная маслом, плохо освещена да к тому же еще и потемнела от времени, но при тщательном рассмотрении заметно, что всадники и лошади – всего лишь модели, набитые сеном, а копыта лошадей приделаны к низким четырехколесным платформам. Фигуры приводятся в движение механическими устройствами, видны тросы и тяги, идущие как внутри, так и вне платформ; но сами эти устройства для приведения моделей в движение скрыты от зрителя. Эти модели, как следует из надписи на картине, представляют собой часть площадного действа во время карнавала, устроенного при дворе. Картина изображает момент, когда Ганс Денн падает на землю, выбитый из седла ударом курфюрста, его копье уже лежит на земле, тогда как курфюрст поднимает левую руку вверх жестом, который обычен для всадника после нанесенного им удара. Курфюрст облачен в доспех для поединка с геральдическим гербом и плюмажем на шлеме, на руке у него обычный щит. Ноги и ступни не защищены броней. Копье прочное, с закругленной опорой, имеет небольшой конический заостренный наконечник, чашка для защиты руки очень большая. На холке у лошади украшенный нашейный воротник, на голове – налобник с острием, голова и хвост украшены белыми перьями. Седло не имеет задней луки, поскольку цель состязания – выбить соперника из седла. Попона, спускающаяся до бабок, расписана звездами, листвой и гербом – стоящим на задних лапах львом.

Ближе к концу XVII столетия фигуры лошадей, использовавшиеся в лондонском Тауэре для демонстрации доспехов, были поставлены на ролики. Путеводители того времени, как и более позднего периода, повествуют, что они стали использоваться для отработки приемов сражения на ристалище. Вряд ли это справедливо в отношении именно данных фигур, скорее целью этого было облегчение их передвижения при уборке или перемещении. Но такие сведения путеводителей, однако, основываются, скорее всего, на том факте, что имелись фигуры лошадей с механическими приспособлениями для передвижения их навстречу друг другу с целью тренировки всадников и подготовки их к турнирам. В 1672 и 1673 годах в Англии были выправлены патенты на модели лошадей, оснащенные механическими устройствами именно для этих целей. Турнир, состоявшийся в Дрездене в праздник Двенадцатой ночи 1566 года, доказывает, что они имелись не только в Англии.

Сюжеты изображений и вышивок на попонах в XVI столетии часто были юмористическими, религиозными, а порой носили даже политический характер. На одной из дошедших до нашего времени попон изображен бочонок с порохом в момент взрыва, а рядом с ним – парочка целующихся влюбленных. На другой – стоящий посреди улицы человек в одной рубахе, весь вымокший до нитки из-за выплеснутой из окна воды. Примеры религиозных сюжетов – пропаганда реформ, агитация против Римско-католической церкви.

Девизы, изображенные на них, зачастую звучат необычно или заставляют задуматься:

Was achte ich des Mondes Schein,

wenn mir die Sonne gnedig sein[39].

Другой:

Niemand weisst mein Sinn,

Ob ich ein Fuchs od Hase bin[40].

Написанные на них юмористические девизы изображали порой сов, зайцев, мышей или лис. На попоны довольно часто были нашиты металлические полосы и бляхи в качестве защиты.

В договорах с оружейниками цена на полный комплект доспеха для поединков у барьера во второй половине XVI века обычно составляла от 100 до 200 талеров (от 20 до 40 фунтов стерлингов) – разброс довольно большой, хотя дополнительные украшения и защитные накладки часто стоили значительно больше. Курфюрст Саксонии Август заказал у оружейника Пеффенхойзера из Аугсбурга в 1582 году за 200 талеров доспех для единоборств у барьера со всеми относящимися к нему усилительными вставками, а также с дополнительными комплектующими для единоборств без барьера и пеших поединков. Более простой комплект «со скромной, обычного типа кирасой» предлагался за 100 талеров. К тому же, по обычаю, за каждый комплект мастер обычно получал еще и 4 талера «на чай». «Доспех для пешего боя стоил обычно дешевле, скажем, от 60 до 80 талеров в зависимости от качества. 16 сентября 1511 года «Конрад Сойзенхофер получил за два комплекта доспехов для его императорского величества и один для английского посольства 211 флоринов».

1512 год. 13 сентября. «Томас Вули уплатил от имени короля некоему торговцу из Флоренции за 2000 полных доспехов, сделанных по образцу, имеющемуся у Джона Донси, по 16 шиллингов за каждый комплект». Эти доспехи предназначались для простых солдат и не имели брони для защиты рук и ног.

Труд Ганса Швенка Wappenmeisterbuch, представляющий собой описание турниров герцога Вильяма IV Баварского и хранящийся в Королевской библиотеке Мюнхена, был начат в 1510 году. На его основании Фридрих фон Шлихтегролл в 1807 году вывел восемь различных видов единоборств и классифицировал турниры герцога, проведенные в первой четверти XVI века, а также и некоторые другие. Иллюстрации были воспроизведены в виде гравюр братьями Теобальдом и Клеменсом Сенефедерами, пояснения к ним написаны Шлихтегроллом.

Хроника турниров герцога Генриха Брауншвейгского и Люнебургского, составленная Полем Зунановицем в 1574 году, хранится в Дрезденском историческом музее.

Тема различных форм единоборств, пеших поединков и турниров, преобладавших в XV столетии, уже была слегка затронута, но теперь мы приведем более подробный перечень основных их видов наряду с описанием наиболее важных их разновидностей.

Основными разновидностями конных единоборств были следующие:


1. Поединки на поле для ристалищ с тупыми копьями или копьями с корончатыми наконечниками, при этом участники не разделены барьером. Главная цель поединка – преломить копья и выбить противника из седла.

2. Поединки на поле для ристалищ с острыми копьями, также без барьера; основная цель поединка – выбить противника из седла.

3. Поединки с копьями с корончатыми наконечниками, соперники скачут вдоль барьера, разделяющего их. В таком поединке главная цель – преломить копья.

Внутри двух первых групп имеется много вариантов.


Эти три основные разновидности конных единоборств более или менее практиковались во всех странах рыцарства в течение XVI века, хотя за пределами Германии обычным видом единоборств был поединок вдоль барьера. В германоязычных странах эти разновидности были известны соответственно как Gestech, или Stechen, Scharfrennen, или Rennen, и Welsch Gestech, или итальянский поединок.

Разновидность поединка на поле для ристалищ без разделяющего соперников барьера, с копьями, увенчанными корончатыми наконечниками, является очень древней, хотя на протяжении веков она подвергалась различным видоизменениям и дополнениям, делающим поединок более безопасным. Глаза лошадей были закрыты, чтобы они не могли отпрянуть в сторону или остановиться в момент удара и тем самым сбить прицел копья всадника. Порой их еще и лишали слуха, затыкая им уши ватой, а часто также надевали нечто вроде намордника. За исключением одного германского варианта этой разновидности единоборств, ноги всадников не были защищены доспехом – они вполне надежно были прикрыты стальными крыльями седла. Морду лошади закрывал налобник, часто увенчанный острием, а ее холку – нашейник. Подушка или тюфяк, набитый сеном, прикреплялись тяжами к луке седла и прикрывали грудь животного, смягчая удар при возможном столкновении, что происходило довольно часто при поединках без барьера. При таких столкновениях одна либо обе лошади часто падали вместе со своими всадниками. Изображение подобной подушки мы видим в «Турнирной хронике Рене Анжуйского» и в работе Бохайма «Оружейное дело», которая, как считается, принадлежала Максимилиану I и входит теперь в великолепную коллекцию оружия и доспехов в Вене. Лошади обычно были облачены в кожаную накидку, которая не доходила до ее груди, и покрыты сверху попоной, расписанной различными девизами. Седла для поединков первого рода, весившие около 10,2 килограмма, имели впереди высокую квадратную пластину, доходившую до груди всадника, и стальные крылья. Однако у седла отсутствовала задняя лука, так что удержаться в нем после удара было достаточно сложно. Голову рыцаря, участвовавшего в этом виде единоборств, защищал большой турнирный шлем. Такой поединок требовал от рыцаря гораздо большего мастерства и куда более искусной выездки коня, чем единоборство у барьера. Этот вид единоборств был весьма распространен в Германии, носил там название Gestech или, в сокращенной форме, Stechen и имел три разновидности:


а) Das Gestech im hohen Zeug, или Hohenzeuggestech («поединок в высоком седле»);

б) Das gemeine deutsche Gestech («обычный немецкий поединок»);

в) Das Gestech im Beinharnich («поединок в ножной броне»).


Поединок в Германии имел гораздо более жесткий характер, чем это практиковалось в других странах, и выбитый из седла рыцарь значительно чаще оказывался на земле.

«Поединок в высоком седле» был более старинной формой единоборства в этой группе, его главной целью было преломление копья. В ходе этого поединка сражающийся высоко сидел на своем коне в седле, имевшем форму колодца. Тело его имело отличную опору со всех сторон, так что оказаться ему на земле было маловероятно до тех пор, пока животное держится на ногах, а подпруга держит седло. Этот же вид седла применялся и в ходе поединка на палицах, который преобладал на протяжении XV столетия и уже был описан. Защитная передняя пластина седла доходила до груди всадника, широкая пластина стали опоясывала его тело, а стальные крылья седла были длинными и широкими. Все седло весило около 12 килограммов. Глаза коня во время поединка были закрыты шорами, его корпус обтягивал кожаный доспех, закрытый сверху матерчатой попоной. Ноги и ступни всадника были облачены только в штаны и башмаки на толстой подошве, в броне поверх них необходимости не было, поскольку стальные крылья седла обеспечивали вполне достаточную их защиту. Тяжелые доспехи рыцаря, кожаный конский доспех и толстая подушка на груди у коня в значительной мере сковывали подвижность лошади и всадника. Мощные фламандские кони «не срывались со своих мест на поле как молнии и не сшибались в центре ристалища с громоподобным грохотом», но выступали неспешным шагом.

На иллюстрации изображен Максимилиан в доспехах для поединка в высоком седле; иллюстрация воспроизведена из «Фрейдала».

В «обычном немецком поединке» целью единоборства было выбить соперника из седла или, по крайней мере, преломить копье об его щит. В «Фрейдале» имеется восемнадцать иллюстраций, изображающих этот вид поединка. Защитное вооружение для этого вида единоборств претерпело полное видоизменение примерно в начале XV века, когда для него был создан особый доспех. Ноги и ступни, однако, не были защищены броней.

На иллюстрации изображены два доспеха для германского единоборства в высоком седле. Оба датируются последней четвертью XV века, доспех с набедренником – более древний из них. Доспехи эти ныне хранятся в Париже.

На иллюстрации представлен доспех из лондонской Коллекции Уоллеса для «немецкого поединка». Он очень тяжел, весит около центнера[41] и дает возможность своему владельцу разве что сесть в седло и нацелить копье. По отметинам на доспехе становится очевидно, что он многократно побывал в деле, а его владелец блистал на многих турнирах. Доспех этот является единственным полным комплектом подобного образца, который сохранился в этой стране. Большой турнирный шлем весит около 20 фунтов: он выполнен в форме ведра, край которого спускается ниже верхнего среза кирасы, к последней он крепится тремя мощными болтами, двумя спереди и третьим сзади – причем задний, расположенный вертикально, позволяет установить необходимое положение поля зрения. Вершина шлема слегка скруглена над головой и имеет гребень в продольном направлении с рядом небольших отверстий для крепления геральдического гребня или венка, охватывающего его основание. Небольшие ушки для крепления внутренней подбивки шлема окантованы латунью, головки заклепок сделаны из того же металла. Визир оставляет рыцарю только весьма ограниченное поле зрения, передняя же часть лицевой поверхности шлема выступает несколько вперед, образуя нечто вроде птичьего клюва. Сам же шлем довольно просторен изнутри, так что его носитель может достаточно свободно двигать головой, даже с учетом надетой на ней войлочной шапочки и внутренней кожаной подбивки шлема. Над его головой к шлему изнутри прикреплены небольшие подушечки, набитые конским волосом или перьями. Нагрудник кирасы округлой формы, с правой стороны груди он плоский для лучшего удержания и нацеливания копья. Нагрудник усилен мощной накладкой в области живота, к которой приклепаны еще и пять стальных ламелей. Наспинник кирасы выполнен в виде трех частично перекрывающих друг друга пластин. Набрюшник в виде пяти ламелей прикрывает область паха. Накладки над подмышками, крепящиеся кожаными ремешками, плоские и очень большие – их диаметр достигает 9,5 дюйма. Правая накладка – подмышковая чешуйка – имеет вырез для древка копья, а также мощный хвостовик, который выполнял функции опоры для удержания тяжелого копья в необходимом положении во время скачки и для разгрузки направляющей его руки.

В этом случае древко копья лежит в выемке опоры для копья и удерживается вырезом накладки на плоском участке нагрудника. Половинки кирасы – нагрудник и наспинник – удерживаются вместе шарнирными полосками или стальными пластинками, в которых имеются отверстия для насаживания на фиксирующие выступы. После фиксации эти пластины крепятся гайками. Наплечники выполнены в виде пяти пластин с крыльями сзади, налокотники заострены. Поверх каждого плеча находится тонкое стальное оплечье, которое располагалось диагонально и крепилось к броне заклепками с латунными головками. Эти выступы имели около 2 дюймов в высоту и увенчивались остриями. Возможно, они предназначались для того же, для чего служили и острия на подмышковых чешуйках или заостренные концы нашлемного гребня, которые обычно выступали над турнирным шлемом. Подобные наплечные выступы имеются на двух похожих доспехах в Париже. На правой кисти рукавицы нет, остальная часть руки защищена стальной наручью до плеча, на наручи имеется клеймо аугсбургской гильдии оружейников. На левой руке, которой держат поводья, имеется жесткая и тяжелая турнирная рукавица. Турнирный щит сделан из прочного дерева, покрыт кожей и гипсом, имеет размеры примерно 15,5 дюйма в ширину и 14 дюймов в высоту[42], вверху он прямоугольной формы, а нижняя часть его несколько скруглена. Поверхность щита слегка вогнута и расписана геральдическим гербом. Щит имеет роговые вставки, которые придают ему гибкость и твердость. Он крепится шнурками через просверленные отверстия в деревянном основании, которое, в свою очередь, закреплено на нагруднике кирасы и удерживается в необходимом положении шнурком, крепящимся к шлему. На самом доспехе тоже имеется клеймо аугсбургской гильдии оружейников – еловая шишка и буква «S», сквозь которую проходит плохо различимый стержень. Доспех датируется последней четвертью XV века. Ножных доспехов к нему не полагается, очевидно, для того, чтобы всадник лучше охватывал ногами коня. Ноги всадника были облачены в плотно обтягивающие штаны, на ноги надевались башмаки на толстой подошве.

Почти идентичный двойник этого доспеха имеется в отличной коллекции в Нюрнберге. Он также изготовлен в Аугсбурге, и год его изготовления – 1498 – выбит на броне. Доспехи различаются только тем, что на доспехе Уоллеса набедренники выполнены в виде цельных пластин, тогда как на доспехе из Нюрнберга они сделаны из отдельных ламелей, что явно указывает на их более раннее происхождение. Имеются также три весьма похожих на них доспеха в Вене. Вес доспеха со щитом обычно был около 45,6 килограмма. При облачении рыцаря каждая часть его брони надевалась поочередно и крепилась болтами, последним устанавливался на место турнирный щит.

Копье делалось из ели или сосны и было весьма прочным; наибольший диаметр древка копья доходил до 9 сантиметров, длина до 373 сантиметров, а вес, вместе с защитным щитком и корончатым наконечником, достигал 14,3 килограмма. Образец такого копья можно видеть в личной коллекции автора в Тайнемауте.

Рисунок в хронике турниров курфюрста Иоганна Верного изображает конный поединок в Лейпциге в 1489 году между герцогом Гансом Саксонским и фон Вюнсдорфом, в ходе которого последний был выбит из седла. На голове у герцога турнирный шлем, подмышка прикрыта накладкой с острием, в руке у него тяжелое копье, оснащенное круглой формы щитком для руки. На коне надет нашейник с бубенчиками, на его груди подушка, а туловище коня покрыто попоной, на которой изображен королевский герб. Оснащение рыцаря полностью соотносится с датой изготовления его доспеха.

Фронтиспис этой работы взят из хроники турниров курфюрста Иоганна-Фридриха. Он изображает курфюрста в момент, когда тот выбивает из седла своего соперника. Доспех победителя, щиток, налобник его коня и корончатый наконечник его могучего копья окрашены в цвет стали. На его геральдическом гребне с короной в основании изображена темно-желтой краской с черными полосами эмблема или символ Саксонии. Штаны на нем в зеленую, розовую, белую и черную полосы, на ногах обувь из черного фетра. Попона коня, спускающаяся почти до его бабок, расписана белой и голубой краской, а также двумя оттенками красного, по ней разбросаны вензели «XS», вышитые золотой и серебряной нитью. Еще на ней изображены гербы Майнца, Тюрингии, Пфальца-Саксонии и Ландсберга, увенчанные шлемом и щитом Саксонии. На конях надеты нашейники с колокольчиками. Попона коня его противника окрашена в различные оттенки желтого и красного цветов и украшена растительным орнаментом. В гербе соперника курфюрста два серебряных рога и копье с корончатым наконечником, окаймленные по сторонам липовыми ветвями и листьями. Все детали доспехов очень хорошо различимы, а сам рисунок прекрасно сохранился.

Das Gestech im Beinharnish представляет собой единоборство верхом, при котором ноги всадников защищены броней. Цель состязания – выбить соперника из седла и преломить копье. В этом виде единоборства применялось особое седло, носившее название Kuriss. Использование брони для ног делало потерю всадником седла более простым делом, чем без нее, поскольку тот не мог так же прочно охватывать ногами туловище коня.

Поединки с острыми копьями, в отличие от описанных Фруассаром, гораздо больше были в ходу в течение XV столетия, а в Германии практиковались до середины XVI века, после чего их практически полностью сменили единоборства вдоль барьера. Эта разновидность поединков была известна в Германии как Scharfrennen или Schweifrennen, во Франции как La Cuirse `a la queue, она изображена шесть раз на иллюстрациях к «Фрейдалу» и много раз – в хронике турниров Саксонии.

Главной целью такого поединка было выбить соперника из седла, и форма седла создавалась именно с этой целью, хотя преломление копий также учитывалось при подведении итогов. Победителем провозглашался тот участник состязаний, который смог усидеть в своем седле дольше всего против самого большого количества преломленных копий или сохранить на голове свой шлем. Точкой, куда целился копьем участник подобного поединка, было забрало шлема его противника или его турнирный щит на левой стороне груди. В первую из названных точек было попасть куда труднее, чем во вторую, и копье куда легче могло соскользнуть, но умело нанесенный удар почти всегда приносил успех. Как правило, последствием удара было то, что всадника разворачивало в седле, когда он пытался сохранить равновесие, хотя обычно тот или другой из соперников оказывался на земле, а порой и оба они вылетали из седел, если только им вовремя не оказывали помощь пажи. Во время атаки рыцарь держал копье, слегка приподняв его наконечник, и, как и в других видах единоборств, сразу же отпускал копье немедленно после удара, поднимая руку вверх, чтобы преломленное копье упало на землю. Именно промедление в такой момент стоило жизни и привело к смерти французского короля Генриха II. Копье для такого поединка применялось длинное, тонкое, сделанное из мягкого дерева. Оно имело примерно 373 сантиметра в длину при максимальном диаметре около 7 сантиметров, против 9-сантиметрового копья, применявшегося для конной сшибки. Защитный щиток для руки на копье имел форму усеченного конуса. Этот жесткий вид поединка требовал более тщательной подготовки всадника и коня, а также более прочной посадки в седле.

Отличительными особенностями этой формы единоборства были следующие. Седло, употреблявшееся во всех его разновидностях, было меньше и легче, чем те, которые использовались во всех других видах поединков. Вес его составлял лишь немногим больше 4 килограммов, оно имело низкую переднюю луку и не имело луки задней, а по своей форме было во многом похоже на современное английское седло. С него свисали стальные крылья, весившие около 12 килограммов, которые защищали нижнюю часть ног всадника, остававшуюся не прикрытой доспехом. Собственно доспех был более легким, чем тот, который применялся в Stechen, хотя аналогичный ему по форме. Наспинник кирасы был более коротким. Шлем типа салад был выкован из одного куска стали и не имел подвижного козырька, но имел забрало. Нижний срез шлема заходил за верхний срез кирасы и крепился к нему болтами спереди и сзади. Шлем был подбит изнутри толстым слоем материи, и под него на голову всадника надевалась шапочка из кожи или шелка. Части шлема-салада, выступающие над теменем его обладателя, были дополнительно усилены накладными пластинами, налобниками. Имелась также и мощная пластина, усиливавшая защиту живота и нижней части туловища, к которой крепились болтами еще и мощные накладки. Конь был облачен в кожаный доспех, подушка с сеном защищала его грудь, поверх кожаного доспеха животное было покрыто вальтрапом.

Нагрудник кирасы был плоским с правой стороны, к нему болтами крепились опора для копья и упор для копья. Упор для копья был меньше того, что крепился на доспехе для Stechen, а само копье было легче. Над подмышками не было подмышечных лепестков, прикрывавших эти уязвимые места доспеха, но их вполне надежно защищал щиток для руки на копье, который был больше и отличался формой от того, который использовался в Stechen. Он представлял собой усеченный конус. Большой вогнутый щит был сделан из прочного дерева, обтянут кожей и покрыт стальной пластиной. Он имел размеры от 6 до 8 сантиметров в ширину и крепился болтами к забралу. Правое предплечье охватывала стальная наручь.

Доспехи как для Rennen, так и для Stechen изготовлялись такими, чтобы они по своим размерам подходили людям среднего роста того времени; поскольку доспехи стоили весьма дорого, богатые и знатные люди часто ссужали их своим менее обеспеченным собратьям, не имевшим подобного вооружения. Великолепный доспех для Schaff rennen, изготовленный для курфюрста Августа Саксонского (1553–1586) мастером Зигмундом Рокенбургером из Виттенберга в 1554 году, хранится в музее Дрездена. Форма доспеха изящна, он богато и со вкусом украшен человеческими фигурками, двуглавыми орлами и растительным орнаментом. Центральная часть нагрудника кирасы имеет копьеобразный выступ – особенность конструкции, которая продержалась довольно недолго. Наспинник же необычно короток, так же как и упор для копья. Этот доспех изображен на иллюстрации 6. Весит он около 40 килограммов. Шпоры имеют длинный стержень и как колесико, так и звездочку.

Большое количество турнирных доспехов, сохранившихся в Дрездене у курфюрстов Саксонии, имеет значительную ценность благодаря многим историческим экземплярам.

Экспозиция в Зале турнирного оружия дрезденского Иоханнеума дает прекрасное представление о Scharfrennen: участники турнира – на своих конях в турнирном облачении, полном до мельчайших деталей. Обращенные лицом друг к другу, они держат копья на упорах. Доспехи покрыты гравировкой и позолотой, каждая их деталь подлинная. Исключение составляют надевавшаяся под доспех одежда, штаны и башмаки на толстой подошве. Рыцарское вооружение относится к периоду примерно середины XVI века.

Иллюстрация изображает Максимилиана II, сидящего на коне и вооруженного для Scharfrennen (1564). Доспех этот находится в настоящее время в коллекции Артиллерийского музея в Париже.

На иллюстрации изображен Rennen, состоявшийся в Миндене между Августом Саксонским и Иоганном фон Ратценбергом. Именно этот турнир был проведен по условиям Gedritts, что означало – победитель в первом поединке должен будет скрестить оружие со вторым претендентом, чтобы обрести приз. Всего в турнире участвовало три человека, отсюда пошло и название этого варианта. Вторым соперником курфюрста был Ганс фон Шёнфельд. На рисунке хорошо различимы турнирные шлемы-салады, большие щитки на копьях, стальные крылья седел и прочие детали. Многочисленные изображения Scharfrennen встречаются во «Фрейдале» и в хрониках турниров Саксонии. Существовало много вариантов этого вида единоборств, и самым важным из них был Geschiftrennen, la course `a la targe fut'ee – «поединок с маленьким щитом». Он имел две разновидности, Geschifttartscherennen (от tartsche, щит) и Geschiftscheibenrennen (от scheibe, пластина или диск), которые имели одно основное отличие: рыцарь держал перед собой щит либо же прикрепленную к нагруднику кирасы большую пластину или диск. В обоих случаях, когда верно нацеленное копье ударяло в центр щита, приходил в действие механизм, освобождавший пружину, которая разрушала щит или диск на отдельные части. Эти части в виде клинообразных осколков проносились над головой участника поединка. В Geschiftscheibenrennen точно нанесенный удар оставлял стальную пластину на месте, из нее вылетала только центральная часть. В первом виде состязаний механизм был гораздо более сложным, чем во втором.

Вторичной целью этих двух вариантов единоборства было выбить противников из седла. Оба этих вида состязаний, как представляется, происходят от конных состязаний с поражением мишени. Иллюстрация, изображающая механизм на тыльной стороне щита, приводится в Армерианском кодексе рисунков в Мадриде, который датируется 1544 годом. Остальное вооружение и оснащение в обоих этих вариантах такое же, как и в Scharfrennen.

Изображения Geschifttartscherennen приводятся и во «Фрейдале», при этом состязающиеся как в поножах, так и без них. На рисунках, иллюстрирующих этот тур, осколки щитов разлетаются в воздухе, при этом оба соперника выбиты из седел; тогда как на иллюстрации 8, воспроизведенной в нашей работе, оба соперника удержались в седлах, а осколки их щитов летят над их головами. Имеется только одно изображение Geschiftscheibenrennen во «Фрейдале». Подобные иллюстрации имеются также и в «Триумфе Максимилиана».

В варианте состязания Bundrennen, часто называемом также Rundrennen или Course appel'ee Bund, состязующийся также старался нанести удар в щит соперника, но при этом главной его целью было выбить противника из седла. Из всех разновидностей поединка эта была самой опасной, поскольку в ней применялся разлетающийся на осколки щит, как и в Geschifttartscherennen, но отсутствовало предохраняющее лицо забрало. Острие копья соперника могло, скользнув, задеть лицо рыцаря, либо осколок щита мог зацепить его нос или глаза, нанеся серьезную рану. «Следить за этим поединком, – повествует Weissk"unig, – было, без сомнения, чрезвычайно интересно, хотя при этом тот или другой соперник выходил из него с достойными сожаления последствиями». На одном из рисунков «Фрейдала», изображающем этот поединок, мы видим императора и его соперника выбитыми из седел, тогда как на других рисунках щиты разлетаются в воздухе на осколки, но соперники удерживаются в седлах.

Другим видом единоборства был Anzogenrennen, или Course au pavois[43], при котором применялся очень длинный щит, прикрепленный болтом к забралу. Непосредственной целью поединка было выбить противника из седла или, по крайней мере, преломить копье. Рисунок в турнирной хронике герцога Уильяма IV Баварского являет нам отличную иллюстрацию поединка, состоявшегося в 1512 году. Имеются и более поздние примеры таких единоборств в турнирных хрониках саксонских курфюрстов. Руки соперников и их нижние конечности не защищены броней, доспехи на них такие же, какие применялись и в Scharfrennen. Щит очень длинный, верхний его край доходит до визира шлема, а нижний – почти до седла. Верхняя часть щита повторяет контуры нагрудника кирасы, тогда как нижняя часть вогнута. В центре щита обычно помещалось острие. Ряд иллюстраций во «Фрейдале» изображают соперников Максимилиана, выбитых им из седла; однако на одном из рисунков оба соперника удержались в седлах. На других рисунках мы видим на земле обоих соперников.

Поединок Kronlrennen был выдумкой, по всей вероятности, Максимилиана и впервые состоялся в 1492 году. В турнирной хронике курфюрста Августа Саксонского мы встречаем его описание под названием Halbierung. Он соединял в себе частично Schaffrennen и Gestech. В этой разновидности поединка один из участников облачен в доспех, обычно применявшийся в Schaffrennen, но вооружен копьем с корончатым наконечником для Gestech; а другой – в доспехе для Gestech сражается копьем с острым наконечником. Целями этого вида поединка было выбить противника из седла и преломить копья. Рисунок во «Фрейдале» изображает именно Kronlrennen; другое превосходное его изображение приводится также в турнирной хронике Августа Саксонского.

В Pfannenrennen соперники сражались без доспехов, лишь с одним стальным щитом у груди, причем головы коней были покрыты стальными наголовниками.

Последней из разновидностей Scharfrennen являются Feldrennen. В этом виде единоборства употреблялось седло того типа, что и при поединках вдоль барьера. Глаза коней не всегда были прикрыты шорами, непосредственной же целью поединка было преломление копий.

В «общем поединке», tourney proper, или m^el'ee, применялся обычный полевой доспех с седлом типа Kuriss. Преломив копья, соперники продолжали сражение на мечах.

Одной из разновидностей поединков XV столетия был Feldturnier, или полевой поединок, представлявший собой сражение двух верховых отрядов. При этом сражавшиеся были облачены в обычные боевые доспехи с дополнительными усилительными вставками или без них. Эта разновидность единоборств изображена в турнирной хронике герцога Уильяма IV Баварского, причем каждый рыцарь показан вооруженным всегда двумя мечами. Чем именно этот вид поединка отличался от обычной групповой схватки, не вполне понятно. В ходе этого поединка рыцари сражались как копьями, так и обоими мечами.

Единоборства у барьера были упомянуты уже не раз, как не раз говорилось и об их преобладающем характере. Есть основания полагать, что они практиковались уже в первой четверти XV века. Упоминали мы и о поединках у барьера toile, которые устраивались в Аррасе, что в провинции Бургундия, в 1430 году, а также и о других, более поздних турнирах этого типа. Виконт Дийон в своей работе «Поединки у барьера во времена Тюдоров», опубликованной в «Археологическом журнале» за 1898 год, на основании «Хроник Сен-Реми» высказывает мнение, что toile, или барьер, появился, по всей вероятности, в Португалии. Как уже говорилось, определяющим в этом виде поединков является то, что он проводится вдоль барьера, который разделяет соперников. Они скачут навстречу друг другу, обращенные один к другому левой стороной туловища, и наносят удар острием копья. Первоначально барьер представлял собой именно toile, канат, натянутый вдоль всего поля ристалища, со свисающей с него материей. Но поскольку это не могло исключить столкновения лошадей, со временем появился барьер из досок, обыкновенно высотой в 6 футов, надежно разделяющий соперников, что сделало этот вид единоборств намного более безопасным. Появление барьера сделало нанесение удара копьем куда более сложным делом, чем при обычном столкновении; теперь участились случаи промахов. Основной целью этого вида поединков было преломление копий, хотя преследовалось и выбивание противника из седла, что случалось далеко не редко. Но выбивание противника из седла считалось задачей трудной из-за формы применявшегося седла, так называемого Kuriss, с приподнятым краем сзади и высокой передней лукой, благодаря которым всаднику было гораздо проще удержаться в седле при ударе. Обычно вес седла такого типа достигал немного более 9 килограммов. Единоборство вдоль барьера довольно скоро почти вытеснило другие формы поединков во Франции, Италии и Англии; но в Германии оно укоренилось не ранее XVI столетия, проникнув в эту страну и в Австрию, как утверждали современные тому авторы, из Италии. Само название Welsch Gestech («итальянский поединок»), данное ему в фатерланде, явно подтверждает это. И в самом деле, как раз в тот период Максимилиан ввел в практику в своих владениях доспех нового типа из Италии. Хотя и довольно часто практиковавшийся в Германии в первой половине XVI столетия поединок вдоль барьера ни в коем случае не заменил «свободного единоборства». Несколько иллюстраций во «Фрейдале» посвящены этому виду турниров.

Иллюстрация изображает поединок вдоль барьера, состоявшийся в Аугсбурге в 1510 году между герцогом Уильямом IV Баварским и пфальцграфом[44] Рейнским Фридрихом. Иллюстрация воспроизведена с рисунка в «Книге гербов» Ганса Швенка. Барьер в три широких доски представлял собой достаточно массивное сооружение. Сражающиеся облачены в доспехи несколько более ранней формы, а именно Stechzeug, того типа, который использовался в германском Gestech, то есть без поножей. Эта разновидность доспеха описана и изображена на иллюстрации. Нагрудник кирасы этого доспеха со стороны копья плоский и имеет как опору для копья, так и упор для него. Шлемы рыцарей увенчаны плюмажами. Вальтрап на лошади герцога темного цвета, на нем отражаются лучи солнца; голова лошади также увенчана плюмажем. Нашейник с колокольчиками охватывает шею животного, налобник украшен изображением солнца. Отчетливо видны копья с корончатыми наконечниками; древки копий постепенно сужаются к наконечникам, имеющим по три коротких острия-упора.

Иллюстрация изображает два великолепных комплекта доспехов для поединков вдоль барьера, хранящиеся в Париже; один из них имеет прикрепленные к нему в нужных местах латную перчатку и дополнительные усиливающие вставки.

Иллюстрация изображает германский доспех из коллекции в Дрездене для этой разновидности единоборства. Он датируется приблизительно 1580 годом. В Коллекции Уоллеса, которое находится в Оружейной палате Лондона, имеются три доспеха для поединков вдоль барьера. Первый из них – доспех для Realgestech, что видно по щиту с горизонтальными ребрами. Такое устройство служит для удержания наконечника корончатого копья при ударе, не давая ему скользнуть по щиту – еще один шаг в сторону большей безопасности состязающихся. Этот вариант представляет собой более позднюю разновидность единоборства у барьера.

Доспех, изображенный на иллюстрации, относится, как можно судить, к более раннему периоду, чем два других доспеха. Для такого заключения дает основание небольшое квадратное отверстие или окно с правой стороны его забрала, которое, будучи открытым, позволяло своему владельцу свободно разговаривать. Отверстие это имеет площадь около трех квадратных сантиметров, а в закрывающей его пластине проделано несколько отверстий для доступа воздуха к владельцу даже тогда, когда она закрыта. Разумеется, когда владелец доспеха готов был ринуться на соперника, отверстие это закрывалось. В других отношениях все эти три доспеха очень похожи; выступающие углом вперед нагрудники их кирас позволяют определить время их изготовления с большой точностью. Щиты доспехов практически идентичны по размерам и форме. Они закреплены перед левой половиной шеи и прикрывают левое плечо и грудь, доходя внизу до середины нагрудника кирасы. Другие дополнительные вставки тоже присутствуют на доспехах, либо для их крепления предусмотрены отверстия.

Печальный инцидент, закончившийся смертью Генриха II Французского, произошел во время fete d'armes, состоявшегося в Париже в 1559 году. Французский король состязался вдоль барьера с графом Монтгомери. Виной всему была нерасторопность графа, не бросившего вовремя свое преломленное копье.

Рисунки Ганса Бургмайера в «Триумфе Максимилиана» дают нам представление о некоторых разновидностях германских турниров того времени.

На одном из рисунков изображен Welsch Gestech («итальянский поединок»), или поединок вдоль барьера. На головах всадников обычные шлемы для поединка, все дополнительные защитные вставки на своих местах. В руках у них копья с корончатыми наконечниками, несколько более легкими, чем те, которые применялись в германском Gestech и в Scharf ernennen. Защитные щитки на копьях круглой формы. Шлемы участников увенчаны плюмажами.

Следующий рисунок изображает Gestech, или германский поединок. Шлемы того же самого типа, что и на предыдущем рисунке. На груди у лошадей подушки, а на уплощенных правых сторонах кирас видны Rasthaken, или опорный крюк, и Rusthaken, или упор для копья. Копья гораздо тяжелее и увенчаны корончатыми наконечниками. Ясно различимые геральдические гребни имеют весьма причудливые формы.

Еще ряд рисунков дает нам представление о следующих видах единоборств.

Hohenzeuggestech – соперники сидят в высоких седлах, применявшихся в этом виде состязания. Их головы закрывают шлемы, а все дополнительные вставки на своих местах. Копья всадников с корончатыми наконечниками того же типа, что и во всех разновидностях Gestech.

Das Gestech im Beinharnisch – разновидность Gestech, при которой ноги сражающихся прикрыты поножами, что и отражено в его названии.

Bundrennen – разновидность поединка, при котором лица сражающихся за разлетающимся на части щитом не защищены забралом. Это обстоятельство делало его одним из самым опасным из всех видов поединка, поскольку часто приводило к ранениям лица. Защитный щиток на копье большой, в виде усеченного конуса.

Geschifttartschenrennen – поединок, при котором щит от удара копьем в определенную точку разлетается на части поверх голов сражающихся.

Geschiftscheibenrennen – поединок, в принципе схожий с последним, но отличающийся от него тем, что щит имеет форму диска, который при точном ударе взлетает в воздух. Иногда сам щит остается на месте, но из него вылетает центральная втулка.

Несколько пеших поединков XV столетия, возможно самых опасных из всех разновидностей турниров того периода, были подробно описаны в главах 3, 4 и 5, где приведена квинтэссенция из повествований современных им хронистов. Характер таких сражений претерпел значительные изменения в столетии XVI, благодаря введению барьеров, поверх которых соперники сражались. Верхний край барьера доходил до груди соперников и препятствовал тому, чтобы они намертво захватили друг друга в клинче или вышли за рамки определенных правил. Барьер появился на поле для поединков, по всей вероятности, в последнем десятилетии XV столетия. Как и барьер для конных ристалищ, он был введен с целью снизить риск получения серьезных ранений при пеших поединках. В самом деле, новый вариант единоборств стал едва ли более опасным, чем футбольные сражения наших дней. Эта позднейшая фаза эволюции ристалищ прекрасно отображена виконтом Дийоном в статье «Барьеры и пешие поединки», опубликованной в «Археологическом журнале» за 1904 год. Доспехи для этого вида единоборств отличались особой массивностью, наличием своеобразного фартука (Kampfschutz, нечто вроде продолжения налядвенников, прикрывавших верхнюю часть ног сражающихся) и большого круглого шлема. Прекрасный экземпляр доспеха для пешего поединка у барьера можно видеть в лондонском Тауэре. Этот шедевр мастерства оружейников, весящий около 93 фунтов[45], был преподнесен Максимилианом Австрийским Генриху VIII. В венском собрании имеется семь полных комплектов доспехов для пеших поединков, значительно отличающихся друг от друга по форме и весу. Оружие, применявшееся в этом виде единоборств, упоминается во «Фрейда-ле»: это мечи различной формы, в том числе «бастард» (с рукоятью в полторы руки), Kurissschwert, или армейский меч, и даже двуручный меч (Zweihander, или Schlachtschwert), кинжал, боевой топор (включая и bec de faucon), булава, алебарда, гизарма[46], алыппис (короткий двуручный меч с клинообразным клинком и круглой гардой), Langspiess (короткое копье), Wuffspiess (дротик), Stange (мизерикордия – «кинжал милосердия», короткий трехгранный стилет) и Drischel (боевой цеп).

Fussturnier – пеший турнир, появившийся в XVI столетии, представлял собой пешее сражение двух групп рыцарей, разделенных барьером. В этом виде состязаний и в некоторых других зачинщики турнира именовались Maintenators («хранители», или «защитники»), а их противники – Aventuriers («искателями приключений»). Каждый из участников турнира должен был нанести сопернику три удара копьем и четыре удара мечом. Доктор Корнелиус Кюрлитт приводит следующее описание из «Актов гофмаршала Дрезденского двора» за 1614 год: «Тот, кто преломит большее количество копий в самой искусной манере, получит первый приз; тот же, кто пятью ударами меча поразит самого отважного и сильного участника, получит второй приз». Фиксирующая латная рукавица была запрещена, а ноги сражающихся не были защищены броней. Доспех для этой разновидности единоборств работы Антона Пеф-фенхойзера, который носил в 1613 году курфюрст Саксонии Иоганн-Георг, находится ныне в музее Дрездена.

Важной позднейшей разновидностью поединка был Freiturnier, или «свободный турнир», который вырос из более раннего германского Gestech и, подобно последнему, проводился «на свободе», то есть без барьера. Доспех для этого типа поединков, который находится в музее Дрездена. В состав доспеха входят также поножи и налядвенники. Доспех, изображенный в «Оружейной науке» Бохайма как применяемый для Welsch Gestech, то есть поединка вдоль барьера, служит на самом деле для участия во Freiturnier – разновидности единоборств, которая появилась не ранее второй половины XVI столетия.

Как уже говорилось, доспех из Коллекции Уоллеса использовался для Realgestech, или Plankengestech, – разновидности турнира вдоль барьера. Разновидность эта впервые появилась около 1540 года и по своему материальному оснащению не отличалась от основной формы турнира; не разнилась она и видом доспеха, за исключением горизонтальных ребер на щите. Эта разновидность поединка, как и другие, вышла из употребления в XVII столетии, хотя и позже всех остальных. Дольше же всего практиковалась разновидность поединков под названием Scharfmutzel, представлявшая собой сражение между отдельными отрядами, что произошло, несомненно, по причине практической пригодности этого вида единоборств для подготовки воинов к реальным сражениям. Подобный Scharfmutzel был организован в 1553 году в Дрездене, когда четыре отряда конных воинов брали приступом шуточную крепость, которую оборонял гарнизон, вооруженный алыпписами и боевыми трезубцами, имевший в своем распоряжении также четыреста глиняных горшков, изображавших ядра и метавшихся пустыми. С обеих сторон применялись также и орудия, стрелявшие, как можно предположить, холостыми зарядами, хотя об этой детали хроники и не упоминают.

Позволим себе обобщить наиболее характерные формы турниров.

Имелись постоянные, стабильные места ристалищ в Германии, так же как и в Кале, в Англии рядом с Вестминстером, Хэмптон-Корт и Гринвичем.

Состязание в поражении копьем деревянной мишени и конное единоборство на ристалище уже были подробно описаны в главе 1, поэтому остается только упомянуть такую разновидность, как Karoussel, или Carrousel. Свое название эта форма поединка получила от carosello, глиняного шара, полого внутри. Игра с таким шаром была одной из самых популярных при дворе Людовика XIV, где она дала толчок расцвету изящных одежд и дорогостоящих зрелищ. Игроки, разделившись на противостоящие группы или отряды, верхом на конях метали такие снаряды друг в друга, принимая их на свои щиты. Существовало несколько разновидностей такой игры.

Доспехи для сражений на ристалище обычно делались более массивными, чем для настоящих сражений, и были поэтому несколько более тяжелыми. На их украшения затрачивались значительные силы и средства.

Хотя наилучшие доспехи приобретались в Италии и Германии, значительная часть их, использовавшаяся в Англии, была сделана в этой же стране, чему имеется достаточно много свидетельств. Генрих VIII, подобно Максимилиану, проявлял значительный личный интерес ко всему, что было связано с оружием и доспехами, и в изрядной мере способствовал улучшению форм и качества доспехов, сделанных в Англии. С этой целью он договорился с германским императором о том, чтобы германские оружейники были отправлены в Гринвич. Там под их началом мастерами-бронниками во время его правления и в последующие годы были изготовлены воистину шедевры, многие из которых дошли до наших дней. Правда, стальные заготовки, из которых они были откованы, были привезены из Инсбрука, поскольку производимая в Англии сталь не обладала прочностью, необходимой для таких целей. Можно спорить, лежало ли в основе более низкого качества английской стали несовершенство технического процесса ее изготовления, либо же оно было обусловлено наличием в ее составе химических элементов, снижающих ее свойства, таких как сера и фосфор, но это уже другой вопрос. Генрих VIII основал известную оружейную мастерскую Almain Armouries в Гринвиче около 1514 года.

Форма боевого доспеха претерпела несколько значительных изменений в период с XVI века и вплоть до того времени, когда полный доспех окончательно вышел из употребления. Изменения эти были обусловлены главным образом новыми тенденциями в фасонах гражданской одежды. В самом деле, линии мужского камзола в каждую эпоху неизменно находили свое отражение в стальных линиях кирасы. Такое следование модным тенденциям со стороны бронников порой приводило к тому, что доспехи, безупречные с точки зрения щеголя той или иной эпохи, оказывались совершенно непригодными в условиях сражения. Это происходило вследствие отказа от принципа придания максимальной гладкости поверхности доспеха и приводило к тому, что наносимые противником удары наступательного оружия поглощались доспехом, а не скользили по нему.

Элегантная форма «готического» доспеха знатоков была вдохновлена, как мы видели, изысканными линиями флорентийских одежд XV столетия; однако радикальные и далекоидущие перемены произошли в начале века XVI, вслед за новыми тенденциями в гражданском костюме. Этот стиль, armatura spigolata[47], обычно именуется «максимилиановским», по имени императора, который ввел его в обиход в своих расширившихся владениях, привнеся его туда из Италии после своей итальянской кампании 1496 года. То, что эта «максимилианова» броня была итальянского происхождения, совершенно ясно следует из ее названия на немецком языке, которое было в повсеместном употреблении в Германии в то время, а именно Mailander Harnisch, «миланский доспех». Основными чертами этого типа доспеха являются: округлая форма нагрудника кирасы: шире обычного носки латных башмаков – отражение новых тенденций моды в обуви – так называемые «медвежья лапа» или «коровье копыто»; плечевые крылья или вставки, прикрывающие шею (эти детали часто, хотя и ошибочно, именуют «pass-guard», на что указал виконт Дийон в одной из своих ценных работ по оборонительному вооружению); замена пластинчатых налядвенников более прочными, сделанными из ламелей, частично перекрывающих друг друга подобно черепице. У такого доспеха голову рыцаря прикрывает легкий конусообразный шлем, столь же совершенный, сколь и известный по своей форме, у которого, однако, было несколько разновидностей. Броня обычно выполнялась желобчатой, хотя порой и гладкой. В случае желобчатого исполнения вся поверхность доспеха, вплоть до ножных лат, которые всегда делались гладкими, покрывалась узкими, радиально расходящимися желобками, в отличие от «готической» брони, с ее широкими, закругляющимися дугами желобками и валиками.

Широкая пластинчатая юбка для пешего поединка носила название «jambers» («`a tonne») и напоминала собой более всего современный ей кринолин, двигаясь вверх и вниз подобно повязке венецианского слепого. Она также появилась в Италии и была скопирована с расширяющихся книзу фалд камзола, бывшего тогда в моде. Назывались эти фалды «bases»; воспроизведенные в стали, они оказались неудобными и связывавшими движения. В данном случае это прекрасная иллюстрация того, как люди порой рабски следуют какой-либо моде, сколь бы неудобна и уродлива она ни была. Подобный стиль доспеха широко применялся для пешего поединка, а его вариации были приспособлены и для поединка конного. Прекрасно подобранную историческую коллекцию доспехов для пеших поединков работы Конрада Сойзенхофера из Инсбрука можно видеть в лондонском Тауэре.

Конские защитные доспехи появились в XII столетии, хотя о них встречается мало упоминаний в английских архивах вплоть до конца XIII века. Однако в XIV веке они, как представляется, становятся вполне обычным снаряжением. Конский налобник, нагрудник и защита корпуса ясно различимы на гравюрах XIV века, когда они делались из cuir-bouille (вываренной для жесткости кожи). В «Истории Карла VII» повествуется, что в 1446 году состоялся поединок, `a outrance, между владетельным сеньором де Тернаном и Гальо де Баласином, во время которого последний восседал «на мощном коне, которого целиком покрывал железный защитный доспех». Цельнометаллический латный конский доспех появился на лошадях в поединках во второй половине XV столетия, в соответствии с миниатюрой Венского арсенала, написанной в 1480 году, Der Ritter sitz auf seinem bis auf die Hufe verdecten Hengst[48]. Великолепный конский доспех, который принадлежал Генриху VIII, весящий 92,5 фунта[49], можно видеть в лондонском Тауэре. Конные доспехи для турниров обычно делались из кожи.

Выражение «trapped and barded» («под вальтрапом и в доспехе»), столь часто встречающееся в архивных документах, часто понимается неправильно. «The bard» – защитный доспех для лошади, тогда как «trapper» (вальтрап) представляет собой всего лишь матерчатое покрытие для нее.

Значение легковооруженных кавалерийских подразделений при ведении военных действий постоянно возрастало, и уже в начале XVI века значительная часть боевых доспехов делались облегченными, а для легкой кавалерии был принят так называемый полудоспех.

Имитация гражданского костюма в стали была доведена до абсурда, что нашло свое яркое воплощение в так называемом Pfeifenharnis («шитом доспехе»), выкованном по образцу живописного одеяния того периода, со всеми его кантиками, буфами, кружевами и разрезами. Изображение такого доспеха можно видеть в «Триумфе Максимилиана». В доспехе из Коллекции Уоллеса детали одежды добросовестно и скрупулезно воспроизведены в металле. Даже сама ткань гражданского костюма была имитирована в специально выкованных складках доспеха. Металл доспеха был обильно и искусно покрыт гравировкой, украшен травлением, насечкой и чеканкой. Некоторые из этих украшений раз и навсегда покончили с гладкостью поверхности доспеха, что резко ухудшило его защитные качества для военных целей.

Великолепный доспех, имеющийся в берлинском Цейхгаузе, представляет собой прекрасный образец искусной работы мастера-бронника середины XVI столетия. Его создал Петер фон Шпейер из Аннаберга для бранденбургского курфюрста Иоахима II, чьим родовым гербом украшен нагрудник кирасы. Шлем этого доспеха – типа armet, облегченный и без воротника. Выступ нагрудника кирасы стал делаться опускающимся ниже, чем в начале столетия, пока он, наконец, не приобрел законченную «стручкообразную» форму. Нагрудник кирасы имеет «стручкообразную» форму Елизаветинской эпохи, переходящую в заостренный выступ. Такую форму доспеха можно видеть на портретах графа Лейчестера, да и самой королевы. Налядвенники надежно прикрывают верхнюю часть ног – еще одна особенность, отчетливо различимая на портретах. Такая форма доспеха господствовала, с небольшими модификациями, почти до конца столетия.


Глава 6 | Рыцарский турнир. Турнирный этикет, доспехи и вооружение | Глава 7