home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

СЮРПРИЗ НЕ КО ВРЕМЕНИ

— Замрите… — шепнул Лорр.

Дарт затаила дыхание. Щен притих рядом. Ступенькой выше безмолвно застыл Брант. Не шевелились и оба следопыта, прикрывшие фонари плащами. В темноте видно было, что слабый свет внизу постепенно меркнет. Вместе с ним таяли и далекие голоса.

Те, кто был там, судя по всему, спускались еще ниже. Наверняка мастера, подумала Дарт, идущие по своим обычным секретным делам. Правда, эти со своими тайнами зарылись совсем уж глубоко под землю.

Щеки девочки коснулась паутина. Дарт смахнула ее.

По лестнице вдруг прошло дуновение воздуха — снизу вверх, потом сверху вниз, словно какой-то огромный зверь мерно вдохнул и выдохнул во сне.

Дарт снова почувствовала, как что-то защекотало щеку… и побежало к шее. Черт!.. Она вздрогнула и хлопнула себя по лицу.

От резкого движения она чуть не сорвалась со ступеньки и не упала на Китта, но Брант успел ее поймать. На беду, при этом под каблуком обломился древний камень. Осколок величиной с кулак упал на нижнюю ступеньку и покатился дальше, виток за витком.

Стук… стук… стук… стук…

Потом все затихло.

Все четверо замерли, боясь вздохнуть.

В надежде, что те, внизу, ничего не услышали.

Но слишком уж стало тихо. Голоса умолкли. Свет перестал удаляться.

«Идите себе, идите…» — мысленно принялась твердить Дарт.

Лорр жестом велел им подниматься потихоньку наверх. Но не успел никто с места двинуться, как снизу долетел иной звук. Не похожий на человеческие голоса. Негромкий, но усиливающийся. Напоминающий шорох крыльев взлетающей на закате стаи летучих мышей. Приближающийся.

Свет погас. А может, его загородило, погрузив все в непроглядную тьму, то, что к ним поднималось.

Дарт похолодела. Дотронулась до стены — убедиться, что находится пока еще в этом мире.

Щен и тот едва светился, словно тоже боялся, что его увидят.

Звук явно становился громче, и Лорр досадливо цокнул языком. Выпрямился, по-прежнему держа фонарь под плащом, и тихо приказал:

— Уходите! Китт, уводи их. Фонарь не открывай.

Сам же, наоборот, открыл заслонку и осветил лестницу. Шагнул вниз.

— Куда ты? — пискнула Дарт.

— Чуть ниже есть боковой проход. Оставлю ложный след.

Он не успел завернуть за угол, как из-за поворота лестницы навстречу ему беззвучно выскочили две маленькие тени и понеслись вверх.

Дарт в испуге отпрянула к стене. Щен засиял ярче, оскалившись и вздыбив гриву. Но Брант, проворно опустившись на колени, накрыл одну из теней полой плаща. Вторую ухватил за загривок Лорр.

Дарт разглядела темный мех и белые ушки.

Сбежавшие волчата.

Тот, которого поймал Лорр, жалобно заскулил и пустил струйку мочи. Следопыт поднял его, обнюхал шерстку. Сморщился.

— Черная кровь, — встревоженно проворчал он.

Потом передал волчонка Бранту, и мальчик сунул его за пазуху, как и первого. Оказавшись рядом, малыши затихли. То ли запах Бранта узнали, то ли решили, что надежно спрятались.

Лорр поднял фонарь.

— Китт, уводи всех. Баррена забери с собой. Этих двоих доставь к смотрительнице Вейл.

Дарт заколебалась, не желая оставлять его одного.

Он остановил на ней янтарный взгляд.

— Расскажи смотрительнице, что в Ташижане пустило корни что-то нечистое. И сейчас оно шевелится.

— Но что?..

— Это я и собираюсь узнать. — Лорр развернулся и зашагал вниз, в средоточие тьмы.

Свет его фонаря исчез за поворотом. Брант, успокаивая девочку, коснулся ее руки.

— Пошли, — поторопил Китт.

И втроем они поспешили обратно. Впереди юный следопыт с прикрытым фонарем, за ним — Дарт, последним — Брант с волчатами, держась для равновесия за стену.

Дарт на каждом витке оглядывалась. Она не сомневалась, что убежать они успеют. Кто бы там ни шумел, Лорр его отвлечет. Но по всему телу все равно бежали мурашки.

Брант, шедший позади, споткнулся. Плащ его с шорохом проехался по стене. И звук этот вдруг неприятно поразил девочку. Она нахмурилась, остановилась.

Брант истолковал ее задержку по-своему.

— Со мной все в порядке. Иди.

Дарт поспешила вперед, за тусклым светом фонаря. Однако пришедшая в голову мысль ее уже не оставляла. Шуршание Брантова плаща. Точно такой же звук поднимался из глубин подземелья. Только шуршал там не один плащ, а множество. Целое войско, и двигались они наверх слишком быстро. С неестественной скоростью.

Впрочем, насчет последнего она могла ошибиться.

Дарт не раз видела, какую скорость придают рыцарям теней их осененные Милостью плащи.

И когда они добрались до вынутого из стены камня, она уже разволновалась не на шутку.

Китт с фонарем встал на страже, велел им выбираться. Дарт проползла в дыру первой, по настоянию Бранта, вместе со Щеном. Поднялась на ноги и обхватила себя руками, испытывая отчаянное беспокойство за друга, оставшегося на лестнице. В ушах так и стояло страшное шуршание.

И загадочные слова Лорра: «Черная кровь…»

Следовало как можно скорее рассказать все Катрин.

Дарт еле дождалась, пока из норы вылезет Брант с волчатами, а за ним Китт.

— Что будет с Лорром? — нетерпеливо спросила она.

— Вальд-следопыты умеют прятать следы, — спокойно ответил Китт.

Хотелось бы и ей иметь такую уверенность… Но делать было нечего. Все трое двинулись к выходу из комнаты и уперлись в огромную тушу буль-гончей, которая лежала на пороге, уткнув голову в лапы.

Китт скомандовал Баррену встать и вывел его в коридор.

Оттуда пахнуло дымом чернолиста. Источник обнаружился сразу — земляные великаны стояли в коридоре, подпирая стену спинами, и покуривали одну трубочку на двоих. Дым плавал вокруг облаками.

— Мастер Брант… вернулись? Я уж думал, не пропихнуть ли Драла в этот крысиный лаз.

Дралмарфиллнир оторвался от стены и выпустил идеально круглое колечко дыма.

— Я-то пролез бы. Это твоя задница в амбарных воротах застревает.

Брант распахнул плащ.

— Волчата нашлись.

Дралмарфиллнир выпучил глаза.

— Ух ты! Здорово, мастер Брант!

Малфумалбайн на радостях хлопнул мальчика по плечу и чуть не свалил его с ног.

— Ладно, ладно, — хмуро сказал Брант. — Отнесите их ко мне в покои. И в разговоры ни с кем не вступайте.

Великаны сразу подтянулись, тоже посуровели и кивнули.

— Будет сделано, — гаркнул Малфумалбайн.

Брант передал им волчат. Великаны немедленно были покусаны, но жаловаться не стали. Мальчик повернулся к Дарт.

— Я пойду с тобой к смотрительнице.

На душе у нее сделалось легче. Путь не близкий, защитник рядом не помешает. Однако вслух она ничего не сказала.

Китт тоже готов был ее сопровождать вместе с Барреном, но буль-гончая привлекла бы слишком много внимания, поэтому Дарт попросила юного следопыта остаться.

— Подожди лучше Лорра.

Китт нахмурился.

— Пес знает своего хозяина, — добавила девочка. — Вы вдвоем можете его поискать, спустившись через уровни мастеров. Они при виде Баррена слова не скажут… а найдешь Лорра, сразу веди его к смотрительнице.

Следопыт согласился.

Уладив дело, Дарт повела великанов и Бранта к главной лестнице. Лишь она соединяла владения мастеров с самой крепостью. А выбравшись из подземелья, можно было пройти безлюдными коридорами к другой, черной лестнице.

Малфумалбайн и Дралмарфиллнир тоже привлекали к себе всеобщее внимание, но, поскольку искали девочку, а не великанов, Дарт в их тени никто не замечал. Брант шел впереди с надменным видом, она же с успехом изображала скромного маленького пажа, который сопровождает гостя цитадели.

И в кои-то веки счастлива была видеть на лестнице толпу. Их толкали и пинали, конечно, но великаны прокладывали путь без особого труда.

Миновав толкучку на выходе из уровней мастеров в Ташижан, Дарт вздохнула с облегчением. Еще один этаж, и они свернут на более спокойный путь. Придется сделать крюк, зато там меньше глаз.

Она прибавила шагу.

Щен трусил рядом, сквозь чужие плащи и ноги.

И тут… случилось ужасное.

— Дарт! — радостно воскликнул кто-то.

Голос был знакомый. Дарт подняла голову. К ней стремительно сбегала вниз по лестнице, перепрыгивая разом через четыре ступеньки, высокая девочка в серебристом платье, с развевающимися смоляными волосами. Подлетела и схватила ее в объятия.

Дарт ответила тем же, ошеломленная.

— Лаурелла! Откуда ты здесь взялась?

Ее подруга, Длань слез регента, на церемонию почему-то приехать не могла, как слышала Дарт, и только теперь сделалось ясно, что отговорки были всего лишь хитростью.

— Разве не чудесный получился сюрприз? — спросила Лаурелла. — Я так хотела тебя обрадовать! Но, кажется, не удалось?..

Нежданное появление любимой подруги и впрямь обернулось бы большой радостью. Случись оно не в этот момент… Лаурелла своим порывом привлекла к ним множество взглядов. Она была всего на год старше Дарт, но выглядела очень женственно. Пышные формы ее за то время, что подруги не виделись, успели расцвести еще больше. И теперь с нее не сводили глаз юные рыцари — как прежде мальчики в школе.

Эти же глаза увидели и Дарт.

Толпа вокруг заволновалась. Раздались сперва отдельные, неуверенные восклицания, а потом загалдели все.

— Это она!

— Паж смотрительницы!

На площадке появился рыцарь в полном облачении, указал на Дарт.

— Держите ее! Приказ старосты!

Чьи-то руки железной хваткой вцепились сзади в локти, плечи.

Ее вырвали из объятий Лауреллы.

— В чем дело, Дарт? — изумилась та.

Толков о демоне она явно не слышала. Или слышала, но с подругой их не связала. И немедленно пришла в ярость.

— Отпустите ее! — властно приказала Лаурелла.

Руки, державшие Дарт, слегка ослабили хватку.

Но тут спустился с площадки рыцарь.

— Это та, кого мы ищем! — сказал он и, распахнув плащ, показал вышитый на плече знак Огненного Креста. — Староста велел ее задержать.

Дарт пыталась протестовать, но никто ее не слушал.

Щен испуганно носился вокруг.

Кое-как она взяла себя в руки, хотя колени от страха подгибались. Встретилась взглядом с Брантом. И он, и великаны стояли рядом, но их вроде бы в пособничестве ей не подозревали. Судя по напряженному виду и плотно стиснутым губам мальчика, он подумывал уже заняться, при помощи своих могучих приятелей, ее освобождением. Допускать этого не следовало.

— Смотрительница Вейл, — сказала она Бранту одними губами. Необходимо было передать весть Катрин.

Потом легонько кивнула в сторону Лауреллы.

Брант понял. Шагнул к черноволосой красавице, коснулся ее руки, привлекая внимание. Лаурелла открыла было рот, но тут узнала знакомого по школе мальчика. И, воспользовавшись ее замешательством, он шепнул ей на ухо:

— Оставь. Иди со мной. Мы поможем ей больше, добравшись до смотрительницы.

Лаурелла, готовая возмутиться, посмотрела на Дарт.

Та кивнула, подтверждая.

Лаурелла сделала глубокий вдох, убрала упавший на щеку смоляной локон и мигом успокоилась. Этой ее способности Дарт всегда завидовала. Подруга устремила на рыцаря бестрепетный взгляд.

— Я — Длань слез регента. Куда вы собираетесь ее отвести?

Тот несколько растерялся. Лаурелла преградила дорогу и отступать явно не намеревалась. Чтобы пройти, пришлось бы ее отталкивать. Но даже члену Огненного Креста негоже было применять силу против человека, который делил с регентом Чризмферри Высокое крыло.

— Велением старосты я должен отвести ее на проверку истины.

— Куда именно? — настаивала Лаурелла.

— В главный судебный зал. Правдивость ее обвинителей мастера истины уже проверяют.

Дарт нахмурилась. Оруженосец Пиллор и его дружки все расскажут…

— Госпожа, — обрел решительность рыцарь, — отменить приказ старосты не можете даже вы.

И распахнул плащ еще шире.

Лаурелла наклонила голову. Кивок предназначался Дарт, но рыцарь принял его за знак согласия. Тем более что девочка освободила дорогу.

Дарт подтолкнули со ступеней на площадку, оттуда — в коридор. Напоследок она успела заметить, что друзья ее вместе с великанами заторопились по лестнице вверх.

Лаурелла оглянулась, встретилась с подругой глазами и виновато опустила голову.

Сюрприз, похоже, получился взаимным.


На этаже, где размещалось посольство Ольденбрука, Брант чуть задержался.

— Отнесите волчат ко мне. И присмотрите за ними, — приказал он великанам.

Малфумалбайн сдвинул брови, отчего лоб его пошел глубокими складками.

— Может, малявок с Дралом оставить? Он обещал их не есть. А я с вами пойду.

Заботливость его тронула Бранта.

— Не стоит. Дланей Мириллии никто не посмеет обидеть.

Брант взглянул на юную красавицу — черноволосую, черноглазую. В Конклаве Чризмферри, как он помнил, ее всегда окружали щебечущие подружки. И преследовали влюбленными взглядами мальчики.

С тех пор она изменилась.

Похорошела, пополнела. И стала серьезнее. Выражение лица — сдержанное. В глазах — строгость. Жизнь успела закалить ее, как клинок. И сделать тем самым еще привлекательнее.

— Будьте осторожны, мастер Брант, — недовольно проворчал Малфумалбайн.

Он кивнул, двинулся к Лаурелле. И тут одна из дверей в коридоре отворилась.

— Вот вы где! — раздался сердитый голос.

О нет…

В коридор выплыла Лианнора. Услыхала, видимо, разговор и решила посмотреть, что к чему. Свой серебристый, украшенный драгоценными камнями наряд она уже сняла, переоделась в простое, но изящного покроя платье из белого шелка — в цвет волос — и голубую шерстяную накидку, длиной по щиколотку.

Великанов, невзирая на их размеры, она как будто не заметила.

— Мы искали вас целый колокол. Стен велел всем оставаться в покоях.

Словно услышав свое имя, из ее комнаты вышел капитан ольденбрукской стражи. По-прежнему в мундире. Но с двумя расстегнутыми пуговицами на твердом воротнике.

Едва он появился, волчата на руках у великанов встрепенулись, уставились на него настороженными глазенками и зарычали, показывая крохотные молочные зубки. Узнали запах убийцы матери.

— Что делают здесь эти грязные звереныши? — сморщила нос Лианнора. — От них воняет. Я думала, им отвели место на псарне.

Сил объясняться с ней у Бранта не было.

— Они побудут у меня, — сказал он и жестом велел великанам зайти в комнату и убрать волчат с глаз.

Лианнора запротестовала было, но Стен тронул ее за руку. Она умолкла. А он сказал сурово:

— Пусть так. Но и вы побудьте с ними, мастер Брант. Толкуют о каких-то демонах. Мой долг — защищать Длани лорда Джессапа.

— У меня свой долг, и он призывает идти в другое место, — ответил Брант. Не хватало еще сидеть взаперти, как волчата, под охраной Стена.

Он повернулся, собираясь уйти, но капитан опустил ему на плечо руку.

— Я настаиваю.

Брант посмотрел на его руку, потом — в глаза. Стиснул зубы. Лучше бы капитану не упорствовать.

Тот убрал руку.

— У меня приказ.

В коридоре к этому времени появились подчиненные Стена. И впереди и сзади. Брант попятился к лестнице. Лязгнула сталь — повинуясь безмолвному знаку, из ножен вылетели мечи.

— Мой долг в случае опасности защищать Длани лорда Джессапа. Хотят они этого или нет.

Тут рядом с Брантом появилась Лаурелла.

— И Длани регента тоже, капитан?

До этого девочку никто не замечал, и теперь все воззрились на нее с удивлением.

Первой опомнилась Лианнора.

— Госпожа Хофбрин… Длань регента… — восхищенно ахнула она и ринулась к Лаурелле, разводя в стороны обнаженные клинки, словно камыш в озере. — Честь для нас. Воистину честь.

Перед Брантом оказались две Длани слез. Одна из Ольденбрука, другая из Чризмферри. Одна — с белыми как снег волосами, другая — с локонами чернее воронова крыла. Но отличались они друг от друга гораздо большим. Лаурелла, хотя и моложе годами, наделена была благородством, какое Лианпоре не снилось.

Девочка не смотрела на стражников и едва взглянула на Лианнору. Все внимание ее было сосредоточено на капитане — единственном, кто здесь обладал властью.

— Я попросила мастера Бранта меня сопроводить. Ибо имею чрезвычайно важное дело в Ташижане, — сказала Лаурелла. — Поручение самого регента — которому, как я слышала, ваш бог весьма благоволит. Боюсь, лорду Джессапу может не понравиться, что в такой маленькой просьбе отказано, да еще и под угрозой оружия.

Стен слегка покраснел. И возможно, не только из-за сказанных ею слов. Уж больно хороши были глаза, на него смотревшие.

Однако свой чин он получил отнюдь не по причине слабости характера.

— Безопасность тех, кто мне доверен…

— Вы можете ослабить бдительность, капитан. Уже схвачены те, кто замешан в этом темном деле. В Ташижане вновь безопасно. — Поскольку на лице Стена отразилось сомнение, которое тот не решился высказать вслух, она добавила: — Слово Длани регента. Если хотите, проверьте эту весть, но… дело не терпит отлагательства. Мы должны срочно переговорить со старостой и смотрительницей.

Лианнора распахнула глаза. Речь о столь высоких персонах… она чуть не облизнулась, слушая Лауреллу. И вставила наконец слово:

— Стен, не лучше ли нам тоже проводить госпожу Хофбрин в Эйр? Тем временем наши покои могут охранять твои стражники.

— В этом нет необходимости, — заверила ее Лаурелла.

Но Лианнору было уже не остановить.

— Поскольку званый обед отменили, будет только справедливо представить старосте и смотрительнице не одну, а двух Дланей Ольденбрука.

Лаурелла посмотрела на Бранта.

Он понял, что решать ему.

Спор занял бы слишком много времени. К тому же вооруженные стражники подчинялись Стену, а тот готов был из кожи вылезти, лишь бы угодить Лианноре. И самое главное… страх, который стоял в глазах Дарт, когда ее уводили. Медлить нельзя. Лучше согласиться.

Он кивнул.

— Тогда поспешим, — сказала Лаурелла и выпорхнула на лестницу.

Лианнора оглядела свое белое платье, провела рукой по шерстяной накидке. На лице ее мелькнул ужас. В таком скромном виде появиться перед столь важными персонами… Она замешкалась, разрываясь меж страхом упустить редкую возможность и желанием одеться понаряднее. Соблазн власти оказался сильнее. И она заторопилась за Лауреллой, но прежде бросила испепеляющий взгляд на Бранта. Как будто он и в этом был виноват.

Стен отдал несколько приказаний стражникам, вышел с Брантом на лестницу. И они стали подниматься к высоким покоям Ташижана. На ходу Лианнора попыталась завести беседу, но Лаурелла шла слишком быстро. Длань слез из Ольденбрука вскоре задохнулась и умолкла.

Брант спрятал усмешку. Ум Лауреллы не уступал ее красоте.

Чем выше, тем меньше на лестнице становилось народу. Оставалось пройти всего несколько этажей, когда пролетом ниже началась какая-то суматоха. Брант оглянулся. Их догонял, проталкиваясь сквозь толпу, рыцарь теней в осененном Милостью плаще. Лицо его скрывал масклин, виднелись только три полоски — знак касты, но веяло от рыцаря ясно различимой угрозой.

Стен даже взялся за рукоять меча.

За рыцарем спешил тощий, как жердь, человек с рыжей бородой. Бранту показалось, что на руках он несет какого-то мертвого зверя. Но когда тот приблизился, мальчик увидел, что это скомканный меховой плащ.

— С дороги! — крикнул рыжебородый. — Провались вы все… дайте пройти!

Лаурелла вдруг остановилась, бросила взгляд через плечо. Глаза ее вспыхнули.

— Роггер!

Рыжебородый вскинул голову. Его глаза блеснули тоже. Предостерегая. Прося о молчании.

Лаурелла перевела взгляд на рыцаря. Открыла рот. Закрыла. Провела в замешательстве рукой по волосам. Явно узнала его, но по имени вслух не назвала.

Рыцарь поравнялся с ними.

— Сир, — чопорно сказала Лаурелла, — мы идем к смотрительнице Вейл. По важному делу. Не будете ли вы так любезны сопроводить нас?

Он молча наклонил голову, обогнал их и возглавил маленький отряд.

Лианнора поджала губы, обиженная и его молчанием, и тем, что ее Стена так бесцеремонно отодвинули. Но не сказала ни слова.

Наконец они миновали последние три этажа и вышли в широкий коридор, где своды потолка были выше, чем во всех остальных. Рыцарь устремился вперед.

Прошел мимо дверей, по сторонам которых стояли на карауле рыцари теней. Эйр старосты. И даже не кивнул своим собратьям, наоборот, отвернулся. Бранта это удивило. Но тут рыцарь остановился возле другой двери — ведущей, судя по всему, в покои смотрительницы.

И постучал.

Лаурелла придвинулась к нему.

— Думаю, смотрительница захочет видеть только меня и Бранта, — тихо сказала она.

Лианнора услышала.

— Меня следует представить смотрительнице как старшую Длань лорда Джессапа.

Рыцарь глянул на нее поверх масклина. Дверь отворилась, свет очага, упавший оттуда, отразился в сумрачных глазах.

— Вас вызовут, когда скажет смотрительница, — рыкнул он властно. — До тех пор подождите.

Тощий рыжебородый Роггер первым шагнул через порог. Но сперва достал, словно из воздуха, печенье и вручил его служаночке с волосами мышиного цвета, открывшей дверь.

— Сладенькое для сладенькой, — сказал он при этом.

Рыцарь жестом поторопил войти остальных. Брант успел заметить на лице Лианноры выражение ярости. Еще бы, вскарабкаться на такую высоту и остаться за дверью. Расплачиваться за это, конечно, придется ему. Ну и ладно.

Думать о такой ерунде не было ни времени, ни желания.

Особенно когда рыцарь откинул капюшон и снял масклин. Брант, к немалому своему изумлению, его узнал.

Из дальней комнаты стремительно вышла смотрительница, тоже в плаще теней, и воскликнула:

— Тилар… где ты был?

Значит, он не ошибся. Брант уставился на него во все глаза. Тилар сир Нох. Богоубийца. Регент Чризмферри. Скрывающий лицо. Почему?

— Этот ураган… — торопливо начала смотрительница. — Геррод считает, что он какой-то странный…

Тилар кивнул. Сказал:

— Мы в осаде. Ураган увел Эйлан песней-манком. Но хуже того — рука, которая им управляет…

— Дарт в опасности! — перебила его дрогнувшим от беспокойства голосом Лаурелла.

Все посмотрели на нее.

— Ее схватили люди старосты. И пока мы тут разговариваем, возможно, уже проверяют на истину!

Роггер, единственный из всех, улыбнулся.

— Похоже, новости у каждого — лучше некуда. Что у вас, юноша?

Под испытывающими взглядами Брант почувствовал себя неловко, словно вторгся без разрешения куда не следовало. Он заморгал, не зная, с чего начать.

— Я… принес весть от следопыта Лорра. В недрах Ташижана скрывается что-то нечистое. И начинает подниматься вверх.

Бывший вор вздохнул и пробормотал себе под нос:

— Многовато радостных вестей для одного дня.

Тилар шагнул к мальчику, и тот еле удержался, чтобы не попятиться. Регент походил на грозовую тучу.

— Расскажи подробнее.

Брант быстро поведал все, чему был свидетелем, — начиная с нападения на Дарт и заканчивая уходом следопыта, собравшегося разузнать побольше о том, что таилось под Ташижаном.

— Угрожают снаружи и изнутри, — сказала Катрин.

— Кабал, должно быть, — решил Тилар. — Стремится нанести удар в сердце Первой земли. Пока стоит Ташижан, стоит Мириллия.

— Нужно объединить башни. — Катрин направилась к двери. — И дать знать об угрозе старосте. Он сейчас в зале суда, на проверке истины.

— Дарт… — напомнила ей Лаурелла.

Смотрительница кивнула. Она не забыла о девочке.

— Возможно, проверку удастся отложить. Даже Аргенту станет не до этого, коль под угрозой весь Ташижан.

Роггер поскреб бороду.

— Если еще не поздно…

Все двинулись к выходу, и Брант тоже — гадая по пути, какое отношение имеет этот странный человек к Дарт. И ко всему Ташижану.


В ожидании вызова Дарт стояла под охраной в арочном проходе, откуда виден был весь овальный судебный зал. И ее обвинитель.

Оруженосец Пиллор сидел на красном деревянном стуле, стоявшем в середине зала, перед высокой скамьей — местом судей, вершителей справедливости в Ташижане. Позади Пиллора тремя ярусами возвышались сиденья для зрителей. Большинство из них сейчас пустовало.

Но высокая скамья была занята.

В центре сидел староста Филдс. По бокам от него — двое судей, старик и молодая женщина, оба в серых мужских костюмах, с серебряными кольцами на пальцах и в ушах, знаками их должности.

За спиной Пиллора стоял мужчина в кроваво-красной мантии — мастер истины. Протянув руки по сторонам головы оруженосца, он касался растопыренными пальцами его лба, висков и нижней челюсти. Второй мастер истины, стоя рядом на коленях, наливал по капле в серебряную чашу огненный алхимический состав.

Дарт видела — по прищуренным глазам и закушенной губе, — что Пиллору больно. Пальцы мастера истины были смочены алхимическим составом. Девочку никогда раньше не проверяли, но она слышала, что прикосновение их обжигает. Входившая в этот состав кровь богов, которые принадлежали к стихии огня, позволяла разоблачить всякую ложь.

— Что ты собирался сделать с пажом? — спросил старик судья.

Пиллор задрожал. Искалеченная рука его была подвязана к груди, смазана болеутоляющими бальзамами. Но никакой бальзам не мог смягчить боль, которую причиняло это прикосновение.

— Мы хотели только попугать ее, — промямлил он и задохнулся, не в силах продолжать. И затрясся еще сильнее.

— Не заставляй нас спрашивать одно и то же дважды, — сердито произнес староста Филдс. — Выкладывай. Все с самого начала.

Пиллор съежился.

— Мы всего лишь хотели развлечься. Это все эль… Выпили слишком много. Разгорячились, расхвастались друг перед дружкой. И пошли искать развлечений… сами не зная каких. Потом… потом увидели пажа Хофбрин. Я был зол на нее.

— За что? — спросила судья-женщина со взглядом жестким как кремень.

— Меня выбранила из-за нее мастер меча Юрил. Сказала, что я был слишком жесток во время учебного поединка.

— И ты хотел пажу Хофбрин отомстить.

Пиллор попытался спрятать лицо. Но голову его крепко держал мастер истины.

— Да.

Последовали другие вопросы, и он рассказал о том, как захватил Дарт и чем закончилась попытка ее заклеймить. Двух других оруженосцев допросили раньше, но, похоже, свидетельство Пиллора не слишком отличалось от того, что говорили они.

Девочка чувствовала, как усиливается дрожь в коленях. Не злой умысел, но случайность, несчастливое стечение обстоятельств привели ее сюда. И неотвратимо близился миг, когда обжигающее прикосновение мастера истины откроет все ее тайны.

— Опиши демона, который оторвал тебе руку.

— Он… он вырвался из тьмы. Злобный, огненный. Бросился на меня и повалил. Я почти ничего не видел… только глаза, красные как кровь. — Пиллор замотал головой, и мастер истины едва его удержал.

Юноша крепко зажмурился, из глаз брызнули слезы. Словно на него заново нахлынул пережитый ужас.

— Успокойся, — сказал старик. Не без некоторого сочувствия.

Затем трое судей придвинулись ближе друг к другу и приступили к обсуждению.

Говорили они тихо, и Дарт удалось расслышать лишь несколько слов, произнесенных женщиной:

— Рассказы сходятся… но описания демона… выдумывают кто во что горазд.

Совещание закончилось, взгляды судей обратились к Дарт. И девочка поняла, что ответов на оставшиеся вопросы ждут от нее.

— С тобой — все, — хмуро сказал Пиллору Аргент. — Ты свободен. О назначенном наказании узнаешь позже.

Пиллору позволили встать. Рыцарь в плаще и масклине отвел его на ярусы зрителей. Увидев по пути Дарт, юноша быстро отвернулся. Лицо его исказил страх, поразивший девочку. Оруженосец боялся ее…

— Паж Хофбрин, — сказал старый судья. — Подойди, дабы пройти проверку на истину.

Два рыцаря, сторожившие Дарт, провели ее в середину комнаты. Мастер истины, пытавший Пиллора, опустился на колени, окунул пальцы в серебряную чашу с алхимическим составом.

Девочку посадили на стул. Она вцепилась руками в края сиденья, пытаясь сдержать дрожь. Щен — виновник всего переполоха — забегал вокруг нее. Ему передалась ее паника. Но он не понимал, против кого следует направить свой гнев.

— Ты готова?

Дарт, не доверяя собственному голосу, кивнула. Что еще оставалось?

Судьи одновременно дали знак мастеру истины начинать. Тот поднялся на ноги и шагнул к ней.

— Мы узнаем об этом демоне всю правду, — сурово сказал Аргент, сверля ее своим единственным глазом оценивающе и беспощадно.

Дарт увидела совсем близко окровавленные, светящиеся огненной Милостью пальцы мастера. Затаила дыхание, не зная, что делать, как подготовить себя к предстоящему страшному испытанию.

— Остановитесь! — крикнули у нее за спиной.

Поздно — влажные пальцы коснулись лба, висков и горла.

Дарт замерла, не в силах пошевельнуться. Жар приковал к месту, опалил плоть, проник в самую сердцевину ее существа. Но голос она узнала. И почувствовала, несмотря ни на что, облегчение.

К высокой скамье быстрым шагом подошла Катрин и громко объявила:

— Ташижан в опасности!

В следующее мгновение неожиданно закричал мастер истины. Так, что все застыли от ужаса.

Он отдернул руки от Дарт.

Пальцы его дымились. Сожженные по первый сустав.

Пахнуло горелой плотью.

Надеясь утишить боль, мастер рухнул на колени, сунул руки в чашу с кровяным составом. Он в одно мгновение воспламенился. Огонь взметнулся вверх, до локтей. Загорелись рукава.

Преданный собственной алхимией, мастер отшатнулся, упал, корчась, на пол.

Судьи вскочили со своих мест.

В зале раздались крики.

Катрин встревоженно огляделась. Дарт увидела рядом с ней Бранта и Лауреллу, тоже всполошенных.

Тут всеобщую сумятицу прорезал властный голос.

— Демоница! — крикнул староста Филдс, указывая на Дарт. И обратился к стражникам — рыцарям Огненного Креста: — Убейте ее!


Глава 7 СЛУХ О ДЕМОНЕ | Дар сгоревшего бога | Глава 9 ЧАСТИЦА ТЕМНОЙ МИЛОСТИ