home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Амман

Когда ближе к вечеру 2 января Феррис прилетел в аэропорт имени королевы Алии, там царила полусонная, послепраздничная атмосфера. Офицер на паспортном контроле едва глянул на экран компьютера, штампуя ему паспорт. В магазине дьюти-фри все еще висели рождественские плакаты, рекламирующие выпивку и сигареты для путешествующих мусульман. Внутри никого не было. Даже портье, пытавшиеся обычно сшибить чаевые, толкнув на пару десятков метров вашу грузовую тележку, сейчас выглядели устало. Ветер, дующий с пустыни, усиливался, начиналась песчаная буря. Феррис вышел из терминала аэропорта в этот призрачный полумрак. Автомобили, словно тени, внезапно выныривали из облаков кирпично-красной пыли. Глубоко вздохнув, Феррис почувствовал на зубах крошечные крупинки песка.

После посадки Феррис позвонил Аписе, но она опять не ответила, и он решил сразу ехать к ней, в старый квартал города. Она дала ему ключ. Кроме того, она всегда говорила, что любит сюрпризы. Феррис попытался успокоиться. Если ее нет дома, он подождет ее. Да, подождет, может, приготовит ужин и зажжет свечи. Окутает ее покрывалом своей любви. Им придется начинать заново. Покончить с прошлым и начать все заново. На это уйдет час-два, пара стаканов вина, чтобы сгладить неловкость ситуации. А потом она будет подшучивать насчет людей, с головой уходящих в работу, спорить с ним об отношениях Америки и арабов. Когда напряжение спадет, он примется за развенчание лжи, шаг за шагом, чтобы наконец-то создать что-то настоящее.

Феррис попросил водителя такси, везшего его из аэропорта, остановиться на улице Басман. Он позвонил в домофон, но никто не ответил. Тогда Феррис сам открыл дверь и начал подниматься по лестнице к ее квартире. Входная дверь была приоткрыта, и он наконец-то расслабился. Судя по всему, Алиса все-таки дома. Он открыл дверь и позвал ее. Не услышав ответа, он вошел внутрь и пошел в спальню, надеясь найти ее там. Потом в ванную, зовя Алису по имени на каждом шагу. Кот Алисы, Элвис, валялся на кровати, но кроме него здесь никого не было. Дверь в ванную была закрыта. Увидев это, Роджер представил себе Алису в ванной, ожидая в следующее мгновение услышать, как она напевает какой-нибудь блюз Джонни Митчелла. Но в ванной ее тоже не оказалось, и Феррис забеспокоился по-настоящему.

Он пошел обратно, обошел все комнаты, продолжая звать ее, будто она могла спрятаться в стенах дома. С порога он не очень-то осмотрелся и только теперь заметил, что здесь не все в порядке. Коврик у входной двери лежал криво. Алиса, прирожденная чистюля, никогда не оставила бы его так. На книжных полках в гостиной тоже царил беспорядок. Некоторые книги были перевернуты вверх ногами, другие — вставлены на место переплетом к стене, третьи лежали на столе. На кухне он нашел полуприготовленный завтрак. Открытая коробка с хлопьями, пакет молока, вынутый из холодильника и стоящий на кухонном столе. Феррис понюхал молоко. Еще не прокисло.

Он пошел по коридору в маленькую комнатку, служившую Алисе кабинетом. Ящики стола открыты, несколько папок лежат на столе. Ноутбука нет. Теперь Феррис испугался всерьез. Кто бы ни побывал в квартире, он забрал компьютер Алисы, со всеми файлами. Возможно, это просто грабители. Если Алиса с утра опаздывала на работу, она могла не доесть завтрак. А потом, когда она ушла, в квартиру забрался вор. Феррис позвонил ей на работу с телефона, стоявшего на кухне. Раздались гудки, но трубку никто не брал.

И только повесив трубку телефона, он заметил на полу кухни следы крови. У стола. Он вскрикнул, почти беззвучно, полный отчаяния. Еще капли, за дверью кухни, через полметра каждая, цепочкой тянущиеся к двери. О боже. Где она? Феррис старался не закричать. Худшее, что он мог себе представить, едва маячившее точкой на горизонте, теперь стремительно приближалось к нему. Он сел на софу и попытался собраться с мыслями. Без паники, сказал он себе. Она действительно куда-то пропала.

Он позвонил на главный номер Совета по ближневосточному урегулированию и попросил позвать Ходу, женщину-палестинку, помощницу Алисы. Она тоже была встревожена. Алиса сегодня не приходила на работу, сказала она. В офисе забеспокоились, поскольку на нее это не похоже. Но потом они подумали, что она может быть у своего друга-американца.

— Это я ее друг-американец, — сказал Феррис, стараясь говорить спокойнее.

Он сказал Ходе, что не следует звонить в полицию или делать что-то еще, пока он сам ей не позвонит. Надо подумать, но в каком ключе? Его собственном или заимствованном у Хофмана?

Ферриса придавила тяжесть обрушившегося на него события. Он допустил это. Алису похитили. Кто-то вломился в ее квартиру и увез ее. Феррис попытался рассуждать логически. Следует ли позвонить офицеру службы безопасности посольства, чтобы тот вызвал полицию? Это стандартная процедура для всех американцев, находящихся за границей. Или позвонить в отделение ЦРУ и вызвать сюда своего заместителя, вместе с представителем ФБР из посольства? Чтобы они провели экспертизу, прежде чем сюда приедут иорданцы и все испортят. Или позвонить Хани и попросить у него помощи в специфическом деле? Потом он решил, что надо сделать все эти три звонка. Черт с ней, с оперативной секретностью. Это ерунда по сравнению с Алисой. Единственной ошибкой сейчас будет не сделать все возможное, чтобы спасти ее.


Первой прибыла команда из посольства. Агент ФБР быстро осмотрел квартиру, взял пробу крови с пола и снял отпечатки пальцев с кухонного стола, поскольку нападение, очевидно, произошло на кухне. Пока они собирали все улики, Феррис сидел на софе, уткнувшись лицом в ладони. Начальник оперативного отдела, его заместитель, сел рядом с ним. Он был старше Ферриса и раньше иногда позволял себе колкости в его адрес, но не сейчас.

— Это твоя девушка, так? Что я могу сделать? Просто скажи. Сейчас не до правил.

— Не знаю, — ответил Феррис. — Боюсь, что случилось что-то по-настоящему скверное.

— Можешь рассказать об этом?

— Не сейчас. Это слишком сложно. Слишком много таких вещей, о которых не знаешь ни ты, ни остальные. Думаю, ее похитили.

— Хофман хочет с тобой поговорить. Я сразу же позвонил ему после разговора с тобой. Он хочет, чтобы ты как можно скорее поговорил с ним по защищенной линии.

— Не сейчас, — сказал Феррис, покачав головой. — Мне надо подумать.

— И тем не менее. Он не обрадуется.

Заместитель положил ему руку на плечо. Видимо, он хотел сказать что-то еще, но не стал. Феррис был прав. Он слишком многого не знает.

Спустя пару минут приехал Хани Салам с командой экспертов из УОР. Они оцепили место происшествия, натянули пластиковые перчатки и принялись за дело. Щелкали радиостанции, по которым они вызывали помощников. Из услышанного Феррис понял, что на дорогах уже разворачиваются посты и пропускные пункты, чтобы задержать машину, в которой могли увезти Алису. Сквозь окно Феррис увидел стоящих снаружи иорданских спецназовцев в темно-синей форме.

Хани подошел к Феррису, сидевшему у дальней стены гостиной, среди зеркал и красного дерева. Иорданец поцеловал американца в обе щеки. Феррис увидел на его лице искреннее сострадание и наконец-то позволил себе расслабиться. Его глаза наполнились слезами, и он уткнулся в плечо Хани. Тот мягко похлопал его по спине, как ребенка.

— Все будет хорошо, — несколько раз повторил он.

Феррис долго молчал, с закрытыми глазами, пытаясь понять, что же теперь делать. Наконец, открыв глаза, он позвал Хани в спальню, чтобы поговорить наедине. Заместитель и агент ФБР пошли было за ними, но Феррис махнул им рукой. Закрыв за собой дверь, он отошел к дальней стене спальни. Подойдя к телефону, стоявшему у изголовья кровати Алисы, он снял трубку с базы, а потом отсоединил базу от линии. Их никто не должен подслушать. Потом он сел на край кровати и жестом показал Хани на место рядом с собой.

— Мне нужна помощь, — немного дрожащим голосом сказал Феррис. — Вы мне поможете? Я должен знать это прежде, чем мы начнем разговор.

Иорданец кивнул. Он был одет, как обычно, элегантно, но лицо его было мрачным.

— Думаю, я знаю, что произошло, — сказал Феррис. — И боюсь этого.

— Рассказывай. Мы найдем ее, если ты нам поможешь.

— Думаю, ее похитили люди «Аль-Каеды».

Хани слегка покачал головой:

— Зачем им это? Твоя подруга — социальный работник. Работает с палестинскими детьми. Ведь так? Зачем она нужна кому бы то ни было?

Феррис понял, что они вторгаются на запретную территорию. Надо было сначала позвонить Хофману и выработать план игры. Но, думая обо всех правилах и требованиях работы ЦРУ, Феррис почувствовал, как на него накатывается волна отвращения к самому себе. Именно эти правила и методы привели к тому, что он подверг Алису опасности. Нужно говорить с Хани сейчас, заручиться его поддержкой, пока не поздно.

— Послушайте и попытайтесь забыть о том, что не касается Алисы непосредственно. По дружбе, пожалуйста. Сможете это сделать?

— Конечно, дорогой. Я всегда был твоим другом. Даже тогда, когда ты не был моим другом.

— Хорошо. Причина, по которой они похитили Алису, в том, что она знакома с человеком, с которым мы работали. Иорданский архитектор, о котором мы говорили, Омар Садики.

У Хани расширились глаза.

— Она его знала? Садики, подозреваемого в организации взрыва в Инкирлике? Как это вы с ним работали? Как такое могло случиться, дорогой? Ты хочешь сказать, что он ваш агент?

— Не спрашивайте. Не сейчас. Но я уверен, что, когда на Новый год Садики исчез, это не было бегством. Его схватили члены сети «Аль-Каеды», чтобы узнать, что ему известно. Они выбьют из него все его связи с американцами. Они не найдут нашего следа, он слишком хорошо замаскирован, но выяснят, что он поддерживал дружеские отношения с Алисой Мелвилл. Она часто встречалась с ним по делам их благотворительного фонда.

— Извини, дорогой. Мне очень жаль, — внезапно сказал иорданец.

Это было худшее, что он мог сказать. Оно подтверждало наихудшие опасения Ферриса насчет ситуации, в которой оказалась Алиса. Помолчав, иорданец продолжил:

— Она на тебя работала, эта Алиса? Под прикрытием? — спросил он.

— Ради бога, нет. Алиса ненавидит ЦРУ. Она работает в этой своей негосударственной организации, пытается помогать людям. И это не прикрытие. Самая настоящая работа. Она выглядит именно тем человеком, каким и является.

— Но кто-то может подумать, что она работает на Управление?

— Да, — ответил Феррис, глядя на Хани.

— Они могут так думать, поскольку она знакома с этим парнем, Садики. И знакома с тобой.

— Да, — едва слышно, с горечью в голосе повторил Феррис.

— Тогда тебе необходимо быстро найти ее. Прежде, чем они применят какие-нибудь нестандартные методы, чтобы получить от нее информацию.

Фраза о «нестандартных методах» потрясла Ферриса. Он схватил иорданца за руку:

— Пожалуйста, Хани, помогите мне. Я не смогу спасти ее без вашей помощи.

— Это не уловка?

Жестокий вопрос, но с учетом того, что произошло пару месяцев назад, вполне законный. Где-то в глубине души Хани продолжал злиться. Сидя на кровати, Феррис снова уткнулся лицом в ладони, беспомощный и жалкий.

— Прости меня, Роджер. Извини, что я сказал это, — добавил Хани, обняв Ферриса за плечи. — Конечно, я помогу. У нас есть пара глубоко засекреченных источников в «Аль-Каеде», с которыми мы можем быстро связаться. Мы используем их только в чрезвычайных ситуациях, но сейчас ситуация именно такова. Если Алису Мелвилл захватила «Аль-Каеда», они сообщат нам об этом. В этом я уверен. А вот скажут ли они, где она находится, не знаю. Давай-ка я пойду поговорю со своими людьми и возьмусь за дело.

Он потянул Ферриса за руку, чтобы тот поднялся:

— Давай. Встань прямо. Бог испытывает тебя. Он владыка, а ты — раб его. Абд-алла. Раб Божий. Так мы говорим. Ты не сбежишь от своей судьбы. Ты должен сохранять веру. Так что пойдем и поговорим с моими людьми. Мы начинаем прямо сейчас. Будь крепок. Если люди увидят, что ты слаб, они только еще больше испугаются.

Феррис прошел в ванную, умылся и вернулся в гостиную, где собрались остальные.


Глава 29 | Совокупность лжи | Глава 31