home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

На следующее утро Елена проснулась в узкой кровати Стефана. Она поняла это еще до того как полностью проснулась и молила Бога, что она предоставила тете Джудит несколько разумных оправданий прошлой ночью. Вчерашняя ночь – даже воспоминание о ней было чрезвычайно нечетким. Мечтала ли она о пробуждении, которое сейчас выглядит таким необычным? Она не могла вспомнить – черт побери, она не могла ничего вспомнить!

А потом она вспомнила все.

Как будто резкий толчок поднял ее и она села в кровати; она пыталась собрать свои воспоминания вместе.

Дневной свет. Она вспомнила дневной свет, свет падающий на нее – и у нее не было кольца. Она бросала безумный взгляд то на одну, то на другую руку. Никакого кольца. На нее падал луч солнечного света, не причиняя боль. Но это невозможно. Она знала, она помнила, и это знание проникло в каждую клеточку ее тела – дневной свет убьет ее. Она навсегда запомнила тот единственный контакт солнечного луча в ее рукой. Она никогда не забудет ту жгучую боль – то прикосновение останется в ее памяти навечно. Никуда нельзя ходить без кольца ляписа-лазури. Оно само по себе было красивым, но становилось прекрасней от сознания того, что это ее спаситель. Без него она возможно будет…

Ох-ох-ох.

Но она уже….не так ли?

Она умерла.

Не просто изменилась, как тогда, когда она стала вампиром, но умерла настоящей смертью, оттуда не возвращаются. В ее понимании она доожна была распасться на атомы или пойти прямо к черту.

Вместо этого она и правда не исчезла. У нее был сон о людях, с отеческой заботливостью дававших ей советы – желающих помочь было много, так как вдруг стало легче понять людей вокруг. Школьный хулиган? Она печально наблюдала как его отец вымещает на нем злобу ночь за ночью. Девочка, которая никогда не делала домашнее задание? Как и ожидалось, она заботится о трех маленьких братьях и сестрах, пока ее мать целый день лежит в постели. Покормить детей и убраться в доме – это занимало все ее время. За любым поступком скрывалась причина, и теперь Елена могла видеть это.

Она даже общалась с людьми через их сны. А затем один из старейшин прибыл в Феллс-Черч и все, что она могла сделать – это смотреть на его вторжение в сны и не убегать. Он велел людям звать Стефана на помощь – и Дамон тоже был случайно позван. И Елена помогала чем могла, даже когда это было почти невыносимо, потому что Старейшины знали о любви, знали за какие рычаги дергать, чтобы заставить своих врагов убегать в нужном направлении. Но они боролись с этим – и они победили. И Елена, в попытках исцелить смертельные раны Стефана, в конечном итоге, сама стала смертной: беззащитная, она лежала на земле в Старом Лесу, накрытая курткой Дамона, который исчез, не дожидаясь благодарности.

Этому пробуждению сопутствовали такие привычные вещи: осязание, вкус, слух и зрение – все чувства шли от сердца, не от разума. Стефан был так добр к ней.

- Так кто же я теперь? - сказала Елена громко, наблюдая за тем, как двигаются ее руки, поражаясь своему телу, смертная плоть которого повиновалась законам силы тяжести. Она однажды сказала, что лишится крыльев ради него. И кто-то поймал ее на слове.

- Ты прекрасна, - не двигаясь, рассеянно сказал Стефан. Затем он внезапно взмыл вверх:

- Ты говоришь!

- Да я знаю.

- Со смыслом!

- Ты очень любезен.

- В предложениях!

- Я заметила.

- Продолжай, скажи что-нибудь подлиннее, пожалуйста, - сказал Стефан, не веря происходящему.

- Ты слишком долго общался с моими друзьями. В твоих словах есть наглость Бонни, любезность Мэтта, а от Мередит тебе досталась настойчивость на фактах.

- Елена, это ты!

Вместо того, чтобы продолжить глупый диалог со Стефаном словами «Да, это я!» Елена остановилась, чтобы подумать. Она встала с кровати и сделала шаг вперед. Стефан торопливо отвел взгляд, вручая ей одежду. Стефан? Стефан?

Тишина.

Когда через минуту Стефан обернулся, он увидел как Елена стоит на коленях в луче света и держит в руках одежду.

- Елена? – она знала, что сейчас в его глазах она выглядит задумавшимся ангелом.

- Стефан...

- Но ты плачешь.

- Я снова человек, Стефан, - она подняла руку и та упала по всем законам гравитации. – Я снова человек. Ни больше, ни меньше. Думаю, возвращение на верный путь заняло несколько дней.

Она посмотрела ему в глаза. Они как всегда были зелеными-зелеными. Как зеленый кристалл со странным внутренним светом. Как лист, на который падали лучи солнца.

- Я могу читать твои мысли.

- Но я не могу читать твои, Стефан. Я могу только приблизительно угадывать общий смысл и может немного больше...но мы не можем расчитывать на что-либо.

- Елена, все что я хочу есть в этой комнате, - он похлопал по кровати. – Сядь рядом со мной и тогда я смогу сказать «Все, что я хочу находится на этой кровати».

Вместо этого она встала, бросилась к нему и обвила его шею руками.

- Я все еще очень молода, - прошептала она, крепко его обнимая. – И если ты посчитаешь это в днях, у нас было не так много дней, в которые мы были настолько близки.

- Я все еще сликом стар для тебя. Но у меня есть возможность смотреть на тебя и видеть как ты оглядываешься на меня.

- Скажи, что ты будешь любить меня всегда

- Я буду любить тебя всегда

- Независимо от того, что случится.

- Елена, Елена...

- Я любила тебя как смертная, как вампир, как дух, как ребенок-дух и теперь снова как человек.

- Обещай, что мы всегда будем вместе.

- Мы всегда будем вместе.

- Нет, Стефан, теперь дело во мне, - она указала на свою голову, как если бы хотела подчеркнуть, что за ее золотисто-синими глазами скрывается яркий активный ум, нуждающийся в отдыхе. – Я знаю тебя. Даже если я не могу прочитать твои мысли,

я вижу это по твоему лицу. Все старые страхи – они вернулись, не так ли?

- Я никогда не оставлю тебя, - сказал он, отводя взгляд.

- Ни на день? Ни на час?

Он колебался, а потом снова взглянул на нее.

«Если это действительно то, что ты хочешь...я не оставлю тебя ни на час», - он говорил с ней мысленно, потому что знал, что она может слышать его.

- Я освобождаю тебя от всех твоих обещаний.

- Но Елена, их я и имею в виду.

- Я знаю. Но когда ты все же уйдешь, я не хочу, чтобы ты себя плохо чувствовал от того, что нарушил их.

Даже без телепатии она могла рассказать о том, что он думал в мельчайших нюансах: нужно угодить ей. В конце концов, она только что проснулась. Возможно она немного сконфужена. И ей не важно было то, как перестать конфузиться самой или заставить его перестать быть сконфуженным. Возможно именно поэтому она нежно потрепала его за подбородок. И поцеловала. Конечно, Елена думала, что один из них был сконфужен...

Казалось, время сначала бежало вперед и вдруг остановилось. И затем никто больше не конфузился. Елена знала, что Стефан знал, что она хочет, и он хотел делать все, что она захочет.


Бонни заинтересованно уставилась на цифры, высвечивающиеся на экране ее мобильного. Это звонил Стефан. Тогда она поспешно поправила волосы, распушая завитки и ответила на видеозвонок.

Но вместо Стефана она увидела Елену. Бонни, хихикая, сказала ей не играть со взрослыми игрушками Стефана – и затем началось:

- Елена?

- Меня будут так встречать каждый раз? Или только моя сестра-ведьма?

- Елена?

- Проснувшаяся и хороша, как новенькая, - сказал Стефан, появляясь на экране. – Мы позвонили как только проснулись.

- Еле....Но сейчас полдень! – выпалила Бонни.

- Мы были заняты тем и тем...- мягко вмешалась Елена, и, ох, разве не приятно было слушать, как она разговаривает в таком тоне! Чуточку невинно и совершенно самодовольно, заставляя как следует потрясти ее и умолять о деталях.

- Елена, - взволнованно произнесла Бонни, придерживаясь за ближайшую стену, а затем сползая вниз, позволяя охапке носков, рубашек, пижам, и нижнего белья падать на ковер, в то время как слезы начали литься у нее из глаз. – Елена, они сказали, что вы должны покинуть Феллс-Черч, вы это сделаете?

Елена попыталась обуздать свой гнев:

- Что они сказали?

- Что ты и Стефан должны покинуть это место для вашего же блага.

- Никогда!

- Маленькая милая лю..., - начал Стефан, но вдруг резко остановился и начал то открывать, то закрывать свой рот.

Бонни уставилась на него. Это случилось в нижней части экрана и это невозможно было увидеть, но Бонни могла поклясться, что маленькая милая любовь Стефана только что пихнула его в живот.

- Ground zero (*я так поняла что это название какого-то места, так что нет нужды переводить*), два часа? – спросила Елена.

Бонни вернулась в реальность. Елена никогда не давала времени на размышления.

– Я буду там! – крикнула она.


– Елена! – Мередит взволнованно дышала. – Елена! – как будто сейчас расплачется. – Елена!

– Мередит. О, Мередит не заставляй меня плакать, эта блузка – чистый шелк.

– Это чистый шелк потому что это моя шелковая блузка.

Елена выглядела столь же невинной, как ангел.

– Ты знаешь, Мередит, я кажется немного подросла за последнее время...

– Если концовка этого предложения «это мне больше подходит» - сказала Мередит угрожающе. – То я предупреждаю тебя, Елена Гилберт...

Она остановилась и обе девочки начали смеяться и плакать.

- У тебя может быть это! О, у тебя может быть это!


- Стефан? – Мэтт взмахнул телефоном, сначала осторожно, а потом треснул им по стене гаража. Он остановился и нервно сглотнул. – Е-ле-на? – Мэтт проговорил ее имя медленно, с паузой между каждым слогом.

- Да, Мэтт. Я вернулась. Разгладь здесь, - она указала на лоб. – Ты встретишься с нами?

Мэтт, опираясь на его новенький автомобиль, бормотал:

«Слава Богу, слава Богу».

- Мэтт? Я тебя не вижу. Ты в порядке? – послышались странные звуки. – Кажется, он упал в обморок.

Голос Стефана:

- Мэтт? Она правда очень хочет тебя увидеть.

- Да, да, - Мэтт поднял голову и заморгал, глядя на телефон. – Елена, Елена...

- Мне так жаль, Мэтт. Ты не обязан приходить.

Мэтт коротко рассмеялся:

- Ты уверена, что ты – Елена?

Елена улыбнулась улыбкой, которая в прошлом разбила тысячи сердец:

- В таком случае, Мэтт Хоникатт, я настаиваю, чтобы ты приехал и встретился с нами в Ground Zero в 2 часа. Тебе это подходит?

- Я думаю, ты меня почти заполучила. Старая добрая Елена Величественные Манеры, - он театрально закашлял, зафыркал и наконец сказал. – Прости, я кажется простыл...или может это аллергия.

- Не будь глупым, Мэтт. Ты ведешь себя как ребенок, да и я тоже, - сказала Елена. – И так себя вели Бонни и Мередит, когда я позвала их. Я плакала почти весь день – и по этой причине я должна собраться, устроить вам замечательный пикник и не опоздать. Мередит планирует подбросить тебя. Принеси что-нибудь выпить или перекусить. Люблю!


Елена положила трубку, тяжело дыша.

- Это было жестоко.

- Он до сих пор любит тебя.

- Он что, предпочел бы, чтобы я осталась ребенком всю мою жизнь?

- Может, ему понравилось то, как ты говорила «привет» и «пока».

- А теперь ты меня дразнишь, - у Елены задрожал подбородок.

- Никогда, - мягко произнес Стефан. Затем он вдруг схватил ее за руку. – Пошли, мы идем за покупками для пикника и машины, - сказал он, таща ее за собой.

Елена поразила их обоих тем, что взлетела вверх так быстро, что Стефану пришлось схватить ее за талию, чтобы помешать ей врезаться в потолок.

- Я думал, что на тебя действует сила тяжести!

- Я тоже! Что мне делать?

- Подумай о чем-нибудь тяжелом!

- А если это не сработает?

- Тогда мы купим тебе якорь!

В два часа Стефан и Елена приехали на кладбище Феллс-Черч в совершенно новом красном Ягуаре. На Елене были темные очки, а ее волосы были скрыты шарфом, обернутым вокруг ее шеи и черная ленточка, одолженная давние времена у миссис Флауэр, которая признала, что не знает, почему она так изнашивалась.

- Она выглядит как картинка, - сказала Мередит. – С ее фиолетовым сари и джинсами. Бонни и Мередит уже расстелили ткань для пикника, а муравьи уже успели полакомиться сандвичами виноградом обезжиренным салатом.

Елена рассказала им о том, как она проснулась этим утром, а затем там было столько обьятий, поцелуев и слез, что редкий мужчина смог бы вынести.

- Ты не хочешь осмотреть деревья? На всякий случай, проверить нет ли здесь малахов.

- Им бы лучше здесь не быть, - сказал Стефан. – Если деревья далеко от того места, где с тобой случился несчастный случай.

- Это не очень хорошо?

- Это серьезная неприятность.

Они уже собрались уходить, когда Елена позвала их назад.

- Вы можете перестать стараться выглядеть как стоящие выше нас мужчины, - добавила она. – Скрывать эмоции это плохо для вас самих. А выражение их держит вас в норме.

- Слушай, ты жестче чем я думал, - сказал Стефан. – Пикники на кладбище?..

- Обычно мы все время находили здесь Елену, - сказала Бонни, указывая на соседнее надгробие с сельдереем.

- Это могилы моих родителей, - объяснила Елена просто. – После несчастного случая, находясь здесь, я чувствовала себя ближе к ним, чем где-либо. Я приходила сюда когда мне было плохо, или когда мне нужны были ответы на вопросы.

- Ты когда-нибудь получала ответы? – спросил Мэтт, беря домашний маринад в стеклянной банке и передавая ее другим.

- Я даже сейчас не уверена, - сказала Елена. Она сняла очки, шарф и ленту. – Но я всегда чувствовала себя лучше. Почему? У вас есть какой-нибудь вопрос?

– Вообще-то да, – неожиданно сказал Мэтт. Затем он вспыхнул, поскольку внезапно оказался в центре внимания. Бонни обернулась и уставилась на него, жуя сельдерей, Мередит подбежала ближе, Елена присела, а Стефан, прислонявшийся к надгробию, с изяществом вампира сел.

- Говори, Мэтт.

- Я хочу сказать, что ты не выглядишь правильным сегодня, - сказала Бонни с тревогой.

- Спасибо, - осекся Мэтт.

Глаза Бонни наполнились слезами:

- Я вовсе не имела в виду...

Но она не успела закончить. Мередит и Елена решительно встали рядом с ней, чтобы ее защитить.

- Это означает, что если кто-то обидел одну из нас, он обидел всех.

- Сарказм вместо галантности? Это едва ли тот Мэтт, которого я знаю, - сказала Мередит, приподнимая одну бровь.

- Она всего-то пыталась посочувствовать тебе, - спокойно сказала Елена. – И вот что она получила за это.

- Хорошо, хорошо! Мне жаль, мне действительно жаль, Бонни, - он повернулся к ней, выглядя пристыженным. – Я сказал ужасную вещь, я знаю что ты всего-то пыталась быть милой. Я просто...Я просто не знаю что я делаю или говорю. Так или иначе. Вы хотите меня слушать, - весь его вид говорил, что он занял оборонтельную позицию. – Или нет?

Все хотели.

- Хорошо, вот оно. Я пошел проведать Джима Брайса сегодня утром, вы помните его?

- Конечно. Я встречалась с ним. Капитан баскетбольной команды. Хороший парень. Немного молоденький, но...- пожала плечами Мередит.

- С Джимом все хорошо, - сглотнул Мэтт. – Ну просто...Я не хочу сплетничать, но...

- Говори! – хором скомандовали три девочки.

Мэтт испугался: - Хорошо, хорошо! Ну, я должен был приехать к нему в 10 часов, но я приехал немного раньше, и ну...Кэролайн была там. Она как раз уезжала.

Фраза Мэтта повлекла за собой три потрясенныех лица и острый взгляд от Стефана.

- Ты имеешь в виду, что думаешь, что она провела с ним ночь?

- Стефан! – начала Бонни. – Это не то, как должна идти настоящая сплетня. У тебя нет прав говорить то, что ты думаешь.

- Нет, - сказала Елена ровно. – Дайте Мэтту сказать. Я могу вспомнить достаточно вещей, которые отобьют у меня охоту беспокоиться о Кэролайн.

- Больше, чем просто беспокоиться, - сказал Стефан.

Мередит кивнула.

- Это не сплетня, это необходимая информация, - сказала она.

- Тогда хорошо, - сглотнул Мэтт. – Ну да, именно это я и подумал. Он сказал, что она приходила так рано, чтобы повидать его маленькую сестренку, но Тамре 15. И он покраснел, когда говорил это.

Все переглянулись.

- Кэролайн всегда была....ну, подлой...- начала Бонни.

- Но я никогда не слышала о том, что она хотя бы взглянула на Джима больше чем один раз.

Они посмотрели на Елену, ожидая ответа. Елена медленно покачала головой:

- Я конечно, не могу найти причину, по которой она стала бы посещать Тамру. И кроме того, - она быстро взглянула на Мэтта. – Ты что-то от нас скрываешь, так или иначе. Что еще произошло?

- Что-то еще произошло? Ты видел нижнее белье Кэролайн? – Бонни смеялась до тех пор пока не увидела красное лицо Мэтта. – Эй, перестань, Мэтт. Это же мы. Ты можешь нам рассказать все.

Мэтт глубоко вздохнул и закрыл глаза.

- Ладно, хорошо...Когда она вышла,Я подумал...Я подумал...Кэролайн предложила мне себя.

- Она сделала что?

- Она бы никогда...

- Как, Мэтт? – спросила Елена.

- Ну...Джин думал, что она уехали и пошел в гараж за баскетбольной корзиной, я повернулся и вдруг Кэролайн вернулась и она сказала....ну, в общем, не важно, что она сказала, смысл был такой: она любит футбол больше баскетбола и хочет учавствовать в спорте.

- И что ты сказал? – очарованная словами Мэтта спросила Бонни.

- Я ничего не говорил. Я просто уставился на нее.

- А потом Джим вернулся? – предположила Мередит.

- Нет! Кэролайн ушла, но перед этим она подарила мне взгляд – вы знаете, такой, что сделал вещи предельно понятными относительно того, что она подразумевала. А потом Тами вошла, - честное лицо Мэтта запылало. – А потом...я не знаю как это сказать. Может Кэролайн сказала что-то обо мне, что заставило ее сделать это, потому что она...она...

- Мэтт, - Стефан молчал до этого времени, но теперь он наклонился вперед и говорил спокойно. – Мы спрашиваем не из-за того, что хотим посплетничать. Мы пытаемся выяснить, есть ли что-то неправильное, случившееся в Феллс- Черч. Так пожалуйста, просто расскажи нам, что случилось.



Глава 13 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 15