home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Мэтт стучал в дверь дома Брайсов, и Елена была рядом с ним. Елена замаскировала себя, убрав свои волосы в кепку для игры в бейсбол команды «Рыцари Вирджинии» и надев темные очки из одного из ящиков Стефана. На ней был надет огромный марон, морская рубашка Пэндлтон, пожертвованная ей Мэттом, и джинсы, из которых выросла Мередит.

Дверь открыла очень медленно, но за ней были не мистер или миссис Брайс, не Джим, а Тамра. На ней было надето...ну, почти ничего. На ней была тонкая полоска вместо бикини, которая выглядела так, будто ее сделали руками из обычного бикини – и оно почти разваливалось на части. На груди были прикреплены два круга, сделанные из картона с приклеенными на нем блестками. На ее голове была бумажная корона, ясно объясняющая, откуда она взяла всю эту мишуру. Она так же, как и корону, пыталась склеить две части бикини. Результат выглядел так, как будто ребенок пытался сделать одежду для певички из Лас-Вегаса или стриптизерши.

Мэтт тут же отвернулся и встал к ней спиной, но Тами бросилась к нему и повисла у него на спине.

- Мэтт Хонни-батт, - проворковала она. – Ты вернулся. Я знала, что ты вернешься. Но зачем ты притащил эту уродливую старую шлюху? Как же мы сможем...

Елена вышла вперед, потому что Мэтт уже поднял свою руку. Она была уверена, что Мэтт ни разу в жизни не ударил женщину, однако он был довольно чувствителен в некоторых темах. Таких, как она.

Елене удалось встать между Мэттом и удивительно сильной Тамрой. Она прятала улыбку, рассматривая одежду Тами. В конце концов, всего несколько дней назад она вообще не понимала табу на человеческую наготу. Теперь она это поняла, но это уже не казалось таким важным, как раньше. Люди были рождены в самой лучшей одежде – коже. Нет никаких причин, как думала она, носить фальшивую кожу, если только не становится холодно или некомфортно без нее. Но общество утверждало, что быть голым – значит быть безнравственным. И Тами пыталась быть безнравственной несколько ребячливым способом.

- Убери от меня руки, старая шлюха, - зарычала Тами, поскольку Елена держала ее, мешая подойтик Мэтту, а потом Тами покрыла ее трехэтажным матом.

- Тами, где твои родители? Где твой брат? – спросила Елена. Она проигнорировала обидные слова – они были всего лишь звуками – но она видела, как у Мэтта побелели губы.

- Ты извинишься перед Еленой прямо сейчас! Извинишься за то, что так разговариваешь! – потребовал он.

- Елена – зловонный труп с червями, копошашимися в ее глазницах, - пропела Тамра. – Но мой друг сказал, что при жизни она была шлюхой. Действительно, - тут последовал поток непристойностей, который заставил Мэтта задохнуться. – дешевой шлюхой. Понимаешь. Ничто не может быть более дешевым чем то, что отдается бесплатно.

- Мэтт, не обращай внимания, - спокойно сказала Елена и повторила. – Где твои родители?

Ответ смешался с потоком ругательств, но это была история – правдивая или нет – что мистер и миссис Брайс уехали в отпуск на несколько дней, а Джим сейчас со своей девушкой, Изабель.

- Хорошо, думаю, я должна помочь тебе переодеться в нормальную одежду, - сказала Елена. – Сначала ты примешь душ и смоешь всю эту рождественскую мишуру.

- Только попробуй, ха-ха! Только попробуй, ха-ха! - ответ был чем-то средним между ржанием лошади и человеческой речью. – Я склеила все это к себе клеем-моментом, - добавила Тами и начала хихикать на высокой и истеричной ноте.

- О господи...Тамра, ты понимаешь, что если в доме не будет какого-нибудь растворителя, тебя отвезут в больницу?

Ответ Тамры был грязным. И внезапно появился неприятный запах . «Нет, не запах, - думала Елена. – А удушливое, заставляющее желудок сделать сальто, зловоние.

- Упс, - Тамра снова истерично захихикала. – Пардон муа. В конце концов, это натуральный газ.

Мэтт прокашлялся:

- Елена...я не думаю, что мы должны оставаться здесь. Ее выходки и все...

- Они боятся меня, - захихикала Тамра. – Не так ли? – сказала она внезапно более низким голосом.

Елена посмотрела Тамре в глаза:

- Нет. Мне просто жаль маленькую девочку, оказавшуюся не в том месте и не в то время. Но, думаю, Мэтт прав. Мы должны идти.

Манера разговора Тами тут же изменилась:

- Простите...Я не понимала, что у меня такие гости. Мэтт, пожалуйста, не уходи.

Потом она шепотом сказала Елена:

- Он в порядке?

- Что?

Тами кивнула на Мэтта, который тут же повернулся к ней спиной. Он выглядел так, как будто чувствовал ужасное, отталкивающее очаровние от смехотворного поведения Тами.

- Он. С ним все хорошо?

- Мэтт, посмотри на это, - Елена держала маленький тюбик клея. - Я думаю, она приклеила клеем всю эту мишуру к себе. Мы должны позвонить в Службу Защиты Ребенка или куда-нибудь еще, потому что никто не может сейчас отвести ее в госпиталь. Знали об этом ее родители или нет, они не должны были оставлять ее одну.

- Я просто надеюсь, что они в порядке. Ее семья, - мрачно сказал Мэтт, выходя из дома с Тами, холодно провожающей их до машины и говорившей о том, «как хорошо провели время», «все они»

Елена тревожно смотрела на него с пассажирского места – без удостоверения личности и водительских прав, она, конечно, не могла водить:

- Может нам лучше отвезти ее в полицию? Ох, какая бедная семья.

Мэтт долгое время ничего не говорил. Его подбородок был твердым, а рот мрачно сжат:

- Я чувствую, что я ответственен за это. Я имею в виду, я знал что с ней что-то не так – и я должен был сказать об этом ее родителям.

- Ты разговариваешь как Стефан. Ты не несешь ответственность за каждого, с которым встречаешься.

Мэтт благодарно на нее взглянул и Елена продолжила:

- Вообще-то я собираюсь попроситьБонни и Мередит сделать одну вещь, которая докажет, что ты не ответственен. Я собираюсь попросить их проверить Изабель Сэтоу, девушку Джима. Ты никогда с ней не встречался, но Тами – возможно.

- Ты думаешь, что она тоже это получила?

- Я надеюсь, что Бонни и Мередит выяснят это.


Бонни остановилась, как вкопанная, почти выпуская ноги миссис Форбс из своих рук:

- Я не пойду в эту спальню.

- Ты должна. Я не могу тащить ее одна, - сказала Мередит и вкрадчиво добавила. – Слушай, Бонни, если ты пойдешь со мной, я расскажу тебе одну тайну.

Бонни кусала свои губы. Потом она закрыла глаза и позволила Мередит вести ее шаг за шагом в этот дом ужасов. Она знала, где находился спальня родителей Кэролайн – в конце концов, в детстве она часто играла в этом доме. Прямо по коридору и направо.

Она была удивлена, когда Мередит остановилась, сделав всего несколько шагов.

- Бонни.

- Что?

- Я не пытаюсь напугать тебя, но…

Это как раз и испугало Бонни. Ее глаза тут же открылись:

- Что? Что?

Прежде, чем Мередит успела ответить, она обернулась назад и увидела, что.

Кэролайн была сзади нее.Но она не стояла. Она ползала – нет, она удирала, так же как она это делала на полу дома Стефана. Как ящерица. Ее бронзовые волосы были нерасчесанными и свисали на ее лицо. Ее локти и колени торчали под немыслимыми углами.

Бонни закричала, но давление дома, казалось, выпустило весь воздух из ее легких. Единственный эффект, который возымел ее крик – Кэролайн посмотрела на нее быстрым движением своей, подобной рептилиям, головы.

- О Господи…Кэролайн, что случилось с твоим лицом?

Один ее глаз был черным. Или, вернее, багрянисто-красным, так раздувшийся, что Бонни знала - он скоро станет черным. На ее челюсти был еще один опухший кровоподтек.

Кэролайн не ответила – если не считать ответом шипение, которое она издала, удирая.

- Мередит, бежим! Она сзади меня!

Мередит ускорила шаг, выглядя испуганной – что еще больше пугало Бонни, потому что ничто не могло так потрясти ее подругу. Но как только они двинулись вперед с миссис Форбс, шатающейся между ними, Кэролайн проскользнула прямо под матерью в спальню своих родителей.

- Мередит, я не пойду в…- но они уже входили туда. Бонни брасала стремительные взгляды в каждый угол. Кэролайн нигде не было видно.

- Может она в шкафу, - сказала Мередит. – Так, дай мне пойти первой и положить ее голову на кровать. Мы сможем поправить ее позже.

Она обошла вокруг кровати, почти таща Бонни за ней и свалила туловище миссис Форбс на кровать так, чтобы оно лежало на подушках.

- Тебе осталось только положить ее ноги.

- Я не могу этого сделать! Кэролайн под кроватью, и ты это знаешь.

- Она не может быть под кроватью. Только если уменьшится до пяти дюймов, - твердо сказала Мередит.

- Она там! Я знаю. И…- добавила она отчаянно. – Ты обещала рассказать мне тайну.

- Хорошо, - Мередит в замешательстве посмотрела на Бонни. – Я вчера телеграфировала Алариху. Он забрался в такую глушь, что телеграф – единственный способ общаться с ним, и может пройти много дней, прежде чем мое сообщение достигнет его. Я подумала, что нам может понадобиться его совет. Я чувствую себя плохо, потому что прошу его сделать вещи, не относящиеся к докторантуре, но…

- Кому какое дело до докторантуры? Господь благословил тебя на это! – радостно закричала Бонни. – Ты все сделала правильно!

- Тогда хватит ныть и закинь ноги миссис Форбс на кровать. Ты сможешь сделать это, если наклонишься.

Кровать была очень большая. Миссис Форбс лежала под углом, пересекая ее, как кукла, брошенная на пол.

- Кэролайн собирается схватить меня.

- Нет. Давай, Бонни. Возьми ноги миссис Форбс, размахнись и…

- Если я подойду слишком близко к кровати, она схватит меня!

- С чего это вдруг?

- Потому что она знает, что может напугать меня! И теперь, когда я сказала это вслух, она точно это сделает.

- Если она схватит тебя, я пну ее в лицо.

- Твоя нога не такая уж и длинная. Ты попадешь в металлическую штуку у основания кровати.

- Ох, ради Бога, Бонни! Всего лишь помоги мнееееееееее, - последнее слово было уже криком.

- Мередит, - начала Бонни, а потом тоже закричала.

- Что это?

- Она схватила меня!

- Нет! Она уже схватила меня! Ни у кого не может быть рук такой длины!

- Или такой силы! Бонни! Я не могу заставить ее отпустить меня!

- Как и я!

А потом все слова утонули в крике.


После передачи Тами полиции, Мэтт вез Елену между лесов, которые также известные как государственный парк Фелла и это было…ну, прогулкой в парке. Они часто останавливались. Елена делала несколько шагов в сторону деревьев и звала – как бы вы это делали. А потом она возвращалась к ягуару, выглядя обескураженной.

- Я не уверена, что было бы так уж плохо, если бы здесь была Бонни, - сказала она Мэтту. – Если мы можем подготовить себя, чтобы выходить ночью.

Мэтт ненамеренно дрожал:

- Двух ночей было достаточно.

- Знаешь, ты никогда не рассказывал мне. Что случилось с тобой первой ночью. Или рассказывал, но тогда, когда я еще не могла понять слова.

- Ну, я ездил так же как сейчас, только на другой стороне Старого Леса – рядом с районом Расколотого Молнией Дуба…

- Точно.

- …когда что-то появилось прямо посередине дороги.

- Лиса?

- Ну, оно было рыжим в свете фар, но оно не походило ни на одну лису, которую я когда-либо видел. А я ездил по дорогам с тех пор как мог водить.

- Волк?

- Ты имеешь в виду, как оборотень? Но нет – я видел волков в лунном свете и они больше. А этот был ни большой, ни маленький.

- Другими словами, - сказала Елена, сужая ее глаза. – Изготовленная на заказ тварь.

- Возможно. Я уверен, она отличалась от малаха, который загрыз мою руку.

Елена кивнула. Как она понимала, малахи могли принимать различные формы. Они они были одинаковы в одном: они использовали Силу и им нужно поглощать Силу, чтобы жить. И ими могла управлять более сильная Сила, чем была у них.

И они были злобными врагами людей.

- Все, что мы знаем – это то, что мы не знаем ничего.

- Точно. Мы вернулись в то место, где мы видели это. Оно вдруг появилось в середине…эй!

- Поворачивай вправо! Сюда!

- Прямо как в тот раз! Это прямо как в тот раз!

Ягуар визжал шинами, почти останавливаясь, поворачивая вправо, не в канаву, но на маленькую тропинку, которую они не заметили бы, если бы случайно не наткнулись

Когда машина остановилась, она смерили взглядом тропинку, тяжело дыша. Ни один из них не спрашивал, видел ли другой рыжее существо, мелькнувшее на дороге, больше чем лиса, но меньше, чем олк.

Они смотрели на узкую тропинку.

- Вопрос на миллион долларов: должны ли мы туда соваться? – спросил Мэтт.

- Не вижу никаких знаков, типа «НЕ ВХОДИТЬ» и едва ли в этой части леса есть какие-нибудь здания. Но через дорогу, если немного пройти, находится Dunstans’.

- Так мы идем?

- Да. Только иди медленно. Сейчас позже, чем я думала.


Мередит, конечно, успокоилась первой.

- Хорошо, Бонни. – сказала она. – Прекрати это! Сейчас же! Это тебе не поможет!

Бонни и не думала, что ей это поможет. Но у Мередит в ее темных глазах был тот особый взгляд, который означал, что она говорит серьезно. Взгляд, который у нее был, когда Кэролайн уползала вон по полу Стефана.

Бонни сделала над собой большой усилие и почувствовала, что она в состоянии удержаться от еще одного вопля. Она молча посмотрела на Мередит, чувствуя, что все ее тело дрожит.

- Хорошо. Хорошо, Бонни. Сейчас, - сглотнула Мередит. – От выдергивания не будет проку. Я собираюсь...отцепить ее пальцы. Если что-то случится со мной; если меня...затянут под кровать, или что-то в этом роде, тогда беги, Бонни. А если не побежишь, зову Елену и Мэтта. Зови, пока не получишь ответа.

Бонни сумела сделать нечто героическое. Она отказывалась представлять Мередит, затянутую под кровать. Она отказывалась воображать, как будет выглядеть, если Мередит, сопротивляющаяся изо всех сил, исчезнет, или как она будет себя чувствовать в полном одиночестве после того, как это произойдет. Они обе оставили свои сумочки и мобильные на площадке, чтобы удобнее было нести миссис Форбс, поэтому Мередит не имела ввиду позвонить им «по-нормальному». Она имела в виду Позвать их.

Внезапно взрыв негодования пронесся через Бонни. Почему девушки носят сумочки? Даже надежная Мередит часто носила ее. Конечно сумочки Мередит были авторскими, в которых было понапихано все ее оборудование, например маленький ноутбук, брелок для ключей....но все же, парень бы носил мобильник в кармане.

«С этого времени я ношу мешочек на талии», - подумала Бонни, чувствуя, что она подняла флаг мятежников-девочек и на секунду почевствовав, что паника отступила.

Потом она увидела, что сутулая фигура в тусклом свете – Мередит, наклоняется, и в то же время она почувствовала, что ее собственную лодышку сжали сильнее. Превозмогая себя, она посмотрела вниз и увидела загорелые пальцы Кэролайн и длинные бронзовые ногти, выделяющиеся на фоне белого коврика.

Паника, в полную силу, вспыхнула в ней снова. Она издала какой-то странный звук, который был сиплым криком и, к ее собственному удивлению, она вошла в транс и стала Звать.

Ее удивило не то, что она начала Звать. А то, что она говорила.

«Дамон! Дамон! Мы попались в ловушку в доме Кэролайн и она сошла с ума! Помоги!»

Эти слова вырвались из нее внезапно, как будто раскрылся гейзер.

«Дамон, она держит меня за лодышку и не хочет отпускать! Если она затянет Мередит под кровать, я даже не знаю, что буду делать! Помоги мне!»

Может потому, что транс был хороший и глубокий, она услышала как Мередит сказала:

- Ах-ах! Это ощущается как пальцы, но вообще-то это щупальцы. Это должно быть, одно из тех щупалец, о которых говорил Мэтт. Я...попытаюсь...разорвать одну из петель...

Внезапно из-под кровати послышался шелест. И не из одного места, но от ужасного движения и тряски, которые заставили матрас подскочить вверх, даже с бедной маленькой миссис Форбс на нем.

Должно быть, там множество насекомых.

«Дамон! Тут....эти существа. Их много...О, Боже, я думаю, что сейчас упаду в обморок! А если я упаду...и если Кэролайн затащит меня под кровать...Ох, пожалуйста, помоги!»

- Черт, - сказала Мередит. – Я не знаю, как Мэтт сумел сделать это. Они держат слишком крепко, и... и я думаю, что там больше одного щупальца.

«Все кончено, - тихо заключила Бонни, чувствуя, что она готова встать на колени. – Мы сейчас умрем.»

- Несомненно, это серьезная проблема для людей. Но не сейчас, - сказал голос рядом с ней и сильная рука обняла ее, легко поднимая ее вверх. – Кэролайн, игра окончена. Отпусти!

- Дамон? – задыхалась Бонни. – Дамон? Ты пришел!

- Твои стенания действовали мне на нервы. Это не значит, что...

Но Бонни не слушала. Она даже не думала. Она еще была наполовину в трансе и не несла ответственность (как она решила позже) за свои действия. Она не была собой. Это был кто-то другой, кто вошел в экстаз, когда хватка лодыжки ослабилась, кто-то другой повернулся лицом к Дамону, обвил руками его шею и поцеловал в губы.

Это был кто-то другой, кто почувствовал, что Дамон поражен и все еще обнимает ее, и кто заметил, что он не оттолкнул ее. Этот человек также заметил, что когда она оторвалась от него, кожа Дамона в тусклом свете выглядела так, как будто он покраснел.

В это время Мередит медленно и мучительно выпрямилась с другой стороны кровати, которая до сих пор тряслась вверх-вниз. Она не видела их поцелуя и смотрела на Дамона так, как будто не верила что он правда здесь.

Ей было очень неудобно и Бонни знала это. Это была одна из тех ситуаций, где кто-нибудь еще будет слишком нервничать чтобы говорить и запинаться.

Но Мередит просто глубоко вздохнула и спокойно сказала:

- Дамон. Спасибо. Ты думаешь...будет большой проблемой заставить малаха отпустить меня также как Бонни?

Теперь Дамон был больше похож на себя. Он очаровательно улыбнулся чему-то, чего не видел и резко сказал:

- То, что осталось от тебя там – пошло прочь!

Он щелкнул пальцами.

Кровать немедленно прекратила двигаться.

Мередит отошла подальше и на мгновение в облегчении закрыла глаза.

- Еще раз спасибо, - с достоинством принцессы произнесла она, хотя и пылко. – А сейчас, не сделаешь ли ты что-нибудь с Кэро...

- Сейчас, - перебил Дамон даже грубее, чем обычно. – я должен идти.

Он посмотрел на ролекс на своем запястье.

- Сейчас уже 4:44 и у меня есть дело, на которое я уже опаздываю. Пройдитесь и помогите этой связке головной боли. Она еще не готова стоять самостоятельно.

Мередит поспешила сменить тему. В этот момент Бонни обнаружила, что ее ноги больше не шатаются.

- Хотя, подожди минуту, - быстро сказала Мередит. – Елене отчаянно нужно поговорить с тобой...

Но Дамон исчер, как будто был мастером в искусстве исчезновения, даже не дожидаясь благодарности Бонни. Мередит была удивлена, она была уверена, что имя Елены остановит его, но у Бонни на уме было другое.

- Мередит, - прошептала Бонни, в изумлении дотрагиваясь двумя пальцами до своих губ. – Я поцеловала его!

- Что? Когда?

- До того, как ты встала. Я...не знаю как это случилось, но я поцеловала его!

Она ожидала взрыва от Мередит. Вместо этого Мередит глубокомысленно на нее посмотрела и пробормотала:

- Ну, возможно, это не такая уж и плохая вещь, после всего того, что он сделал. Что я действительно не понимаю, так это что он здесь забыл.

- Ох. Это тоже из-за меня. Я Позвала его. Я не знаю, как это случилось...

- Ну хорошо, нет никакого смысла пытаться выяснить это здесь, - Мередит повернулась к кровати. – Кэролайн, ты еще здесь? Ты собираешься встать и нормально поговорить?

Послышалось угрожающее шипение рептилии из-под кровати наряду с выбросом щупалец и другого шума, который Бонни никогда прежде не слышала, похожий на щелканье гигантский щипцов.

- Этот ответ меня устраивает, - сказала Бонни и схватила Мередит, чтобы вытащить ее из комнаты.

Мередит в этом не нуждалась. Но в первый раз за сегодня они услышали ядовитый голос Кэролайн, по-детски высокий:

«Бонни и Дамон сидят на дереве и

ЦЕ-ЛУ-ЮТ-СЯ

Сначала приходит любовь, а потом свадьба,

А потом появляется вампиренок в детской коляске.»

Мередит остановилась у выхода:

- Кэролайн, знаешь, это не поможет нашим делам. Выходим...

Кровать пришла в безумие, брыкаясь и подскакивая вверх.

Бонни повернулась и побежала, зная, что Мередит прямо позади нее. Но их все же достигли монотонные слова:

- Вы не мои друзья, вы друзья шлюхи. Только подождите! Только подождите!

Бонни и Мередит взяли свои сумочки и покинули дом.

- Сколько времени? – спросила Бонни, когда они сидели в безопасности в машине Мередит.

- Почти пять.

- А кажется, что гораздо больше!

- Я знаю, но у нас еще остались много часов солнечного света. И кстати, у меня есть смс от Елены.

- О Тами?

- Я расскажу тебе. Но сначала...- это был один из тех редких моментов, в которых Мередит выглядела неуклюжей. Наконец она выпалила. – Как это было?

- Как было что?

- Поцелуй с Дамоном, ты, кретинка!



Глава 18 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 20