home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Холодная лихорадочная дрожь прошла вниз по снине Елены, очень слабая дрожь. Дамон не просил поцелуя.

Это неправильно.

- Нет, - прошептала она.

- Всего один.

- Я не собираюсь целовать тебя, Дамон.

- Не меня. Его, - Дамон уточнил кого «его», кивая головой на Мэтта. – поцелуй между тобой и твоим верным рыцарем.

- Чего-чего ты хочешь? – глаза Мэтта открылись, он выпалил слова, подобно взрыву прежде, чем Елена успела открыть рот.

- Ты же хочешь этого, - голос Дамона опустился до самого мягкого, вкрадчивого тона. – Ты бы хотел поцеловать ее. И сейчас тебя никто не останавливает.

- Дамон, - Мэтт отталкивал руки Елены. Казалось, он не полностью восстановился, возможно, всего на восемьдесят процентов, но Елена могла услышать его трудящееся сердце. Елена задавалась вопросом, как долго он лгал, симулируя бессознательное состояние, чтобы восстановиться. - Последняя вещь, которую я помню – это то, что ты пытался убить меня. Это точно не выставляет тебя в хорошем свете. И еще, люди не подходят и не целуют девушек, просто потому, что они симпатичные, или их парни взяли выходной.

- Да ладно? – Спросил Дамон, в удивлении приподнимая одну бровь. – А я именно так и делаю.

Мэтт только ошеломленно покачал головой. Казалось, он пытается удержать какую-то мысль в его мозгу.

- Не уберешь ли ты свою машину с дороги, чтобы мы могли уехать? – спросил он.

Елена чувствовала себя так, как будто смотрела на Мэтта издалека и он был посажен в клетку с тигром, не зная этого. Пробуждение было в очень красивом, диком и опасном месте – и Мэтт этого тоже не знал.

«Кроме того, - с беспокойством подумала она. – Он насильно заставляет себя встать. Нам нужно уехать – и быстро, пока Дамон еще что-нибудь не сделал ему.»

Но какой был выход?

Что на повестке дня у Дамона?

- Вы можете идти, - сказал Дамон. – Как только она поцелует тебя. Или ты ее, - добавил он, словно это была уступка.

Медленно, как если бы он понял, что это означает, Мэтт посмотрел на Елену а затем снова на Дамона. Елена попыталась шепотом поговорить с ним, но Мэтт был не в настроении. Он посмотрел Дамону в лицо и сказал:

- Никогда.

Пожимая плечами, как будто говоря: «я сделал все, что мог», Дамон поднял неотесаный сосновый прут.

- Нет! – закричала Елена. – Дамон, я сделаю это.

Дамон улыбнулся Елене и на секунду задержался, пока Елена не отвернулась и пошла к Мэтту. Его лицо было все еще бледным и холодным. Елена прижала свою щеку к его щеке и почти беззвучно зашептала на ухо:

- Мэтт, я и раньше имела с ним дело. И ты не можешь бросить ему вызов. Давай сделаем это – только сейчас. Тогда мы, возможно, сможем уйти, - А потом она заставила себя сказать. – Ради меня. Пожалуйста.

Правда была в том, что она слишком много знала об упрямых мужчинах. Слишком много о том, как управлять ими. Это была черта, которую она ненавидела, но сейчас она была слишком занята, пытаясь думать о способах спасти жизнь Мэтту, чтобы обсуждать этику давления на него.

Она хотела бы, чтобы вместо Мэтта здесь были Мередит или Бонни. Не то, чтобы она желала им испытать ту боль, но у Мередит были бы уже на подходе планы C и D, когда у Елены были бы планы A и B. А Бонни уже растопила бы слезами лед сердца в карих глазах Дамона...

Внезапно Елена подумала о единственной красной вспышке, которую она видела под Лучами Запрета и она передумала. Теперь она не была уверена, что хочет видеть Бонни рядом.

Из всех парней, что она знала, Дамон был единственным, которого она не смогла сломить.

О, Мэтт был упрям, а Стефан порой почти невозможен. Но у них обоих были ярко горящие кнопки где-то внутри них, на которых было написано: «НАЖМИ МЕНЯ» и ты всего лишь должна поиграть немного с этим механизмом – ну хорошо, иногда больше чем немного – и даже с самыми сложными мужчинами можно было справиться.

Кроме одного...

- Ладно, детки, время кончилось.

Елена почувствовала, что Мэтт вырывается из ее рук и держалась за него – она не знала с помощью чего, но он стоял. Что-то держало его на месте, вертикально, но это точно не были его мускулы.

- Ну так что? – Дамон прогуливался вперед-назад с сосновой веткой Вирджинии в его правой руке, ударяя ей по левой ладони. – О, точно, - сказал он, как будто сделал большое открытие. – Девушка и ее верный рыцарь собираются целоваться.


В комнате Стефана Бонни сказала: - Мередит, нашла ты, наконец резервный файл для записки Стефана или нет?

- Нет, - сказала Мередит плоским голосом. Но, так как Бонни собралась упасть в обморок снова, Мередит сказала:

- Я нашла абсолютно новую записку. Фактически, письмо.

- Другую записку? О чем она?

- Можешь встать? Я думаю, тебе лучше самой взглянуть на это.

Бонни, которая только что выровняла свое дыхание, поковыляла к компьютеру.

Она прочитала документ на экране – абсолютно отличающийся от первого, кроме последних слов и задохнулась.

- Дамон что-то сделал со Стефаном! – сказала она и почувстовала как ее сердце ухнуло вниз, а за ним последовали и остальные органы. – Значит, Елена ошиблась. Дамон - абсолютно злой. И сейчас, Стефан, может, уже...

- Мертв, - сказала Мередит, очевидно, поняв это одновременно с Бонни. Она посмотрела своими темными глазами в глаза Бонни. Бонни знала, что ее глаза были влажными.

- Сколько прошло времени, - спросила Мередит. – с тех пор как ты в последний раз звонила Елене или Мэтту?

- Не знаю. Я не помню, сколько было времени. Но я звонила дважды после того, как мы покинули дом Кэролайн и один раз в доме Изабель; и когда я еще раз попыталась, мне пришло сообщение, что их почтовые ящики полны и с ними вообще невозможно соединиться.

- Что-то в этом роде получила и я. Если они рядом со Старом Лесом – ну, ты знаешь, что там нет мобильной сети.

- И теперь, даже если они уже ушли из Леса, мы даже не можем оставить им сообщение, потому что переполнили их голосовую почту.

- Электронная почта, - сказала Мередит. – Старый добрый e-mail; с помощью него мы сможем оставить Елене сообщение.

- Да! – Бонни ударила кулаком воздух. Но потом ее уверенность поколебалась. Она заколебалась на мгновение, а потом почти прошептала:

- Нет.

Слова из настоящей записки Стефана отдавались эхом в ее мозгу: «Я доверяю Мэтту с его инстинктивными попытками защитить тебя, реальным взгдялом на вещи Мередит и интуиции Бонни. Скажи им запомнить это.»

- Ты не можешь рассказать ей, что сделал Дамон, - сказала она в тот момент, когда Мередит начала деловито печатать. – Возможно, она уже знает – а если нет, это только добавит проблем. Она сейчас с Дамоном.

- Мэтт сказал тебе это?

- Нет. Но Мэтт был не в своем уме от боли.

- Может это от тех...насекомых? – Мередит посмотрела вниз, на лодыжку, где несколько красных рубцов все еще виднелись на фоне гладкой оливковой кожи.

- Это возможно, но это не так. Я также не чувствую себя как деревья. Это была просто...чистая боль. И я, конечно, не знаю, откуда узнала, что Дамон сделал это. Я просто...знаю.

Она видела, как несосредоточены глаза Мередит и знала, что она тоже думает о словах Стефана.

- Ну, мое решение – довериться тебе, - сказала она. – Кстати, Стефан произносит «решение», предпочитая произносить его по-американски. Дамон произносит это слово с «эйн». (*judgment – решение, так вам будет легче увидеть, куда втыкать это самое «эйн»:-)*). Это, возможно было тем, о чем беспокоился Мэтт.

- Как будто Стефан действительно бросил бы Елену одну бороться со всем тем, что творится, - с негодованием сказала Бонни.

- Ну, Дамон одурачил нас и заставил так думать, - сказала Мередит. У Мередит была привычка указывать на такие вещи, как это.

Бонни внезапно начала:

- Интересно, украл ли он деньги?

- Сомневаюсь, но давай проверим, - Мередит отодвинула кресло-качалку и сказала. – Дай мне вешалку.

Бонни взяла одну из шкафа и заодно взяла один из джемперов Елены и натянула его на себя. Он был ей большой, и кстати это был джемпер Мередит, который она одолжила Елене, но, по крайнй мере, в нем ей стало теплее.

Мередит тыкала крючковатым концом вешалки в половицу, которая выглядела наиболее подходящей. Как только она попыталась приподнять ее, раздался стук в дверь. Девушки подпрыгнули.

- Это всего лишь я, - сказал голос миссис Флауэрс из-за огромной туристической сумки и подноса с бинтами, кружками, сэндвичами и сильно пахнущими марлевыми повязками, похожие на те, которые она повязывала на руку Мэтта.

Бонни и Мередит обменялись взглядами, а затем Мередит сказала:

- Заходите, и давайте мы Вам поможем.

Бонни уже забирала поднос у нее из рук, и миссис Флауэрс опустила туристическую сумку на пол. Мередит продолжала поднимать половицу.

- Еда! – сказала Бонни с благодарностью.

- Да, сэндвичи с индейкой и помидорами. Они помогут вам. Простите, чтотак долго, но я не могла поторопить припарку для опухолей, - сказала миссис Флауэрс. – Помню, много лет назад, мой младший брат всегда говорил – «о моя милостивая добродетель!».

Она уставилась на место, где не было половицы. Пустота приличного размера была заполнена стодолларовыми банкнотами, аккуратно завернутые в банковские ленты.

- Ух ты, – сказала Бонни. – Я никогда не видела столько денег!

- Да, - миссис Флауэрс отвернулась и начала расставлять чашки с какао и бутерброды. Бонни жадно набросилась на сэндвич. – Люди обычно просто клали свои деньги в пустоту позади кирпича у камина. Но этому молодому человеку, видимо, было нужно побольше места.

- Спасибо за какао и бутерброды, - сказала Мередит после нескольких минут, в течении которых она жадно поедала сэндвич и одновременно работала на комрьютере. – Но если Вы собираетесь лечить нас от ушибов и всего такого – ну, боюсь, мы не сможем ждать.

- О, подойди, - миссис Флауэрс взяла маленький компресс, Бонни почувствовала что он пахнет как чай, и надавила им на нос Мередит. – Ну, через минуту то снимет опухоль. А ты, Бонни – понюхай тот, который против твоей шишки на лбу.

И снова глаза Мередит и Бонни встретились. Ьонни сказала:

- Ну, если это займет всего несколько минут – так или иначе, я все равно не знаю, что мы будем делать.

Она посмотрела на припарки и взяла круглую, пахнущую цветами и мускусом припарку, и приложила себе ко лбу.

- Правильно, - сказала миссис Флауэрс, даже не оборачиваясь. – И, конечно, длинная и тонкая – для лодыжки Мередит.

Мередит выпила остаток какао, а потом осторожно потянулась вниз и доронулась до одной из красных отметин. – Да все хорошо....- начала она, но миссис Флауэрс ее перебила.

- Тебе понадобится твоя лодыжка, когда мы пойдем.

- Куда пойдем? – Мередит уставилась на нее.

- В Старый Лес, - пояснила миссис Флауэрс. – За вашими друзьями.

Мередит выглядела напуганой:

- Если Елена и Мэтт в Старом Лесу, я согласна с тем, что мы должны идти искать их. Но Вы не можете идти, миссис Флауэрс! И к тому же, мы не знаем, где именно они находятся.

Миссис Флауэрс отпила от чашки с какао в ее руке, задумчево посмотрела в окно, которое не было закрыто. На мгновение Мередит показалось, что она не услышала ее, или не собирается отвечать. Потом она медленно сказала:

- Осмелюсь сказать, что вы думаете, что я просто сумасшедшая старуха, которая будет только мешаться, когда вокруг неприятности.

- Мы никогда так не думали, - с уверенностью сказала Бонни, думая, что они узнали о миссис Флауэрс больше за эти последние два дня, чем за те девять месяцев, что Стефан жил здесь. До этого, все, что она когда-либо слышала о ней, было историями с привидениями или слухами о сумасшедшей старой леди из пансиона. Она слышала их столько, сколько себя помнила.

Миссис Флауэрс улыбнулась:

- Не так-то это просто – иметь Силу и никогда не думать, что ты ее используешь. И потом, я живу так долго – людям это не нравится. Они начинают придумывать истории с привидениями или слухи...

Бонни почувствовала, что ее глаза забегали. Миссис Флауэрс просто улыбнулась и мягко кивнула.

- Очень приятно иметь вежливого молодого человека в доме, - сказала она, беря длинную припарку и оборачивая ее вокруг лодыжки Мередит. Конечно, я должна была одержать верх над своими предубеждениями. Дорогая Мама всегда говорила, что если я буду содержать пансион, мне придется брать пенсионеров, только не иностранцев. И потом, молодой человек к тому же еще и вампир...

Бонни закашлялась какао и почти забрызгала им всю комнату. Она задыхалась, а потом у нее случилась судорога из-за кашля. У Мередит не было никакого выражения на лице.

-...но через некоторое всемя, когда я узнала его получше, я начала сочувствовать его проблемам, - продолжила миссис Флауэрс, игнорируя Бонни с ее кашлем и поливкой всех какао. – И теперь, сюда вовлечена белокурая девочка...бедная маленькая девочка. Я часто говорила с Мамой, - сказала она, делая акцент на втором слоге. – об этом.

- Сколько лет Вашей матери? – спросила Мередит. Ее тон был вежлив, но опытный взгляд Бонни уловил, что она под ужасным впечатлением.

- О, она умерла еще в начале века.

Пауза. А затем Мередит овладела собой.

- Простите, - сказала она. – У нее, наверно, была долгая...

- Я должна была сказать, в начале предыдущего века. Это было в 1901.

В этот раз у Мередит был шок. Но она почти не показала виду.

Нежный пристальный взгляд миссис Флауэрс посмотрел то на одну девушку, то на другую.

- Я была медиумом. В эстрадном представлении, знаете. Трудно войти в транс перед сотнями людей. Но да, я действительно Белая Ведьма и у меня есть Силы. И сейчас, когда вы закончили пить свой какао, я думаю, пришло время пойти в Старый Лес и найти ваших друзей. Даже если сейчас лето, мои дорогие, вам нужно одеться потеплее, - добавила она. – Я уже готова.



Глава 22 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 24