home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Мэтт ринулся на Дамона, в порыве, который наглядно показал навыки, которые он получил в футбольной команде колледжа. Он ускорился из спокойного состояния до размытого пятна, пытаясь схватить Дамона и повалить его на землю.

- Беги! – кричал он в это же время. – Беги!

Елена не двигалась, пытаясь придумать план А, который можно будет применить после этой катастрофы. Она была вынуждена наблюдать унижение Стефана Дамоном в пансионе, но она не думала, что сможет спокойно смотреть на это.

Но когда она взглянула на них снова, Мэтт стоял на расстоянии дюжины ярдов от Дамона, мрачный и с побелевшим лицом, но живой и на ногах. Он готовился броситься на Дамона.

И Елена...не могла бежать. Она знала, что это, возможно, самое лучшее решение – Дамон мог быстро расправиться с Мэттом, но большая часть его внимания будет обращена на нее, пытаясь ее выследить.

Но она не была уверена. И она не могла быть уверена, что расправа над Мэттом не убьет его, или что он будет в состоянии уйти прежде, чем Дамон найдет ее или на досуге снова подумает о Мэтте.

Нет, не тот Дамон, безжалостный и беспощадный, каким он был.

Должен быть выход....Она могла почувствовать, с каким скрипом вращаются мысли в ее голове.

А потом она увидела это.

Нет, не то...

Но что еще оставалось делать?

Мэтт, и вправду, снова бросился на Дамона и в тот момент, когда он несся на него, гибкий, неостанавливаемый и быстрый, как стремительная змея, она увидела, что сделал Дамон. Он просто увернулся в последний момент, в то время как Мэтт хотел протаранить его плечом. Мэтт все еще бежал, но Дамон просто повернулся на месте и снова стоял перед ним лицом. Потом он поднял свою проклятую сосновую ветвь. У нее был обломан конец, там где Мэтт наступил на нее.

Дамон, нахмурившись, смотрел на палку, затем пожал плечами, поднял ее... и оба парня замерли, как замороженные. Что-то проплыло между ними, брошенное со стороны и упало на землю между ними. Это лежало там, покачивающееся на ветру.

Это были марон и морская рубашка Пэндлтон.

Оба парня медленно повернулись к Елене, на которой сейчас был белый кружевной лифчик. Она немного дрожала и обнимала себя руками. Казалось, сейчас необычно холодно для такого вечера.

Дамон очень медленно опустил свою сосновую ветвь.

- Спасен своей любовницей, - сказал он Мэтту.

- Я знаю, что это значит, и это неправда, - сказал Мэтт. – Она мой друг, а не моя девушка.

Дамон только отдаленно улыбнулся. Елена чувствовала его взгляд на ее голых руках.

- Так...перейдем к следующему шагу, - сказал он.

Елена не была удивлена. Подавлена, но не удивлена. И при этом, она не была удивлена, когда увидела, что Дамон смотрит то на нее, то на Мэтта, и увидела красную вспышку в его глазах. Казалось, это было отражено на внутренней части его солнечных очков.

- Сейчас, - сказал он Елене. – Я думаю, ты ляжешь на тот камень и наполовину наклонишься. Но сначала...еще один поцелуй, - он посмотрел на Мэтта. – Пойми, Мэтт, ты просто тянешь время. Сначала, может, ты поцелуешь ее волосы, потом она откинет голову назад и ты поцелуешь ее в шею, пока она обнимает тебя за плечи...

«Мэтт, - подумала Елена. – Дамон сказал «Мэтт».»

Это выскочило так легко, так невинно. Внезапно весь ее мозг и тело, казалось, завибрировали,как будто к единственную музыкальную ноту, казалось, затопили ледяным душем. И то, что говорила нота, было не шокирующим, потому что, так или иначе, она уже знала это на подсознательном уровне.

Это не Дамон.

Это не тот человек, которого она знала....она правда знала его всего девять или десять месяцев? Она видела его, когда была человеческой девушкой – она бросала ему вызов и желала в равной мере – и казалось, он любил ее больше, когда она бросала ему вызов.

Она видела его, когда была вампиром и была привлечена к нему всем своим существом, а он заботился о ней так, как будто она была ребенком.

Она видела его, когда была духом, и загробная жизнь научила ее многому.

Он был бабником, он мог быть черствым, он проносился через жизни своих жертв как незбыточная фантазия, как катализатор, меняя других людей, в то время как сам он оставался неизменяющимся и неизменным. Он озадачивал людей, смущал их, использовал их...оставлял их изумленными, так как у него было дьявольское очарование.

И он никогда не нарушал слово. У нее было ощущение, что это не было каким-то решением, это было частью Дамона, находящейся так глубоко в подсознании, что он ничего не мог сделать, чтобы изменить это. Он никогда бы не нарушил своего слова. Он лучше умер бы с голоду.

Дамон все еще говорил с Мэттом, отдавая ему приказы:

- ...а затем сними с нее...

Так как насчет его обещания быть ее телохранителем, оберегать ее от любого вреда?

Сейчас он обращался к ней:

- Так, ты знаешь когда нужно откинуть голову назад? После того как он...

- Кто ты?

- Что?

- Ты слышал. Кто ты? Если ты и правда видел Стефана умирающим о пообещал ему заботиться обо мне, ничего этого бы не случилось. Ты можешь обмануть Мэтта, но не меня. Ты не он – Дамон не так глуп. Он знает, что такое телохранитель. Он знает, что наблюдать как Мэтту больно – это причиняет боль и мне. Ты не Дамон. Кто...же...ты?

От силы и скорости Мэтта а-ля «быстрая гремучая змея» не было никакого проку. Возможно, другой подход и сработал бы. Пока Елена говорила, она медленно посмотрела в лицо Дамону. И тут, одним движением, она сорвала с него темные очки.

Блеснули красные глаза, как новая свежая кровь.

- Что ты сделал? – прошептала Елена. – Что ты сделал с Дамоном?

Мэтт был вне диапазона ее голоса, но он медленно двигался вокруг, пытаясь обратить на себя ее внимание. Она пылко захотела, чтобы Мэтт это делал для того, чтобы сбежать. Для этого существа он был просто другим способом чтобы шантажировать ее.

Казалось, он быстро не перемещался, но Не-Дамон выхватил свои солнечные очки у нее из рук. Это случилось слишком быстро, чтобы она могла сопротивляться.

Потом он больно схватил ее за запястье.

- Намного выгоднее будет для вас двоих, если ты будешь сотрудничать, - сказал он небрежно. – Ты, кажется, не понимаешь, что может случится, если ты меня разозлишь.

Его хватка давила на нее, вынуждая встать на колени. Елена не могла позволить ему этого. Но, к сожалению, ее тело не хотело слушаться; оно посылало срочные сообщения о боли в ее мозг, об агонии, горящей, жгучей агонии. Она думала, что сможет игнорировать это, разрешит ему сломать ее запястье. Она была неправа. В какой-то момент, что-то в ее мозгу полностью потеряло сознание, а следующая вещь, которую она поняла, было то, что она стояла на коленях с запястьем, которое, казалось, стало больше в три раза, и отчаянно горело.

- Человеческая слабость, - презрительно сказал Дамон. – Это каждый раз достает тебя. Ты должна была подумать об этом прежде, чем не повиноваться мне.

«Не Дамон», - подумала Елена настолько громко, что было удивительно, что самозванец не услышал ее.

- Хорошо, - Дамон продолжал говорить над ней так бодро, как будто просто предлагал ей что-то. – Ты идешь сидеть на том камне, немного откидываясь назад, и, Мэтт, если ты подойдешь сюда, встань к ней лицом, - его тон вежливо приказывал, но Мэтт проигнорировал его и уже был рядом с ней, рассматривая отметины пальцев на запястье Елены таким взглядом, как будто не верил своим глазам.

- Мэтт встает, Елена сидит, а тот, кто против, получает на орехи. Веселитесь, детки! – Дамон снова вытащил свою камеру-на-ладони.

Мэтт глазами общался с Еленой. Она посмотрела на сомозванца и аккуратно сказала:

- Иди к черту, кем бы ты ни был!

- Пришел, увидел, победил, - оттарабанил Не-Дамон. Он подарил Мэтту улыбку, которая была и светящейся и ужасающей одновременно. Потом он помахал сосновой веткой.

Мэтт проигнорировал это. Он ждал, он стоически ждал боли от удара.

Елена приложила огромные усилия, чтобы встать рядом с Мэттом. Стоя плечом к плечу они могли бросить вызов Дамону.

Который, казалось, на мгновение потерял разум:

- Вы пытаетесь притвориться, что не боитесь меня. Но вы будете бояться. Если у вас есть хоть какие-то чувства, вы будете.

Он воинственно шагнул к Елене:

- Почему ты не боишься меня?

- Кто бы ты ни был, ты – просто большой хулиган. Ты сделал больно Мэтту. Ты сделал больно мне. Я уверена, что ты можешь убить нас. Но мы не боимся хулиганов.

- Ты будешь бояться, - голос Дамона упал до угрожающего шепота. – Просто подожди.

Как будто что-то зазвенело в ушах Елены, твердя ей прислушаться к последним словам, соединить их – кто заставил это звучать так? – как вдруг ударила боль.

Ее колени согнулись из-за этого. Но сейчас она не просто стояла на коленях. Она пталась свернутся в шарик, пыталась извиваться в отчаянной борьбе. Все мысли вылетели из ее головы. Она чувствовала, что Мэтт рядом с ней, пытается держать ее, она не могла больше общаться с ним, казалось, она могла летать. Она задрожала и упала в сторону как будто с ней случился апоплексический удар. Она вся была наполнена болью и слышала голоса рядом с ней так, как будто они были далеко.

- Прекрати это! – Мэтт, казалось, обезумел. – Прекрати! Ты псих? Ради Бога, это же Елена! Ты хочешь убить ее?

На это Дамон мягко заметил:

- Я не буду пробовать это снова.

Но единственный звук, который издал Мэтт, был гневный крик.

- Кэролайн! – бушевала Бонни шагая взад-вперед по комнате Стефана, пока Мередит что-то делала с компьютером – Как она посмела?

- Она не пытается напасть на Стефана или Елену напрямую – из-за клятвы, - сказала Мередит. – Она думала, что то, что она сделала, затронет всех нас.

- Но Мэтт...

- Ох, удобный Мэтт, - мрачно сказала Мередит. – К сожалению, следы физического насилия есть у них обоих.

- Что ты имеешь в виду? Мэтт не...

- Царапины, моя дорогая, - вставила миссис Флауэрс. – От вашего существа, имеющего зубы, острые как бритва. Припарка, какоторую я наложила, вылечит их так, что они будут похожи на царапины от женских ногтей – практически сейчас. И отметина, которую оно оставило на его шее... – миссис Флауэрс деликатно прокашлялась. – выглядит так, как в мои дни назывался «любовный укус». Возможно, признак свидания, которое закончилось дракой? Это не значит, что ваш друг и правда сделал бы что-нибудь такое.

- И помнишь, как Кэролайн выглядела, когда мы ее увидели, Бонни? – сухо сказала Мередит. – Не то, что она ползала – ставлю все на то, что сейчас она прекрасно ходит. Но ее лицо. У нее был заплывший глаз и раздутая щека. Идеально укладывается в срок.

Бонни почувствовала себя так, как ббудто другие на два шага впереди нее:

- Какой срок?

- Ночь, когда существо атаковало Мэтта. Это было на утро после того, как шериф позвонил и поговорил с ним. Мэтт признал, что его мать не видела его всю ночь, и что Член Слежения за Округом видел, как Мэтт приехал домой почти в обморочном состоянии.

- Это было из-за яда того существа. Он только что сразился с малахом!

- Мы знаем. Но они скажут, что он только что вернулся после драки с Кэролайн. Мать Кэролайн едва ли в состоянии давать показания – ты видела, в каком она состоянии. Так кто докажет, что Мэтт не был у Кэролайн? Особенно, если он планировал нападение.

- Мы скажем! Мы можем поручиться за него... – Бонни внезапно остановилась. – Нет, думаю это было после того, как он ушел, чем это предполагалось случиться. Но, нет, это все неправда! – она снова начала шагать по комнате. – Я видела, что одно из тех насекомых закрылось и это было в точности так, как описывал Мэтт...

- И что от этого осталось? Ничего. Кроме того, они скажут, что ты скажешь что угодно ради него.

Бонни не могла больше выдерживать бесцельную ходьбу. Она должна добраться до Мэтта, должна предупредить его – если они вообще смогут найти его или Елену.

- Я думала, ты была той, которая не может ждать и минуты, чтобы найти их, - обвиняюще сказала она Мередит.

- Знаю. Но я должна кое-что проверить...и, кроме того, я должна попытаться разглядеть, что написано на том сайте, который, как предполагается, могут читать только вампиры. Сайт Ши но Ши. Но я как только не пыталась настроить яркость, и, если здесь все же что-то написано, я не могу выяснить, что.

- Лучше больше не тратить впустую время на это, - сказала миссис Флауэрс. – Идите сюда, оденьте ваши куртки, дорогие мои. Мы возьмем Желтую Повозку?

На секунду Бонни представила, гужевую повозку, своего рода карету Золушки, но не в форме тыквы. Потом она вспомнила, что видела древнюю Модель Т миссис Флауэрс...желтого цвета...оставленную внутри того, что должно было быть старыми конюшнями, принадлежащими пансиону.

- Мы поступим лучше, если мы пойдем пешком, чем мы или Мэтт в машине, - сказала Мередит, ужасно неправильно кликая по монитору. – Мы подвижнее, чем...О Боже! Я сделала это!

- Сделала что?

- Вэбсайт. Подойди и взгляни сама.

И Бонни и миссис Флауэрс подошли к компьютеру. Экран светился ярко зеленым, а на нем были темно-зеленые буквы.

- Как ты сделала это? – Бонни переняла склонность Мередит записывать в блокнот все, что видишь.

- Я не знаю. Я просто подергала все цветовые настройки в последнее время – я уже пыталась сохранять, какую-то низкую батарею, высокую разрешающую способность, высокий контраст и все комбинации, о которых я только могла подумать.

Они уставились на слова.

«Устали от ляпис-лазури?

Хотите провести каникулы на Гавайях?

Устали от постоянной жидкой кухни?

Приходите и посетите Ши но Ши.»

Ниже этого было небольшое объявление о «Смерти Смерти», места, где вампиры могут быть вылечены от их проклятия и стать людьми снова. И еще был адрес. Всего лишь городская дорога, никакого упоминания о конкретном штате, где она находится, или, в конце концов, о городе. Но это был Ключ.

- Стефан не упоминал адрес дороги, - сказала Бонни.

- Может, он не хотел пугать Елену, - мрачно сказала Бонни. – Или, может, когда он смотрел на эту страницу, адреса еще не было.

Бонни дрожала

- Ши но Ши – мне даже звучание этого слова не нравится. И не смейся надо мной, - защищаясь, добавила она, обращаясь к Мередит. Помнишь, что Стефан сказал о доверии моей интуиции?

- Никто не смеется, Бонни. Нам нужно добраться до Елены и Мэтта. Что на это скажет твоя интуиция?

- Она говорит, что мы собираемся вляпаться в неприятности, и что Мэтт с Еленой уже в них вляпались.

- Забавно, потому что мое мнение такое же.

- Вы готовы? – миссис Флауэрс раздала фонарики.

Мередит включила свой и обнаружила, что у него сильный, яркий свет.

- Давайте сделаем это, - сказала она, автоматически снова выключая лампу Стефана.

Бонни и миссис Флауэрс последовали за ней, спускаясь вниз по ступеням, выходя прочь из дома и на улице они перешли на бег. Пульс Бонни стучал, как ненормальный, ее уши ловили малейший писк. Но, за исключением тех мест, которые освещались их фонариками, Старый Лес был темным и устращающе тихим. Даже звук пения птиц не нарушал тишину безлунной ночи.

Они заходили все дальше в Лес и уже через минуту окончательно заблудились.


Мэтт очнулся и какой-то момент даже не мог сообразить, где находится. На природе. Земля. Пикник? Поход? Заснул на земле?

Затем он попытался пошевелиться и боль вспыхнула, как гейзер и он вспомнил все.

«Этот ублюдок мучил Елену», - подумал он.

Мучал Елену.

Это точно не Дамон. Что такого сказала ему Елена, что он так разозлился?

Даже думать было больно, но был и другой оставшийся без ответа вопрос – записка Стефана в дневнике Елены.

Мэтт осознал, что он может двигаться, только очень медленно. Он осмотрелся, осторожно поворачивая голову, пока не увидел Елену, лежащую рядом с ним, как сломанная кукла. Ему было больно и отчаянно хотелось пить. Она почувствует тоже самое. Первой вещью, которая пришла на ум было отвести ее в больницу; вид сокращений мускулов, который с ней случился из-за боли, мог сломать руку или даже ногу. И они, конечно, были достаточно сильны, чтобы вызвать растяжение связок или вывих. Если не вспоминать то, что Дамон вывихнул ей запястье.

Именно об этом думала практичная и здравомыслящая его часть. Но вопрос, который все еще крутился у него в голове, заставлял его чувствовать себя ужасно удивленным.

Он причинил боль Елене? Тем же способом, что и мне? Я не верю в это. Я знал, что он больной, но я никогда не слышал о том, чтобы он причинял боль девушкам. И никогда, никогда – Елене. Но я...если он сделает со мной то, что сделал со Стефаном – он убьет меня. Мне не присуща регенерация вампира.

Я должен вытащить отсюда Елену прежде, чем он убьет меня. Я не могу оставить ее одну с ним.

Так или иначе, инстинктивно, он знал, что Дамон где-то здесь. Это подтвердилось, когда он услышал неясный шум; он повернул голову слишком быстро и уставился на стертый и шатающийся черный ботинок. Колеблющиеся пятна были результатом слишком быстрого поворота, но, как только он повернулся, его лицо вдавили в грязь и сосновые игры, из-за того, что он очнулся.

Ботинком. Теперь он был на шее, измазывая лицо в грязи. Мэтт издал беззвучный яростный рык и схватил ногу повыше ботинка обеими руками, пытаясь получить преимущество и отбросить Дамона в сторону. Но пока он мог только хвататься за гладкую кожу ботика, переместить его в каком-либо направлении было невозможно. Это было так, как будто вампир в ботинке превратил себя в железо. Мэтт мог почувствовать как сухожилия на его горле выделились, лицо налилось кровью и его мускулы напряглись под рубашкой, поскольку он предпринимал неимоверные усилия, чтобы сдвинуть ногу Дамона. Наконец, обессиленный, с тяжело вздымающейся грудью, он замер.

В тот же самый момент Ботинок был поднят. Точно, он понял, это было в тот момент, когда он слишком устал поднимать свою голову из грязи. Он предпринял невероятное усилие и поднял его на несколько дюймов.

Ботинок поймал его за подбородок и поднял его лицо выше.

- Как жаль, - сказал Дамон, приводя в бешенство своим презрением. – Вы, люди, так слабы. С вами вообще неинтересно играть.

- Стефан...вернется, - Мэтт привстал, ища взглядом Дамона, оттуда, откуда он неумышленно унижался на земле. – Он убьет тебя.

- Угадай что? – разговорчиво сказал Дамон. – Твое лицо все исцарапано на одной стороне, большими царапинами, знаешь. У тебя вид Фантома из Оперы.

- Если не он, то я. Я не знаю как, но я убью тебя. Клянусь.

- Осторожнее с клятвами.

Как только Мэтт почувствовал, что его рука окрепла достаточно, чтобы схватить его...именно в тот момент, в ту же миллисекунду...Дамон нагнулся и больно схватил его за волосы, дергая голову.

- Стефан, - сказал Дамон, глядя прямо вниз, в лицо Мэтту и заставляя Мэтта так же смотреть на него, не важно, как Мэтт пытался отвернуться. – был силен несколько дней, потому что он пил кровь очень сильного духа, который еще не приспособился к жизни на Земле. Но посмотри на нее сейчас, - он еще больнее дернул Мэтта за волосы. – Немного духа. Лежит там, в грязи. Теперь Сила вернулась, и где она должна быть? Ты понимаешь? Ты...мальчик?

Мэтт просто уставился на Елену.

- Как ты мог сделать это? – прошептал он наконец.

- Наглядный пример того, что будет за то, что бросишь мне вызов. И, конечно, ты не хочешь, чтобы я был женоненавистником и оставил ее просто так? – усмехнулся Дамон. – Ты не должен отстать.

Мэтт не ответил. Он должен был вытащить Елену из этого.

- Волнуешься о девчонке? Она просто притворяется. Надеется, что я забуду о ней и сконцентрируюсь на тебе.

- Ты лгун!

- Так или иначе, я сконцентрирован на тебе. Поговорим о не отставании от времени...за исключением царапин и грязи ты – прекрасно выглядящий молодой человек.

Сначала эти слова ничего не значили для Мэтта. Когда он понял их, он ощутил, как кровь замораживается в его теле.

- Как вампир я могу сказать тебе верное и честное заключение. И как вампир, я скоро буду очень измучен жаждой. Есть ты. И еще есть девушка, которая все еще симулирует бессознательное состояние. Я уверен, что ты видишь, к чему я веду.

«Я верю в тебя, Елена, - подумал Мэтт. Он лгун и всегда им был.»

- Пей мою кровь, - устало сказал он.

- Ты уверен? – теперь голос дамона был заботливым. – Если сопротивляться – боль просто ужасна.

- Быстрее закончи с этим.

- Как хочешь, - Дамон быстро упал на одно колено, в то же время дергая Мэтта за волосы, заставляя его вздрогнуть. Новое дергание за волосы – и Мэтт лежит верхней частью тела на колене Дамона так, что его голова откинута назад, а шея выгнута и незащищена. Фактически, Мэтт в жизни никогда не чувствовал себя настолько незащищенным, беспомощным и уязвимым.

- Ты всегда можешь передумать, - насмехался над ним Дамон.

Мэтт закрыл глаза, упрямо ничего не говоря.

В последний момент, тем не менее, как только Дамон нагнулся над ним с выставленными клыками, почти как будто его тело делало что-то против его разума, он сжал руку в кулак, неожиданно, нанес удар по виску Дамона. Но...быстро как дьявол...Дамон поднял руку и поймал его кулак почти беспечно, сжал пальцы Мэтта и в тот же момент острые, как бритва, клыки вспороли вену на шее Мэтта и открытый рот прижался к его горлу, высасывая и выпивая кровь, хлещущую из него.


Елена...очнувшаяся, но не способная двинуться с того места, где упала, не способная издать звук или повернуть голову...вынужденная слушать весь обмен, вынужденная слышать стон Мэтта, поскольку его кровь была взята без его желания, он сопротивлялся до последнего.

А потом она подумала о чем-то столь головокружительном и пугающем, что почти потеряла сознание от страха.



Глава 24 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 26