home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Линии Лей. Стефан говорил о них и о том, что мир духов до сих пор имеет влияет на нее. Она могла их видеть не прилагая усилий. Сейчас, лежа, направив оставшуюся часть Силы к глазам, она осматривала землю.

И осознание увиденного заставило ее сжаться от ужаса.

Насколько она могла видеть, здесь, на этом месте, сходились линии со всех сторон. Толстые линии, пылающие холодным свечением, средней толщины линии, имеющие тусклое свечение, подобное свечению испорченных грибов из подвала, и тонкие линии, напоминающие идеальные прямые трещины в материальной поверхности мира. Они походили на вены, артерии и нервы под кожей животного.

Неудивительно, что тут все выглядело живым. Она лежала в центре схождения Линий Лея. И она не могла представить, что могло быть хуже этого.

Если Дамон, так или иначе, нашел способ выпустить ту Силу … неудивительно, что он выглядел другим, высокомерным, непобедимым. С тех пор как он оттолкнул ее, выпивая кровь Мета, ее голова кружилась, от гнева. Но сейчас все прекратилось, поскольку она сконцентрировалась на вычислении способа использования этой Силы. Должен ведь быть способ.

Темнота не прояснилась. В конце концов, Елена понимала, что это не потому что она слаба, а потому что снаружи тьма, непроглядная тьма.

Она попробовала снова подняться, и на этот раз ей это удалось. Почти сразу ей протянули руку и, непроизвольно, она ухватилась за нее, позволяя поднять себя на ноги.

Она увидела, кто это сделал, Дамон или кто-то другой использующий его способности или его тело. Несмотря на полную темноту, он до сих пор не снял очки, скрывающие лицо. Она не могла ничего разобрать по не скрытой части его лица.

«Сейчас» сказала сущность в очках «Ты пойдешь вместе со мной»

Непроглядная тьма окружала, и они находились на поляне, подобной зверю.

Это место было губительным. Она боялась поляны так, как никогда бы не побоялась человека или животного. Немая злость отдавалась в ее ушах, и она не могла закрыть их.

«Поляна думает и мысли четкие» думала она.

Она ужасно переживала за Мета, боялась, что Дамон взял у него слишком много крови или слишком жестоко играл с ним, как с игрушкой, мог нанести ему вред.

И она боялась этой сущности Дамона. Она беспокоилась, о том, какое влиянии это место могло произвести на настоящего Дамона. Деревья вокруг них не должны были иметь влияние на вампиров, кроме как физического. Возможно ли, что Дамон внутри поврежден? Если он мог понимать что-либо из произошедшего, мог ли он распознать что причиняет ему боль и вызывает у него гнев на Стефана?

Она не знала. Она знала, что его взгляд пугал, когда Стефан сказал ему убираться из пансионата. Насколько она знала, здесь в лесу были создания, малахи, которые могли воздействовать на человеческое сознание. Она боялась, очень боялась, что малахи использовали Дамона сейчас, увеличивая его темные желания и изменяя его, в нечто ужасное, нечто каким он никогда не был.

Но как она могла быть уверена? Как она могла знать, есть или нет здесь нечто подобное малаху, нечто, что контролировало его? Ее душа говорила ей, что должна быть причина, чтобы Дамон полностью не осознавал, что делает его тело, но это также могли быть долгожданные мысли.

Конечно же, все, что она могла ощущать вокруг себя, были небольшими, злобными существами. Она могла чувствовать их окружающих свет, странные, подобно-насекомым существа, наподобие того, что напало на Мета. Они были в шоке от возбуждения, управляя своими щупальцами производя шум подобный гулу вертолета.

Управляли ли они Дамоном сейчас? Конечно, он никогда бы раньше не причинил вреда, подобного сегодняшнему ни одному человеку и она это знала. Ей надо вытащить их троих отсюда. Еще раз она почувствовала волны нужды в Стефане, он мог знать, что нужно делать в такой ситуации.

Она медленно повернулась, посмотрев на Дамона.

«Могу ли я позвать кого-нибудь, чтобы он пришел и помог Мету? Я боюсь бросать его здесь. Я боюсь, что они завладеют им» Лучше дать ему понять, что она знает, что они прячутся везде: в печеночнике, рододендроне и в огромных кустарниках падуба.

Дамон медлил, было похоже, что он задумался. Затем он тряхнул головой.

« Мы же не хотим дать им слишком много подсказок о нашем местонахождении» сказал он весело. « А было бы интересно понаблюдать, как малах завладеет им»

«Мне не было бы интересно» Голос Елены был тусклым. «Метт мой друг»

«Тем не менее, мы оставим его здесь. Я не поверю тебе, даже если ты попросишь меня отправить сообщение Мередит или Бонни, даже если оно будет отправлено с моего телефона»

Елена промолчала. Фактически он был прав, не доверяя ей, ведь она, Мередит и Бонни расшифровали тщательно разработанный код безвредной на вид фразы, как только они узнали, что Дамон был после Елены. Целую жизнь назад «для нее буквально» – но она могла все еще помнила это.

Молча, она просто последовала за Дамоном к Феррари.

Она была ответственной за Мета.

«Ты не споришь на этот раз и мне даже интересно, что же ты планируешь»

«Я подумала, что мы может также разобраться и с этим. Если ты скажешь мне что «это»» сказала она смело, хотя внутри она не чувствовала себя так.

«Хорошо, сейчас что «это», так важно для тебя» Дамон пнул Мета по ребрам мимоходом. Он прогуливался по кругу вокруг поляны, которая казалась меньше, чем обычно, круг который не включал ее. Она сделала несколько шагов к нему и поскользнулась. Она не могла понять, как это произошло. Может выдохнуло гигантское животное. Может это были всего лишь скользкие сосновые иголки под ее ботинками.

Но только что она стояла, она направлялась к Мету и в следующий момент ее ноги ушли из-под нее и она движется к земле и не за что схватиться.

И затем вежливо и поспешно она оказывается в руках у Дамона. С веками Вирджинского этикета позади она автоматически поблагодарила «Спасибо»

«Рад помочь»

«Да», подумала она «Это все имеет значение. Это помощь и это поведение».

Она заметила, что они направляются к ее Ягуару.

«О нет, мы не должны» сказала она

«О, да, мы поступим так, как я попрошу» сказал он «Если не хочешь увидеть своего друга Мета страдающим снова, до момента, когда его сердце остановиться»

«Дамон» Она вырвалась из его рук, вставая на ноги «Я не понимаю. Это не похоже на тебя. Возьми, что ты хочешь и уходи»

Он лишь продолжал смотреть на нее «Я ничего не делал»

« Ты не брал кое-что особенное, не брал мою кровь. И Метт не узнает. Он в отключке»

На длительный момент на поляне держалась тишина. Абсолютная тишина. Ночные птицы и сверчки перестали петь. Внезапно Елена почувствовала себя так, будто она катается на американских горках, она летит вниз, с ощущением, что внутренние органы остались наверху. Затем Дамон заговорил

«Я хочу тебя. Непременно»

Елена сконцентрировалась, пытаясь сохранить ясность в голове, несмотря на туман, который казалось, проникал в нее.

«Ты знаешь, что это невозможно»

«Я знаю, что это было возможно для Стефана. Когда вы с ним, ты не думаешь ни о чем кроме него. Ты не можешь видеть, не можешь слышать, не можешь чувствовать ничего кроме него»

Мурашки побежали по всему телу Елены. Говоря осторожно, из-за возникшего в горле комка, она сказала «Дамон, Ты сделал что-то со Стефаном?»

«Почему я должен был хотеть сделать с ним что-то?»

Очень тихо, Елена сказала «Ты и я оба знаем почему»

«Ты подразумеваешь, «Дамон начал говорить небрежно, но его голос становился все более интенсивным, он схватил ее за плечи «что ты не будешь видеть ничего кроме меня, слышать ничего кроме меня, думать ни о чем кроме меня?»

По-прежнему спокойно, по-прежнему контролируя свои страх, Елена сказала «Сними солнечные очки, Дамон»

Дамон взглянул вверх и вокруг как если бы убеждал себя что никакой последний луч заката не мог проникнуть в зелено-серый мир окружающий их. Затем с помощью одной руки, он снял очки.

Елена вглядывалась в глаза, которые были настолько черны, что казалось, не было никакого различия между радужной оболочкой и зрачком. Она… дернула рубильник в своем мозгу, сделала так, чтобы все ее чувства были направлены на лицо Дамона, его выражение, Силу, проходящую через него.

Его глаза были все также черны, как глубины неизведанной пещеры. Никакого красного цвета. Но у него было время подготовиться к этому.

«Я верю в то, что видела раньше», подумала Елена. «Своими собственными глазами».

«Дамон, я сделаю все, все, что ты захочешь. Но ты должен ответить мне. Ты сделал что-то со Стефаном?»

«Стефан был все еще полон твоей крови, когда он ушел от тебя» он напомнил ей, «и отвечу на твои вопрос, Я не знаю где он. Даю свое слово. Но в любом случае, это правда, что ты думала ранее» добавил он, когда Елена попыталась отойти назад, высвободившись из его схватки. « Я единственный Елена. Единственный кого ты не смогла завоевать. Единственный кем ты не можешь управлять. Интригующе, не правда?»

Внезапно, несмотря на свой страх, она разозлилась. «Тогда почему ты причинял боль Мету? Он только друг. За что ты сделал это с ним?»

«Только друг» И Дамон начал смеяться, устрашающе, как и прежде.

«Хорошо, я знаю, он имел никакого отношения к уходу Стефана» набросилась на него Елена

Дамон завел ее, но на поляне было слишком темно, чтобы она могла прочитать выражение на его лице. « И кто сказал, что я сделал? Но это не может означать, что я не собираюсь использовать возможность» Он легко поднял Метта и показал нечто, что отблескивало серебром в его другой руке.

Ее ключи. Из ее кармана Джинс. Взятые, без сомнение, когда она лежала без сознания на земле.

Ее голос ей не подчинялся и она не могла ничего сказать, за исключением чего-нибудь жесткого и мрачного – все как обычно, когда он говорил о Стефане. «С твоей кровью в нем. Я не мог убить моего брата, даже если бы попытался. В прошлый раз я видел его» добавил он.

« Ты пытался?»

«Фактически, нет. Так же даю свое слово»

«И ты не знаешь где он?»

«Нет» Он поднял Мета.

«Что как ты думаешь ты делаешь?»

«Беру его с нами. Он залог твоего послушания»

«О нет» категорически заявила Елена, приближаясь. «Это только между мной и тобой. Ты достаточно помучил Мета» Она закрыла глаза и, открыв их, чуть не закричала, обнаружив, что Дамон так быстро оказался так близко. «Я сделаю все, что бы ты не захотел. Но не здесь и не при Мете»

«Давай, Елена» думала она. «Где-то подчиняющее поведение, когда ты хочешь этого? Ты была способна управлять любым парнем, теперь, только потому, что он вампир, ты не можешь сделать этого?»

«Возьми меня где-нибудь» произнесла она, мягко беря его за руку, «В Феррари. Я не хочу идти в мою машину. Возьми меня в Феррари»

Дамон отступил назад к багажнику Феррари, открыл его и заглянул внутрь. Затем он взглянул на Мета. Было ясно, что высокий, хорошо сложенный паренек не влезет в багажник…по крайней мере, не в месте со своими конечностями.

«Даже не думай об этом» сказала Елена «Только положи его в Ягуар вместе с ключами и достаточно будет его закрыть там, он будет в безопасности». Елена молила, чтобы сказанное ею оказалось правдой.

Несколько мгновений Дамон ничего не говорил, затем он так ярко улыбаясь, поднял глаза, что она смогла увидеть это даже через сумрак. «Хорошо» сказал он. Он снова бросил Мета на землю. «Но если ты попробуешь бежать, пока я завожу машину, я перееду его»

Дамон, Дамон, неужели тебе никогда не понять? Люди не сделают того, что может причинить вред их друзьям, подумала Елена, пока он вылизал из Феррари, залазил в Ягуар и затаскивал туда Мета.

«Все в порядке» сказала она тихим голосом. Она боялась смотреть на Дамона. «Теперь, что ты хочешь?»

Дамон склонился в очень изящном поклоне, приглашающим в Феррари. Она размышляла, что произойдет, когда она сядет в него. Если он был обычным нападавшим – если бы не было Мета, о котором приходится думать, если бы она не боялась леса даже больше, чем боялась его…

Она помедлила и затем залезла в машину Дамона.

Внутри, она вытащила свою рубашку из джинс, утаивая факт, что она не одела ремень безопасности. Она подозревала, что Дамон заставит ее одеть ремень безопасности или заблокирует двери или сделать что-нибудь похожее на это. Осторожность была не для него. И сейчас она молила, чтобы у него не возникло мыслей об этом.

«Серьезно, Дамон, куда мы едем?» спросила она, когда он влез в Феррари.

«Вначале, как насчет выпить по одной на дорожку?» предложил Дамон, поддельно-шутливым голосом.

Елена ожидала чего-то подобного этому. Она сидела неподвижно, когда Дамон взял ее подбородок пальцами, которые немного дрожали и наклонить его вверх. Она закрыла глаза, как только почувствовала змеиный укус, острых, как бритва клыков, проникающий в ее кожу. Она держала глаза закрытыми, пока напавший на нее не зафиксировал свои рот на ее кровоточащей плоти и не начал пить. Идея Дамона «выпить по одной на дорожку» была ожидаема ею: им было достаточно оказаться в опасности. Когда она действительно начала чувствовать, что она теряет сознание, она толкнула его в плечо.

Он задержался на несколько очень болезненных секунд, лишь, для того чтобы показать, кто здесь главный. Затем он отстранился от нее, жадно облизывая свои губы, его глаза практически пронзали ее.

«Изящно» произнес он «Невероятно. Почему ты..»

«Да, скажи мне, что я бутылка эксклюзивного шотландского виски», думала она. «Это путь к моему сердцу»

«Можем ли мы теперь ехать?» остро спросила она. И затем, она внезапно вспомнила привычную для Дамона манеру езды, вдумчиво добавила «Будь осторожен, эта дорога петляет, и часто встречаются резкие повороты»

Она надеялась на эффект от своих слов. Дамон вдавил педаль газа, и они вылетели с поляны на высокой скорости. Затем они взяли резкий поворот у Старого Леса быстрее даже чем Елена, когда кто-либо осмелился поехать с ней как с пассажиром ранее.

Но, тем не менее, это были ее дороги. В детстве она играла здесь. Существовала только одна семья, которая жила прямо на границе Старого Леса, но их подъездная дорога располагалась на правом ответвлении от дороги и Елена готовилась. Он взял неожиданный зигзаг налево точно до второго ответвления, которое вело к дому Дунстанов – и на втором ответвлении она выпрыгнула.

Конечно же, не было никакого тротуара обрамляющего дорогу идущую через Старый Лес, но была одна проблема, это крупные заросли рододендрона и других кустарников. Все что она могла сделать, так это молиться. Молить, чтобы она не разрезала свою шею при столкновении. Молить, чтобы она сломала руку или ногу, прежде чем она прохромает несколько ярдов по лесу до подъездной дороги. Молить, чтобы Дунстаны были дома, когда она постучит в их дверь и молить, чтобы они послушали, когда она скажет им не пускать вампира идущего за ней.

Она увидела поворот. Она не знала, почему Дамон не смог прочитать ее мысли, но очевидно он не мог. Он не разговаривал, и, кажется, единственной предосторожностью против ее побега была скорость.

Она знала, что пораниться. Но хуже всяческой боли был страх и она не боялась.

В тот момент, когда он завернул на повороте, она потянула ручку и толкнула открытую дверь с той силой, которая была в ее руках, в тоже время она пнула ее со всех сил ногами. Дверь распахнулась, с предельной скоростью под воздействием ног Елены.

Ее единственный пинок выбросил ее из машины. Дамон попытался схватить ее, но в руках у него остался лишь небольшой клок ее волос. На мгновение она подумала, что он удержит ее, даже без прикосновения к ней. Она много раз успела перекувыркнуться в воздухе, приблизительно двумя футами над землей, вытягиваясь, пытаясь схватиться за листья, ветки кустов, что-нибудь, что помогло бы ей замедлить ее скорость. В этом месте присутствовала магия и физика, она смогла приостановиться, замедлиться

Она стукнулась о землю, подпрыгнула и совершила переворот в воздухе, упала, ударивший задницей и лопатками, что-то шло не так и ее левая пятка ударилась первой – Боже! – и запуталась, развернув ее, стукнув ее колено об бетонное покрытие – Боже, Боже! – подкинув ее в воздух и уронив ее на ее правую руку со всей силы, пытаясь будто бы вогнать ее руку в плечо.

Воздух вышел из нее при первом ударе и шипел на втором и третьем.

Несмотря на верчение, летающую вселенную, была один знак, она не могла забыть - необычная ель, растущая на ее пути, это она отметила за 10 шагов до нее, Слезы не поддавались контролю, стекали со щек, после того, как она дернула усики куста, что запутал ее лодыжку. Несколько слез затуманили ее обзор, заставив ее бояться, дважды она чувствовала жуткие взрывы боли, чуть не заставившие ее упасть в обморок. Но она вне дороги, ее глаза были чисто промытыми, она могла видеть ель под 45 градусным углом от нее. Она не могла пропустить дом Дунстанов, подъездная дорога, дом, амбар, поле были все там приблизительно 25 шагов в лес.

Она прекратила катиться, ухватившись за кустарник, что мешал ей, и ухватил ее ноги, так же она вытащила стебли запутавшиеся в ее волосах. Расчеты на счет дома Дунстанов пронеслись мгновенно в ее голове, тогда повернувшись, она увидела помятую растительность и кровь на дороге.

В начале она посмотрела в недоумении на ее с содранной кожей ладони, они не могли не содержать окровавленного отпечатка. И он был. Одно колено было с содранной кожей, правое видимое теперь через ее джинсы и одна сильно пострадавшая нога, менее окровавленная, но причиняющая ей сильную боль, даже когда она лежала спокойно, даже когда она не пыталась двигать ею. Обе руки были ободраны.

Не было времени выяснять насколько или понимать, что она сделала с плечом. Визг тормозов. Боже мой, он медлит. Нет, я быстрее, испытывая боль и страх. Надо использовать это!

Она встала на ноги и бросилась в лес. Ее правая нога подчинилась, но когда она подняла и опустила свою левую ногу, феерверк пронесся перед ее глазами. Она находилась в состоянии повышенной настороженности, и приметила палку даже во время падения. Она один или два раза перекатилась, эти перекаты явились причиной возникновения надоедливых красных вспышек, боль ушла в ее голове, и тогда она была способна схватить эту палку. Она будто была специально предназначено для поддержки, она как раз доставала ее подмышку тупым концом, на другом она была острой. Елена установила ее под ее левой рукой и заставила себя подняться с земли: Поддерживаемая правой ногой и опираясь на палку, она едва касалась левой ноги землей. Она была вся в грязи.

Елена развернулась снова – и там она увидела последние остатки заката и дорогу позади нее. Она подумала «Нужно держаться на 45 градусов правее солнца» Слава Богу, именно ее правая рука была повреждена, так что она могла помочь себе левым плечом развернуться на опоре. Без колебания, не давая Дамону дополнительных миллисекунд, чтобы последовать за ней, она бросилась по выбранному ею направлению в лес.

В Старый Лес.



Глава 25 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 27