home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

Мэт разочаровался в уликах. Насколько он мог рассказать, что-то заставляло Елену обходить дом Дунстана и сарай полностью, обходя снова и снова пока она не добралась до расплющенной и порванной кровати тонких ползающих виноградных лоз. Палец Мэта хромал и это напомнило ему ощущение от щупальцев на его шее.

И оттуда не было ни малейшего признака человеческого движения. Это было, как если бы лучи НЛО освещали её.

Сейчас он был потерян в глубоком лесу. Если бы он хотел, он мог бы фантазировать, что все виды шумов были вокруг него. Если бы он хотел он мог бы вообразить, что свет глаз больше не был таким ярким, что он имел болезненный жёлтый оттенок…

Всё это время, ища, он старался быть настолько тихим, насколько это было возможно, понимая, что он мог бы красться за тем, что не хотело красться. Но сейчас, где-то внутри него, что-то раздувалось и его способность остановиться ослабевала.

Когда это вырвалось из него, это поразило его настолько, как будто это могло иметь любых возможных слушателей.

“Елеееееееена!”

Со времени, когда он был ребёнком, Мэт учился говорить ночные молитвы. Он мало знал о церкви, но он имел глубокое и искреннее чувство, что есть кто-то или что-то не отсюда, наблюдающий за людьми. То, что где-нибудь и, так или иначе, всё это имело смысл и были причины для всего.

Эта вера серьёзно тестировалась на протяжении прошлых лет.

Но воскрешение Елены отмело все его сомнения. Это казалось, доказывало все, во, что он всегда хотел верить.

Вы же не вернули её к нам на несколько дней, и не заберёте её потом назад? Он удивлялся, и удивление было формой просьбы. Вы не станете, пожалуйста?

Мысль о мире без Елены была слишком мучительна, без её искры; её сильного желания; её способов находить сумашедшие приключения, а затем ещё более безумно справляться с ними. Без неё мир бы снова окрасился в серые и тёмно коричневые цвета. Не было бы красноты пожарной машины, зелёного попугая, ни лазури, ни нарцисса, ни серебра, ни золота.

“Елеееееена! Проклинаю тебя, ответь мне! Это Мэт, Елена! Елееееена!”

Внезапно он прервался и стал слушать. Целое мгновение его сердце бешено стучало.

“Елееееена? Мээээээт? Где вы?”

“Бонни? Бонни! Я здесь!” Он поворачивался, медленно озираясь по кругу. “Ты меня видишь?”

“Ты видишь нас?”

Мэт медленно вертелся. И, да, были огни света, два огня, три!

Его сердце забилось сильнее при виде трёх огней. “Я иду к вам, “он кричал. Тайна была давно оставлена позади. Он спотыкался всё время, что-то пыталось схватить его за лодыжки, но он бежал. “Стойте там! Я иду к вам!”

И потом свет был прямо перед ним, он ослеплял его, кто-то обнял его, это была Бонни и она плакала. Это покрайней мере сделало ситуацию нормальной. Бонни плакала на его груди, а он смотрел на Мэредит, которая тревожно улыбалась, и на…миссис Флауэрс? Это должна была быть она, она носила садовую шляпу с искусственными цветами так же как, что-то, что выглядело как семь или восемь непонятных свитеров.

“Мисси Флауэрс?” спросил он, “но, где Елена?”

Было внезапное молчание среди этих трёх людей, наблюдающих за ним, как будто они были не готовы к новостям и теперь резко разочаровались.

“Мы не видели её” Мэредит сказала спокойно. “Ты был с нею”

“Я был с нею. Но пришёл Дамон. Он травмировал её, Мэредит” – Мэт чувствовал сжимающиеся руки Бонни. “Он вращал её на месте требуя компенсации. Я думаю, он собирается убить её. И он травмировал меня. Я предполагаю, что потерял сознание. Когда я очнулся её уже не было.”

“Он забрал её?” – отчаянно спросила Бонни.

“Да, но…я не знаю, что случилось дальше”. Мучаясь, он объяснил о Елене, по-видимому, выпрыгнувшей из автомобиля.

Бонни дрожала в его руках.

“И затем случились другие вещи”, сказал Мэт. Медленно, иногда колеблясь, он приложил все усилия, чтобы объяснить о Кристине и о поведении Тами.

“Это…сверхъестественная равнина”, сказала Бонни, “я думаю я знаю ответ, только если Кристина не общалась с любой другой девочкой…”

“Ты, вероятно, подумала что-нибудь о Салемских ведьмах, дорогая” сказала миссис Флауэрс. Мэт всё ещё не мог привыкнуть к миссис Флауэрс говорящей с ними, она продолжила, “Но ты действительно не знаешь с кем была Кристина прошлые несколько дней. Или с кем Джим был, впрочем. Дети в наше время имеют слишком много свободы.”

“Кроме того, даже если это подчинение, это может быть самый различный его тип”, сказала Мэредит. “Кристина живёт не далеко от Старого леса. Старый лес полон этих тварей – этих Малахов. Кто знает, случилось ли это когда она просто вышла из дома? Кто знает, что ждало её?”

Сейчас Бонни тряслась в руках Мэта.

“А как насчет телепатии?” спросил Мэт у миссис Флауэрс.” Я имею ввиду, что не верю в то, что реальные ведьмы нападали на девочек из Салема. Я думаю, они подчиняли себе девочек, которые находились в состоянии истерии, и когда они собрались вместе это вышло из под контроля. Но как Кристина могла назвать меня, назвать меня так же как назвала Тами?”

“Возможно, мы поняли всё неправильно” сказала Бонни, её голос прозвучал где-то в солнечном сплетении Мэта. “Возможно, это совсем не то, что в Салеме. У нас истерия распространяется горизонтально, если вы понимаете, о чём я. Возможно, за ней кто-то стоит, кто-то кто распространяет её повсюду, где они захотят.”

Была недолгая тишина, и затем миссис Флауэрс пробормотала “Устами ребёнка глаголет истина…”

“Так вы считаете, я права? Но кто же распространитель? Кто делает всё это?” требовательно спросила Мэредит. “Это не может быть Дамон, он дважды спасал Бонни и один раз меня.” Прежде чем кто-нибудь смог подобрать слова, она продолжила. “Елена была уверенна, что что-то управляло Дамоном. И так, кто ещё это может быть?”

“Кто-то кого мы не встречали раньше, “ злобно пробормотала Бонни. “Кто-то отличающийся от нас”

В это время, позади них был слышен хруст ветвей. Как один человек, одно тело, они повернулись, чтобы посмотреть.

“Что я действительно хочу” сказал Елене Дамон, “это, чтобы ты согрелась. И поэтому я приготовил кое-что горячее.”

“Я…не думаю, что я смогу что-нибудь съесть…”

“Да ладно, это Американская традиция. Яблочный суп? Самодельный Куринный пирог?”

Она смеялась, несмотря на своё состояние. “Это яблочный пирог и мамин домашний Куринный суп. Но для начала не плохо”.

“Хорошо? Я обещаю не смешивать яблоки и цыплёнка вместе”.

“Я попробую не много супа, “ медленно сказала Елена. “И, о, Дамон, я так хочу пить, только простую воду, пожалуйста.”

“Я знаю, но ты пьёшь слишком много. Я сделаю суп”.

“Он готовится в маленькой красной кастрюле. Накрой её сверху крышкой чтобы она закипела ….” Елена остановилась, так как он повернулся к двери.

Дамон знал, что у нее есть большие сомнения на счет всего плана, но он также знал что если бы он принес ей что-нибудь попить, то она выпила бы это. Жажда мучила ее. Он был неживым доказательством примера.

Как только он прошёл в дверь был ужасающий шум, как от пары кухонных вертолётов.

“Дамон!” голос слабо кричащий через дверь. “Дамон ты в порядке? Дамон! Ответь мне!”

Вместо этого он обернулся, изучил дверь, которая была совершенно нормальной, и затем открыл её. Любой наблюдающий за ним задался бы вопросом, потому, что он помещал ключ в незапертую дверь, сказав “Комната Елены” и затем открыл дверь.

Он побежал, как только оказался внутри.

Елена лежала в безнадёжной путанице простыней и одеял на полу. Она пыталась встать, а её лицо было бело-синим от боли.

“Что подняло тебя с кровати?” спросил он. Он собирался медленно убить Шиничи.

“Ничего. Я услышала ужасный звук, как только закрылась дверь. Я пыталась добраться до тебя, но…”

Дамон уставился на неё. “Я пыталась добраться до тебя, но…” Это болеющее, покалеченное существо пыталось спасти его? Так старалась, что уменьшила свою кровать?

“Прости меня, “ сказала она, со слезами на глазах. “Я не могу привыкнуть к гравитации. Ты травмирован?”

“Не так как ты, “ сказал он, преднамеренно делая свой голос грубым, его глаза расширились. “Я сделал кое-что глупое, оставляя комнату, и дом…напомнил мне”.

“О чём ты говоришь?” удивленно спросила Елена, одетая только в простынь.

“Этот ключ, “ Дамон показал ей его. Он был золотым, и мог носиться как кольцо, но два свёрнутых крыла сделали красивый ключ.

“Что с ним не так?”

“То как я его использую. Этот ключ даёт власть, он откроет всё, что угодно и перенесёт тебя куда угодно, но он работает, только если его вставить в замок, скажи, куда ты хочешь попасть и поверни ключ. Я забыл сделать это уходя из твоей комнаты”.

Елена выглядела озадаченной. “Но, что если замка нет? Большинство спальных дверей не запираются”.

“Это ключ переносит к любой двери. Можно сказать, что он создаёт свой собственный замок. Это сокровище я забрал у Шиничи, когда был, сердит за то, что он тебя травмировал. Скоро он захочет его назад”. Глаза Дамона сузились и он слабо улыбнулся. “Интересно кто в итоге оставит его у себя. Я заметил другой в кухне – запчасть, конечно.”

“Дамон всё это о волшебном ключе конечно интересно, но не мог бы ты помочь мне подняться с пола…”

Он сразу же раскаялся. Затем последовал вопрос, положить ли её в кровать.

“Я приму ванну,” тихим голосом произнесла Елена. Она пыталась избавиться от джинсов.

“Подожди минуту! Ты можешь упасть в обморок и утонуть. Ляг и я обещаю сделать тебя чистой, если ты желаешь попробовать и поесть”. У него было новое резервирование в доме.

“Теперь, разденься и оберни простынь вокруг себя. Я делаю жуткий массаж, “ добавил он, уходя, прочь.

“Стой, нет причин, чтобы ты уходил. Это, что-то, что я пока не могу объяснить, я…вернулась, “ сказала Елена. “Табу скромности. Я не понимаю, почему кто-либо должен стыдится своего тела, “ (в это время она подошла к нему и произнесла томным голосом) “Я имею в виду, любого кто сказал, Бог создал нас, Бог создал нас без одежды, так же как Адама и Еву. Если это так важно, почему он не создал нас в полотнах?”

“Да, действительно, то, что ты сказала, напоминает мне о том, что я однажды сказал Королеве Франции , “ сказал Дамон, решительно оставляя её раздетой, пока он пристально смотрел на щель в деревянной панели на стене. “Я сказал, что если Бог был бы и всемогущим и всезнающим, и он бы знал наши судьбы заранее, то почему праведники обречены, рождаться голые как грешники, как проклятые?”

“И что она ответила?”

“Ни слова. Но она хихикнула и три раза хлопнула своим веером по тыльной стороне моей руки, что, как я и говорил раньше, было приглашением на свидание. Но, увы, у меня были дела поважней. Ты всё ещё на кровати?”

“Да, я под простынёй, “устало сказала Елена. “Поскольку она была королевой я могу предположить, что ты был доволен, ” добавила она удивлённым голосом. “Разве они не старые матери?”

“Нет, Австрийская Анна. Королева Франции, сохранила свою красоту до конца. Она была единственной краснокожей.”

Дамон остановился, подбирая слова, как только оказался у кровати. Елена сделала так, как он попросил. Он даже не представлял насколько она будет похожа на Афродиту, вышедшую из океана. Белая простыня идеально подходила к её молочной коже. Она нуждалась в очистке, конечно, но одного лишь понимая того, что под простынёй она была абсолютно голая, было достаточно для того, чтобы он потерял дыхание.

Она скатала свою одежду, в шар и бросила его в самый дальний угол комнаты. Он не винил её.

Он не думал. Он не дал себе времени. Он просто протянул свои руки и сказал, “ Горячий мясной бульон из цыплёнка в чашке Микаса и масло из цветка сливы, очень горячее, в пузырьке”

Как только бульон был съеден и Елена снова лежала на спине, он принялся мягко массажировать её плечи с маслом. Цветок сливы всегда служил хорошим началом. От него кожа немела, и боль притуплялась, и это обеспечивало основу для более экзотичного масла, которое он планировал использовать на ней.

В некотором смысле, это было намного лучше, чем погружать её в современную ванну или джакузи. Он знал, где находились её повреждения; он мог нагреть масло до соответствующей температуры для любого из них. И вместо едва подвижной Джакузи, хлещущей холодным струями он мог избежать любого болезненного места.

Он начал с её волос, постепенно добавляя масло, что бы сделать её спутанные волосы более лёгкими. После смазывания её волосы сияли как золото, как мёд на сливках. Затем он перешёл к мускулам на её лице: крошечные удары его большими пальцами по её лицу, чтобы пригладить или расслабить их, вынуждая её и саму расслабиться. Медленные, круглые водовороты на её висках, с самым лёгким давлением. Он мог видеть тонкие синие вены, и он знал, что более сильное давление могло усыпить её.

Тогда он перешёл к предплечьям, к её рукам, демонстрируя ей, правильные удары и свою древнюю сущность, чтобы пока она свободна она могла пойти с ним, пока она была мягкой и уступчивой сущностью под простыней. Он показал свою сверкающую улыбку при растяжении пальца ноги, затем она стала нелепой. Сейчас он мог получить от неё то, чего хотел. Она была не в том состоянии, чтобы что-нибудь понять. Но он не рассчитывал на то, что проклятая простыня будет его. Все знали, что запретное, не зависимо от того каким простым он бы не было привлекало внимание. И массаж каждого дюйма Елены только сосредоточил его на том, что было под простыней.

Через некоторое время Елена вяло произнесла, “Ты собираешься рассказать конец истории? Об Австрийской Анне, которая была единственной краснокожей…”

“…ах, естественно осталась краснокожей до конца своей жизни, “ пробормотал Дамон. “Да, считалось, что Cardinal Richelieu был её возлюбленным”.

“Это случайно не злой кардинал из Трёх Мушкетеров?”

“Но, возможно, не настолько злой насколько он был изображён, и конечно способный политик. И как некоторые говорят, настоящий отец Луи…теперь перевернись”.

“Странное имя для короля”.

“Хм?”

“Что?”

“Я спросила тебя”

“Тебе сейчас тепло? Всё сделано,” сказал Дамон, неблагоразумно лаская самая высокую кривую область ландшафта под простыней.

“Эй!” Елена пришла в ярость, и Дамон, покрасневший, с мускулами как сталь под шелковистой кожей, сбежал. Через некоторое время он вернулся с большой порцией супа. Елена, прикрытая лишь простынёй, которую она превратила в тогу, взяла его. Она даже не пыталась ударить его, когда он повернулся спиной.

“Что это за место?” спросила она вместо этого. “Это не может быть Дунстан, они старая семья со старым домом. Они фермеры”.

“О, позволь, я называю это моим домом в лесу”.

“Ха, “ засмеялась Елена. “Я знала, что ты не спишь на деревьях”.

Дамон поймал себя пытающимся не улыбаться. Он никогда раньше не был с Еленой когда ситуация не была бы между жизнью и смертью. Теперь, если бы он сказал что понял, что ему важно её мнение, когда он массажировал её голой под простынёй, никто бы не поверил ему.

“Чувствуешь себя лучше?” спросил он.

“Так же как яблочно – куриный бульон”.

“Я никогда не услышу конец истории? Так ведь?”

Он оставил её на кровати, в то время как продумывал ночную рубашку, все размеры и стили, и халат, и шлёпанцы, и был рад осознать, что это была прогулка. От шелковистого женского белья до старомодной ночнушки и колпаков, в этом шкафу было всё.

Она выбрала длинную белую ночную рубашку из не большого количества скромной ткани. Дамон погладил королевское лазурное платье, подвязанное тем, что было похоже на подлинный шнурок от Валентина.

“Не мой стиль,” сказала Елена, быстро убирая это к другим халатам.

Не твой стиль рядом со мной. Подумал, удивлённый Дамон. И так, маленькая мудрая девушка. Ты же не хочешь соблазнить меня, чтобы жалеть об этом завтра.

“Ладно, пусть тебе приснится хороший сон”. Он остановился, поскольку она смотрела на него с удивлением и отчаянием.

“Мэт! Дамон, мы искали Мэта, я только что вспомнила. Мы искали его и я, и я…я не знаю. Я получила травму. Я помню падение, а потом я оказалась здесь.”

Потому, что я принёс тебя сюда, думал Дамон. Поскольку этот дом, лишь мысль Шиничи, поскольку единственное постоянное здесь – это мы двое.

Дамон сделал глубокий вдох.



Глава 29 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 31