home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

— Так вот, — произнес Деймон, когда они с Еленой подошли к Бонни и Мередит. — Сейчас предстоит самое трудное.

Мередит подняла глаза на него:

— Сейчас начинается…

— Да. По-настоящему сложный этап

Деймон, наконец, расстегнул таинственный черный кожаный мешок.

— Послушайте, — сказал он очень тихим голосом, —   это те самые врата, через которые нам придется пройти. И когда мы будем это делать, вы можете абсолютно спокойно кричать и нервничать, это будет естественным поведением для вас, потому что вы станете пленницами.

Он вытащил несколько кусков веревки. Елена, Мередит, и Бонни одновременно приблизились к друг другу в автоматическом порыве дружбы и единения.

— Что, — протянула Мередит, новым вопросом решив устранить все свои сомнения, —   эти веревки для…

— Они для того, чтобы связать руки.

— Чтобы что? — удивилась Елена.

Она никогда не видела Мередит настолько озлобленной. И сама она не могла выговорить и слова. Мередит подошла и теперь смотрела на Деймона с расстояния примерно в четыре дюйма.

«И ее глаза были серыми!» — некая отдаленная часть Елениного сознания воскликнула в изумлении. Насыщенного, глубокого, таинственного, чистого серого. — «Я все думала, что они коричневые, но это не так».

Тем временем Деймон с тревогой наблюдал за реакцией Мередит.

«Этого взгляда даже Тираннозавр Рекс испугался бы», — подумала Елена.

— И ты надеешься, что мы пойдем дальше со связанными руками? А что будешь делать ты?

— А я буду исполнять роль вашего хозяина, — добавил Деймон, блеснув в их сторону улыбкой, которая мгновенно исчезла. — Вы трое — мои рабыни.

Наступила продолжительная тишина. Елена жестом отмахнулась от кучи веревок.

— Мы не будем этого делать, — ее голос стал тише. — Не будем. Должен быть другой выход.

— Ты хочешь спасти Стефана или нет? — требовательно воскликнул Деймон. Его взгляд, остановившись на Елене, пылал темным огнем.

— Конечно, хочу! — воспоминания заставили ее щеки покраснеть, — но не в образе рабыни, покорно следующей за тобой!

— Это единственный способ для живых людей попасть в Темное Измерение, — голос Деймона стал скучающим. — Связанные или скованные цепью, в качестве собственности вампира, китцуна, или демона.

Мередит покачала головой:

— Ты нам этого не говорил…

— Я говорил вам, что путь туда вам не понравится! — даже отвечая Мередит, глаза Деймона смотрели на Елену.

«Не смотря на внешнюю холодность, казалось, он умолял ее понять его доводы», — подумала она.

Раньше он бы просто лениво облокотился на стену, приподнял брови и сказал: «Отлично. Я и сам не особо хотел туда идти. Кто за то, чтобы устроить пикник?»

«Но Деймон хотел, чтобы они пошли туда», — осознала Елена. — «Он отчаянно хотел, чтобы они пошли туда. Но он не знал, как по-другому честно сказать им об этом. Единственный способ, который он знал — это…»

— Ты должен пообещать нам кое-что, Деймон, — сказала она, глядя ему в глаза. — И ты должен это сделать до того, как мы примем решение пойти туда или нет.

Она увидела облегчение в его глазах, в то время как для остальных его лицо оставалось хладнокровным и невозмутимым. Она знала, что он был рад, что она еще не приняла окончательное решение.

— Пообещать что? — спросил Деймон.

— Ты должен поклясться — дать слово — неважно, что мы решим сейчас или в Темном Измерении, ты не станешь Воздействовать на нас. Ты не станешь усыплять нас, контролируя сознание, или подталкивать нас делать то, что тебе захочется. Ты не будешь использовать вампирские уловки на нашем разуме.

Деймон не был бы Деймоном, если бы не начал спорить:

— Но, смотрите, предположим, наступит момент, когда вы захотите, чтобы я сделал это? Будет что-то там, через что вам лучше было бы пройти во сне…

— Тогда мы скажем тебе, что изменили наше желание, и освободим тебя от обещания. Видишь? Здесь нет никакого подвоха. Ты просто поклянись.

— Ладно, — сказал Деймон, все еще держа на ней пристальный взгляд. — Я клянусь, я не стану применять какую-либо Силу на ваш разум; что бы не случилось, я не буду воздействовать на вас, пока вы меня не попросите. Я даю слово.

— Хорошо.

Наконец, с еле заметной улыбкой и кивком Елена отвела взгляд. И Деймон ответил ей практически неуловимым кивком. Она отвернулась и поймала на себе испытывающий взгляд коричневых глаз Бонни.

— Елена, — прошептала Бонни, потянув ее за руку. — Подойди сюда на секунду, хорошо? Елена едва ли могла сопротивляться этому. Бонни была сильна как маленькое Уэльское пони. Елена подошла, бросая через плечо бессильный взгляд на Деймона.

— Что? — прошептала она, когда Бонни перестала ее тащить. Мередит тоже подошла, рассчитывая, что вопрос касался всей их девичьей компании.

— Ну?

— Елена, — выпалила Бонни, как будто больше не могла держать слова внутри себя, — то, как ты и Деймон ведете себя, совсем отличается от того, как было раньше. Раньше вы не… То есть, что именно случилось между вами, пока вы были вместе?

— Это совсем не подходящее время, — прошипела Елена. — У нас тут большие неприятности, в случае, если ты не заметила.

— Но, что если… — Мередит оставила предложение незаконченным, убирая локон темных волос с глаз. — Что если, это что-то, что не понравится Стефану? Как то, «что произошло между Деймоном и тобой, когда вы были одни в мотеле той ночью?» — закончила она, цитируя слова Бонни.

Бонни открыла рот:

— В каком мотеле? Когда ночью? Что случилось? — она почти кричала, Мередит пыталась успокоить ее, и больно схлопотала по руке.

Елена посмотрела сначала на одну подругу, затем на другую — двух подруг, которые умрут за нее, если понадобится. Она почувствовала, что ей не хватает воздуха.

Это было так не честно, но…

— Мы можем просто обсудить это позже? — предложила она, пытаясь показать глазами и бровями, что их может услышать Деймон!

Тогда Бонни прошептала:

— В каком мотеле? Какой ночью? Что…

Елена прервала ее.

— Ничего не произошло, — категорически сказала она. — Мередит всего лишь процитировала тебя, Бонни. Ты сказала эти слова прошлой ночью, когда спала. И может быть, когда-нибудь в будущем, ты расскажешь нам, о чем ты говорила, потому что я не знаю, — закончила она, посмотрев на Мередит, которая только подняла свою идеальную бровь.

— Ты права, — совершенно разочарованно сказала Мередит. — В английском языке могло бы использоваться такое слово как «sа».

— Для начала, это бы значительно укоротило наш разговор, — вздохнула Бонни. — Ну, тогда я выясню все сама. Вы можете думать, что у меня не получится, но я смогу

— Ну хорошо, а теперь у кого-нибудь есть что сказать по поводу этой идеи Деймона с веревками?

— Например, мы должны сказать, куда ему их себе заткнуть? — тихонько предложила Мередит.

Бонни взяла веревку. Она обернула ее вокруг тонкого, белого запястья.

— Я не думаю, что он купил ее с плохими намерениями, — сказала она, взгляд ее карих глаз опустел и голос, приобрел довольно жуткий тон, так было всегда, когда она входила в состояние транса.

— Я вижу парня и девушку, около прилавка в хозяйственном магазине. Она смеется, а парень говорит ей: «Ставлю на что угодно, что в следующем году ты пойдешь в колледж учиться на архитектора». Глаза девушки становятся туманными, она соглашается и…

— С меня хватит на сегодня откровений шпионящего за мной экстрасенса, — Деймон тихо подошел вплотную к троице.

Бонни подпрыгнула и практически выронила веревку из рук.

— Послушайте меня, — Деймон продолжил резким тоном, — в сотне метров отсюда последняя точка перехода. Или даете связать вам руки, и ведете себя как рабыни, или вообще не попадаете туда, чтобы спасти Стефана. Никогда. Вот и все.

Девушки совещались молча, переглядываясь друг с другом. Она знала, что выражение ее лица однозначно говорило о том, что она не просит Бонни и Мередит следовать за ней, но сама пойдет в любом случае, даже если ей придется ползти за Деймоном на четвереньках.

Мередит взглянула прямо в глаза Елены, медленно прикрывая свои, и кивнула головой, выдыхая. Бонни тоже кивнула, подписываясь на эту авантюру. Молча Бонни и Мередит позволили Елене связать им запястья. Запястья Елены связал Деймон и протянул между тремя еще одну веревку, как будто они были группой каторжниц. Елена почувствовала, как внутри нее поднялся поток энергии, прилив к щекам.

Она не отважилась посмотреть Деймону в глаза, не в таком положении, но, даже не спрашивая, она знала, что его воспоминания были о том, как Стефан выкинул его как собаку из своей комнаты, на глазах у той же компании, в которой он находился сейчас, не считая Мэтта.

«Мстительный грубиян», — подумала Елена, с трудом пряча мысли от Деймона. Она знала, что последние слова не принесли бы пользы. «Деймон был горд за свое поведение джентльмена…»

«Но джентльмены не заходят в Темное Измерение», — сказал его насмешливый голос в ее голове.

— Ладно, — вслух добавил Деймон, и взял в руку конец веревки. Он быстро шагал в темноту пещеры, а трое подруг спотыкались и наталкивались друг на друга, еле поспевая за ним.

Елена навсегда запомнит это небольшое путешествие, наверняка, так же как Мередит и Бонни. Они прошли через широкий вход в пещеру и вошли в маленькое отверстие в глубине, напоминающее зловещую пасть. Им потребовалось продемонстрировать чудеса ловкости, чтобы проникнуть внутрь троим сразу. Внутри пещера снова расширилась, стала просторной. По крайней мере, так говорили Елене ее обостренные ощущения.

Вечный туман снова вернулся, и Елена не имела ни малейшего понятия, куда они шли.

Только через несколько минут из густого тумана показались строения. Елена не знала, какими будут эти Врата Демонов. Возможно, это будут огромные деревянные черные двери, с резными изображениями змей и инкрустированные драгоценными камнями.

Возможно грубый, полуразвалившийся каменный колосс, как Египетские пирамиды.

Возможно даже своего рода футуристическое энергетическое поле, которое сверкает и вспыхивает сине-фиолетовыми лучами.

Однако то, что она увидела, было похоже на полуразвалившийся склад, место, куда привозили и откуда отправляли товар.

Там же была пустая хорошо огороженная площадка с колючей проволокой наверху.

Оттуда жутко пахло, и Елена была рада, что она и Деймон не направляли свою Силу на усиление чувства обоняния.

Там были люди, мужчины и женщины в элегантных костюмах, каждый с ключом в руке, они бормотали что-то, прежде чем открыть дверь по другую сторону здания. Одну и ту же дверь,  но Елена могла поклясться чем угодно, что не все они собирались попасть в одно и то же место, если их ключи были такими же, как тот, что она неделю или две назад позаимствовала в доме Шиничи.

Одна из дам была одета так, будто она собиралась на костюмированный бал: в ее темно-рыжих волосах виднелись лисьи уши.

Только когда Елена увидела на уровне лодыжки женщины кончик лисьего хвоста, она поняла, что женщина была китцуном, использующая возможности Врат Демонов. Деймон торопливо — и не слишком аккуратно — протащил их через все здание к шатающейся на петлях двери, ведущей в ветхую комнатушку, которая оказалась больше, когда в нее войдешь, чем когда смотришь извне. В ней продавали и меняли все виды вещей: многие находящиеся в ней, по всей видимости, имели отношение к торговле рабами. Елена, Мередит, и Бонни смотрели друг на друга, вытаращив глаза. Понятное дело, что люди, приводящие мятежных рабов извне, считают пытки и устрашение обычным делом.

— Места для четверых, — сказал кратко Деймон узкому в плечах, но плотному мужчине, стоящему перед ним.

— Три дикарки сразу? — мужчина, пожиравший глазами девушек, повернулся и подозрительно взглянул на Деймона.

— Ну что сказать? Моя работа, это и мое хобби, — Деймон смотрел ему прямо в глаза.

— Да, но… — мужчина рассмеялся. — В последнее время, мы принимаем на хранение, может одного или двоих в месяц.

— Они по закону мои. Не похищенные. На колени, — небрежно добавил Деймон трем девушкам.

Именно Мередит выполнила его приказание первой, опустившись на землю, будто балерина. Ее темные, темно-серые глаза сосредоточились на чем-то, что могла видеть только она. Елена постаралась отвлечься от всего. Она мысленно представила, будто наклоняется, чтобы поцеловать Стефана, лежащего на соломенном тюфяке. Кажется, это сработало. Но Бонни была все еще на ногах. Самый зависимый, тихий и невинный член троицы обнаружила, что ее колени онемели.

— Упрямая, да? — спросил мужчина, строго разглядывая Деймона, даже когда тот улыбнулся. — Может тебе обменять ее на более сговорчивую.

— Возможно, — натянуто проговорил Деймон.

Бонни смотрела на него безучастно, потом глянула на склонившихся девушек и упала на землю. Елена услышала, как она тихо всхлипнула.

— Но я знаю, что уверенный тон и осуждающий взгляд на самом деле срабатывают надежнее.

Мужчина сдался и снова тяжело сел.

— Билеты на четверых, — проворчал он и, протянув руку, потянул за грязную веревку колокола.

В этот момент Бонни заплакала от страха и унижения, но никто не заметил этого, кроме девушек. Елена даже не пыталась успокоить ее телепатически; это не совсем соответствовало ауре «нормальной человеческой девушки», и кто знал, какие здесь могут быть спрятаны ловушки или устройства в дополнение к мужчине, раздевающему их глазами снова и снова? Ей просто хотелось вызвать одну из атак Крыльев, прямо сейчас в этой комнате.

Это могло бы стереть самодовольную ухмылку с его лица. Спустя мгновенье кое-что действительно стерло его полностью, как она того желала.

Деймон перегнулся через стойку и прошептал мужчине что-то, от чего его лицо с плотоядным выражением лица приобрело болезненно зеленый оттенок.

«Ты слышала, что он сказал?» — спросила Елена Мередит, используя только глаза и брови.

Мередит, чьи глаза были зажмурены, расположила свою руку напротив живота Елены, сделав вращательное, разрывающее движение. Даже Бонни улыбнулась.

Потом Деймон вывел их из сарая подождать снаружи. Они стояли всего несколько минут, когда Елена своим новым зрением разглядела лодку, бесшумно скользившую во мгле. Она поняла, что здание находится на самом берегу реки, но даже с Силой, направленной прямо в ее глаза, она с трудом могла разобрать, где земля перетекала в искрящуюся воду, и даже с Силой, направленной прямо ей в уши, она с трудом разбирала звуки стремительно бегущей воды. Лодка каким-то образом остановилась.

Елена не увидела ни брошенного якоря, ни чего-либо еще, чтобы закрепить ее. Но суть была в том, что лодка остановилась, и ухмыляющийся мужчина опустил планку, которая находилась как раз в том месте, где они пришвартовались: сначала Деймон, затем кучка его «рабынь».

В лодке Елена видела, как Деймон молча отдал шесть слитков золота перевозчику — по два за каждого — она подумала, что это может быть билет в один конец. На мгновение в ее памяти всплыла картина из детства: ей около трех, она сидит на коленях отца, читающего ей восхитительно иллюстрированную книгу греческих мифов. Она повествовала о Хароне, переправлявшем духов умерших через реку Стикс в Страну Мертвых. Ее отец рассказывал, что греки клали монеты на глаза умерших, чтобы те могли заплатить перевозчику…

«Из этого путешествия не вернуться!» — внезапно и неистово подумала она. — «И не спастись! Они действительно могут умереть»…

Странно, но это мрачное настроение вывело ее из трясины страха. Как только она подняла голову, возможно, чтобы закричать, тусклая фигура паромщика отвлеклась от своих обязанностей, как если бы он хотел взглянуть на своих пассажиров. Елена услышала крик Бонни. Мередит трясло, она отчаянно и бессмысленно искала сумку, в которой лежал ее пистолет. Даже Деймон не выглядел способным двигаться.

У высокого призрака в лодке не было лица. На месте глаз были глубокие впадины, дыра вместо рта и треугольное углубление там, где должен быть нос. Жуткий ужас от увиденного, сильный смрад в том сарае, все это было уж слишком для Бонни, она резко опустилась, и медленно потеряла сознание, напротив Мередит.

На пике ее ужаса у Елены наступил момент откровения.

В тусклых, влажных, мокрых сумерках она забыла о необходимости использовать все свои ощущения для их сдерживания. Несомненно, она была способна лучше разглядеть нечеловеческое лицо перевозчика, чем, скажем Мередит. Она так же могла слышать такие вещи как, звуки стучавших по камню орудий горняков, над ними, и возню огромных летучих мышей, или тараканов, или кого-то еще в каменных стенах, повсюду. Но сейчас, Елена внезапно почувствовала теплые слезы на холодных щеках, когда осознала, что полностью недооценивала Бонни, все то время, пока знала о телепатических способностях своей подруги.

Если чувства Бонни постоянно были открыты разного рода ужасам, которые, в эту минуту, Елена испытала на себе, то было неудивительно, что Бонни жила в страхе. Елена поняла, что обещает себе, быть чертовски более терпимой в следующий раз, когда Бонни споткнется или начнет кричать. Бонни, на самом деле, заслужила нечто вроде награды, за то, что до сих пор сохраняла власть над здравомыслием, решила Елена. Но Елена не рискнула на что-то большее, чем пристально посмотреть на ничего не осознающую подругу, и поклясться себе, что отныне, Бонни обнаружит чемпиона в Елене Гилберт.

Это обещание и теплота, зажженная как свеча в уме Елены, свеча, которую она, мысленно изобразив, поднесла к Стефану, свет от которой танцевал в его зеленых глазах и играл на его лице.

Этого было вполне достаточно, чтобы уберечься от потери здравого рассудка за оставшееся время поездки.

Тем временем, лодка пришвартовалась  у места, совсем недалеко от того, с которого они отправились. Все три девушки были в состоянии истощения, вызванного затянувшимся страхом и мучительной неизвестностью.

Однако они не использовали время, чтобы обдумать слова «Темное Измерение» или вообразить число возможностей, в которых могла быть проявлена его темнота.

— Наш новый дом, — мрачно сказал Деймон.

Вместо того чтобы осматривать окрестности, Елена наблюдала за Деймоном. Его шея и плечи были напряжены, он явно не испытывал удовольствия. Она думала, что он направляется в его любимый специфический рай, мир рабов людей, где единственным правилом было самосохранение личного эго.

Теперь она осознала, что была не права.

Для Деймона это был мир существ с большой или большей Силой, чем его собственная.

Ему придется сражаться за достойное место среди них, как уличному мальчишке, с той лишь разницей, что он не мог позволить себе допускать какие-либо ошибки. Им нужно найти способ не просто жить, а роскошно жить и вращаться в высшем обществе, чтобы иметь хоть малейший шанс спасти Стефана.

Стефан — нет, она не могла позволить себе думать о нем в этот момент.

Если она начнет делать это, она приблизит свою погибель, ведь она начнет требовать невозможного, например, отправиться искать тюрьму, просто чтобы посмотреть на нее, как маленький мальчик восхищается более старшим мальчиком, и бежит за ним, куда бы тот не подался.

Это может не лучшим образом отразиться на их плане устроить побег из тюрьмы. План «А» был таким: не делать ошибок, и Елена будет придерживаться его, пока не придумает лучший план.

Именно так, Деймон и его «рабыни» переехали в Темное Измерение, через Врата Дьявола.

Самую младшую из рабынь необходимо было привести в себя, ей намочили лицо водой, чтобы она могла подняться и следовать за остальными.


Глава 12 | Дневники вампира. Возвращение: Тень души | Глава 14