home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Нина заглянула в окошко мастерской и, с трудом удерживая одной рукой поднос, открыла дверь.

— Ау! — негромко окликнула она.

Только бы Мик не заметил, что она рыдала.

Мик терпеть не может, когда кто-то неожиданно заходит и мешает работать, но ей необходимо увидеть его, хоть на несколько мгновений. И предлог вполне убедительный — принести обед, пока не пришла Тэсс.

Сосредоточенность Мика была видна в напряжении всех мышц, в сведенных плечах. Он нагнулся к холсту и положил на огромное полотно крошечный мазок белой краски.

— Искорка в глазах, — прошептала Нина. — Ты оживил ее.

Мик обернулся, вынул изо рта зажатую в зубах кисть и протяжно выдохнул, словно все утро удерживал дыхание.

— Хороша? — Он удовлетворенно хмыкнул.

На глаз упал темный завиток, и Нина невольно отметила ниточки седины. Она обожала смотреть, как работает муж — сосредоточенно, забывая обо всем. Вот и сейчас, только увидела его — и на душе стало легче, как она и надеялась.

— Я тебе обед принесла. — Нина опустила поднос на столик, сдвинув в сторону десятки скрученных и выдавленных тюбиков. В воздухе носились запахи льняного семени, скипидара и творческой фантазии. — Есть новости из той галереи, которая связалась с тобой по электронке? Они по-прежнему заинтересованы в твоих работах? — Нина старалась выглядеть и говорить как обычно. Перспектива дополнительной работы для Мика — это, конечно, здорово, но хватит ли у него сил на все?

Мик сунул кисточки в банку с голубовато-мутной водой.

— Предложили встречу. Я пытался дозвониться, но пришлось оставить сообщение.

— Как я рада, что тебя наконец-то начинают ценить по заслугам.

Нина вновь остановила взгляд на картине. По манере исполнения она несколько отличалась от его привычных работ. Во-первых, была более яркой. Отличительным признаком картин Мика были естественные, приглушенные тона с единственным цветовым акцентом. Здесь же предметы реальной жизни и реалистичный фон уступили место импрессионистской атмосфере с ноткой сюрреализма. Молодая обнаженная женщина выглядывала в балконную дверь. Под балконом — намек на уличную сцену, но лишь намек. Взгляд тотчас притягивали алые туфельки на ногах девушки.

— Мне очень нравится. — Нина поцеловала Мика в щеку. Зажмурившись, вдохнула знакомый запах и снова ощутила прилив облегчения и уверенности. Но Мик уже отстранился, ему не терпелось вернуться к работе. — Приятного аппетита, — сказала Нина, в душе мечтая остаться здесь до конца дней. — Увидимся.

Шагая к дому, Нина вновь почувствовала, как сердце споткнулось и застучало с перебоями. Только вернувшись на кухню, она снова вытащила из кармана заколку. Встав перед зеркалом, приколола клубничку к светлым волосам на виске — и не сдержала стона. Зрение, затуманившись по краям, сыграло злую шутку — из зеркала на Нину смотрел кто-то совсем другой.

Нина резко отвернулась, взяла телефон и набрала номер Тэсс. Должно быть, та была уже в пути, пришлось оставить сообщение на автоответчике: «Тэсс, прости. Кое-что приключилось. Не могу встретиться сегодня. Давай перенесем?»

Сорвав заколку с волос, Нина снова сунула ее в карман.

— На почте ошиблись адресом, — проговорила она, ни на йоту не веря такому объяснению. — Или… условное освобождение за хорошее поведение?

Она нервно расхаживала по кухне, откидывая назад волосы, методично обкусывая ногти (один отгрызла так коротко, что пошла кровь) и пиная ножку стола до тех пор, пока пальцы не заныли от боли.

В конце концов Нина открыла ноутбук и зашла в Интернет.

— Не мог же он бесследно исчезнуть с лица земли, — прошептала она.

Заполнила строку поиска и, барабаня пальцами по столу, углубилась в список выкинутых поисковиком результатов. Google выдал тысячи ссылок. «Марк Мак-Кормак, — бормотала Нина. — Марк Мак-Кормак…» Глаз скользил, ни за что не цепляясь. Похоже, среди всех этих Марков ее Марка не было. Она уточнила запрос — добавила допотопный телефонный номер из записной книжки. Полная безнадега. Тогда она напечатала по-другому: «Марк Мак-Кормак, Управление уголовных расследований». Выскочила целая страница ссылок, но на первый взгляд ни одна не имела отношения к ее делу. На всякий случай Нина кликнула по двум — все не то.

Наконец Нина добавила к имени еще два слова и похолодела, глядя на них и представляя, в какой она сейчас опасности. Слова невинно помаргивали с экрана. Нина нажала клавишу ввода. Среди результатов были блоги всяческих Марков и всевозможных Мак-Кормаков, пара статей привлекли ее внимание, но оказались пшиком, тут же сайт со списком фильмов на тему ее поиска и т. д. и т. п. Нина не нашла ни чего-то конкретного относительно своей ситуации, ни следов неуловимого Марка Мак-Кормака. Что, в общем-то, неудивительно: учитывая характер его работы, он не станет афишировать свое местонахождение.

Бесполезно. Нина встала, неожиданно разозлившись. Как он тогда сказал? Я всегда буду рядом. Один твой телефонный звонок — и я приду на помощь. А чему еще ее учили? Ключ к нормальной жизни — независимость в обществе и минимальный контакт с группой поддержки программы.

— Не настолько минимальный, — с горечью вздохнула Нина и вернулась к странице с контактными данными полицейского управления Эйвона и Сомерсета. Набрала номер, не имея ни малейшего представления, что скажет. Но ей необходимо сделать этот первый шаг, возможно, передать сообщение для Марка, где бы тот ни был. Как минимум убедиться, что кто-то еще на ее стороне.

— Соедините меня, пожалуйста, с Управлением уголовных расследований, — твердо и четко проговорила Нина.

— Какой отдел?

— Я… я не знаю.

— Вы знаете, кто вам нужен?

— Не совсем. Вы меня просто соедините, пожалуйста.

Телефонистка вздохнула, и на несколько секунд на линии все стихло. Затем раздался новый гудок и мужской голос ответил:

— Защита населения.

— Я хотела узнать… Не могли бы вы… — Слова не шли с языка. — Я пытаюсь связаться с одним из ваших сотрудников, которого… знала много лет назад. Номер, который он мне дал, больше не… — Нина услышала смешок и осеклась.

— Бывает, дорогая. Назовите его имя, и я, так и быть, посмотрю в нашем справочнике.

— Понимаете, он был не из полиции Эйвона, а откуда точно, мне неизвестно. Вы не могли бы просто забить его имя в вашу поисковую систему?

— Все не так просто. И с кем, кстати, я разговариваю? Давайте я занесу в систему ваши данные — посмотрим, что выйдет. Я сумею помочь, если…

Нина поспешно опустила трубку. Снова подняла, постучала для верности по рычажку. И застонала. Такого отчаяния и ужаса она не испытывала с того самого дня, как на УЗИ врач не обнаружил сердцебиения ее ребенка.

«Ничего не случится, — сказал ей Мак-Кормак. — Теперь с тобой все будет в порядке». Откуда у него такая уверенность? А она во всем положилась на него, она ему доверяла. Нине вспомнились его мудрые глаза и как умело он развеял ее страхи. С первой минуты встречи Марк Мак-Кормак взял ее жизнь в свои руки и занимался буквально всем — от устройства в колледж и до решения финансовых вопросов. Он даже помог ей подобрать новый гардероб, когда она отказалась ходить по магазинам в одиночку.

— Вы меня подвели, — прошептала она сейчас, вытащила из кармана заколку и бросила на стол. Она ощущала себя зверем в клетке, где дверца нараспашку, да только бежать некуда. С какой-то безысходностью она опустила крышку ноутбука — пальцы не слушались. Уронив голову на руки, Нина погрузилась в мрачные раздумья. Может, она с самого начала зря рассчитывала на Марка Мак-Кормака?


— Да, да, я с тобой согласна, — рассеянно отозвалась Нина, хотя не смогла бы повторить, о чем сейчас говорила Лора.

Глянув в окно Лориной кухни, Нина расправила тюлевые занавески, чтобы не осталось ни щелочки. К подруге она примчалась, чтобы рядом была хоть одна живая душа. В кармане зазвонил телефон.

— Джози, с мамой все в порядке? — шепотом поинтересовалась Лора, пока Нина говорила по телефону. Она приготовила обед для девчонок и чашку сладкого чая для Нины, заметив, что подруга явно была не в себе.

Джози скорчила пренебрежительную мину. Последнее время мама и вправду ведет себя странновато, но мамы — они ж такие. Нат говорит, что ее мама вечно ревет у себя в комнате и что ни день ругается с папой. Гормоны, решили девчонки, с удовольствием кинув камешек в родительский огород.

— И за этим проследи, пожалуйста. — Только теперь у Нины распрямились плечи и она перестала стискивать губы. — Нам очень многое понадобится. Да, раздобудь еще «слез». Спасибо, Тэсс. Что бы я без тебя делала! — Нина отключилась и пояснила Лоре, кивнув на свой мобильник: — Это Тэсс. Сейчас она практически сама всем заправляет.

— Вот как? — Лора возилась на кухне и ни о чем не спрашивала, по опыту зная: все равно бесполезно, ответа не добьешься, пока Нина сама не решит сказать.

— Если мы вытянем этот фильм, нас завалят работой.

Вдруг забыв о своих страхах, Нина размечталась о будущем — она уже видела, как нанимает полчище гримеров, снимает помещение, берет Тэсс на полный рабочий день.

И тут к горлу вновь подкатила дурнота — она вспомнила.

— Ну что? Нырнем в «Afterlife»? — послышался голос Нат. Девчонки, топая вверх по лестнице с кормежкой в руках, обсуждали свои планы. Затем над головой хлопнула дверь. Лора с Ниной остались вдвоем.

— Так, подруга. Выкладывай, что происходит. — Лора подтащила стул и села к столу. — Твой черед плакаться. Но прежде чем ты начнешь задавать вопросы и, по своему обыкновению, переводить разговор с себя на меня, сообщаю: мой брак по-прежнему летит ко всем чертям. Третьего дня Том не явился ночевать… — Лора оборвала себя на полуслове: по щеке у Нины катилась слеза. — Господи, Нина! Да что стряслось-то?

— Тебе… тебе Натали никогда не говорила, что наушничать, доносить — это плохо? — Нина высморкалась.

Лора на мгновение задумалась.

— Я знаю, что по своей воле Нат никогда не станет стучать на подружек. Ябедам в школе несладко приходится.

Нина нервно хихикнула.

— А ты сама что об этом думаешь?

— По-моему, ситуация крайне непростая. Детей надо учить не молчать, если что-то не так. А на них чуть не с пеленок давят: сиди тихо, не высовывайся и…

— Здесь ты не права. — Вымученная улыбка подруги дала Лоре понять, что лучше не спорить. — К твоему сведению, чтобы выжить на детской площадке, им надо именно сидеть тихо и не высовываться.

Лора пожала плечами. Интересно, к чему весь этот разговор? Неужели у Джози проблемы в школе? Или еще того хуже — опять что-нибудь с их чертовой игрой?

— Ну… если ты так думаешь, — отозвалась она.

— Я не думаю, я знаю, — твердо сказала Нина.

— Какое это имеет отношение к тому, что у тебя вид, словно небо рухнуло? — Лора вытянула из коробки салфетку и подсунула Нине. — Не отстану, пока не скажешь.

Нина снова высморкалась и с трудом выдавила из себя смешок.

— Ровным счетом никакого. Честно. Просто день не из лучших, запарка на работе. Или, может, вирус какой-нибудь.

Лора с сомнением покачала головой:

— Ох, не верится мне что-то.

— Не будем об этом, — отрезала Нина. — Сама управлюсь. — И опустила голову, где кружились прямо противоположные мысли.


Глава 25 | Ябеда | Глава 27