home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

— Господи помилуй, Лекси! Что случилось? — Девочку всю трясет, губы посинели. Я обнимаю ее и веду к огню. — Садись, ты совсем продрогла.

Лекси падает в кресло. Эдам снимает куртку и накидывает ей на худенькие плечи.

— Ее здесь и быть-то не должно, — говорю я ему. — Отец задержался.

— Там было лицо, — в ужасе шепчет Лекси. — Смотрело на меня в окно.

— Тебе, наверное, приснилось, — спокойно возражает Эдам. — Кому придет в голову заглядывать в окно второго этажа?

Я слышу страх в голосе Лекси, вижу испуг на ее лице, и тело ее содрогается при каждом вздохе.

— Это был мужчина. — Мне не приснилось, я даже еще не засыпала.

— Окно не на втором этаже, Эдам. Кроме Лекси здесь никого не осталось, и я разрешила ей спать в одной из спален шестого класса, на первом этаже, прямо под комнатой ночной воспитательницы. — Голос у меня срывается, я молюсь про себя, чтобы не подтвердилось наихудшее. Меня бросает в пот. — Мы с Сильвией сняли белье со всех постелей наверху. Я позволила Лекси занять комнату с телевизором и ванной. Все разъехались, а она застряла тут одна. Это несправедливо.

— Я лежала на кровати, — продолжает Лекси. — Читала «Cosmo Girl» и вполглаза смотрела телевизор. Шторы еще были не задернуты. Глянула — а там он. Заметил, что я смотрю, и спрятался. — Лекси закрывает лицо руками. — Я побежала сюда, мисс, и всю дорогу кричала. — Ее по-прежнему трясет. — Так страшно, так страшно!..

— Вызываем полицию? — спрашивает Эдам.

— Нет! — отрезаю я, и оба удивленно вскидывают на меня глаза. — Должно быть, какой-нибудь бродяга искал, где переночевать. Все знают, что сейчас каникулы, он и решил, что здание пустует. — Я улыбаюсь, пытаясь обратить инцидент в забавный казус.

— А вдруг взломщик хотел поживиться, компьютер стащить? Вызову все-таки полицию, на всякий пожарный.

Я встаю.

— Право слово, только зря потратишь время. У них полно дел, целая вечность пройдет, пока кто-нибудь…

— Фрэнки, по-моему, Лекси ждет от нас другого. — Эдам садится перед девочкой на корточки, а я высовываю голову за дверь и оглядываю просторный холл, почти не сомневаясь, что увижу поспешно убегающую фигуру. — Лекси, ты можешь описать человека, которого видела?

— Урод какой-то. Вроде бы старый.

— А волосы? — расспрашивает Эдам.

Лекси молчит, потом неопределенно тянет:

— Вроде были.

— Сейчас приготовлю тебе какао, — обещаю я. — Если хочешь, можешь переночевать у меня. Держу пари, ты видела чье-то отражение с экрана телевизора. Так? — Мой тон не оставляет Лекси другого выбора, кроме как согласиться.

— Наверно, — мямлит она, плетясь за мной на кухню.

— И больше никаких глупостей, — приказываю я, дожидаясь, когда закипит молоко. — Не было никакого взломщика.

Наши глаза встречаются, Лекси понимает, насколько я серьезна, и секунду-другую погодя согласно кивает.

Я всыпаю какао-порошок в закипевшее молоко и размешиваю с такой силой, что оно переливается через край. Мы вместе возвращаемся в столовую, желаем спокойной ночи Эдаму, тот обещает позаботиться о камине, и я отвожу Лекси к себе в комнату. В четыре руки мы вытаскиваем из-под моей кровати раскладушку и застилаем. Лекси забирается на нее, устраивается, поджав ноги, и пьет горячее какао.

Пятнадцать минут тишина нарушается только ее хлюпаньем и причмокиванием. Но вот страх отпустил Лекси, она свернулась под одеялом, и сон надежно укрыл ее от страшного лица в окне. Убедившись, что девочка крепко спит, я крадусь вниз, в спальню шестиклассниц.

Телевизор все еще работает, идет очередное шоу самодеятельных талантов, по сцене павлином расхаживает безголосый певец. Журнал Лекси валяется на кровати рядом с халатом и мокрым полотенцем. Я выключаю телевизор и осматриваюсь. Ничего необычного — шторы открыты, как и сказала Лекси, кровать смята, но не разобрана. Наступив на обертку от шоколадки, сажусь на кровать. С матраса соскальзывает щетка для волос.

С этого места свет падает под другим углом, и я замечаю на стекле отчетливые отпечатки ладоней. Искоса поглядывая на две растопыренные пятерни, чтобы не потерять их из виду, подбираюсь к окну и прикладываю руки к жирным отпечаткам. Они с той стороны — я не могу их стереть. И они гораздо крупнее моих взмокших ладоней. А еще… Я смотрю во все глаза.

На левой руке нет большого пальца.


— Целый час? Не может быть.

Надо мной склоняется Эдам и прикладывает ко лбу смоченную водой вату, я отталкиваю его руку.

— Я допил вино, подогрел себе суп, дождался, пока догорит огонь в камине. Даже успел посмотреть первую часть новостей по телевизору в учительской.

— Целый час? — повторяю я. У меня кружится не только голова, но, кажется, и тело.

— Я увидел свет на первом этаже, в коридоре шестого класса. Учитывая, что сегодня случилось, решил проверить — а ты лежишь тут на полу. Я перенес тебя в лазарет.

Он снова тянется ко мне с ватой.

— Ой! Больно!

— А поглядела бы ты на шкаф! — Эдам осторожно проводит пальцем по багровому шраму у меня на щеке.

— Не надо, — отпрянув, бормочу я.

Эдам послушно возвращается к обработке моей новой раны.

— Может быть сотрясение мозга. Тебя бы в травмпункт отвезти.

— Я себя прекрасно чувствую.

— Тошнит? Голова кружится, болит?

— Нисколечко, — вру я.

— Ну, как угодно. — Эдам досадливо вздыхает. Он уже понял, что спорить со мной бесполезно. — Ты помнишь, что было перед тем, как ты отключилась?

— Помню. Я увидела отпечатки ладоней на стекле. На одной не хватало большого пальца. Должно быть, это отпечатки того, кто напугал…

— Идти можешь? — интересуется Эдам, я киваю. — Тогда пойдем посмотрим.

В спальне Лекси бледно-голубые шторы теперь задернуты. Все остальное — постель, журнал, телевизор — без изменений. Я отпускаю руку Эдама, за которую цеплялась всю дорогу, и распахиваю шторы.

— Вот здесь. Только надо присесть, чтоб углядеть. — Я сгибаю колени и морщусь: голова трещит. — Что такое? Не понимаю… Они были вот здесь. Может, ты видишь? — Я в недоумении хмурюсь и поднимаю глаза на Эдама, который и не думал присаживаться.

— Фрэнки, — мягко начинает он, — ты здорово стукнулась головой. Ты выпила…

— Но следы были здесь еще до того, как я потеряла сознание! Два отпечатка, с той стороны стекла. На левой руке не хватало большого пальца. И я не брежу. Их кто-то стер! Получается, тот, кто подглядывал в окно, вернулся?

— Маловероятно. — Рука Эдама ложится мне на плечо и оттаскивает от окна. — Ты устала. Давай я отведу тебя к себе. В смысле, к тебе. Утром будешь как новенькая.

Я молча смотрю на него. Он на добрых пятнадцать сантиметров выше меня и отказа не примет.

— Недоставало еще, чтобы ты опять хлопнулась, — говорит Эдам, направляясь вместе со мной к двери.

Я не ропщу, когда он ведет меня на последний этаж, в мою комнату. Не спорю, когда, отвернувшись, ждет, пока я переоденусь и заберусь под одеяло. Лекси прерывисто дышит и вдруг всхлипывает. Эдам окидывает нас обеих внимательным взглядом и выключает свет.

— Я оставлю дверь открытой. — Он кивает мне напоследок и подбадривает улыбкой.

— Спасибо.

Не знаю, за что я благодарю его — то ли за заботу, то ли за то, что он действительно прав и мне на самом деле все это привиделось.


Глава 26 | Ябеда | Глава 28