home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Нина всегда не ладила с высотой. Лестница пошатнулась, Нина ухватилась за перекладину, и в палец впилась заноза.

— Ой! — Она слизнула с пальца кровь и пробормотала, силясь дотянуться до пыльной коробки на полке: — Никак… не достать.

— Надо было повыше залезть. Пустите, дайте-ка я попробую.

Стоявшая внизу девушка-помощница, симпатичная и молоденькая, только что из колледжа, напоминала Нине ее саму лет двадцать назад — такая же дерзкая, полная решимости добиться успеха.

Нина с трясущимися коленями, потихоньку, ступенька за ступенькой, спустилась вниз. У нее сильно кружилась голова.

— Прости. Думала, одолела свой страх. — Нина виновато развела руками, сконфуженно засмеялась, но горло перехватило. — Оказывается, стало еще хуже…

— Посторонитесь, — ухмыльнулась Петра.

Невесомая и гибкая, она по-мальчишечьи ловко вскарабкалась по лестнице. У нее была короткая стрижка и чистая, без малейших следов косметики, кожа. Между репетициями Нина хотела испробовать новые румяна и попросила Петру послужить ей моделью. Та отказалась наотрез, заявив, что касаться ее кожи дозволено лишь воде и натуральному оливковому маслу.

— Осторожнее! — Нина с тревогой наблюдала, как балансируют на тонкой перекладине кроссовки Петры. — Не хватало только, чтоб ты грохнулась. Ты мне нужна живая и здоровая — нам еще с кордебалетом работать. Смывать эту сажу между сценами — тихий ужас!

Нина шутила, а у самой внутри все похолодело, когда девушка потянулась за коробкой.

— Есть! — Мгновение спустя Петра уже стояла рядом. — Вы что, в самом деле боитесь высоты?

Нина пожала плечами, вдруг ощутив себя древней старухой рядом с этой девочкой.

— Не так чтобы. Когда-то и повыше залезала.

Усмехнувшись, Петра скинула с коробки крышку. Поднялась пыль, заплясала в столбе света, проникавшего в кладовку через оконце на задней стене. Викторианский театр Нина знала как свои пять пальцев — работала здесь на многих постановках, — потому все у нее и спрашивали, где что лежит. А через пару недель тут начнет репетировать «Чикаго» молодежная труппа. Джози получила главную роль Рокси Харт, обойдя на прослушивании других претенденток. Сбылась голубая мечта ребенка, и Нина очень гордилась дочкой. Та буквально оживала на сцене, словно в чужом образе сбрасывала с плеч все заботы и тревоги, вечно терзающие подростков.

— Отлично, — хмыкнула Петра, заглянув в коробку. — Что скажете?

— Что ты заслужила одну из них — за то, что добыла с такой верхотуры, — улыбнулась Нина, вынимая парочку потускневших медалей. — Как раз то, что нужно нашим солдатам. Как у тебя с шитьем?

— Примерно так же, как у вас с чувством высоты. — Петра весело хлопнула Нину по плечу, и обе вышли из кладовой.

— Увидимся в обеденный перерыв. — Нина кивнула девушке и направилась к гримерным — она знала, что сейчас там никого нет.

Актеров собрали на летучку прямо на сцене, и у Нины появилась прекрасная возможность поэкспериментировать с новым видом «быстрой раны» для военной сцены. По ходу пьесы у нее ровно двадцать минут на то, чтобы поработать с лицами и руками трех главных героев и учинить, так сказать, кровавую расправу. Как с этим справиться? Театр — это вечно работа на грани, но Нина обожала душевный подъем и напряжение всех сил, которые он дарил.

В дверях маленькой гримерной Нина заметила — или показалось? — чью-то тень, мелькнувшую в проходе на сцену.

— Кто здесь?

Может, она нужна кому-то из актеров? Никто не отозвался. Пожав плечами, Нина вошла в комнатку, где оставила свою рабочую сумку и коробки с гримом. По вечерам она всегда все убирала и уносила с собой, зная по горькому опыту, что актеры частенько беззастенчиво запускают руки в ее материалы, а потом забывают возвращать. Слишком это накладно — регулярно пополнять запасы.

— Странное дело, — пробормотала Нина, нашаривая на стене выключатель. В комнате без окон стояла кромешная темень. — Здесь никогда свет не выключают.

Надо полагать, директор велел экономить. Заведовать труппой нелегко, а получать прибыль и того труднее. «Должно быть, этому и посвящено собрание», — сказала себе Нина.

Наконец пальцы нащупали выключатель, щелчок — вспыхнул свет. В общем хаосе Нина поначалу не нашла ничего особенного: актеры — народ не слишком аккуратный, переодеваются впопыхах, а разбирать костюмы предоставляют помощникам. Очевидно, собрание созвали спешным порядком — полы не видны под завалами одежды, на кронштейне болтаются одни пустые вешалки.

— Нет уж, я все это убирать не буду… — И тут на полке под зеркалом она заметила свой ящик со всем добром для спецэффектов. — Какого черта!.. — вырвалось у нее. — Да что ж такое!

Тональный крем, пузырьки с фальшивой кровью, пакетики с искусственной коростой, воск для имитации ран — все вывалено на пол.

«Это каких денег стоит, — пронеслось в голове. — Как они смеют таскать мои вещи!» И вдруг оцепенела. В зеркале у себя за спиной Нина увидела рассыпанное по полу содержимое всех своих коробок с гримом. Ее всегда такой опрятный уголок, где у всего свое, строго определенное место, превращен в свалку!

— Господи, да кто же это натворил?!

Нина присела среди раскиданных кисточек, тюбиков и баночек театрального грима, начала собирать и замерла: а если грабитель? Нет, кажется, ничего не пропало. Она снова принялась запихивать все в сумку. Кому понадобилось учинять разгром в ее каморке? У кого-то из театральных на нее зуб?

Нина задумалась. Вдруг припомнилась истерика, которую на прошлой неделе закатила Розалинда, когда режиссер с Нининой подачи заставил ее надеть седой парик. Самовлюбленная, известная склочным характером, Розалинда сделала все возможное, чтобы испакостить Нине день.

Розалинда. Нина покачала головой: детский сад какой-то. Надо будет потолковать с продюсером.

— Вы случайно не знаете, где… Мать честная, ну и бардак! — В дверях стояла Петра.

— Наверно, пока мы с тобой были в кладовке… Кошмар! — Нинин голос дрожал от гнева. — Кто-то явно на меня зуб имеет. — Она не стала называть имен.

— Думаете, это кто-то нарочно? — захлопала глазами Петра. — Но вы же знаете этих лицедеев. Грязнули и неряхи, больше ничего.

— Нет, нет. Я точно помню, все было в порядке, когда я уходила. — Нина нагнулась за платьем в стиле 1940-х. — Ну можно ли вести себя так глупо?

Что сказать Розалинде? Как теперь держаться с ней?

Со стороны сцены раздался дружный топот, и Нина вернулась к своим занятиям. По ходу дня она мало-помалу привела все в божеский вид и только вечером, когда уже собиралась домой, в голове зашевелились туманные подозрения.


— Что бы ты сделала, — начала Нина, — если бы Том вдруг узнал, что ты… — Она умолкла, не зная, как лучше выразиться. — Ну, если бы Том обнаружил… — И снова нужных слов не нашлось. Нина со вздохом залила кипятком гранулы кофе. По-хорошему, после такого денька ей бы чего покрепче.

— Бога ради, Нина, говори же, не томи! — Лора открыла холодильник и достала молоко. Что там у нее стряслось? Нина никогда не заходила к ней по дороге с работы. — Итак? Если бы Том обнаружил что? — Лора фыркнула. — Что другой мужик припечатал меня голую к кухонному столу?

— Лора, прости.

Нина даже обрадовалась, что подруга свела все к шутке. Ну не поворачивался язык сказать то, что на самом деле было у нее на уме. И, забирая у Лоры молоко, она просто погладила ее по руке.

Лора отстранилась.

— Ну нет, подруга. Так просто ты от меня не отделаешься. Давай, спрашивай, что хотела. — Лора отхлебнула кофе и высыпала на противень целый пакет картофеля фри. — Представляешь, Том заявил, что намерен «помогать по дому», так что отныне ужин мы с ним будем готовить по очереди — день я, день он. Это после того, как я поинтересовалась, не забыл ли он, где живет. В результате на прошлой неделе он два раза притаскивал готовую жратву из ресторана, а в третий раз предложил поужинать где-нибудь в городе. — Лора сунула картошку в духовку и с треском вскрыла банку фасоли.

Нина смотрела, как подруга, сердито хмурясь, возится по хозяйству, а сама мысленно вернулась к вчерашнему вечеру и карри с креветками, которое состряпал Мик. Он даже сам испек индийские лепешки-наан.

— Все мужики — паршивые повара, — слукавила Нина, надеясь утешить Лору. — Разведут грязь, а нам потом…

— Пропади оно все пропадом! Я так больше не могу! — Лора стукнула чашкой по столу, кофе выплеснулся и растекся лужицей. — Я только и делаю, что жалуюсь. Всю душу себе истерзала! И жалуюсь ведь только на него. Никогда такого не было. У него кто-то есть. Я уверена! — Ломкий голос Лоры звенел отчаянием, она явно на грани срыва. — Все кончено, я сдаюсь. Хочу начать все заново. — Лора несколько раз горько всхлипнула, потом утерла глаза и сложила губы в улыбку. Что-что, а скрывать свои чувства она умела. — Ну а теперь выкладывай, зачем явилась, что там у тебя наболело.

— Бог с ним. Ерунда. — Нина глотнула кофе и обожгла язык. — Поговори с Томом или еще с кем-нибудь. Пусть тебе помогут.

Лора принялась шваркать на противень сосиски, по одной отрезая от связки.

— Домашняя стряпня — что может быть лучше, да? — Она усмехнулась и добавила печально, бросая в ведро сальную обертку: — Ребята обожают сосиски. Не так все должно было быть. Сосиски, перебранки, дети, от которых только хмыканье в ответ дождешься, и муж, чей характер гарантирует общение с поисково-спасательной службой…

— Лора…

Лицо к лицу, мешая свои волосы и слезы с волосами и слезами подруги, Лора выплакалась на плече у Нины.

— Ты справишься, — шепнула Нина. Отодвинула Лору на вытянутую руку и рассмеялась, увидев размазанную по щекам тушь. — А я часами добиваюсь такого эффекта! — Сразу вспомнился разгром в театре. — Пожалуй, я пойду, — заторопилась она, вытаскивая из кармана брюк ключи от машины, — у меня там тоже голодная орава.

— Погоди-ка. У тебя правда все в порядке?

— Да. Ничего такого. — Нина жизнерадостно улыбнулась.

Лора пожала плечами:

— Тогда убирайся из моего дома и отправляйся в свой. Поцелуй за меня Джози и Мика и гони Натали домой. Дай ей волю, эта девчонка у тебя поселится.

— Договорились.

Нина вышла на улицу, села в машину. Лора помахала рукой и закрыла дверь.

Улица, такая же, как и Нинина, только расположенная чуть дальше, была пустынна, если не считать еще одной машины на дороге, метрах в пятидесяти. Машина не двигалась, и Нина спокойно выруливала задним ходом с покатого выезда. Интересно, что у нее дома в холодильнике?

Бац!

Резкий удар в заднее крыло. Нина, чуть не стукнувшись лбом об руль, инстинктивно нажала на тормоз.

— Черт! Гляди, куда едешь! — крикнула она, потирая ноющую шею.

Обернувшись, Нина разглядела стремительно удалявшуюся по улице большую темную машину. Успела заметить цифры 5 и 7, букву М. И все. Даже не разобрать, что за марка. Что сообщать полиции?

— Дурак, дурак! — взвыла она, давя на клаксон, — впрочем, слишком поздно. — Черт бы тебя побрал!

Ha трясущихся ногах Нина выбралась из машины — взглянуть на повреждения. Вдоль заднего крыла ее маленького красного авто красовалась вмятина в обрамлении темно-зеленого металлика. Нина провела по ней пальцами, словно вмятина могла поведать о владельце машины — «ровера», «ягуара»? Бог его знает. Одно точно: за рулем был мужчина. Нина силилась восстановить в памяти мелькнувшее лицо, но безуспешно — все произошло слишком быстро.

Она бросила взгляд на дом Лоры. Нет, рука не поднимется взвалить на подругу еще и свои проблемы. Нина села за руль и поехала домой, притормаживая при виде каждой темной машины — вдруг у той помятый бампер, тогда она запомнит номер.

Дома на кухне ее встретило девчачье хихиканье и запах чего-то пригоревшего. Нат склонилась над экраном, примостив ноутбук на колене, и стучала по клавиатуре не хуже профессиональной машинистки.

— Чем воняет? — поинтересовалась Нина. Сумку с гримом она свалила в прихожей — полежит до утра.

— Тостом. — Джози поскребла почерневший ломтик хлеба, на пол дождем посыпались темные крошки. — Сгорел.

— Ничего себе! — Не отрываясь от экрана, Натали вытащила у Джози из рук тост и вгрызлась в него. — Нипочем не угадаешь, с кем гуляет Кэт!

Нина покачала головой и отправилась в туалет. В висках стучало — гнусный денек выдался. Звонкие голоса постепенно отдалились, долетали лишь приглушенные вскрики и взрывы хохота.

Нина заперла дверь, включила свет, прислонилась к стене. Хоть несколько спокойных минут, чтобы дух перевести!

— Мам, ты здесь? — В дверь дубасила Джози. — Давай скорей! А то я сейчас описаюсь!

Нина спустила воду. Стыдно, ведет себя как маленькая. Она просто устала, нервничает — работа, конечно, ужасно интересная, но, что ни говори, дел-то прибавилось изрядно. И спит последнее время плоховато: Мик крутится-вертится, не дают ему покоя новые заказы. Словом, все как у всех. Во всяком случае — как у многих.

Нина побрызгала водой на раковину и открыла дверь.

— Прости, — едва успела проговорить она, как Джози чуть не сбила ее с ног.

Неожиданно в переднюю вошел Мик.

— Господи, как хорошо, что ты вернулся! — сказала Нина и долгим поцелуем прижалась к его губам.

— М-м-м, надо бы мне почаще отлучаться. — Мик с нежностью обнял жену одной рукой. На другой у него болталась хозяйственная сумка. — На охоту ходил, — объяснил он и помолчал, сведя брови и вглядываясь в ее тревожное лицо. — Курица сгодится? Идем, поможешь мне с ужином.

Нина пошла за ним, радуясь поводу отвлечься.

— Вот это да! Извержение вулкана случилось? — Мик смахнул со стола черные крошки, помедлил, опершись о стол широко расставленными руками — умными, искусными руками. Ах, как Нина хотела, чтобы эти руки обняли ее и не отпускали никогда. — Нина? У тебя все в порядке?

— Конечно. — Она встряхнулась и принялась распаковывать покупки.

«Все в полном порядке», — твердила она себе, ворочаясь ночью в постели, сбивая простыни беспокойными ногами. Было жарко, она взмокла, сна ни в одном глазу. Она прислушивалась к сонному сопению и тихим всхрапам Мика. Конечно же, у нее все в полном порядке.


Глава 8 | Ябеда | Глава 10