home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Находки

Сектор 164, 130км от Контибаса. 17-й год п.В.Т.

По равнине стелилась желтовато-серым пологом пыльная поземка. Ветер сдувал ее с вершин невысоких холмов, из-за чего за ними тянулся длинный пыльный шлейф. Земля была пустой и мертвой - никакая растительность не могла выжить под кислотными ливнями в иссохшей почве Пустоши - даже дождь уже не мог заставить эту землю цвести, даже если бы он был чистым.

После тьмы

В отдалении послышался негромкий рокот движка. Из-за дальнего холма выкатилась убогая на вид колымага - обшитый ржавым от коррозии железом пикап, с вынесенными в стороны колесами и высоко приподнятым днищем. Стекол в машине не было - их заменяли вставки из углекомпозита в задних дверях, и горизонтальные покатые жалюзи - на месте лобовых и боковых стекол. Тем же материалом был укрыт капот автомобиля. Машина была лишена краски, в паре мест была тронута пулями, оставившими дырки в корпусе. Над кабиной возвышался внушительный агрегат, покачивавший стволом в такт тряске - основное вооружение пикапа. За ним возвышались антенны коротковолновой связи, придававшие ему вид насекомого. Кузов был почти пуст - в нем помимо ящика с боепитанием и баллонов с кислородом не было ничего. За рулем машины сидел человек, одетый в защитный скафандр высшей защиты - на сталкерском жаргоне называемый "гроб". За бронестеклом шлема было видно молодое безусое лицо, подсвеченное огнями индикаторов, усталые и угрюмые глаза, насуплено поджатые губы. На лбу залегла складка.

Очередная ходка не принесла ничего. Наколка, данная знакомым на якобы хорошее место, оказалась устаревшей - кто-то успел туда наведаться и забрать хабар раньше него. Не это было печальным - а то, что для этой цели он выпросил у своего сталкерского клана транспорт, и по возвращении должен был привезти что-то ценное, что могло бы окупить затраченное драгоценное топливо и кислород. Но везти ему было нечего - бункер, который он час назад обследовал, оказался полностью пустым - неведомые мародеры успели ободрать даже кабели со стен. И соответственно, там не оказалось ни дизельного генератора, ни складов с едой и костюмами химзащиты, о которых ему рассказывали. Что доказывало - "верняк", который ему предложил Серб, оказался "пустышкой" неспроста - информацию о бункере он продал кому-то еще. И это было печально.

Серб был осведомителем, продававшим информацию о местах возможной добычи, ориентируясь по старым картам, оставшимся со времен катастрофы, и спутниковым снимкам. Он давал информацию всем, кто в ней нуждался, и кланам сталкеров в том числе. В таком клане состоял и Кирилл-Ветрюга. Клан, к которому он принадлежал, был уже довольно старым, со своими традициями, правилами, собственным уставом и законами. Основным его правилом было взаимоотношение между членами клана, обязательная взаимопомощь попавшим в беду соклановцам, и попечительство над вступившими на путь сталкерства новичками, так называемыми "стажерами". По мере накопления опыта "стажер" сам переходил в разряд полноправных сталкеров, получал свой транспорт и долю прибыли при совместных вылазках. Последним испытанием на членство в команде был одиночный поход в более-менее освоенный район, и добыча чего-то имеющего достаточно большую ценность для клана - средства связи, защиты, оружие с боеприпасами, уцелевшая одежда и украшения. Основная прибыль уходила к клану, но часть добычи и место в клане стоили того. Кириллу оставался еще один шаг до выполнения задания, но, похоже, он его провалил.

Предстояли долгие объяснения с главой клана, Менжем. Топливо стоило слишком дорого. Его надо было отработать. Кроме того, недавно начавшего карьеру сталкера душила злоба - тянуло зайти к Сербу и поквитаться - не до смерти, но свою долю пинков по ребрам хитрый торгаш информацией определенно заслужил. И это заставляло Кирилла давить ногой на газ, хмуро всматриваясь в проносящийся мимо пейзаж.

Радиометр периодически озарялся слабым люминесцентным сиянием - машина проезжала мимо "горячих пятен" - источников высокой радиоактивности. В таких местах Кирилл обычно прибавлял газу, пролетая на своем "таракане" опасный участок. Иногда на экране высвечивалась яркая метка - поставленный кем-то из предшественников изо-маркер, радиоактивная метка, с небольшим, но стабильным фоном, которые можно сбрасывать по пути.

Впереди показался каньон - глубокая и широкая трещина в земле, промытая несколько лет назад дождевой водой. Сталкер повернул баранку, заставив свой "таракан" мчаться по его краю, периодически поглядывая на бездну справа. Зрелище действительно заслуживало внимания - каньон был несколько километров в длину, примерно сорок метров шириной и почти столько же глубиной в большинстве мест. Сужаясь к дну, он образовывал узкое русло высохшей речки, по краям которого громоздились песчаные осыпи. Засмотревшись на обрыв, Кирилл на пару секунд отвлекся - и неприятность не заставила себя ждать.

- Клинк! - машину подбросило на кочке. Сталкер вцепился в руль и нажал на тормоза. Машину повело юзом, развернуло на сто восемьдесят градусов вокруг своей оси. Со скрежетом "таракан" остановился, подняв тучу пыли. Торопливо заглушив мотор, Кирилл выскочил из машины, не захлопывая дверь, подождал пока пыль рассеется, и всмотрелся.

- Да чтоб тебя!

Пикап стоял на земле, припав на переднее правое колесо - точнее, на его шпильку. Самого колеса не было видно - болты, державшие его, срезались на кочке. Осмотрев проблему, стакер озадаченно огляделся. Взгляд его упал на овраг.

"Повезло, что туда не грохнулся", - подумал он. - "Ну что, посмотрим..."

Подойдя к краю обрыва, он посмотрел вниз. Колесо обнаружилось на одной из песчаных осыпей на дне каньона. Пробормотав ругательство, Кирилл закрепил на торчащем у края обрыва камне трос, и начал спускаться вниз. Ноги в высоких и прочных ботинках тонули в песке, руки в перчатках скользили по тросу, перебирая его. Медленно пятясь, сталкер добрался до колеса, подобрал его и начал подниматься наверх.

На середине пути он оглянулся, в крайний раз оглядываясь на высохшую реку, и вздрогнул - ниже и левее того места, куда укатилось колесо, лежали два тела, скрытые каким-то каменным мусором. Сразу он их не заметил, поскольку их засыпало пылью почти полностью, наружу торчали только две пары ног, большая и маленькая.

Кирилл задумался. Вроде в последнее время пропаж сталкеров не было, по крайней мере последние две недели. Правда, полмесяца назад пропала группа Серого, четверо сталкеров и стажеров. Но это было в направлении, противоположном тому, в котором он направился сутки назад. Впрочем, все возможно...

Дотащив колесо до машины, он бросил его в пыль и вернулся обратно, прихватив лопату. Приблизившись к двум полузасыпанным песком людям, Кирилл увидел, что они оба в скафандрах, причем один из них - детский. Причём конструкция этих гробов ему ещё ни разу не попадалась. "Интересно..."

Сухо скрежетнула лопата, вонзаясь в песок рядом с телами. Выбрасывая землю в сторону дна оврага, Кирилл гадал, кого он там сейчас увидит. Но его ждал сюрприз.

Откопав первый "гроб", сталкер перевернул тело на спину. Протерев перчаткой шлем, он посмотрел внутрь. За присыпанным пылью стеклом на него смотрела застывшим взглядом женщина. Молодая, темноволосая, она когда-то была красивой, но следы разложения и предсмертные судороги исказили ее лицо, превратив его в жуткую маску. Кирилл несколько мгновения смотрел на нее, затем перевернул тело живот. За плечами у женщины висели баллоны с воздухом, но шланги подачи смеси были отсоединены от шлема - это и было причиной смерти. Прищурившись, сталкер поскреб в затылке и хмыкнул - шланги тянулись ко второму телу.

Несколько движений лопатой - и стало видно второго. Кирилл вытащил легкое тело в костюме химзащиты из песка, положил его себе на колени и протер стекло шлема. Взору открылось лицо девочки лет шести-семи. Губы были приоткрыты, показывая сомкнутые белые зубы, глаза с длинными ресницами были закрыты.

Кирилл нагнулся, приблизив голову к лицу ребенка, рассматривая его, и вдруг отпрянул, чертыхнувшись от неожиданности - девчонка вдруг открыла глаза, и уставилась на него. Оправившись от изумления, сталкер взглянул на нее еще раз, но она лежала так, как прежде. Прислонив шлем вплотную, он услышал сдавленное дыхание внутри чужого скафандра.

Сказав на всякий случай что-то ободряющее, Кирилл глянул на манометр баллона на плечах ребенка. Смеси оставалось немного, подпитка шла от баллона ее мертвой спутницы. Отстегнув оба цилиндра, сталкер посадил девчонку себе на шею, взял в левую руку баллон с кислородом, в правую трос, и начал подьем. Выбравшись из каньона, он посадил ее на заднее сиденье автомобиля рядом с двигателем, достал домкрат, ключи, и принялся ремонтировать машину.

Через шесть часов девочка пришла в себя настолько, что смогла говорить. К этому времени Кириллу удалось починиться настолько, чтобы добраться до Контибаса - сняв по болту с других колес, сталкер затянул отвалившееся колесо и медленным ходом поехал обратно. Найдёныша звали Зоя, и в первые моменты она не понимала, где находится, и кто этот незнакомец, постоянно спрашивала, где её мать и что с ней. Кирилл решил, что правду она рано или поздно всё равно узнает, и рассказал ребёнку правду. О чём вскоре пожалел - если бы не его внимательность и реакция, девочка бы покончила с собой. Но истерику удалось унять, заняв ребёнка наблюдением за работой двигателя таракана Ветрюги - ее следовало занять чем-то, чтобы отвлечь от мыслей о суициде.

История спасённой оказалась традиционной, но и немного необычной. Она родилась уже когда всю планету трясло. Но её семья была в относительной безопасности - её отец был учёным, медиком и инженером одновременно, и ещё до начала череды катастроф увёз беременную жену подальше от опасных мест. Куда-то в районы казахского мелкосопочника, и вместе со своим товарищем оборудовал укреплённое сейсмически убежище, благо толк в этом он знал, работая над похожими сооружениями. Там Зоя и появилась на свет. Из приборов искусственного дыхания и запасов кислорода они сумели сделать рекуперацию воздуха и замкнутую систему вентиляции. Припасов продуктов хватило, что бы пережить Великую Тьму, но потом начались проблемы.

Начали кончаться продукты, фильтры воды начали выходить из строя, приходилось вылезать наружу в поисках пищи и материалов для ремонта постоянно ломающейся техники. Сначала друг отца попал под камнепад, и спасти его не удалось - воздух у него кончился раньше, чем его нашли. Год назад пропал отец, ушёл на "охоту", и не вернулся. Видимо угодил в кислотную яму, или ещё что, неизвестно. Вдвоём с мамой девочка протянула ещё больше года, но чинить системы уже было некому, и кислород заканчивался. В бункере был китайский радиоприёмник, который можно было "заводить" от встроенной динамо- машины, и мама рассказала, что слышала там какие-то звуки, что люди ещё есть. Скорее всего, она это придумала, и когда уже оставаться в убежище стало невозможным, они взяли с собой все возможные припасы, и погрузив их на тележку, тронулись в путь. Несколько раз попадали под ураганные пыльные бури, чудом обходили кислотные ямы, перебирались через какие-то горы и трещины, но людей и следов не было, живых, по крайней мере. Руины и скелеты попадались часто, но ничего такого, что бы могло помочь обессиленным странникам найти не удавалось. Неизвестно сколько бы они ещё бродили, пока не кончился бы кислород, но всё произошло неожиданно - обессиленная мать оступилась и упала с обрыва, повредила ногу и идти уже не могла. Девочка от неё не отходила, а когда стал кончаться кислород, снова налетела пыльная буря. Мать закрыла собой дочку и отдала ей кислород, а потом их засыпало. Больше ничего она не помнит.

Когда удалось дойти до бастиона, девочка отказалась идти в приют или к другим людям, и настояла на том, что бы остаться у Кирилла и жить с ним сталкерской непростой жизнью, активно помогая ему.

Ветрюга сумел уладить дела с главой клана. Было решено, что спасение ребенка оправдывает затраченные средства. Кирилла приняли в клан. Вместе с ним в него в качестве стажера вошла и Зоя.

Девочка оказалась смышленой, быстро всему училась, и уже через несколько лет Кирилл-Ветрюга доверял ей все обменные финансовые дела. Зоя отличалась въедливым, шершавым характером, долго и нудно добиваясь своего, за что её прозвали Занудой. Это имя стало её сталкерской кличкой, и вскоре прикипело настолько, что настоящее она сама вспоминала с трудом. Благодаря в том числе и этому занудству, Ветрюге удалось быстро поднятся, гарамотно вкладывая стедства в развитие собственной техники и оборудования. Таракан у него стал если не из лучших, то во всяком случае отстоем назвать его уже язык не повернётся ни у кого.

Ей нравилось то, что она делает. Зануда любила Ветрюгу, но сама не понимала какой любовью - толь дочерней, толи братской, но за Кирилла была готова перегрызть глотку любому, кто пытался ему навредить или обмануть. Но жизнь сталкера не бывает ровной, и однажды всё изменилось.

Это была обычная вылазка в один из уже обследованных ранее секторов, чужих маркеров там не было, так что была слабая надежда ещё что-то там намести. В этом месте до удара видимо жили люди, стояли какие-то здания, но всё это перемолото Ударом в труху. В довершение сверху на руины сполз большой кусок отколовшейся горной породы. Сектор был не столько удалён от Контибаса, сколько к нему было очень долго и сложно подбираться, нарезая сложные петли между наваленных камней и кислотных луж, и поэтому сталкерская нога не часто тут ступала. А поскольку Кодекс все чтили, то маркеров на том, что не могли забрать, не ставили.

В этот раз Ветрюга придумал как выдернуть валун из-под куска скалы, и не тратя времени сталкер с помощницей взялись за работу. Трос, застрел, рывок тараканом через блочную систему, и вот здоровенная плита скалы зашаталась, просела, и съехала вниз, поднимая тучу пыли и грохоча на всю округу. Как только пыль осела настолько, что бы можно было подойти к освободившемуся участку, они туда забрались.

Сначала ничего особенного видно не было, но потом Ветрюга молча показал на раздавленный вентиляционный киоск из бетона. Даже металлические решётки были ещё целы - это означало, что то, что под ним не съедено кислотными дождями. Разобрав завал, сталкеры увидели шахту, и в зияющую тьму отправился Кирилл. Вернувшись оттуда, он некоторое время сидел молча, а потом объявил, что если не получится как с Зелёным Джо, то они стали богачами. Внизу, что-то вроде бункера, а в нём - два армейских генератора Д-60 на базе ЗИЛ-131. И 4 бака с диз-топливом. Но что бы их вытащить, надо разобрать мощный завал, закрывающий ворота выезда из бункера.

История Зелёного Джо, сталкера, была в своё время хитом Контибаса. Ему удалось откопать две тактические ракеты малого радиуса действия в идеальном состоянии. Он потратил несколько недель и кучу средств, залез в долги, что бы их вытащить, и в конце концов приволок всё в бастион. Тогда все сбежались смотреть на дорогую находку, но что с ней делать никто не знал. В том числе военные - пускового комплекса нет, системы наведения и программирования - тоже, боезаряда Зелёный Джо не нашёл. В результате никто не хотел их покупать, и если бы не поддержка сталкерской братии Джо протянул бы ноги. В конце концов, военные согласились погасить долги Джо, и забрали ракеты. Все тогда ехидно посмеивались над незадачливым сталкером, но в душе понимали, что это могло произойти с любым из них, и к всяким крупным военным штуковинам теперь относились с большим подозрением, особенно если подъём артефакта был сопряжён с большими усилиями.

Но в этот раз игра явно стоила любых усилий. Надо было действовать быстро - иначе первый же дождь съест металл, и цена упадёт многократно. Потратив неделю, Ветрюга с занудой прикатили оба дизеля в Контибас, а Зануда даже умудрилась устроить что-то вроде аукциона, результатом которого стало приобретения трёх-секционной квартиры-бокса в элитном районе, закупка всего самого нового и навороченного у мастеров с полным ремонтом старого (Ветрюга от своего старого дребезжащего таракана не откажется, хоть режь), и уделить внимание общаку клана. И ещё осталось средств на счетах столько, что за обеспеченную старость можно было уже не беспокоится.

Здесь бы остановится, осесть в бастионе, рассказывая сталкерские байки по вечерам в пищеблоках больниц и кабаках, но неужели себя уважающий сталкер в зените славы останется сидеть за стенами?

Беда подстерегла их там же, где и удача. Ветрюга решил ещё раз пошерстить в бункере и рядом, может что-то ещё найдётся. Но вместо артефактов его там поджидала банда изгнанников. Они настолько хорошо спрятались, что пока первая арбалетная стрела не сшибла антенну радиостанции на гробе, он ничего не заподозрил. Бандиты были явно опытные, действовали слаженно и классически - первая стрела портит связь, рацию, что бы не вызвал подмогу, следующие две - в суставы рук - пробить шкуру гроба и сделать жертву беспомощной, и потом добить камнями. Зануда в этот раз осталась в таракане, и Ветрюге повезло, одна стрела не пробила гроб, а вторая вовсе прошла вскользь. Но на него сразу посыпался град камней. Он выхватил ПУК и начал хаотично отстреливаясь убегать туда, откуда камни не летели, и даже не смог понять, сколько было нападавших. Пока бежал один из булыжников выпущенный из пращи изгнанника угодил прямо в шлем, расколов сферу на несколько частей, но не повредил голову. На ходу переключив подачу кислорода на автономную через загубник, он не заметил, как оказался на скале. Всё это видела Зануда, и дав тревогу по радио даже дала очередь из АСК, спугнув нападавших.

Но Кирилл не удержался на отвесном склоне, и потеряв равновесие рухнул вниз.

Зануда разглядела, как среди пыли и осколков что-то брызнуло, и вскоре была там - в кислотной яме без сознания тонул Кирилл. Она его вытащила застрелом, и при помощи подоспевших собратьев сталкеров смогла дотащить в медблоке до Контибаса, нанять лучших врачей и мастеров, инженеров, что бы спасти ему жизнь.

За полгода следовавших одна за другой операций, растратив все средства и продав трехсекционный элитный бокс и почти всю экипировку, удалось поставить Кирилла на ноги, хотя это уже был не тот Кирилл-Ветрюга, от него мало что осталось. Кислота сожрала его тело почти целиком, оставив сравнительно целой только голову и туловище. Лишь искусство врачей бастиона сумело вернуть его к жизни - руки и ноги заменили механическими протезами, более сильными чем их живые аналоги, поврежденные внутренние органы удалили, заменив искусственными, туловище заменил механический корсет, прикрытый искусственной кожей. Изуродованную кислотой, лишенную плоти голову закрыли маской, вставили оптические приборы, которые должны были заменить глаза. Когда операции завершились, от прежнего Кирилла остался неизмененным только мозг, и душа. Отныне его пищей стала глюкозо-сахарозная смесь, поддерживавшая жизнь в мозгу, и энергия в аккумуляторе, который снабжал механику в измененном теле.

Зануда и Киборг вернулись к своему ремеслу. Надо было больше зарабатывать, потому как поддержание жизни Киборга требовало больше средств, в том числе на всевозможные мелкие ремонты. И они снова бороздят окрестности Контибаса в поисках новых артефактов.

Как-то заехав в совершенно "пустой" сектор, они сделали странную находку - живого человека. Он брёл по каменистой пустыне, тяжело переставляя ноги, и по его виду сразу было понятно, что его одежда и экипировка явно не из Контибаса. Он был на грани истощения, и просил помощи. Киборг убедившись, что это не изгнанник - это было не сложно, погрузил его в таракан, накормил и оказал первую помощь.

Найденный представился Ахметом, именно АхмеТом, а не АхмеДом, у него было врождённое уродство - неправильной формы кривые руки, что было не редкостью, как и другие уродства, и обожжённое наполовину лицо - видимо попал под дождь. Он казался весь какой-то нескладный. Странностей добавляло к его имени совершенно европейская внешность. О себе он рассказал только то, что он сын одного из членов экипажа МКС, рухнувшего много лет назад на землю в спускаемом аппарате. А так же то, что знаменитый пассивный радиометр, которым так любят пользоваться все кому не лень, изобрёл не кто иной, как он, но изобретение у него украли и хотели убить и его, пришлось спасаться бегством.

Разумеется ни Зануда, ни Киборг ему не поверили, но пока они добирались до Контибаса, этот странный пассажир сумел перечинить всё что можно, и даже наладить давно отказавший бортовой компьютер. Одним этим он сэкономил кучу средств, и когда попросился остаться со сталкерами в команде, те без колебаний согласились. Оказалось, что он ещё знает множество языков и свободно на них говорит, но ни на одном не может без акцента. Сталкерская братия назвала его Кривым Ахметом, и тот не обижался - за его "кривые"-золотые руки он быстро завоевал себе определённый авторитет, но рассказывать о своём прошлом при этом отказывался, или просто уходил от расспросов.


Глава 3. Контибас | После тьмы | Глава 5. Нулевой поход