home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20. "Второе рождение"

Перед отъездом, поблагодарив по-синему детей, Зоя оглянулась на своё новое жилище. Такая маленькая коробочка утлого копчёного цвета, с расставленными блоками рекуперации и генератора кислорода. Кто-то уже заботливо приспособил резервную солнечную от таракана - с крыльями она будет ему не нужна. Мда... Зоя поправила на себе лук, проверила нож, пищевую и питьевую. От памперсов она отказалась сразу, как привыкла обходится без гроба. Но всё равно дыхалка, намордник были как-то чужды во всём её наряде. Привыкла. Чёрт с ним. Зоя проверила осанку, подтянулась. "Да, буду теперь синей охотницей. Прорвёмся..." - и зашагала прямо к дому Джима. Новости из Контибаса могут быть не раньше чем через неделю, так что можно пока не думать больше не о чём, кроме... охоты!

Стрекоза не было. Да и не нужен он, что бы забраться вверх по реке, через пару притоков и свернуть в какой-то широкий лог, неравномерно заросший всем, чем можно представить. По середине слегка запруженный ручей образовал озеро, с широкой пересыхающей отмелью. С Зоей на охоту приехали четверо охотников, которых она по именам не знала. Ничего, познакомимся. Они молодые, как люди не разговаривали, но очень приветливы, и почему-то особенно слов и не требовалось - все, включая её, прекрасно знали что надо делать.

Змееходов на поляну с озером пускать не стали, отвернули загодя, лишь посмотрев сверху на будущее место охоты. Показали пальцами кто где будет заходить, а один охотник выделано потопал ногами и показал на кусты. Ясно, топтун будет. Потом он показал Зое место пониже уха - стрелять туда. Да, с ними не скучно. Спустившись со склона на другую сторону, охотники разошлись - выгонять топтуна будут на открытое место с разных сторон.

Лес тут оказался очень диким. Одни завалы. Но Зоя с азартом преодолевает все препятствия, стараясь не шуметь. Оп! Паучки с жалами... Ай-ай. Уважим паука, и близко не подходим. Вот и ладненько, идём дальше. Это даже интереснее, чем лазить за артефактами по некопанным бункерам! Чёрт, прыгуна спугнула... так, внимательней!

Зоя вошла в азарт. Наверно психике и нужно было отвлечься от того, что происходило в её жизни последние дни. Когда появился топтун, она уже была настолько поглощена процессом, что едва не забыла, когда в баллоне кончится кислород и того надо заменить. Как всегда - в самый важный момент. Топтун шёл прямо на неё, и стрелять в него было бы самоубийством. Зоя замерла на месте и затаила дыхание, начав интенсивно покрываться потом из-за недостатка кислорода. Топтун медленно подошёл к ней и нависая сверху своей громадой, и внимательно изучал непонятное надвигающиеся существо. Не найдя на нём ничего интересного, и покрутив около своей жуткой колотушкой, он прошёл дальше, к озеру.

Зайдя в воду, тот начал её пить. Зоя понимала, что её товарищи засели в разных концах поляны, и ждут удачного момента. Она стрелять не может, топтун развернулся, и не спускает с неё глаз, а она уже задыхается. До других охотников далеко. Ну всё. Зоя не выдержала, и потянулась за сменным баллоном. Топтун напрягся, поднял хобот. Зоя, словно её живая громадина не интересует вовсе, отключила использованный и подключила новый. Топтун с интересом на это смотрел, но видимо догадался, что что-то нечисто, и резво развернувшись затрусил на другую сторону озера, поднимая волны и брызги. Но до другого берега ему добежать не удалось: он вдруг споткнулся, хотел встать, потом рявкнул, и завалился на бок. Из его головы торчали две стрелы. Охотники, держа наготове луки стали подходить. Зоя тоже. Они смотрели не на добычу, а вокруг - падальщики и зубастики не дремлют.

Охота кончилась. Зоя помогла разделать тушу, и после этого уже подъехали змееходы. Те знали что делать - оставленная печень на камнях - для них. А увесистый кусок мяса в ляжки задней ноги - теперь её, Зои, и она, ощущая странное удовлетворение от проделанной работы, к вечеру вернулась в поселение. Теперь надо бы разобраться, что ещё тут пригодно в пищу. Делать анализы, проводить опыты на предмет пригодности топтуна не хотелось в принципе - будь что будет. Готовить еду её позвали прямо в семью тех охотников, где она узнала их имена, их родителей, детей и жён. Несмотря на то, что никто из них не знал человеческого языка, жестов вполне хватало. Она словно очутилась в гостях в какой-то старо-знакомой семье, и хоть вся семья с кошачьими ушами и синекожая, Зоя не ощущала никакого дискомфорта. Эх, видел бы это Киборг...

Потекли дни первобытной жизни. Недоделанный самолёт так и стоял нетронутым, до него руки не доходили, да и как-то не хотелось. Надо было накачивать вручную насосом высокого давления в баллоны кислород генерированный из порошка военных и рекуперат, если тот оставался лишний, проводить деактивацию и очистку воды. Конечно, можно было попросить и детей, но тогда чем самой заняться? Зоя напросилась к Николя в ученики так, что бы узнать побольше от Джима о том, что ещё пригодно может быть в пищу, и тот ей показал несколько видов довольно маленьких грибов, которые можно жарить. Джим утверждал, что их ели ещё до Великой Тьмы. Среди растительности нашлись листья с кислым вкусом, и Зоя узнала, что такое салат.

Спустя три дня после эвакуации, Зоя вечерами включала станцию Менжа, и скачивала новости. Её счёт никто не трогал, и средств там было достаточно, что бы покупать любые разделы. На 5-й день попалась помпезная новость о возвращении выживших из экспедиции. Про толстолобика и погибших - ни слова, зато интервью у Ахмета на пол-страницы. Тот разглагольствовал о сложностях быта и опасной фауне, но самое главное почему-то осталось в тайне. Про Пола и его команду больше ничего. Странно. Живы ли они?

Зоя ввела код канала, который знала наизусть. Хм... последняя запись, какой-то пьяный бред бывшего сталкера, оставлен 3 года назад. Ничего. Зоя сделала себе раздел для приёма корреспонденции. Для ясности папку "покрасила" в синий цвет и положила туда свою фотографию - захват одного из кадров, снятых ещё Ахметом, как она делает с Агисом лук. Кому надо, тот поймёт. Так, что ещё... галочка - извещать сообщением на ПИК, код ПИКа... вроде всё...

Мясо топтуна и случайно добытых прыгунов закончилось через неделю, и надо снова собираться на охоту. Агис, Эгон или кто-то ещё из "старших" для этого ей не нужен - надо-то всего-то принести какую-то свою вещь, персональную, в определённое место - дерево с ветками и шипами, и на один из шипов её повесить. Зоя использовала для этого кусок провода с гайкой. Все знали, что это её, и вот ей показывают - собирайся, охота будет, её ждут.

Опять змееходы. Она уже совсем их не боялась. Даже подходя к этим змеевидным существам иногда поглаживала им голову, а те внимательно на неё смотрели, безо всякой агрессии, так же как друг на друга. Иногда, после сложных переездов она благодарно прикладывала руку к сердцу, за оказанную помощь. Понимали они это или нет, не так важно.

Погода явно портится, но волне терпимо. В этот раз выгонять топтуна будут на небольшое болотце, зажатое между небольших скал. Распределившись по "номерам" и секторам обстрела, Зоя заложила большой крюк, чтобы если и спугнуть кого, то сразу на поляну. По дороге удалось подстрелить прыгуна. Вообще их попалось двое, но один ещё совсем маленький, ещё не дал потомства наверно, таких не стреляют. Нельзя...

А вот и болото. Под ногами как назло полно сухих листьев, так что идти приходится совсем медленно. Кусты. Тоже плохо, не видно ничего. "Так, за тем грибом толстенное дерево, вот за ним и спрячусь!" Зоя добралась до дерева, и осторожно выглянула из-под листа в открытое пространство болота. В паре десятков метров от неё из кутов виден хобот. Вот это здоровяк! Зоя притаилась, и, мерно жуя, за хоботом вытянулось тело. Оно шло по диагонали к ней, и Зоя боялась пошевелится. Но вот с другой стороны что-то хрумкнуло. Нехорошо...

Топтун немного присел, и резко задрал вверх свой хобот-колотушку, сразу начав им угрожающе раскачивать. Зоя отметила, что сам того не подозревая, он встал в наиболее выгодную позицию для стрельбы по нему, единственное, что плохо - стрелять с левой руки, дерево стоит справа, за ним довольно шумный высокий куст. Зоя переложила лук и стрелу, неудобно прицелилась.

- Ну, прости меня, топтыжка, сегодня не твой день. Но твоя жизнь не напрасна, она даст другую, или поддержит её... - тихо, почти про себя сказала она, и пустила стрелу в единственное гарантировано убойное место - пониже уха. Топтун среагировать не успел, и, издав протяжный вой, осел там где стоял, выбросив из-под падающей туши волну грязных брызг.

Зоя выдохнула и опустила лук. Однако радоваться оказалось рано: из кустов напротив выскочили две быстрые тени, и сразу оказались подле её добычи - зубастики. Она их видела впервые, но сразу поняла, что это именно они. Голова, казалось, не меньше трети тела, толстый, подвижный как у динозавра хвост. Четыре сильные, по более метра в длину ноги, и утопленные жёлтые глаза. Но самое главное - это их пасть. Если она закрыта, то зубы всё равно через раз снаружи, их не мало, и они большие, кажется даже очень, для такого небольшого тела. "Гибрид лошади с крокодилом" - это описание Хаммера подходило как нельзя кстати. Тело монстра покрыто небольшими бугристыми пластинками, наподобие чешуи, так что определить, куда его вообще можно ранить - сложно, видимо

После тьмы

только в самые подвижно мнущиеся места - снизу, где ноги с телом соединяются, но туда подобраться очень сложно. Теперь два этих существа собрались полакомиться её добычей. Причём если один их них уже вцепился в неё зубами, то второй, потянув воздух носом, развернулся и направился к охотнице, ускоряя шаг. На мгновение Зоя замерла: не хотелось себя выдавать движением, но потом поняла, что зубастику это уже не помеха. Зоя, вскрикнув, бросилась наутёк.

Сзади послышался хруст и топот ног зверя. Зоя вспомнила, что от него надо петлять, и резко свернула вбок, перемахнув через бревно. Там кусты. Оглянулась - морда монстра вылезает из заросли - пролетел мимо, сейчас сиганёт сюда. Зоя выждала момент, когда тот начнёт перепрыгивать через бревно, и прыгнула в сторону, пробежав по скользким грибам ровно до стены из паутины. Резкий поворот. Сзади гулкий, низкий рык зубастика - вляпался в паутину. Зоя снова прыгает в сторону, за камень. Там мох, скользкий, ноги проскользили на наклонной поверхности, одна сбила другую, и охотница поехала по небольшому, но почти отвесному склону вниз. Всё, что она успела - это перевернуться на живот, но вместо упора ногами в подножье склона они провалились в пустоту и что-то больно ударило.

Зоя провалилась в узкую щель, и застряла там. Пошевелиться больно и почти невозможно, над ней узкая полоска неба, из которого - это она заметила только теперь - на неё летят капли дождя. В самой щели вниз текут ручейки по каменистым сторонам. Свет вверху закрылся тёмным силуэтом - зубастик пришёл.

Понюхав и попрыгав, зубастик попытался достать добычу пастью, но не дотянулся. Потом поскрёб лапой - тоже никак. Он встал прямо над щелью и видимо задумался как быть, а Зоя, медленно отходя от прилива адреналина, не нашла ничего лучше, чем показать ему язык через съехавшую в процессе бега и прыжков на бок маску намордника. Тут зубастика что-то отвлекло, и он исчез. Теперь Зоя почувствовала, что капли дождя сильно щиплют, раздражают кожу, а правая нога начала сначала ныть, а потом появилась острая боль. Она попыталась ею пошевелить - можно, но боль буквально прорезала всё тело - из большой резаной раны сочилась кровь, вымываемая ручьём стекающими по стенке. Вот гадство...

Сверху появилась голова с знакомыми ушками. Потом ещё одна. Она посмотрела на них, видимо они ей по своему что-то хотели сказать, но она не поняла - не телепат. Да и что тут понимать? Они не бросят, и сейчас придумают как вытащить её.

Синие опустили две палки с свежевырубленными крюками. Зоя изловчилась, чтобы крюки зашли под мышки, и её начали аккуратно вынимать вверх. Вот и свобода. Но она не очень радовала - дождь продолжал идти, неспешно, но достаточно для того, что бы человек мог понять - без гроба-скафандра ему тут не место. Зоя пожалела в первый раз за всё время, что понадеялась на везение и и погоду, поленилась закутаться в этот ненавистный костюм. С другой стороны - в гробу особо не побегаешь и не поохотишься так. Так что... Теперь не важно. Нога покраснела, местами начали около раны появляться странные нарывы. Синие принесли ленты липолиста, и какую-то траву - приложили, полегчало. Чёрт, и аптечку не взяла, дура...

- Ребята, надо в поселение.

Те согласно кивнули. Отохотились на сегодня. Идти очень тяжело и больно, и поддерживаемая одним из охотников, Зоя заковыляла, опираясь на свой лук, туда, где оставили змееходов.

Видно, её добыча всё-таки не досталась зубастикам, потому как вскоре появились ещё охотники, с кусками топтуна. Их тоже подвязали к змееходам, и погрузив раненую Зою, немедленно двинулись в поселение. Кто-то принёс большие лопухообразные листья неизвестного растения, и обмотал и заботливо укрыл охотницу - её начало знобить, появилась тошнота, начало стучать в виски головной болью. К поселению она уже была в полуобморочном состоянии, и не помнит, как её сняли и что потом с ней делали, провалившись в мутную, болезненную дрёму. Она знала, что это такое - токсикоз. Много раз она видела как от него умирают люди - попала в рану отравленная вода, не успели блокировать - и абма. А тут целый ручей промывал, да в такой порез... Она легко представила судьбу этого ядохимиката: вот его сливают на каком-то заводе, задолго до Тьмы, пакуют в бочку. Вот бочку, несмотря на шторм и ветер, сбрасывают в море с какого-то корабля, и вот она уже разлагается на дне, и вот уже в воде отрава. Вот её выкинуло при волнении, испарило в атмосферу, один раз, другой... И вот частичка этой химии течёт по камням, а теперь в её крови, медленно разрушая организм. Всё справедливо - Земля словно возвращает людям их же зло. И зло это - только для людей. Изгнанники, медленно умирающие во враждебной, ядовитой среде, созданной ими же. Что ж, всё равно скоро помирать, но так - хоть с пользой...

В себя пришла неожиданно, словно проснувшись. Нога ныла, но терпимо. Зоя увидела через маску нехитрый навес в каком-то домике синих, по которому продолжал барабанить дождь. Огляделась. Около небольшого столика копошилась синяя женщина в возрасте, но её хвост бодро гулял из стороны в сторону, придавая всему телу необычную грацию, несмотря на возраст. Шевелится на хотелось, тело словно налилось свинцом, из него в нескольких местах торчали шипы какого-то растения. Сама нога плотно и заботливо забинтована листьями липолиста. Женщина обернулась и улыбнулась, после чего вышла в открытый проём вместо двери.

Зоя собралась с силами и привстала на локтях. На голове странное ощущение - не чешется. Зоя села. Потрогала волосы - они мягкие и чистые, вопреки слипшимся комкам накануне. Значит, кто-то чем-то помыл...

В помещение вошли Эгон, Агис, Николя, та женщина, и ещё какая-то помоложе.

- С возвращением, - улыбаясь, произнёс Агис. Остальные покивали.

- Я всегда верила, что у вас медицина способна творить чудеса, - ответила Зоя, приложив руку к сердцу в знак благодарности, Ей все ответили, но вид сделали хмурый.

- К сожалению не способна. - за всех сказал Николя. - На самом деле мы лишь облегчили твои страдания, блокировав часть вредного влияния на твой организм. К сожалению, на лечение людей у нас нет никакого опыта толком, поэтому пришлось полагаться на интуицию сестры Отеи. - Зоя ещё раз сделала благодарный жест синей женщине, и та снова улыбнулась. - Это она догадалась про эти шипы, мы только боль снимать умеем, и заживлять раны. Яд остался в крови, и рано или поздно он доберётся до нервной системы или мозга. Вывести его мы не можем, а в вашей аптечке средства уже не помогают. Мы сделали всё что могли...

- Сколько мне осталось?

- Неделя, может полторы, - выдохнул Эгон. Синие врать не умеют. Но их прямота иногда словно режет. Да, зато никаких дурацких иллюзий вроде "всё будет хорошо, ты поправишься и так далее..."

Зоя восприняла новость совершенно спокойно. Судьба значит. Что ж, не такой уж плохой закат жизни.

- Ты можешь ходить, только осторожно, - добавил Агис, - Рана заживает.

- Мне будет приятно провести свои последние дни в вашем обществе, - грустно заговорила Зоя, но мне кому-то надо передать контроль за одним делом. Это важно для народа, потому что люди в Контибасе могут захотеть причинить вам зло.

Синие забеспокоились. Зоя видела, что между ними происходит напряжённая беседа. Она встала на ноги. Пошатывает. Больно. Отдаёт в голову.

- Зоя... Мы не хотим связываться с техникой и зависеть от неё. Это ты знаешь. А это требуется. У нас тут возник спор по другому поводу. Все видят, что ты за всё это время сильно изменилась, много страдала, и за народ в том числе. Народ может принять тебя...

- Спасибо. Это будет приятно...

- Но есть один вопрос, который мы так и не смогли решить, - Задумчиво произнёс Эгон. - То, что ты до сих пор жива - знак, что ты не просто так на этом свете. Возможно Она сможет тебя принять.

- Она? Как? Куда?

- Дух, сознание нашей планеты, та, которая нас всех породила, - терпеливо пояснил Николя.

- Она может вылечить?

- Она не лечит. К ней с таким вопросом не идут. Она решает большие вопросы, но их надо знать чётко, что бы к ней идти. Просто так это делать нельзя.

- Что я должна сделать?

- Ничего. И она тем более ничего не должна. Это надо понимать. Но Она может тебя принять, если ты нужна ей, и если ты готова принять её. Объяснить сложно. Агис вот говорит, что ты готова, а мы - сомневаемся, и боимся тебе навредить.

- Навредить?

- Ну не совсем. Но время может быть потрачено в пустую. Надо лететь в одно место, мы его нашли уже давно, просто заметили его необычность. На земле таких мест наверно не мало, но их не просто найти. Так вот там ты можешь с Ней пообщаться. Но найти ты его должна будешь сама. Иначе нет смысла. Мы не вольны решать твою судьбу, и других людей, а вот Она - может. Но сможешь ли ты это донести, одним словом, много вопросов. Это может быть больно, и ты можешь не выжить. Решай, сестра...

Раньше к ней так не обращались... Да, что-то изменилось. Что решать? Что-то последнее время все решения приняты за неё, и это не исключение. Была ни была, сожри меня жуки...

- Я пойду к Ней.

Все переглянулись, кто-то тяжело вздохнул.

- Я отвезу тебя, - сказал Агис и улыбнулся. Сейчас вечер, полетим утром.

Зоя поблагодарила ещё раз женщин, которые за ней ухаживали, и подумала - "Если останусь жива, надо будет для них добыть что-то хорошее", и отправилась в своё жилище. Нога отдавала в голову каждым шагом, в голове мутилось, но в принципе терпимо.

Устроившись поудобнее, она собралась поспать, но сон не шёл. В голове крутились всякие мысли, воспоминания, хорошие и нет моменты. Чего-то хорошего ждать не приходилось, поэтому она просто перебирала в голове то, что могло стоить её жизни, но чем дальше она копалась в воспоминаниях - тем больше приходило в голову что - ничего. Одна борьба за существование, три фактора, боль потерь и просчётов, постоянная ругань со всеми, и ради чего? Три фактора... Хотя здесь это как-то затёрлось. Почему-то тут эти вопросы, несмотря на большую актуальность в голову лезть до поры не хотели. Что ж, завтра всё выяснится.

Агис разбудил громким стуком в дверь шлюза. Пришлось вставать по-быстрому. Стрекоз Агиса стоял недалеко и всё время чистил голову. Агис, не слишком сильно экипированный, спокойно ждал её под навесом, смотря на солнце, его кончик хвоста легонько шевелился, говоря о полном спокойствии владельца. Он молча показал, что пора.

Залезть с больной ногой на стрекоза оказалось не просто, и Агис по-джентельменски помог. Зоя не взяла с собой ничего лишнего - только дыхалку, запас, нож-мачете из керамики, который нашла в таракане - когда-то подарок Киборгу. И то по привычке. Возможно, это её последний день жизни, и тащить с собой на тот свет всякий хлам не хотелось.

Когда начался набор высоты, кровь прилила к ноге - от боли Зоя сморщилась, он стонать не стала. Агис оглянулся, и сделал странное лицо, словно хотел её подбодрить и посочувствовать одновременно.

- Лететь далеко, вон к той гряде, а потом ещё столько же за поворотом.

Зоя согласно кивнула. Смотреть никуда не хотелось. Мутит. Слева медленно проплывали холмы и горы за ними, а перед ней пошевеливался синий хвост. Зоя отодвинулась чуть назад, и схватив руками сетку, положила голову на спину стрекоза. Оттуда шли непонятные глухие звуки - то ли сердце, то ли мышцы. Звук убаюкивал, но спать не хотелось, и дорога по воздуху в ясное утро для неё проходит как в тумане.

За поворотом вокруг отдельной горы, началась горная страна. Одни трещины, разломы, небольшие и неглубокие, но много. А дальше острые, молодые горы. Стрекоз начал натужно набирать высоту. Горы приближались. Потом стрекоз, несмотря на подъём, перешёл на планирование. Его крылья слегка окосились, чтобы повернуть в новообразованный скальный разлом, и обогнув острые гигантские камни, летающее полунасекомое стало пускаться в небольшую долину, уже густо заросшую грибами и светохвощами, начало снижаться к краю, за которым угадывалось пространство внизу.

Зануда протёрла намордник - за время полёта не него налипло не мало мелких насекомых ,а на их размазанные внутренности - пыль. Стрекоз расправил кончик хвоста, затем и крылья выстроил в плоскость - она знала - сейчас будем садиться.

Огромное тело стрекоза почти бесшумно чвакнулось в заросли, и наездники спрыгнули на землю, стараясь не поскользнуться. Сложив наконец-то крылья, стрекоз сразу выцепил из-под листьев под собой жирную личинку какого-то существа, и немедленно отправил её в свою треугольную пасть. Зануда вопросительно посмотрела на Агиса. Чувствовалось, что он волнуется, но старался как можно больше казаться спокойным. Он показал глазами вокруг, и подбородком в сторону небольшого холма в стороне, который сливался со склоном горы. Зануда поняла, что дальше ей придётся всё делать самой, и искать место - тоже.

Проверив давление в баллоне, и достав уже свой нож-мачете, она направилась вверх. В голове крутились разные мысли, в основном о том, что скорее всего ничего не получится, но постарается сделать вид. Нога болела и норовила подкосится, но Зануда терпела - терять было уже нечего.

Когда она поднялась на холм и посмотрела назад - увидела, как стрекоз привычно чистит глаза лапами, и фирменную кривую ухмылку Агиса. "Ага, значит угадала". И только в этот момент поняла что изменилось - стало тихо. Шорохи, щебеты провалились в вату гулкой тишины. Появилось совершенно непонятное ощущение, словно находишься рядом с мощной энергетической установкой, которую не видно и не слышно, но кажется, словно гул от неё стоит, хотя с виду - ничего. Постояв и поняв, что всё равно ничего не понимает в происходящем, Зануда двинулась по гребню. Сначала вверх, но нога заныла с новой силой, и пришлось повернуть вниз. Перебравшись через несколько валунов, она поняла, что нашла Место. С десяток разнообразных камней стояли вокруг небольшой впадины, на дне которой из земли выступает гладкий и почти плоский, камень, совершенно тёмный и почему-то чистый от вездесущей пыли. Он лежит с небольшим наклоном и имеет удобный выступ, но когда Зануда на него села поняла что неудобно, и потом просто легла на весь камень.

Странно, ничего не происходит. "Наверно, надо что-то сделать" - подумала Зануда, но сразу вспомнила напутствие Николя - "Если что надо - тебе скажут..." Ну что, тогда ничего не надо. Она растянулась на камне, отстегнув от спины "дыхалку" и положив её рядом. В голове продолжали крутиться соображения на тему смехотворности затеи, но потом пришло некоторое успокоение, и она смогла мысленно сформулировать, зачем она сюда пришла, честно, откровенно, не пытаясь что-то скрыть - "Хочу жить". Вздохнув поглубже, Зануда попыталась расслабиться. Получалось с трудом, в голове стоит какой-то шум, нога побаливает. Но в какой-то момент она поняла, что тело своё вообще не контролирует - уши не слышат, глаза - не видят, пошевелить ничем не может. Да и не хочется - сознание занято другим - на неё смотрят. Смотрят так, как не может смотреть ни одно живое или нет существо на планете - насквозь, кажется, что её разобрали по атомам, вынув и разложив по полочкам не только судьбу и память, но и все помыслы, самые сокровенные, потаённые мысли, всё-всё... Это не страшно, это - беспомощно. Она поняла, что любая тварь, кем бы она не была, просто ничто по сравнению с ЭТИМ. Но вдруг всё кончилось.

Тут же в голове она услышала чёткую команду - "Иди". "Это всё?" - не могла успокоится журналистка, ещё не осознавая, что общается мысленно. "Живи и дай жить другим, Зоя" - был ответ. Теперь она удивилась, и попыталась встать. Начало сильно мутить, тело не слушалось, но она смогла повернуться для этого набок, и этого оказалось достаточно, что бы запыхаться. Только воздух в наморднике вдруг стал кислым и резким на вкус, словно пары какой-то кислоты, Зоя, пытаясь отдышаться машинально сорвала с себя намордник и он, соскочив с лица, треснул, ударившись о камень. Зоя этого даже не заметила - едва не упав с камня, она смогла встать на ноги, но те сразу подкосились - тошнота, головокружение - всё сразу, в глазах мутило. Она схватила ближайший торчащий камень, и осела около него. "Уходи отсюда" - настойчиво повторили ей прямо в мозг, и она ничего не в состоянии возразить на четвереньках перебралась через него, и не удержавшись на крутом склоне за камнями покатилась вниз.

Её остановили грибы. Ткнувшись в их студёные тела, Зоя свернулась калачиком и отключилась. Сознание готово было взорваться. Но вот ощущения вернулись, и она, слегка пошатываясь, встала и огляделась вокруг. Всё тоже самое - светохвощи, грибы, насекомые, липолист. Зоя с облегчением вздохнула, и только тут поняла, что уже довольно долго дышит без намордника, и не чувствует характерного зуда при отравлениях. Зоя сделала ещё вдох - сколько же ароматов вокруг! Совершенно не знакомых! Они не были похожи ни на что, не на ароматизаторы из мастерских Контибаса, ни на вонь его задворков - что-то совершенно иное - как что-то влажное и живое должно пахнуть. Зоя задышала чаще, решив отравиться уже до конца, но почему-то хуже не становилось, а в голове появилась свежесть мысли, в теле - силы, очень захотелось есть. Она пошла искать Агиса, пробираясь вниз сквозь красные заросли.

Агис спал. Но приближение Зои он уловил, его уши вздрогнули, и повернулись в её сторону раньше, чем открылись жёлтые глаза.

- Я уже думал, что тебя змееходы съели, - вместо приветствия сказал он. Зоя поняла, что он говорит с ней, и делает это не голосом.

- Ты говоришь?

- Нет, это ты слышишь, - ответил он так же, - И наконец, можешь говорить нормально. А вообще, я чертовски рад, что Она тебя приняла. Значит, ты Ей ещё нужна, Зоя...

Тут Зоя уже не выдержала - эмоции хлынули из глаз слезами, и, обняв синего друга, она заревела ему в грудь. Тот опять сотворил свою кривую ухмылку, и спокойно дожидался когда Зоя закончит.

- Есть хочешь?

- Зверски, - бодро ответила журналистка, возвращаясь в привычное амплуа.

- Попробуй, может понравится, - Агис протянул ей сизо-зеленоватый плод липолапника. Зоя, уже поняв, что может дышать воздухом без фильтра и кислорода, уже не удивляясь, а только смело откусила от плода кусок, но сдавленный внутри при этом сок брызнул в лицо и обрызгал одежду. Агис рассмеялся - плод надо было сначала разрезать. На вкус плод оказался похож на синтез-йогурт, но с каким-то терпким привкусом, который мог ещё и изменится пока жуешь его. Не сногсшибательно как вкусно, но съедобно.

- Давай скорее, нам пора, уже поздно, - Агис оживился и подняв хвост стал звать стрекоза. Зоя посмотрела на жёлтое небо и увидела, что солнце уже клонится к закату.

- Сколько... долго я там пробыла? Я же ушла совсем недавно, полчаса? Час?

- Весь день я тут провалялся. Целую охоту пропустил...

Зоя возражать не стала. Слишком много произошло с ней необъяснимого за это время, и что оно как-то странно себя ведёт - уже кажется естественным.

Стрекоз плавно сел рядом, и когда Зоя уже устроилась за спиной Агиса, тот напомнил ей, чтобы не высовывалась - теперь без маски можно в воздухе схлопотать по физиономии. Зоя ничего не ответила - она вдруг поняла, как говорят стрекозы - кратко, резко, словно пакеты электронного трафика при плохой связи, зато их мысли не представляли из себя ничего сложного. Агис управлял стрекозом отдавая команды так же отрывисто, и вот они уже снова несутся над красновато-сизой растительностью, а волосы Зои, оставшись без намордника растянулись в воздухе. Ей почему-то захотелось обнять и расцеловать всё это внизу, вместе с змееходами, топтунами и прыгунами, пауками, заубастиками и болотниками, и самыми гадкими грибами. От радости она заорала что есть мочи - нога уже не беспокоила...


Глава 19. Эвакуация. | После тьмы | Глава 21. Синяя хакерша.