home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21. Синяя хакерша.

Зоя не особенно обращала внимание, на стукающихся о неё мелких мошек по пути. Она наслаждалась ветром, закатом, морем запахов. Но на подлёте к поселению она попала в ещё одно море - море голосов. Они, словно из тишины, нарастали, каждый со своими мыслями, желаниями и образами - вот кто-то благодарит, а вот объясняют как сделать что-то, вот кто-то кому-то показывает красивый камень... Сколько же их! С ума сойти...

- С ума сходить не надо, сестра, надо научится слышать то, что тебе нужно, и не мешать другим. Ничего, привыкнешь.

- А далеко это... работает?

- Это как захочешь. Можно и очень далеко, но тогда ты всем мешать будешь, с такой силой. Мы это делаем редко, только если надо говорить с братьями из других поселений на планете.

- Планете? Есть ещё?

- Да, сестра. У нас уже большой народ. В разных уголках планеты. И мы можем общаться. Когда это нужно.

- Здорово...

Агис только улыбался. Внизу их уже встречали, и Зоя услышала, как спрашивают что-то вроде "Как прошло?" и скромный ответ Агиса - "Нормально".

- Теперь я понимаю, почему вы никогда не врёте. Да просто не получится!

- Это точно. - Агис, начал делать маневр для захода на посадку.

- А люди не могут не врать, так?

- Нет. Они хотят врать. Им всегда есть что скрывать. Вот твой напарник - его мысли настолько черны, и он так боялся, что их прочтут, что ненавидел всех. А мы их не читали.

- Почему?

- Тьма там. Страх. И это заставляет его страдать. Зачем нам это. Он - человек, путь живёт в своём лживом мире.

Стрекоз развернувшись прямо у земли и едва не сбив в сумерках встречающих крыльями, сел туда же где и взлетал утром.

- Приветствуем тебя, сестра! Теперь мы с тобой один народ, ты должна это уже чувствовать! - Эгон, Джим и Николя улыбались, а хвост Эгона выдавал искреннюю радость.

- Она меня ещё и вылечила...

- О нет, - вдруг сказал Джим, необычно было с ним говорить без языка, и Зоя несколько испугалась его мысли. Джим взял её руку и внимательно посмотрел, - Она тебя сделала другой. Это совсем иное...

Зоя посмотрела на свою руку. Вены выделялись чёрным в сумерках цветом. Кожа стала смуглой.

- Что это значит?

- Это ведомо только Ей. А ты лучше подумай, для чего это...

- Благодарю тебя, брат Джим.

Любой женщине важно, как она выглядит, если она женщина. В зеркало Зоя давно не смотрелась, и прибежав в жил-отсек кинулась к зеркалу. Стало мерзко и душно. Кислород! Зоя выбежала наружу, и схватив подвернувшуюся палку приготовилась разнести в дребезги рекуператор и деактиватор, похоронить фильтры и баллоны, всё, что связывало её с прошлой жизнью. Но остановилась. Нет... А вдруг кто-то за ней приедет? Пол... Где он будет жить, и как? Зоя положила палку, перекрыла подачу, сняла воздуховоды, и оставила просто отверстие для вентиляции, куда тут же втянуло какую-то мошку. Зоя улыбнулась. Как в сказке...

Проветрив отсек, она решилась включить свет и посмотреть на себя. На неё смотрело моложавое лицо, с большими белками глаз и радужной оболочкой. Лицо было тёмное, но на нём появились какие-то прыщики... Зоя присмотрелась - нет, не прыщи. Странные светлые точечки. Мда... Зато нет мешков под глазами, морщин на лбу. Тело стало лёгким и пружинистым, хотелось скакать и бегать от счастья обладания им. Бегом! Надо рассказать Киборгу.

Зоя стояла на его камне на поляне у озера с водопадами, и раскинув руки к звёздам орала:

- Это я!!! Я живу!!! Спасибо тебе за всё!!! Смотри, Кирилл, смотри Ветер, Киборг! Видишь, мы можем жить, можем!

Утром, по привычке потянулась туда, где обычно намордник лежит, и удивилась, не найдя его. Проснулась, вспомнила. Встала. Может окна снять? Душно. Зоя потянулась, сгоняя сон, и решила привести свалявшиеся волосы за ночь в порядок, пора как-то перевязывать или заплетать. Длинные. Расческа на полке, взяла. Ой! Боже! Что это!

Зоя в ярком солнечном свете смотрела на свои руки. Вен не видно. Вся кожа синевато-голубоватая, ровная, с небольшим пушком волос... Зоя бросилась к зеркалу. Нет, это определённо она, никто другой. Только синяя, как и хвостатые. Да, часть народа. Теперь не отмажешся... Какой же ты дурак, толстолобик...

Следующие два дня пролетели как в хорошем кино - быстро и красиво. Зоя помогала Николя работать с детьми, которые иногда озорничали при виде Зои, показывая хвост - у неё его не было, Но Николя их строго одёргивал, и они перестали. Но Зоя не обижалась - лучших помощников по хозяйству не найти. Она тоже училась. Многому. Что и как есть, что и как пить и готовить, как проявлять чувства, что бы не мешать другим делать тоже самое - когда твои мысли открыты скрыть что-то невозможно. Впрочем, скрывать ей было нечего. А думать о Контибасе не хотелось совершенно. И вот вечером, после интересного, познавательного дня с небольшой охотой на прыгунов за рекой, Зоя растянулась на самодельной деревянной кушетке под навесом. В отсек заходить не хотелось. Надоела теснота. Устала. Глаза закрываются сами собой.

"Пи-и-ик!..." - уши уже отвыкли от этого звука. Пищит в отсеке. Что-то там сработало, но что? Сколько она здесь? 2 недели? Зоя уже с трудом вспоминает прошлую жизнь. Она кажется каким-то не прекращавшимся катакомбным кошмаром, ужасом в искусственной клетке, и теперь даже пропищавший ПИК она вспомнила только по тому, что тот пропищал. Она его уже давно не носила, эту ненужную штуковину на руке, заменив на вполне симпатичнинький браслетик на руке, подаренной какой-то девочкой. Белые и розовые ракушечки так идут к синей коже...

Зоя неохотно посмотрела на аппарат. Жёлтая точка - получено сообщение со станции. Так каждый полдень, когда побольше солнца и энергии она автоматически включалась и проверяла-скачивала информацию из запрограммированных каналов. Кто-то что-то прислал...

Терминал показал, что сообщение из канала сталкерского клана, что-то лежит со вчерашнего вечера в синенькой папочке. Соединение... скачка... так. Сообщение от Беса. Пол?..

"Привет Зануда! Жива ещё, не съели? Соболезную с Киборгом, хороший был товарищ. Светлая память железяке. Тут заходил твой дружок 4 дня назад, просил тебе привет передать по этому каналу. Хе, ну и фотка! Так вот, сказал, если сегодня не придёт, то отправить тебе это вот. Добавил, что открыть можешь только ты потому что больше это про него никто не знает. А раз он не пришёл, и думаю не придёт, потому что все его искали, сообщение тебе передаю. Чуствую себя полным идиотом, но всё равно желаю всего наилучшего! Если что - заходи, вспомним прошлое. Вечно твой, Бес."

Вложение, файл без расширения. Так, и что с ним делать? Откроем как текст. Бр-р-р... Абракадабра. Полная. А что там в заголовке? "Ipacket"? Так-так, это пакетный файл-упаковка, всего-то... А как расширение менять? Забыла уже, где же это меню... Ага. Вот. Дописываем ".ipkf", открываем... Чёрт! На мониторе высветилась скучная полоса ввода кодового слова. Плохо. И-Пакетники только 5 раз терпят неправильный пароль, потом самоуничтожаются. Вот задал загадку разведчик. Что я знаю про него такого уникального?

Зоя начала шевелить мозгами. "Заговор" - нет, мимо... "Саботаж"... Чёрт, тоже мимо... "Смерть толстолобика"! Вот беда, осталось две попытки. Думай, думай... А! Вот! "Киллер"... Засада... Последняя попытка. Что делать?

Зоя начала вспоминать последовательно всё, что связано с Полом, мысленно несясь сквозь события, которые уже немного успели подёрнутся пеленой времени. Вот садимся в желуди, вот едем... так, вот стрекоз сбитый... да уж ни за что не про что, связиста съели... Встреча с змееходом... Битва страха? Может быть. Что ещё... Так-так, разговор во время разведки моста, как он тогда меня, из застрела поймал... Эх... Знала б! Разговор тот, что там? "Выполню приказ, присматривай за толстолобиком..." Пусто. Дальше. Летим через каньон - ничего. Сели - поехали... Пусто. Вот засекреченный! Так, топаем по лесу. Ух, гробы, противно аж... так, тот мальчик и его семья, змееходы... Стоп! Что-то пропустила. "Паль Андре..." Павел Андреевич! Его настоящее имя! Он больше никому не говорил!

Итак, в итоге "Битва страха" и "Павел Андреевич". Думай, тоже мне, хакерша синекожая... Так, про его "битву страха" я потом могла сказать... чёрт, сказала же в репортаже и Пол это видел. Ну, была не была.

Зоя размяла пальцы. Они уже отвыкли иметь дело с маленькими кнопочками клавиатур, и сейчас одним пальцем, побуквенно вводит настоящее имя Пола, и с замиранием сердца жмёт ввод. Экран моргнул - Зоя вздрогнула - или угадала, или файл уничтожился. Нет! Ура! На несколько секунд она видит быстрый "градусник" "Decode, please wait", после чего появляется текст, явно набранный в торопях:

"Если ты читаешь это сообщение, то я скорее всего мёртв. Вспомни наш договор, настала пора исполнить его. Прошу похоронить меня по-синему, что бы ни одна клетка не досталась этим мерзавцам на переработку. Поиши в 789 только сверху.

Павел."

Зоя некоторое время сидела молча, не зная что делать. Открыла новости - ничего, обычная Контибасовская муть ни-о-чём: кто-то вывел бройлерных тараканов, кого-то поймали за воровство кислорода... Странно. 789 сектор она знала. То есть знала, как и всякий сталкер, где тот находится. Совершенно дурацкое, пустое место, сплошные валуны, острые торчащие камни, кислотные лужи и овраги. Там ничего никогда не было и быть не может, ходить туда далеко, проехать невозможно, а если что найдёшь, что невероятно, то не вытащить. Придётся туда лететь. В сердце защемило - надежда всё-таки есть, что он выжил, разведчик, командир, что с ним могло случится, да ещё так далеко от бастиона?

Собрались по обыкновению в доме Николя. Вечер. На коже засветились узоры из точек. Так вот как радиация из организма выводится!.. Николя сидит за столом, и смотрит, как Агис расхаживает из угла в угол, только успевая разворачиваясь поднять кверху хвост. Эгон, держа гордую осанку хмуро смотрит в никуда. Сзади кто-то вошёл, и Зоя ощутила, как в ту сторону рефлекторно дёрнулось её правое ухо... Торни.

- Приветствую тебя, брат Торни!

- Приветствую вас, братья и сёстры! - Торни быстро вник в суть дела: кому-то с Зоей лететь довольно далеко, с почти никакой надеждой спасать человека. Если спасть - то сейчас, не откладывать. - Что скажете, народ?

- Павел кое-что сделал, что бы защитить народ. Может, у него и не получилось, но он пострадал за это. Я должна выполнить его волю и наш договор, - Зоя приложила руку к сердцу, - И хочу, чтобы народ помог мне в этом. Если это невозможно, то пожалуйста, скажите, как мне найти себе стрекоза, я отправлюсь за ним одна.

- Подожди со стрекозом... - Эгон поднял руку, - Успеем. Это не быстро. Ты храбрая охотница, Зоя, народ любит тебя. Одну в беде не оставим. Я полечу с тобой.

- И я! - вставил Торни.

- А я? - удивился Агис.

- Братья, это уже много. Припасы нам и человеку, с расчётом на него самого - нас не больше трёх должно быть...

Тут Зоя вспомнила, как когда-то в палатке разведчики жребий тянули. Но сейчас всё решается иначе.

- Брат Агис, ты с Зоей был рядом с Ней. Тебе и с ней лететь тогда.

- Благодарю, Торни. Зоя, я и Эгон летим с тобой. Сейчас. Иди готовь всё необходимое для этого человека.

Зоя, едва не забыв жесты благодарности, бегом отправилась к жил-отсеку. Её маска намордника разбита, а вот, киборгова осталась... Взять гроб? Ну его, название ещё такое... так что? Аптечка, пищевая... А! Вода! А есть деактиват-фильтрат-то? А вот, лежит уже давно ненужный... вот и пригодился. Да, хорошо что не выкинула. Всё в рюкзак-баул, бегом, полетели.

Сумерки. Обычно с это время не летают, и стрекозы явно не довольны, что их позвали и что-то от них хотят. Но тревога от синих наездников начала сразу передаваться летающим друзьям, и те начали нервно одёргивать крыльями, пока втроём не загрузились на двух крылатых насекомых.

Сверху ночью лес Зоя ещё не видела. Волнистая, светящаяся тускло масса, проносится мимо, словно мятый ковёр из волшебной сказки, а из него тёмными клыками торчат скалы. Стрекозы сразу стали набирать высоту - тёплый воздух поднимал их, и они этим пользовались. В этот раз было что-то новое - Агис сел позади неё, что бы она могла указывать дорогу. Указывать не Агису, а стрекозу. Но всё равно, до разлома ещё лететь и лететь.

Разлом сиял своей пустотой и тьмой. Где-то в глубине мерцают красные огоньки не застывшей лавы, а тошнотворный запах серы ощущается очень сильно. Но на такой высоте это терпимо. Теперь уже узкая долина, по которой так долго ехали, поворот, сужение, крылья вбок, облетели - вниз немного. Ещё поворот и вверх. Тут темнее, грибы святятся совсем тускло, растительности меньше. Отвыкла Зоя от такой пустыни. А сзади уже занимается заря, небосклон светится. Но впереди тьма, и вот долина закончилась, и два стрекоза начинают показывать недовольство - внизу по их мерками мёртвая земля, есть нечего. На горизонте, вдали, светится яркая точка, на фоне тёмного холмистого возвышения - Контибас. Так, солнце в спину, даже с вышки не заметят. Но на всякий случай снизились, чтобы идти на фоне гор. Поворот на юг, вдоль склонов, в тени.

А склоны уже потихоньку зарастают. Зоя помнила их как груды гигантских камней в навалку, опасных и безжизненных, словно на Луне или Марсе, а сейчас, не смотря на тень от восхода, видно, как эти камни покрываются красноватой ржой растительности, мхи, грибы... Природа наступает, жизнь отвоёвывает своё пространство. Поблёскивают в лучах поднимающегося светила ниточки ручейков, слепят озёра рябью.

Вот свет Контибаса потух - за холмом его уже невидно. Да и светло стало очень. Зоя смотрела сверху на места, которые она изучала когда-то на таракане Киборга. Вроде недавно, но и давно. Какое всё мелкое, и как из прошлой жизни... Страшной и далёкой. Подумать только, что какой-то месяц назад, когда она впаривала очередной репортаж вон от той ямы, где нашли разбитый таракан группы Серого, что она будет вот так, нестись в воздухе на стрекозе, сильная, синяя охотница молодого народа...

Вот он, 789-й сектор. Снижаемся. Эгон говорит, что возьмёт осмотр южной части, а она с Агисом - северную. Паря, стрекозы разделились. Почти не видно друг друга на столь пересечённом ландшафте, постоянно надо облетать торчащие "пальцы" скал. И Зоя, и Агис, внимательно смотрят вниз, пытаясь найти или тело, или что-нибудь необычное. Тщетно. Вот уже сектор заканчвается, что, на второй круг? Стрекозы уже устали.

- Зоя, я его нашёл! - и зрительный образ от Эгона рисуется в голове. Зоя его не узнаёт, и получает траекторию полёта до места. Ясно, разворот к югу, за то ущелье-овраг, за тот гребень, поворот, ещё, вот уже пальцы, которые Эгнон показал, большой валун, и на нём стрекоз Эгона.

Самого Эгона не видно. Камнями под валуном выложено заметное только сверху "Зо..." Садимся.

Пол лежит ничком. Глубоко под камнем, словно прячась от солнца. Его гроб весь в запёкшейся крови, разорван и продырявлен. Недалеко лежит автомат, разбитый ПУК, пустая фляга. И кровь, следы. Видимо сюда пришёл он сам, истекая. Бинты, которыми обмотан бок и рука, пропитались кровью и засохли. Эгон уже перевернул его, но больше делать не решается - нужен кислород. Вроде жив, но пульса почти нет. Зоя кидает рядом баул. Да, Агис не знает, как многими вещами людей пользоваться, но осваивает быстро - мысленные команды и пояснения значительно быстрее словесных. Одета маска намордника на небритое безжизненное лицо, подан кислород, искусственная вентиляция, раз-два-три надавили... Эгон с Зоей, перевязывают - да, раны глубокие, пулевые. Тело дёрнулось. Хорошо.

- Надо дать ему жизненной силы, что бы спасти. - Эгон посмотрел на Зою. Она не знала что это и как, но решила посмотреть что получится. Положили руки на тело, сосредоточились... Что-то есть, как свет тумана, что-то там внутри, кусочек души. Он вложен в меркнущий во тьме угол сознания, и взят покорно. Павел снова вздрогнул. Вздохнул. Воды, влили... Так, всё, пора. Подняли, потащили наверх, к отдыхающим стрекозам, грузим Эгону, вяжем прочно.

- Лететь надо осторожно, братья, злые люди смотреть будут.

- Ты можешь нас вести, сестра, у тебя хорошо получается.

- Да, брат Эгон.

Контибас. Наблюдательный пост ?2. Вышка.

- Центральный диспетчер, наблюдаю движение в секторе 790-800.

- Принято, вывожу. Дать увеличение?

- Да, пожалуйста.

Оператор наблюдения всматривается в скользящие непонятно быстро тени по камням. Странно. Не зря же спущена команда смотреть за этими секторами особо внимательно. Так, что там ещё, посмотрим вверх... Ни черта себе!

- Директива 05! Срочно!

Центральный диспетчер непривычно нажал кнопку вызова командования. Такое он делал последний раз только на тренировках, и то, обозначал. Но все директивы от 5-й такие, что медлить нельзя. На его мониторе видны расплывчатые силуэты двух летящих объектов, расплывающиеся от поднимающегося от земли горячего воздуха.

Контибас. Бокс-апартаменты Председателя Совета Якова Гарса.

- Утро доброе, Леон. Чем обязан? - лицо Председателя Совета ещё смятое от сна, и недовольный глухой голос выдаёт не проснувшегося человека.

- Мистер Гарс, у нас на вышке зафиксировали активность в 700-800-х секторах. Цели опознаны. Стрекозы-гиганты с наездниками-синькой. Скрылись в направлении разлома, видимо ушли к себе в поселение.

- Кофе хотите, Куц?

- Право, мистер Гарс, я эти жареные какашки уже два раза с утра принимал. Что делать будем?

- А всё по-плану. Это ничего не изменит. Но дивлюсь, как они узнали? Среди группы Пола, что побывала там, случаев телепатии не отмечалось? - председатель тяжело опустился на диван, и взял со стола кружку с кофе. Этот редкий деликатес получался в результате долгого и дорогого синтеза, и никто не знал, похож его вкус на то, что называлось когда-то кофе, или нет. Но бодрил однозначно.

- Никак нет!

- Мда, загадка. Точно всё сделано?

- Я же докладывал. Полная ликвидация...

- Хватит. - резко оборвал Председатель Совета Контибаса Гарс. - Если бы всё чисто, мы бы сейчас не разговаривали. В любом случае, это ничего не изменит. Свободны...


Глава 20. "Второе рождение" | После тьмы | Глава 22. Последний камень