home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22. Последний камень

- Он потерял слишком много крови, - закончил Джим, когда все нужные меры реанимации были завершены, и собравшиеся около слабодышащего в маске тела Пола терпеливо расступились. - Ему нужен отдых и... кровь.

- Моя подойдёт? - Зоя сделала вопросительный взгляд.

- Неизвестно, никто не знает, что у тебя за кровь. Это может его спасти, но может и убить. Решай сама.

Зоя подошла и всмотрелась спящее лицо разведчика. Осунулось, побледнело. Она взяла его безвольную мускулистую руку, и зажала меж ладоней. "Мне твоя шкура нравится.." - она вспомнила слова Пола на поляне Киборга.

- Я рискну.

- Добро. От учёного осталось кое-какое оборудование, думаю, для такой процедуры пригодится, - оживился Николя, - Но Зоя, он очень слаб, и результат не предсказуем. Может быть отторжение тканей.

- От сока плаксы не отторгнулись, может получится?

- Может, сестра. Тогда делай, что знаешь. Верь сердцу...

Сознание Пола начало выпутываться из тумана. Постепенно оно пришло, и вместе с ним боль, слабость, и попытка вспомнить и осознать самого себя. Когда это удалось, и он смог вспомнить что с ним было до его потери, Пол открыл глаза.

Из мути выплыли силуэты, которые сложились в синие лица. Импровизированная капельница, какие-то иголки... Незнакомое помещение.

- Где я?

- Очнулся... Считай, что дома. - сказал знакомый голос.

- Дома? - резкость в глазах постепенно нарастала, и теперь он смог рассмотреть окружающих - одна синька. Женщины. Зашёл мужчина - знакомый... Агис, точно. - Так значит, я ещё жив?

- Да, ты всё ещё способен переводить кисляк, и портить памперсы. - Не только голос, но и интонация знакома. Очень. Голова гудит, шевелится почти не возможно, а так бы огляделся бы основательно.

- Да, сестра, ты была права, - сказал голос Агиса, - Твоя интуиция тебя не обманула. Считай, ты его спасла.

- У меня без тебя ничего бы не вышло, брат Агис, - заговорил знакомый голос.

Пол понял, что в помещении больше никого, и несколько раз глубоко вздохнув, попытался приподнять голову. На него смотрело синее лицо... Зануды! Ветер через окошко шевелил её разросшиеся волосы, а она совершенно спокойно стояла в нём, моргая большими глазами. Правда кроме лица что-то от привычного образа журналистки не удавалось найти - ни одной человеческой шмотки, даже ПИКа.

- Зоя!?

- Да, Пол, это я. Я тут тоже приболела, немного.... - при этих словах у Агиса появилась его кривая ухмылка, - И вот, немножко меня переделало...

- Я всегда говорил, что тебя без присмотра оставлять нельзя, чудеса начинаются. Но не да такой же степени! - Пол обессилено положил голову назад. - Вытащили значит... Без потерь?

- А что? Почему должны быть потери? - внимательно проговорил Агис.

- А то, что всё плохо стало...

- Так. Пол. Хватит темнить. Выкладывай по порядку. Игры кончились, верно?

- Игры только начались... - Пол немного подышал, ему не особенно до разговоров, но он понимал, что рассказать придётся. И правду. - Не, ну ты, Зоя... Я вообще в шоке. Кто бы сказал - не поверил бы. Ладно, слушайте мои синие друзья... - Пол ещё раз взглянул на Зою, словно не веря своим глазам. А потом начал несколько сбивчивое, но по-военному чёткое описание событий, приведших к этому финалу.

Ещё по дороге назад он подготовил рапорт о проведённой операции. Всё чисто, гладко и результативно. В некотором роде. Про Зою написал, что ей жизни недели две-три, и потом припасы закончатся. В Контибасе их встречали как героев, с помпой. Особенно Ахмета, которого сразу назначили каким-то начальником, потом только Пол узнал, каким. Куц с Пред-совета поздравили с выполнением, всё чинно, день на отдых... В новостях показывают о трудной мисси и назначении какой-то комиссии, в общем получалось, что вернувшиеся герои потому, что столько долго выживали среди враждебных дикарей, хотя этого в рапорте это не писалось. Вызывает Куц, и даёт приказ. Приказ из тех, что дают устно, неофициально, и потом скажут, что не давали. Пол сказал, что служит Контибасу, а не чьим-то амбициям. Но не наказали, не обиделись. Сказали работы у него много, вот в 685-м секторе обнаружили изгнанников, на кого-то напали. Очень странно, и сектор, и изгнанники... Приказ по всей форме на зачистку. Срочно. Тогда-то и появилось подозрение, что что-то не так, и Пол пошёл к Бесу. Но он его сначала пускать не хотел! Пока не сказал, что от Киборга и не показал ПИК - разговора не было. Крепкий парень, хоть и не ходит. Пол рассказал ему примерно, как и что, отдал долг и ПИК Киборга, написал сообщение - на всякий случай, ибо в том секторе никаких изгнанников не может быть в помине, Пол-то его знает! Кроме того, Пол пробил - никто туда не ездил, а он сам абсолютно не виден из Контибаса, хоть тресни. Но приказ есть приказ, ребят подняли, поехали... Приехали.

Тут-то всё и началось. Их ждали. Дюжина сонастроенных АСК по периметру, и снайпера по высоткам. Их охотили, как помойных крыс. Голое место, не спрятаться... Свист, Али, Быстрый... Они все там остались, все... Пол и Хаммер прорвались, перерезали половину этих недоумков-уродов, но их было больше, а они оба уже покоцанные... Хама тоже свалили. И Пола добивали, но он Хаммером прикрылся, не достали, но дыр наделали. Пол их узнал - это та зелень, которую недавно он же и учил...

Когда они свалили - Пол пошёл в 879-й, недалеко, и не видно, и подступы просматриваются. Не верится, что не было засад на всякий случай, но раз прорвались - значит прорвались. Такая вот история.

- Одним словом, списали меня не хрюкнув, - Закончил рассказ Пол, - Чуял я недоброе, но чтобы вот так, грубо... Как душу вынули.

Рассказ Пола слушали молча. Собралось немало народу, и Эгон, и Торни, и много других старших, женщины, дети. Они облепили небольшую пристройку у дома Джима, где всё это происходило.

- А как же Ахмет, что говорил он? - взволнованно спросила Зоя.

- А ничего. Молчал всю дорогу, только хвастал что-то про то, что он всё предусмотрел, все коды сделал, и вообще он такой умный и дальновидный.

- Коды? Какие?

- Не знаю. Ха де. Он теперь у нас... то есть у них главный конструктор по авиации. Создаёт боевые дельтапланы.

- Боевые?

- Да. В новостях же было, или ты не смотришь?

- Смотрю, но там... Стоп! Там ни слова о том, что ты говоришь!

- Ты по своему коду их берёшь?

- Да...

- Вот тебе и коды, моя синяя красавица...

У Зои внутри похолодело, и остальные это поняли. Ей сказали пойти и успокоится, а о Поле позаботятся и помогут ему поправится. Но Зоя попросила с ней кому-нибудь побыть, потому что она чувствует что-то не доброе. Николя и Агис пошли с ней в жил-отсек, где Зоя некоторое время сидела, пытаясь разобраться в ситуации. Потом дошло, что имел ввиду Пол - видимо Ахмет как-то или подменил, или ему помогли, но по её коду информация могла быть доступна не вся, или просто ложная. Возможно, что код Киборга тоже, а вот интересно, сам-то Ахмет... Зоя его код не знала, но терминал должен был его запомнить.

Зоя, с трудом вспоминая как и что делается, вынула из аварийной памяти его терминала код Ахмета, и расшифровав его, использовала для скачки новостей. Как только их увидели Агис с Николя, они были скопированы к Николя в ноутбук, и у него в доме собралось множество народу - всё, что они увидели - касалось Народа и Зоиной работы.

Все каналы и ленты пестрели её репортажами и множеством комментариев. Только это были перемонтированные кадры и переделанные фотографии. Под комментарий, что синие едят людей показывали, как делают лук, потом несут Киборга, а потом сразу едят мясо. Тут было и про кормление змей детьми, и грибов взрослыми, и что эти кровожадные твари уже готовятся напасть на бедный Контибас и сожрать его население. Рука монтировавшего узнавалась без труда - Ахмет. Зоя тоже оказывается удерживается в заложниках, а не просто так там осталась. Возмущённая общественность потребовала приять меры, и они приняты - создаётся ополчение, оно вооружается, старые сталкерские тараканы превращают в подобие танков, а к ним делают специальные дельтапланы, одноместные стартующие с лебёдки прямо с тараканов. Организован сбор средств, добровольных пожертвований для снабжения ополченцев всем необходимым - оружием, припасами, и фонд постоянно растёт. И каждый день вкидывается новая порция информации о "зверствах синих дикарей", но в тоже время поясняется, что их тела и кровь могут быть очень полезны для приготовления лекарств. Поэтому уже придуманы расценки для приёма биоматериала.

- Мне нечего сказать, простите меня, - Зоя действительно, не знала что говорить, в том что происходит, была и её рука приложена.

- Ты ни в чём не виновата, сестра, - кто-то положил руку на плечо, и Зое стало легче на душе, - Но у нас грядут не лучшие времена. Люди хотят крови. Они озлоблены и обмануты...

- Это война?

- Да, это война. Они придут, и будут убивать.

- Вот и лёг последний камень в стену, и последний мазок в картине. - Зое хотелось плакать, но почему-то получалось только сердится. - Я знала, что что-то нехорошее должно быть, но чтобы так... - Зоя запуталась в собственных мыслях. Там и боль от сделанного Ахметом, и от того, что сейчас она увидела и поняла, как и все собравшиеся. Горький ком страха за Народ, с которым она уже сжилась настолько, что не могла представит как можно жить, именно жить а не существовать иначе, подкатил к горлу, и она выдавила из себя вслух:

- Он придут убивать. Всех нас. Говорили, что у нас есть чем ответить, мы сможем? Это же техника людей?.. Нет?

- Да, это техника людей, - так же вслух ответил Николя, - И мы знаем, как ей пользоваться, как она устроена, и можем применить по назначению. Но это будет война, а воевать мы не умеем.

Повисла глухая пауза и в мыслях и словах. Стало слышно даже как что-то стрекочет и ухает где-то далеко в лесу. Но вдруг тишину нарушил слабый, но уверенный голос:

- Я вас научу воевать. Как знаю, как умею.

Все обернулись и расступились. Позади стоял Павел, опираясь на когда-то им же сделанный костыль для Айги, бледный, но собранный.

- Может быть, мы и не победим. Может. Но если победят они, то это будет Пиррова победа, им не достанется ни капли того, за чем они придут. Да и воспользоваться толком мало кому удастся.

- Почему ты это делаешь, Пол?

- Потому что хочу хоть раз в жизни сделать то, за что не будет стыдно после смерти. Чтобы не плеваться в собственную физиономию, когда смотришь в неё, бреясь. И если судьба народа вашего умереть, то я хочу умереть вместе с ним. - Пол как мог, выпрямился, его взгляд стал сухим и стальным. - Не лишайте меня этой возможности. Для меня это наверно последний шанс послужить народу, хоть одному, а не чьим-то интересам или амбициям.

Снова повисла пауза. Но вскоре появился шквал мыслей, который сформулировал Николя:

- Что для этого тебе нужно?

- Для начала, надо посмотреть что за "дружок" у вас, и каков его мешок. Пора доставать "Дружка из мешка".

- Сколько у нас времени, как ты думаешь?

- Думаю мало. Для того, чтобы подготовится как следует. И много, что бы я смог дотянуть до нужного момента. Припасов может не хватить. Но пока они есть - время терять нельзя. Полагаю, меньше чем за 2 месяца они подготовится не смогут. Но надо быть внимательным. Так что решил народ?

Народ стоял молча и грустными и серьёзными лицами. На них было разочарование, горе, боль, но не страх. Хмурый вид.

- Ну что ж, - резюмировал Эгон. - Да будет так. Как раньше говорили люди, "Кто сеет ветер, тот пожнёт бурю". Мы будем сражаться. Всеми доступными средствами. Видать пришёл тот час, о котором говорили.

Все согласно кивнули.

- Павел, вы нужны народу.

Пол приложил руку к сердцу, словно синий. И сделал это не наигранно.

- Но Пол, ты ещё очень слаб, тебе нужно восстановится. - как в доказательство этих слов Пола шатнуло и кто-то его подхватил. Его унесли в жил-отсек, срочно переделав его для возможности обитания там человека, и всю медицину туда же. На терапию разведчика отвели два дня. Затем решили провести большое собрание Народа и решить, как действовать в сложившейся обстановке. А Зоя решительно потребовала, чтобы ей рассказали, как найти себе стрекоза. Из-за Контибасовских новостей в поселении все заволновались, но быстро успокоились - в искренность Пола о том, что раньше двух месяцев гостей не дождутся, поверили, и просто стали заниматься своими обычными делами, но у же с некоторым акцентом на возможные серьёзные изменения. Старшим было сложно уделить внимание Зое, поэтому ей взялся помочь один их охотников, который вытаскивал её из провала в своё время.

Со стрекозами оказалось всё не так просто. Нужно найти самку, которая ищет безопасное место, для откладки яиц. И уговорить её сделать это рядом с поселением, или показать место, где их не достанут жуки. Но тогда надо ещё договорится со змееходами, чтобы не подпускали к кладке прочих мелких и крупных хищников, но для этого Стрекозу надо перенести туда их подросших детёнышей. Одним словом оказалось, что народ часть не симбиота, а тримбиота между ним Стрекозами и змееходами. Впрочем, в реализации оказалось всё проще - самка стрекоза охотно идёт на контакт и сама предлагает довести тебя до места. Потом там появляется самец, и убедившись, что всё в порядке сам с радостью готов летать вместе, но нужно договорится какой будет зов. Вылупившиеся стрекозики сразу встают на крыло и летают самостоятельно по мелкому и густому лесу, и в опёке не нуждаются. А взрослые в последствии всегда пользуются укрытиями около поселений, и просто дружат с синими гуманоидами.

Зоя стояла на большом, остром камне на вершине гряды, и перед ней открывался большой вид не только на долину внизу, но и обветренную череду скал тянущуюся от неё полукругом и вдаль на другую сторону. Среди лабиринтов камней на гряде идеальное место для личинок разных существ, которые питаются произрастающими тут лишаями и грибами. Опасность одна - стрекозы, любители ими лакомится. Но если умело прятаться, то выжить можно.

Зоя поставила одну ногу повыше, и оперлась на неё, глядя вниз и положив перед собой свой лук. Её уши поворачивались на шорохи внизу, они уже стали немного длиннее и вытянутые, но такими как у остальных синих они точно не станут. Но это и не обязательно. Она не охотилась, она ждала самку стрекоза. Но пока попадались только подростки или самцы, которым ни она, ни они интересны не были. Охотник, который привёз её сюда уже в поселении. Таинство со стрекозом надо совершать в уединении.

Охотница думала о том, что она узнала от Пола и из новостей. Ей было очень тяжело и грустно. Живо представлялись такие смешные и неуклюжие люди в своих гробах, увешанные амуницией, топающие по этой земле, и пытающиеся... Что пытающиеся? Выжить? Нет, убивать всё что шевелится, из глупого страха, привитого им кем-то. Вот они идут, думая о своей великой миссии: защитить, спасти своих родных и свою жизнь, "священная война", а заодно неплохо заработать. Все мотивы как на подбор. Идут и гибнут один за другим, потому что кроме народа их будут рвать вечноголодные зубастики, охотить змееходы, и разъярённые из-за погибших у поселения гнёзд стрекозы, жалить злые осы и пауки. Им будет страшно, им будет казаться, что весь этот мир против них, и они будут уничтожать его всеми доступными способами. А мир - их. Бессмысленная, жестокая война на уничтожение. И кто придёт сюда? Все кто может ходить и держать в руках оружие, то есть самые здоровые, самые сильные, самые... и погибнут. Кто останется? Калеки, уродцы и имбицилы? И долго они протянут без тех, кто может ходить и что-то делать строить и обслуживать сложные системы жизнеобеспечения, от которых они целиком зависят. Контибас вымрет, сам собой. Неужели этого те, кто это придумал, не понимают?

Зоя поменяла ногу. Да, страха нет, но есть боль, боль за этот молодой и красивый мир, свободный от переработок, разработок и прочих прелестей. Пока она тут слушает лес и ветер, над Полом работают лучшие лекари поселения. Они поставят его на ноги, в этом она уверена.

А вот и она. Даже не одна - стрекоза с длинным и толстым хвостом, и меньшим, чем у самца светленьким телом. Они облетают острые гольцы, садясь, подёргают хвостом, и снова летят. Зоя попыталась настроится на них, и услышать. Судорожные, нервные, отчаянные поиски безопасного места. Зоя попыталась им передать образ поселения без жуков и безопасность. Но те не обращали внимания. Зоя сосредоточилась на одной из них, что помоложе. Та подлетела ближе изучающее посмотрела на охотницу, и развернулась прочь. Обидно, не вышло. И тут её пришёл из глубин сознания образ даже не мечта, это что-то задавленное, щемящее где-то далеко внутри. Младенец. Малыш, прильнувший к ней, к матери, ищущий защиту и спасение, ему хорошо - мама его убаюкивает, он - в безопасности. Такой маленький и беспомощный. Такой хороший. Слёзы навернулись на глаза и она их закрыла. Тихо. Она передала как могла это чувство, пережила его сама изнутри. Открыла глаза - стрекоза тихо зависла прямо перед ней.

- Я покажу, дорогуша, всё будет хорошо...

Стрекоза облетела выпрямившуюся синюю женщину, и села на острый камень неподалёку, и быстро перебрав лапками повернулась к ней. "Тогда полетели скорее".

- Глупая, как же я там на тебя заберусь?

После тьмы

А через два дня в нужном месте уже была кладка. Зоя радовалась ей как своей собственной, когда её позвали на Большой совет Народа. Пол уже твёрдо стоял на ногах, хотя и заметно прихрамывал. Специально для него соорудили что-то вроде стенда, где он попросил разместить карту распечатанную ещё для экспедиции. Около этого места и собрались почти всем населением. Старшие стояли рядом с ним, немного нервно подёргивая хвостами, а Зоя устроилась на "галёрке" - в грибу с любопытными мальчишками и каким-то охотником в возрасте.


Глава 21. Синяя хакерша. | После тьмы | Глава 23. Дружок в мешке.