home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



30 апреля, среда, день. Нью-Йорк Сити, США.

Несмотря на суету и нервы, Сэм вел наливник медленно и очень аккуратно, объяснив это тем, что наполовину заполненная цистерна опасней чем полная – на поворотах центр тяжести машины резко смещается и может положить ее набок. Не уверен, что это относилось к тем скоростям, которые были актуальны сейчас, но спорить все же не стал.

Когда я добежал до лодки, а Сэм увел грузовик вдоль берега в боковой проезд возле нефтебазы, мертвецы предприняли новую атаку, уже на док. И были на этот раз отбиты очень легко, пройти под обстрелом двух винтовок почти двести метров узких мостков мало кто сможет, это как в тире мишенью работать. А мутант не появился, хотя и крутился неподалеку, пару раз я его замечал. Раны от пуль, похоже, его больше не беспокоили, но лезть на рожон он теперь опасался.

Отбились, в общем. Твари действительно поумнели. Мало того, что уже многие из них тащили какие-то палки, железяки и прочий хлам, так при виде того, что достать нас не получается, они отступали. И недалеко, просто укрывались за танками и строениями, выжидая момента поудобней.

Но теперь, когда мы отшвартовались от дока и резали форштевнем серую гладь Гудзона, больше беспокоило другое – очень уж мы здесь задержались. Чем дольше мы здесь крутимся, тем больше вероятность нарваться на кого-то нежелательного, банды уже должны начать мародерить то, что близко к воде, а слышанная стрельба со стороны НПЗ покою не давала – если кто-то начал подгребать под себя нефтянку, он и про этот терминал вспомнит, дело-то нехитрое: почесал репу – и сразу осенило. Может это и нормальные люди, а может и нет. Теперь всяких хватает, и все силу взяли. А прояснить их суть только на собственной шкуре возможно, чего все же лучше избегать. Всех надо избегать, на самом деле.

– Сэм, как принимаешь? – запросил я его по рации.

– Чисто.

– Не вижу тебя на пирсе, где ты?

– Езжу кругами, не хочу сразу туда мертвецов приманивать. Будете швартоваться – дай знать, я подъеду.

– Понял.

А что, разумно. А то он бы сейчас туда заехал и уже отбивался бы от зомби, а пока огромный и тяжеленный заправщик на ходу – Сэм в полной безопасности.

Впереди справа показался пирс, к которому мы шли – длинный, метров в триста, довольно широкий – на нем в три ряда были припаркованы машины. Перед ним еще и огромное поле открытой стоянки, почти пустой, с линией редких деревьев, отделяющих от проходящей по берегу дороги – скрытно не подберешься при всем желании. Зомби на пирсе не было, видать, ничего их там пока не привлекало. Так, пара десятков машин, брошенных с началом Катастрофы, да и все, никакой явной угрозы. Это обнадеживает.

Мы оба стояли на "летучем мостике", Дрика, серьезная и сосредоточенная, крутила штурвал, направляя "Проныру" на траекторию швартовки. А я поскакал по трапу вниз, управляться с кранцами и швартовами, попутно вызвав Сэма по рации:

– Заезжай, мы на месте.

Вплотную к домику швартоваться не стали, мало ли кто там внутри? Прижались к длиной стороне пирса, намотав швартовы на крепкие столбы добротной ограды, предохраняющей неудачливых водителей от падения в воду при парковке. Почти сразу на дороге показался неторопливый заправщик, как-то солидно и уверенно катящий по набережной. В окружающей тишине звук его дизеля разносился по всей округе, эхом отражаясь от стен домов. На повороте к пирсу он наподдал бампером криво поставленному "чероки", и вскоре остановился возле нас, а Сэм, выскочив, открыл металлическую дверцу ящика, притулившегося сзади к цистерне, и начал разматывать из него полноценный заправочный шланг.

– Дрика, – сказал я девушке, схватившей прислоненный к креслу "штайр" и откинувшей сошки, – на ресторан тоже поглядывай, мало ли?

– Хорошо.

С "летучего мостика" обзор во все стороны был отличным, там у нее позиция хоть куда. А я взялся помогать Сэму, точнее даже не помогать, там дела-то сунуть пистолет в горловину и нажать на рычаг, а "осуществлять ближнюю защиту". А если проще. То опять вскарабкался на цистерну, вооружившись М16 с оптикой – дистанции возможного боя возросли, весь пирс передо мной.

Загудел насос заправщика, было видно, как дрогнул, напружинившись, толстый армированный шланг, было слышно, как потекла солярка в ненасытную утробу "Проныры".

– Эй! – окликнул меня Сэм. – А ты не думал, что здесь тоже может быть вода? – он указал на зданьице ресторана, в котором заодно располагались и чартерные кассы, до которого было от нас метров пятьдесят.

– Только что подумал, – ответил я честно. – Если зальемся без приключений и сюда толпа мертвецов нас проведать не припрется, то можем проверить, я не против. Сколько времени на заправку уйдет?

– В танк быстро, минуты, с бочками придется побегать.

– Ничего протащим, – сказал я, прикинув длину заправочного шланга. – Он упругий, перегибов не будет.

Сэм просто пожал плечами, подразумевая, что труд может и не великий, но время все равно займет. И кто возражает? Все так и есть.

Стрелять пришлось начать минут через пять после начала заправки. Первый мертвец вышел из ресторана, не зря оглядывались. Похоже. что мы его разбудили, он был медленным и вялым. Затем оттуда же появился второй, точнее – вторая, женщина в деловом костюме, с распатланными длинными волосами, в сочетании с которыми ее лицо больше напоминало морду какого-то демона.

А вот на этом все и закончилось, с суши мертвецы так и не появились, похоже, что нас просто не замечали. От берега далеко, не мельтешим, и других лодок здесь целая марина, так что заправились до самого конца, слив из цистерны все до последней капли. Танк до верха и почти два десятка бочек получилось. Меньше, чем мы рассчитывали, но все равно нормально, дойдем. То есть, гарантий никто не дает, можем по любой причине утонуть, от шторма или собственной дури, например, мореходы мы те еще, так себе мореходы, говоря прямо, но топлива у нас с запасом.

– Ну что, проверим ресторан? – спросил Сэм, с явно довольным видом наблюдая, как сматывается шланг заправщика.

– Давай, – согласился я, оглядывая пирс – зомби так и не было, "операция" прошла на удивление скрытно.

А может их стрельба на нефтебазе отвлекла, а потом они нас из виду потеряли? Все может быть.

По моим прикидкам в ресторане мертвецов ожидать уже не следовало, давно бы проявились, как те двое, что лежат на асфальте у дверей, поэтому я не стал даже перевооружаться, а просто закинул М16 за спину и вытащил из кобуры пистолет – достаточно, справимся.

Ресторан запахами особенно не пугал – был он "фаст-фудным", разлагаться было нечему, сплошные полуфабрикаты непонятного состава. В таких местах и мясо не гниет, а просто усыхает, мумифицируется вроде как на манер Тутанхамонов. Еще было темновато, достаточно темновато для того, чтобы пропустить опасность, поэтому пришлось взяться за фонари.

На нас никто не бросался, а подсобка едального заведения – лабиринт металлических полок с засохшими бургерами и горки пахнущей прогорклым маслом картошки, порадовала нас всего двумя упаковками минеральной воды в маленьких пластиковых бутылочках. Вся газировка, или как ее именуют в Америке – "сода" разливалась из автоматов, поэтому и завозилась сюда в неудобной для нас таре, в металлических цилиндрах, под давлением.

Решив, что с худой овцы хоть шерсти клок, прихватили несколько не открытых еще пластиковых бутылок с кетчупом и горчицей, побросав их в пластиковую коробку. Подхватили трофеи, если можно так назвать нашу скудную добычу, с прилавка – и тут рация заговорила голосом Дрики:

– Тревога! Лодка со стороны океана!

Мы с Сэмом переглянулись и разом бросились к окнам, смотреть. Действительно, вдалеке виднелся белый бурун, в середине которого медленно вырастала белая же точка. Глянул в бинокль. Точно, большая белая моторная яхта. Хорошая такая, не меньше нашего "Проныры", но из скоростных. На "летучем мостике" виднелись люди, но что за люди – черт его знает, пока не видно.

– Дрика, замри, выглядывай осторожно – чтобы никаких признаков жизни на борту, понято? И будь готова ко всему.

Никаких людей нам бы здесь не нужно сейчас, ни хороших, ни, тем более, плохих. С хорошими нам говорить уже не о чем, от плохих ждать нечего. Нам бы просто уйти отсюда навсегда незамеченными – да и дело с концом.

– Ты что задумал? – спросил Сэм тихо.

– Надеюсь, что просто не обратят внимания, – так же прошептал я в ответ. – У яхт-клуба большая лодка у стенки стоит, дальше лодок много – просто одна их них. Плохо, что заправщик на пирсе остался, он может внимание привлечь.

– Это верно, но отгонять поздно.

– Да знаю я…

Ближе яхта, все ближе. Ходко идет, с большим буруном, поднимая немалую волну. Случись что нехорошее – нам на тихоходном "Проныре" от такой не сбежать, скорость у нас поменьше раза в два с половиной будет, не меньше. А что же там за люди?

Разглядеть удалось, когда неизвестная лодка, оказавшаяся роскошным "Азимутом", оказалась поближе.

– Черномазые, – вздохнув, передал мне обратно бинокль Сэм. – Плохой признак.

Получив обратно свой "прибор наблюдения", вгляделся тоже. Так и есть… черные все сплошь. Что бы не говорили политкорректные люди этой страны, но сразу много негров в одном месте всегда проблема. Это гарантировано. И что их сюда несет? Зачем они здесь.

Чем ближе подходил "азимут", тем больше деталей было видно. Все вооруженные – это раз. Манера одеваться и стоять сразу вызывает в памяти словосочетание "шпана из гетто" – это два. Закон и порядок на этой земле давно приказали долго жить – это три. Какие еще нужны признаки того, что у нас могут быть проблемы?

– Пулеметов у них нет, похоже, да сэр, – сказал Сэм.

– Это радует, – подтвердил я его наблюдение. – Если они стреляют как шпана из гетто, то у нас хорошие шансы в случае драки.

– Это точно, черномазые стрелять не умеют. Будут целиться в нас, а попадут в лодку. И все там разнесут, да сэр.

Пока пришвартованный проныра был закрыт от возможного противника зданием ресторана. Но когда "азимут" окажется на траверзе пирса, обзор будет хоть куда. Гудзон здесь шириной метров… да больше километра здесь, как бы не все полтора, как мне кажется. Пройдут… а, черт, если бы мы на берегу были, то прошли бы далеко, а так все равно близко будут. Вся надежда на то, что они здесь впервые, подумают, что "Проныра" здесь с самой Катастрофы стоит, мало ли? Написано "Нью-Йоркский чартер", вот на такой лодке чартерные рейсы и устраивали, почему бы нет?

Заправщик вот только, заправщик… это странно, если там кто-то во всем этом разбирается. Не может происходит заправка посреди обычной автостоянки, среди припаркованных машин. Не может. Это как бельмо на глазу, внимание привлекает.

Смотрят в основном в сторону "нашего" берега, то есть в Нью-Джерси… сколько их там всего, интересно? Яхта большая, много народу напихать можно. На мостике рыл восемь… Плохо, плохо что все одноцветные, то есть негры, и слишком велика вероятность того, что это все же банда.

Вообще до них недалеко. Дрика за "штайром" сейчас лежит наверняка, я тоже опять за М16 схватился. Один Сэм с коротким "коммандо", но в любом случае мы можем на проходящей лодке большой беды натворить – для стрельбы с оптикой расстояние детское, промахнуться сложно. Другое дело, что самим начинать нам тоже не надо.

Яхта, разведя немалую волну, все же прошла мимо. Похоже было, что "Проныра" какого-то особенного внимания не привлек, стоит себе и стоит. Когда вероятный противник отошел на пару километров вверх по течению, в рации раздался облегченный вдох Дрики, затем вопрос:

– Что делаем?

Оптимально было бы просто смыться отсюда подальше, но отсутствие пресной воды не позволяет. Да и второй момент – наша лодка медленная, а прошедшая мимо – быстрая. Если мы уйти далеко не успеем, а те повернут обратно – обязательно догонят и черт знает, что там у них на уме. Дым от косяков за их мостиком стелился как будто из пароходной трубы, так что ясность мышления – это тоже не про них.

– Отпустим их подальше и…, – тут я задумался ненадолго и выдал решение: – Прячемся в марине. Проще всего затеряться в толпе. Сами базируемся на соседних лодках и ждем.

– Чего ждем? – спросил Сэм.

– Их дальнейших действий.

– Мы их все равно сейчас из виду потеряем, – сказал он, глядя вслед уходящей лодке. – Надо было их просто обстрелять, может быть спугнули бы.

– Может быть, – согласился я. – Проблема в том, что я пока стрелять первым не научился. Может это и банда, а может какие-нибудь добровольцы своих эвакуируют. Или просто вроде нас, ищут где чем полезным разжиться, а до нас им дела нет.

– Может и так, – исключительно из вежливости согласился Сэм.

Он явно остался при своем мнении, в чем его не упрекаю – оно в значительной степени пересекалось с мнением моим, я от этой публики действительно ничего хорошего не ожидал. Их лодка уходила все дальше и дальше по серой поверхности Гудзона, оставляя за собой расходящуюся волну, и когда она практически исчезла из поля зрения, я сказал:

– Уходим.


30 апреля, среда, утро. Нью-Йорк Сити, США. | Я еду домой! (Том 2) | 30 апреля, среда, день. Нью-Йорк Сити, США.