home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



На северном направлении

5 августа в ходе начавшегося контрнаступления Красная армия освободила Орел и Белгород. По плану Верховного главнокомандования войска Воронежского и Степного фронтов должны были рассечь стратегический фронт противника, выйти во фланг и тыл группы армий «Юг», а затем во взаимодействии с войсками Юго-Западного и Южного фронтов разгромить все южное крыло советско-германского фронта. Планировалось, что в ходе наступления должна быть освобождена Левобережная Украина и Донбасс.

Освободив Белгород, Красная армия успешно продвигалась к Харькову. Над немецкой донбасской группировкой нависла угроза флангового удара с севера.

Еще 4 августа, то есть спустя двое суток после того, как Южный фронт прекратил начатое им в июле наступление на Миусе, представитель Ставки Маршал Советского Союза A. M. Василевский направил Верховному главнокомандующему свои соображения об организации удара войск Южного фронта с целью овладения районом Сталина. Он считал, что наиболее приемлемым в оперативном отношении направлением для такого удара является по-прежнему направление через Донецко-Амвросиевку, Старобешево в обход Сталина с юга. Причем этот удар, по его мнению, должен быть увязан с ударом из района Славянска на Сталино войск Юго-Западного фронта, с тем чтобы с выходом к Сталину изолировать, а в дальнейшем пленить или уничтожить войска противника в дебальцевско-артемовском районе. Конкретные предложения маршала А. М. Василевского о действиях войск Южного фронта в такой операции легли потом в основу плана, разработанного командованием и штабом фронта по разгрому противника на миусских укреплениях.

Одновременно маршал А. М. Василевский, учитывая огромные трудности, которые предстояло преодолеть нашим войскам, перешедшим в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении, предложил командующему Юго-Западным фронтом генералу армии Р. Я. Малиновскому подготовить свои соображения об оказании содействия войскам Воронежского и Степного фронтов в освобождении Харьковского промышленного района. Такие соображения командующий Юго-Западным фронтом подготовил и 6 августа 1943 года направил их в Ставку. Генерал армии Р. Я. Малиновский писал: «…Согласно указаниям т. Александрова[89], Юго-Западный фронт готовит операцию с целью не допустить рокировки войск противника с юга на харьковское направление перехватом шоссейных и железнодорожных магистралей в районе Тарановка, Мерефа и содействовать войскам Воронежского и Степного фронтов в овладении Харьковским районом».

Для достижения этой цели предлагалось нанести удар войсками правого крыла фронта южнее города Змиев в общем направлении на Тарановку и в дальнейшем на Мерефу. Там же командующий фронтом считал необходимым сосредоточить и основные усилия своих войск, создав таким образом угрозу тылу донбасской группировки врага. Однако это предложение Ставка не утвердила и в тот же день, 6 августа, издала директиву, в которой приказала передать с 8 августа 57-ю армию из Юго-Западного фронта в состав Степного фронта «с задачей ударом в обход Харькова с юга содействовать главной группировке Степного фронта в овладении Харьковом». В качестве же основной задачи Юго-Западному фронту предлагалось «нанести главный удар на юг, в общем направлении Голая Долина, Красноармейское и, во взаимодействии с Южным фронтом, разгромить донбасскую группировку противника и овладеть районом Горловка, Сталино.

Основная задача Южного фронта — нанести главный удар в общем направлении Куйбышево, Сталино, где сомкнуться с ударной группой Юго-Западного фронта…». Ставка предложила маршалу А. М. Василевскому представить 10 августа на ее утверждение план действий войск Юго-Западного и Южного фронтов. Такой план был 8 августа представлен в Ставку и 10 августа утвержден.

Спустя два дня, в связи с успешным развитием наступления войск Воронежского и Степного фронтов на харьковском направлении, Ставка уточнила задачи Юго-Западного фронта. В своей директиве от 12 августа 1943 года она указала: «Главными силами нанести удар с фронта Изюм, Богородичное в общем направлении Барвенково, Павлоград. Правым крылом фронта немедля приступить к форсированию р. Северский Донец южнее Чугуев и ударом на Замостье, Тарановка и далее на юг во взаимодействии с 57-й армией Степного фронта свертывать оборону противника по зап. берегу р. Северский Донец. К 24–25 августа выйти главными силами фронта на линию Лиговка, Лозовая, Барвенково. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении Павлоград, Орехов с целью выйти на фронт Запорожье, Пологи и отрезать пути отхода на запад донбасской группировке противника».

Направления этих ударов выводили наши войска в тыл вражеской группировки, создавая условия для ее окружения, а также давали возможность избежать ведения боевых действий в крупных населенных пунктах центральной части Донбасса.

Координировать действия войск Южного и Юго-Западного фронтов Ставка поручила А. М. Василевскому.

Немецкое командование по-прежнему придавало исключительно важное значение удержанию Донбасса. Оперативно строились дополнительные оборонительные рубежи, прежде всего по рекам Кальмиус, Самара. Учитывая опыт июльских боев, немецкое командование решило за счет создания резервов в частях и соединениях более глубоко эшелонировать боевые порядки в обороне. Наряду с этим была произведена некоторая перегруппировка. Переход советских войск в контрнаступление на белгородско-харьковском плацдарме вынудил немецкое командование начать переброску своих дивизий из Донбасса в район Харькова. В период с 3 по 10 августа 1943 года туда были направлены из состава 6-й армии 3-я танковая дивизия, танковые дивизии СС «Рейх» и «Мертвая голова», а из 1-й танковой армии — танковая дивизия СС «Викинг». Почти одновременно с рубежа реки Миус на изюмско-барвенковское направление, ближе к северному флангу донбасской группировки, были переброшены 23-я танковая и 16-я моторизованная дивизии. К середине августа 1-я танковая и 6-я армии, оборонявшиеся в Донбассе, насчитывали 27 дивизий.

Наше командование отчетливо представляло себе, что разгромить противостоящего врага будет нелегко. Войскам предстояло наступать в чрезвычайно трудных условиях — они должны были преодолеть многочисленные водные рубежи, действовать на местности, очень выгодной для обороняющегося, прорвать сильно укрепленные позиции с огромным количеством огневых средств.

Кроме индивидуальной подготовки личного состава, особое внимание было уделено вопросам обеспечения прорыва. Планировалось артиллерийское и авиационное наступление. Командующий Юго-Западным фронтом, например, решил артиллерийскую подготовку осуществить так: в первые пять минут сделать огневой налет на передний край, затем в течение 60 минут вести методический огонь на разрушение (уничтожение), непосредственно перед атакой пехоты и танков — 10-минутный огневой удар из всех средств вновь по переднему краю. После этого артиллерия переносила огонь в глубину обороны.

Авиационное обеспечение операции на Юго-Западном фронте осуществляла 17-я воздушная армия, а на Южном фронте — 8-я. В период подготовки операции наша авиация большой активности не проявляла. Летчики непрерывно вели разведку фотографированием системы обороны противника и наблюдением за передвижениями его войск, не допускали пролетов разведывательных самолетов противника и производили отдельные налеты, главным образом на аэродромы. В ночь перед наступлением авиация должна была непрерывно воздействовать на противника, изматывая его живую силу и подавляя систему огня в главной полосе обороны. С этой целью, например, по плану боевого использования авиации Южного фронта предусматривалось произвести в течение ночи около 300 самолето-вылетов. Перед атакой, в период артиллерийской подготовки, авиации фронта предстояло небольшими группами самолетов нанести удары по опорным пунктам на переднем крае, а с началом атаки штурмовики должны были 20 минут подавлять опорные пункты врага за передним краем. В период действий наших войск в глубине обороны противника на авиацию возлагалась задача поддержать наступление подвижных соединений при вводе их в прорыв, не допуская подхода резервов, нарушать планомерный отход вражеских войск из Донбасса.

По плану Ставки Верховного главнокомандования первым готовился перейти в наступление Юго-Западный фронт, имевший в своем составе шесть общевойсковых армий, из них четыре в первом эшелоне и две — во втором, воздушную армию, танковый и механизированный корпуса. Его войска до этого занимали оборону по левому берегу реки Северский Донец, удерживая плацдармы в районе Изюма.

Командующий фронтом генерал армии Р. Я. Малиновский, руководствуясь директивой Ставки, решил основные усилия своих войск сосредоточить в центре, на изюмско-барвенковском направлении. Здесь после перегруппировки сил фронта заняли исходное положение для наступления войска 6-й и 12-й армии. Они должны были действовать на направлении главного удара, прорвать оборону противника на участке Изюм — Богородичное шириной 32 км и, наступая в направлении Барвенково — Павлоград — Орехов, отрезать пути отхода ему на запад.

На правом крыле фронта готовилась к наступлению 1-я гвардейская армия. Она должна была форсировать Северский Донец южнее Чугуева и ударом на юг во взаимодействии с 57-й армией Степного фронта свертывать оборону противника по правому берегу реки Северский Донец. Ее наступление должно было содействовать войскам Степного фронта в разгроме харьковской группировки противника. На левом крыле фронта действовала 3-я гвардейская армия. Ей предстояло с соединениями правого крыла Южного фронта (соседа слева) овладеть Лисичанском и в дальнейшем развивать наступление на Славянск и Краматорск.

Войска второго эшелона фронта получили такие задачи:

— 8-й гвардейской армии с рубежа железной дороги Барвенково — Славянск (второй армейский оборонительный рубеж противника) развить успех 6-й и 12-й армий в общем направлении на Павлоград;

— 46-й армии действовать в зависимости от обстановки — или на правом крыле, или в центре фронта;

— 23-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса должны были войти в сражение в полосах наступления 6-й и 12-й армий и развить их успех в оперативной глубине.

Наступление армий фронта началось не одновременно. Обстановка, сложившаяся для войск соседнего Степного фронта в районе Харькова, потребовала ускорить начало наступления соединений правого крыла Юго-Западного фронта. В связи с этим 12 августа командующий фронтом на основе указаний Ставки Верховного главнокомандования приказал 1-й гвардейской армии, которой командовал генерал В. И. Кузнецов, перейти в наступление с утра 13 августа. Ей была поставлена задача силами правофлангового 34-го стрелкового корпуса форсировать Северский Донец, сломить сопротивление противника и к исходу 14 августа овладеть городом Змиев. В последующем войска армии должны были развивать наступление на юг и юго-запад.

После артиллерийского налета на передний край обороны противника первыми стали форсировать реку на правом фланге армии части 152-й стрелковой дивизии 34-го корпуса. Несмотря на сильное огневое сопротивление врага, они успешно переправились на противоположный берег и к исходу дня при поддержке артиллерии захватили первую линию вражеских траншей. В тот же день южнее 152-й стрелковой дивизии Северский Донец форсировала частью своих сил 6-я стрелковая дивизия. Бои здесь сразу же приняли ожесточенный характер. Противник понимал, что выход частей 1-й гвардейской армии южнее Харькова создаст угрозу его тылу, и поэтому принимал все меры, чтобы удержать свои позиции. Командующий фронтом приказал усилить наступавшие войска армейской артиллерией и передать им из 3-й гвардейской армии один танковый полк прорыва, срочно переправив его по железной дороге. Преодолевая упорное сопротивление противника, части этих дивизий в течение последующих дней овладели несколькими населенными пунктами, а затем ворвались в Змиев. 18 августа город был освобожден[90].

Продолжая наступление, соединения армии к 20 августа продвинулись вглубь до 20 км. К этому времени войска Степного фронта приближались с севера и востока к Харькову. Немецкое командование, опасаясь удара по харьковской группировке с юга, срочно перебросило в район действий 1-й гвардейской армии дополнительные части.

23 августа войска Степного фронта освободили Харьков. В связи с этим Ставка Верховного главнокомандования 24 августа уточнила задачи правого крыла Юго-Западного фронта. Войскам было приказано наступать здесь в общем направлении на Тарановку, Лозовую, Чаплино и частью сил ударом вдоль реки Берека свертывать оборону противника по правому берегу Северского Донца. Этот удар должен был нарушить всю систему вражеской обороны и создать угрозу группировке противника в Донбассе.

В центре фронта наступление началось 16 августа. Ожесточенные бои развернулись на плацдарме юго-восточнее Изюма. В северной части этого плацдарма, на участке (иск.) Каменка — Сисинки (12 км юго-восточнее Каменки), действовали войска 6-й армии под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Шлемина (шесть стрелковых дивизий, танковая бригада, два танковых полка). Армия наносила главный удар своим левым флангом в направлении Долгенькой. Здесь в первом эшелоне наступал 26-й гвардейский стрелковый корпус в составе 25-й гвардейской, 267-й и 263-й стрелковых дивизий.

На правом фланге армии в районе Изюма частями 38-й гвардейской стрелковой дивизии 4-го гвардейского стрелкового корпуса наносился вспомогательный удар. Остальные дивизии этого корпуса составляли второй эшелон армии.

На южном участке плацдарма, левее 6-й армии, наступали войска 12-й армии под командованием генерал-майора А. И. Данилова (семь стрелковых дивизий, танковая бригада, три танковых полка). Она наносила главный удар своим правым флангом в юго-западном направлении силами 66-го стрелкового корпуса, действовавшего в первом эшелоне армии (333, 203 и 244-я стрелковые дивизии). Во втором эшелоне находился 67-й стрелковый корпус…

Накануне, во второй половине дня, обе армии провели разведку боем, выделив для этого по одному усиленному стрелковому батальону от каждой дивизии первого эшелона. Перед разведывательными батальонами была поставлена задача вскрыть истинное начертание переднего края обороны и систему опорных пунктов, а также захватить пленных и установить группировку войск противника. В основном эти задачи были выполнены.

Перед плацдармом, на котором находились части 6-й и 12-й армий, противник сумел за короткое время еще более усилить оборону в инженерном отношении и создать дополнительное количество опорных пунктов. Почти все окопы были доведены до полного профиля со скрытыми ходами сообщения и блиндажами, построена система дзотов и дотов. Здесь широко применялись противотанковые и противопехотные заграждения, преимущественно взрывные, проволочные заграждения на низких кольях, противотанковые и противопехотные завалы. Подбитые танки были приспособлены под огневые точки. Особенно развита в техническом отношении была оборона в районах населенных пунктов Каменка, Богородичное, Долгенькая — Хрестище и др. Промежутки между ними были заполнены легкими полевыми сооружениями в основном открытого типа. Огневые средства в этих опорных пунктах располагались компактно и так, чтобы каждый из них мог обороняться самостоятельно, имея минометы и противотанковую артиллерию.

Наступление наших войск началось здесь утром после артиллерийской и авиационной подготовки. Завязались кровопролитные бои. Противник, опираясь на хорошо подготовленные оборонительные позиции и организованную систему артиллерийского и минометного огня, оказывал упорное сопротивление. Контратаки его пехоты и танков следовали одна за другой. Обе стороны несли большие потери. Советские воины, ломая сопротивление врага, медленно продвигались вперед. Каждый метр родной земли приходилось брать с ожесточенным боем.

Когда части 25-й гвардейской стрелковой дивизии (из 6-й армии) с танками подошли к северо-западной окраине Долгенькой, противник силою до пехотного батальона с 20 танками контратаковал их. С воздуха на боевые порядки дивизии обрушили свой бомбовый удар 60 вражеских самолетов. Объединенными усилиями нашей пехоты, танков, артиллерии и авиации контратака была отбита.

Такие же упорные бои разгорелись на подступах к сильно укрепленному опорному пункту Хрестище. Здесь наступали части 244-й стрелковой дивизии и 224-го танкового полка из 12-й армии. В течение дня танки и следовавшая за ними пехота несколько раз атаковали противника, нанося ему крупные потери.

Жаркие бои происходили и в воздухе. В этот день 17-я воздушная армия, которой командовал генерал В. А. Судец, совершила 1338 самолето-вылетов. Наши летчики сбили 25 и подбили 2 самолета противника.

К исходу первого дня наступления войска 6-й и 12-й армий освободили несколько населенных пунктов и продвинулись вперед на отдельных направлениях на 2,5–3,5 км. Утром 17 августа наши войска возобновили атаки. Противник еще более усилил сопротивление, бросая иногда в контратаку до двух пехотных полков с 40–50 танками. Авиация группами по 50–100 самолетов бомбила боевые порядки частей, огневые позиции артиллерии, нарушала управление войсками. Нередко один и тот же клочок земли по нескольку раз переходил из рук в руки.

В тяжелых боях на изюмском плацдарме сопротивление противника возрастало с каждым днем: с 19 по 22 августа бои шли по всему фронту с переменным успехом.

В этих условиях командующий Юго-Западным фронтом решил для завершения прорыва вражеской обороны ввести в сражение на направлении Долгенькая — Барвенково 8-ю гвардейскую армию под командованием генерала В. И. Чуйкова. Одновременно в ее состав передавались 23-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса[91].

22 августа в 5 часов 20 минут после 20-минутной артиллерийской подготовки части первого эшелона армии (три стрелковые дивизии), усиленные танковой бригадой, двумя танковыми и Одним самоходно-артиллерийским полками, перешли в наступление. Во втором эшелоне находились две и в резерве армии — одна стрелковая дивизия. Через четыре часа были введены в бой подвижные соединения — танковый и механизированный корпуса. Противник оказывал упорное сопротивление. Начиная с 9 до 13 часов он четыре раза бросался в контратаки. Причем каждая из них была силою до двух пехотных батальонов и до 35 танков при мощной поддержке авиации. Всего же в течение дня было отбито шесть контратак.

К исходу дня части 8-й армии продвинулись вперед до 6 км и заняли несколько населенных пунктов.

На другой день части армии с утра возобновили свое наступление. В это время крупная немецкая группировка, выбитая из Харькова, отходила на юго-запад в район Полтавы. Немецкое командование опасалось, что быстрое наступление наших дивизий юго-западнее Харькова создаст угрозу нанесения ими фланговых ударов по донбасской группировке. Поэтому оно, не считаясь с потерями, принимало все меры к удержанию своих позиций на полтавском и барвенковском направлениях. Ценой невероятных усилий немцам это удалось: 28 августа командующий фронтом приказал 6-й, 8-й гвардейской и 12-й армиям прекратить наступление и закрепиться на занятых рубежах.

На правом крыле фронта с 26 августа была введена в сражение 46-я армия под командованием генерала В. В. Глаголева. Ее первый эшелон (три стрелковые дивизии), сменив две правофланговые дивизии 1-й гвардейской армии, наступал в общем направлении Тарановка — Новая Водолага. Во втором эшелоне находились две и в резерве — одна стрелковая дивизий. Соединения армии, усиленные тремя танковыми и одним самоходно-артиллерийским полками, получили задачу: в период с 26 по 30 августа овладеть железнодорожными узлами Мерефа и Новая Водолага, перерезать железнодорожную магистраль Харьков — Лозовая — Красноград, разобщить харьковскую группировку с группировкой в Донбассе и содействовать войскам Степного фронта в окружении противника в районе южнее Харькова[92].

Ломая сопротивление противника, войска армии заняли ряд населенных пунктов и продвинулись вперед на отдельных участках до 10 км.

За четыре дня наступления они отразили 32 контратаки, каждая из которых была силою до двух пехотных батальонов и до 60 танков. Противник бросил сюда дополнительные силы, и поэтому сопротивление его еще более возросло. За это время было зафиксировано 1460 самолето-пролетов люфтваффе. При этом воздействие с воздуха по нашим войскам было колоссальным.

30 августа 46-я армия получила приказ закрепиться на достигнутом рубеже.

На левом крыле Юго-Западного фронта действовали части 3-й гвардейской армии под командованием генерала Д. Д. Лелюшенко. Ее правофланговые дивизии получили задачу во взаимодействии с частями соседней 12-й армии разгромить противника в районе Маяки (10 км севернее Славянска). В дальнейшем они должны были развивать наступление в направлении Славянск, Краматорск. К локальной операции, проводимой с целью отвлечения внимания противника от направления главного удара фронта, войска приступили 22 августа. В 4 часа без артиллерийской подготовки части 78-й и 297-й стрелковых дивизий форсировали Северский Донец, преодолели лесные завалы, минные поля, заграждения и завязали тяжелые бои за овладение рубежом Маяки — Райгородок (15 км северо-восточнее Славянска). Однако сломить оборону противника не удалось, и 27 августа им было приказано временно перейти к обороне.


Июльское наступление | Битва за Донбасс. Миус-фронт. 1941–1943 | * * *