home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





* * *


- Перрин, не думаю, что можно ещё что-то добавить, - произнёс Том, откинувшись на стуле, из его трубки с длинным мундштуком вился табачный дым. Это была тёплая ночь, и они не стали разжигать огонь в камине. Всего лишь несколько свечей на столе, немного хлеба, сыра и кувшин с элем.

Перрин выпустил клуб дыма из трубки. В комнате находились только он, Том и Мэт. Гаул и Грейди ждали снаружи в общей комнате. Мэт обругал Перрина за то, что он привёл их собой - айилец и Аша’ман привлекали слишком много внимания. Но с ними Перрин чувствовал себя безопаснее, чем с целой ротой солдат.

Он поделился своей историей с Мэтом и Томом первым, рассказав о Малдене, Пророке, Аллиандре и Галаде. Затем они поведали ему о своих собственных приключениях. Перрин был потрясён тем, как много всего произошло с тех пор, как они расстались.

- Императрица Шончан, да? - спросил Перрин, наблюдая за тем, как над ним в полутёмной комнате закручивается струйка дыма.

- Дочь Девяти Лун, - ответил Мэт. - Это разные вещи.

- И ты женат, - ухмыльнулся Перрин. - Мэтрим Коутон - и женат.

- Знаешь, про это говорить было совсем не обязательно, - сказал Мэт Тому.

- Нет, уверяю тебя, это было необходимо.

- Для менестреля ты, кажется, умолчал о большей части моих героических свершений, - сказал Мэт. - Но, по крайней мере, ты не забыл о шляпе.

Довольный, Перрин улыбнулся. Раньше он не осознавал, как сильно ему не хватало этих вечерних посиделок с друзьями. Снаружи за окном висела резная вывеска, с неё капала дождевая вода. На вывеске были изображены лица в странных шляпах с преувеличенно широкими улыбками: «Весёлая компашка». Возможно, с этим названием связана какая-то история.

Они сидели втроём в отдельном зале, который оплатил Мэт. Они принесли сюда три больших каминных кресла. Кресла не подходили для сидения за столом, но зато они были удобными. Мэт откинулся назад, положив ноги на стол. Он взял ломоть овечьего сыра, откусил от него небольшой кусочек, а затем аккуратно положил оставшуюся часть на подлокотник своего кресла.

- Знаешь, Мэт, - сказал Перрин, - твоя жена, возможно, захочет, чтобы ты научился правильно вести себя за столом.

- О, меня учили, - ответил Мэт. - Но я так ничему и не научился.

- Я хотел бы с ней встретиться, - сказал Перрин.

- Она довольно интересный человек, - вставил Том.

- Интересный, - сказал Мэт. - Ну да.

Он выглядел задумчивым.

- Как бы то ни было, ты уже достаточно об этом наслушался, Перрин. Эта проклятая Коричневая притащила нас сюда. Не видел её уже больше двух недель.

- Могу я взглянуть на записку? - спросил Перрин.

Мэт похлопал себя по карманам и выудил небольшой белый лист бумаги, сложенный и запечатанный красным воском. Он кинул записку на стол. Уголки были загнуты, бумага измята, но записка так и осталась запечатанной. Мэтрим Коутон был человеком слова, по крайней мере, когда кому-то удавалось вытянуть из него клятву.

Перрин поднял записку. От неё слабо пахло духами. Он перевернул её и затем проверил на просвет у свечи.

- Не сработает, - сказал Мэт.

Перрин буркнул:

- Так о чём, как ты думаешь, в ней говорится?

- Не знаю, - ответил Мэт. - Проклятая безумная Айз Седай. Я имею в виду, они все странные. Но Верин полностью съехала с катушек. Случаем, ты не получал о ней известий?

- Нет, не получал.

- Надеюсь, с ней всё в порядке, - сказал Мэт. - Она беспокоилась, что с ней может что-нибудь случиться.

Он забрал записку и хлопнул ею по столу.

- Собираешься открыть её?

Мэт покачал головой.

- Вскрою, когда вернусь. Я…

В дверь постучали, и она со скрипом открылась, обнаружив за собой хозяина гостиницы, молодого человека по имени Денезель. Он был высок, с вытянутым лицом и бритой головой. Судя по тому, что знал Перрин, хозяин гостиницы был едва ли не Присягнувшим Дракону, он даже дошёл до того, что заказал и повесил в общем зале портрет Ранда. Изображение даже было сходно с оригиналом.

- Прошу прощения, мастер Кримсон, - сказал Денезель, - но человек мастера Гульдена настаивает, чтобы вы с ним поговорили.

- Всё в порядке, - сказал Перрин.

Грейди просунул своё обветренное лицо в комнату, и Денезель удалился.

- Эй, Грейди, - воскликнул Мэт, махая ему рукой.- Взорвал кого-нибудь в последнее время?

Загорелый Аша’ман нахмурился, глядя на Перрина.

- Милорд. Леди Фэйли просила меня сообщить вам, когда наступит полночь.

Мэт присвистнул.

- Видишь, вот почему я оставил свою жену в другом королевстве.

Грейди нахмурился ещё сильнее.

- Спасибо, Грейди, - со вздохом сказал Перрин. - Я потерял счёт времени. Мы скоро разойдёмся.

Аша’ман кивнул и затем удалился.

- Испепели его Свет, - воскликнул Мэт. - Разве этот парень не может хотя бы улыбнуться? Треклятые небеса и так достаточно угнетают, чтоб ещё люди пытались им подражать.

- Сынок, - сказал Том, наливая себе немного эля, - просто в последнее время некоторые находят мир не таким уж забавным.

- Чепуха, - возразил Мэт. - Мир забавен. Весь проклятый белый свет недавно смеялся надо мной. Повторяю тебе, Перрин, с этими нашими появившимися повсюду портретами теперь надо держаться ниже травы.

- Я не представляю как, - сказал Перрин. - У меня есть армия, которую нужно вести за собой, и люди, о которых нужно заботиться.

- Мне кажется, что ты не слишком серьёзно отнёсся к предостережению Верин, парень, - сказал Том, покачав головой. - Ты когда-нибудь слышал о народе Банат?

- Нет, - ответил Перрин, покосившись на Мэта.

- Они были стаей дикарей, кочевавших по земле, которая сейчас зовётся равниной Алмот, - пояснил Том. - Я знаю парочку хороших песен о них. Видишь ли, некоторые кланы красили своим вождям кожу в красный цвет, чтобы они выделялись.

Мэт откусил ещё кусочек сыра.

- Проклятые глупцы. Красить своих вождей в красное? Да на поле боя это превратит их в мишень для каждого солдата!

- В этом-то и смысл, - ответил Том. - Это было вызовом. Как ещё враги клана смогут отыскать вождя и испытать свои умения в бою с ним?

Мэт фыркнул.

- Чтобы отвлечь от себя внимание, я бы разукрасил парочку своих солдат, а затем, пока все пытаются их поймать, считая, что они возглавляют мою армию, приказал бы своим лучникам утыкать их вождя стрелами.

- В действительности, - сказал Том, глотнув эля, - именно так и поступил Вильям Кровавое Письмо во время своей первой и последней битвы с ними. Об этом повествует «Песня ста дней». Блестящий ход. Я удивлён, что ты слышал об этой песне, она почти позабыта, а битва случилась так давно, что во многих исторических книгах о ней даже не упоминается.

По какой-то причине, после этого высказывания от Мэта запахло беспокойством.

- Ты говоришь, что мы превращаем себя в мишень, - сказал Перрин.

- Я говорю, - ответил Том, - что вам, парни, становится всё сложнее и сложнее спрятаться. Куда бы вы ни пошли, о вашем прибытии возвещают знамёна. Люди говорят о вас. Я почти уверен, что вы так долго оставались в живых только потому, что Отрёкшиеся не знали, где вас найти.

Перрин кивнул, вспоминая о ловушке, в которую чуть не угодила его армия. Убийцы приходят ночью.

- Так что же я должен делать?

- Мэт каждую ночь спит в разных палатках, - ответил Том, - а иногда в городе. Тебе нужно попробовать что-нибудь подобное. Грейди может делать Переходные Врата, ведь так? Почему бы ему не делать их каждую ночь посреди твоей палатки? Незаметно ускользни и поспи где-нибудь в другом месте, а утром Переместись обратно. Все будут думать, что ты в своей палатке. Если убийцы решат нанести удар, тебя в палатке не будет.

Перрин задумчиво кивнул.

- Или даже лучше, я могу оставить в палатке пять или шесть айильцев наготове.

- Перрин, - произнёс Мэт, - это очень коварно с твоей стороны. - Он улыбнулся. - Ты меняешься к лучшему, друг мой.

- От тебя я попытаюсь принять это в качестве комплимента, - ответил Перрин. Он сделал паузу и добавил. - Это будет трудно.

Том усмехнулся.

- Он прав. Ты изменился. Что стало с тем тихим, неуверенным пареньком, которому я помог сбежать из Двуречья?

- Он прошёл сквозь горнило, - тихо сказал Перрин. Том кивнул и, кажется, понял, что имел в виду Перрин.

- А ты, Мэт? - спросил Перрин. - Могу я тебе чем-нибудь помочь? Может быть, с Перемещением между палатками?

- Нет. Со мной всё будет в порядке.

- Как же ты будешь защищаться?

- C помощью своей головы.

- Собираешься взяться за ум? - спросил Перрин. - Вовремя.

Мэт фыркнул.

- Что это последнее время всех занимает моя голова? Со мной всё будет в порядке, поверь мне. Напомни, чтобы я рассказал тебе о той ночи, когда понял, что могу выиграть любую игру в кости, если захочу. Это хорошая история. С падениями с мостов. По крайней мере, с одного моста.

- Ну… можешь рассказать нам её прямо сейчас, - сказал Перрин.

- Сейчас неподходящее время. В любом случае, это не важно. Видишь ли, скоро я ухожу.

От Тома запахло волнением.

- Перрин, ты ведь одолжишь нам Переходные Врата? - спросил Мэт. - Ненавижу оставлять Отряд. Без меня они будут безутешны. По крайней мере, у них есть драконы, чтобы хорошенько повзрывать.

- Но куда ты собираешься уйти? - спросил Перрин.

- Думаю, нужно объяснить, - согласился Мэт. - Это было одной из причин, почему мы встретились, помимо дружеской беседы и прочего. - Он наклонился поближе. - Перрин, Морейн жива.

- Что?

- Это правда, - сказал Мэт. - Или мы думаем, что правда. Морейн оставила Тому письмо, в котором утверждается, что она предвидела схватку с Ланфир и знала, что она… Ну, не важно, эта башня находится к западу отсюда, на реке Аринелле. Она полностью сделана из металла. Это…

- Башня Генджей, - тихо сказал Перрин. - Да, я знаю о ней.

Мэт моргнул.

- Знаешь? Сожги меня Свет. Когда ты стал учёным?

- Я просто слышал кое-что. Мэт, это место - зло.

- Морейн внутри, - ответил Мэт. - В плену. Я намереваюсь вернуть её. Я должен победить змей и лисиц. Проклятые обманщики.

- Змеи и лисицы? - удивился Перрин.

Том кивнул.

- Детская игра названа в честь существ, что живут в башне. Так мы думаем.

- Я их видел, - сказал Мэт, - и… на самом деле, сейчас на объяснения нет времени.

- Если вы собираетесь спасать её, - сказал Перрин, - возможно, я смогу пойти с вами. Или, по крайней мере, послать одного Аша’мана.

- Я с удовольствием воспользуюсь Переходными Вратами, - сказал Мэт. - Но ты не можешь пойти, Перрин. Морейн всё объяснила в своём письме. Только трое могут пойти, и я уже знаю, кто это будет. - Он помедлил. - Знаешь, Олвер убьет меня за то, что я его не беру.

- Мэт, - сказал Перрин, качая головой. - Ты городишь какую-то несусветицу.

Мэт вздохнул.

- Позволь мне тогда рассказать всю историю целиком. - Он посмотрел на кувшин с элем. - Нам понадобится больше эля, и тебе лучше предупредить Грейди, что ты ещё некоторое время пробудешь здесь…



* * * | Башни полуночи | Глава 48. Подле Авендесоры