home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Пес в холодильнике

Весь этот день Чувак с Чампом безвылазно просидели в трейлере Джен. Утром Чувак все пытался вспомнить, сказал ли он Далие, что является племянником Дэйва, или не сказал? Дал ли он ей нить, которая может привести врагов к нему, или не дал? Память пробуксовывала на месте. В конце концов Чувак решил, что если его и будут искать, то только у дяди Дейва. Поэтому он попросил Джен узнать, не будет ли кто-нибудь расспрашивать о нем в Церкви Апокалипсиса.

Джен вернулась поздно вечером и рассказала, что никто не интересовался Чуваком, кроме Дэйва. Она, разумеется, не стала рассказывать ему, что племянник провел ночь у нее в трейлере. Чувак страшно обрадовался ее появлению, они поужинали сэндвичами, которые привезла Джен. Потом сели смотреть шоу Опры, и тут-то Чампу захотелось пива. Он встал на задние лапы перед холодильником, передней лапой открыл дверцу и зубами вытянул наружу бутылку пива.

— Ничего себе… — возмущенно вскинулась Джен. — Что за дела?

— Чамп еще и не такое умеет, — похвастался гордый за своего удивительного пса Чувак. — Знаешь, как он узлы на ботинках развязывает! Талант!

Он позвал Чампа, отобрал у него бутылку и велел ему развязать шнурки на своих кроссовках. Пес с удовольствием бросился выполнять задание, потому что всегда получал после этого вознаграждение в виде еды или пива. Чувак открыл бутылку и дал псу напиться. Но любовь к собакам явно не относилась к числу добродетелей Джен.

— Кто разрешил твоей скотине поганить мой холодильник? — крикнула она возмущенно.

— Чамп не поганил твой холодильник, он всего лишь достал пиво.

— Твой пес сунул морду в мой холодильник, а ты делаешь вид, что все о’кей? Ты и впрямь такой придурок или просто прикидываешься?!

Джен сознательно накручивала себя, используя кстати подвернувшийся повод. Повод для того, чтобы избавиться от Чампа. Чувак был ей нужен, и поэтому с его присутствием нужно было мириться, но Чамп… Невоспитанная безмозглая псина, которая сует свой нос во все дыры, жрет за одним столом с хозяином и постоянно путается под ногами, раздражала Джен с самого момента знакомства.

Вдобавок собака явно была лишней в ее сложной интриге с участием Чувака и Дэйва. Однако действовать следовало тонко и осторожно, так, чтобы Чамп был вынужден убраться прочь, а Чувак остался. Теперь нужно сбить его с толку и выставить Чампа за дверь. Джен была уверена, что всегда добьется своего, обвиняя всех направо и налево и требуя к себе особого внимания. Главное, заставить человека оправдываться, ведь всегда это заведомо проигрышная и слабая позиция. Чамп предоставил Джен отличный повод для скандала. Искренне недоумевая, Чувак пытался успокоить Джен, объясняя ей, что ничего страшного не произошло.

— Я не въезжаю, в чем дело…

— Он не въезжает! — Джен картинно заломила руки. — Мы битый час обсуждаем поведение его пса, а он не понимает, о чем идет речь!

Глубокий вдох, глубокий выдох. Еще один глубокий вдох, еще один глубокий выдох — Джен изображала сценку «разгневанная женщина пытается взять себя в руки для продолжения диалога с идиотом». Заодно она давала Чуваку возможность сделать выбор в свою пользу.

Чувак молча разглядывал Джен и ждал, пока она успокоится. «Как некрасиво у нее раздуваются ноздри, — думал он. — Выглядит хищно и отталкивающе».

Джен и впрямь выглядела не лучшим образом. Раскрасневшаяся, растрепанная, с горящими от ярости глазами, брызгающая от ярости слюной, она напоминала участницу матча на звание чемпионки мира по боям без правил. Ничего человеческого — только упрямство и ярость.

— Повторяю еще раз для лиц с ай-кью ниже десяти, — нарушила молчание Джен, сочтя, что Чувак дошел до нужной кондиции. — Мне не нравится, как ведет себя твоя собака!

Чамп сидел у порога и выжидательно смотрел на входную дверь, выражая непонимание происходящего, презрение к хозяйке трейлера и приглашая Чувака поскорее покинуть это негостеприимное место.

— Мне не нравится, когда собака лезет в мой холодильник! Это негигиенично и вообще — отвратительно!

— Почему?

— Потому что это мой холодильник, а не холодильник твоей собаки! Имею я право владеть холодильником?

— Имеешь.

— Спасибо хоть на этом! А раз я хозяйка этого вот холодильника, то позволь мне самой устанавливать правила! Позволь мне самой решать, кому можно, а кому нельзя пользоваться моим холодильником! Чтобы он был чистым!

— Ты так говоришь, Джен, словно Чамп нагадил в твой холодильник! — примирительным тоном сказал Чувак. — Он просто открыл его и взял пиво! Чамп — очень чистоплотное и аккуратное животное. И кроме того, позволь мне напомнить, что он мой друг. Опомнись, Джен! Приди в себя! Тебе же будет потом стыдно за свои слова!

— А твоей собаке не будет стыдно?

— Моему другу, — напирая на слово «друг», сказал Чувак, — нечего стыдиться. Ты дала нам разрешение поселиться у тебя, за что мы искренне тебе признательны, а это самое разрешение одновременно разрешает и пользование холодильником. Так в чем же дело?

Чувак не мог взять в толк, с чего это Джен так ополчилась на Чампа? Он не мог даже предположить, что Чамп, умница Чамп, способен вызывать чувство раздражения у Джен. Джен была такой милой и такой доброй. И вроде бы еще вчера вечером ничего не имела против Чампа. Во всяком случае, Чуваку так казалось.

— Дело в том, что собака — это собака! А холодильник — это холодильник! Я храню там еду! Мою еду! И мне не хочется есть ее вместе с собачьей шерстью!

Джен так качественно накрутила себя, что истерила уже совершенно искренне. Она завыла на высокой пронзительной ноте, затопала ногами и вместо слюны начала орошать окрестности слезами.

Чувак подошел к ней и попытался обнять. Джен вырвалась и завыла еще громче. Чувак выразительно посмотрел на Чампа. Тот встал на задние лапы, а передними уперся в дверь. Он явно намекал, что пора отсюда сваливать. Чуваку стало стыдно. Стыдно перед Чампом за неполиткорректное поведение Джен и перед Джен за то, что они с Чампом по неведению нарушили какое-то важное правило гостеприимства. И что с того, что Чамп — собака? Разумеется, Чампа нельзя было назвать слоном или оленем, но слово «собака» Джен произносила точно так же, как это делали герои вестернов, говоря о своих заклятых врагах — презрительно и высокомерно.

Ни одна собака, заглянувшая в холодильник, не заслуживала подобного отношения, не говоря уже о Чампе, собаке, достойной во всех отношениях и умом превосходящей многих людей.

Пока Джен плакала, Чувак успел обдумать ситуацию и собраться с мыслями.

— Пойми, Джен, — начал он, — главная заслуга нашей цивилизации, главная ценность нашего общества — это всеобщее равенство! Мы, американцы, по праву гордимся тем, что…

— Всеобщее равенство? При чем здесь всеобщее равенство, придурок?! — завизжала Джен. — Сегодня ты промолчал, когда твоя собака залезла в мой холодильник, а завтра будешь спокойно смотреть, как эта скотина трахает твою девушку?

— Джен! — ужаснулся Чувак. — Ты что, обвиняешь Чампа в сексуальном домогательстве?

Чувак вдруг почувствовал раздражение, и ему захотелось засунуть в холодильник саму Джен, чтобы она слегка там поостыла.

— Почему бы и нет? — Джен даже подпрыгнула от негодования. — Если твоему псу дозволено совать морду в мой холодильник, то почему он не может меня трахнуть, если ему захочется?

— Ф-р-р-р! — с негодованием фыркнул Чамп, давая понять, что он, в отличие от некоторых, не сошел с ума настолько, чтобы иметь дело с такой сучкой, как Джен.

Чувак вскипел.

— По-моему, и без Чампа есть кому тебя сношать! — съязвил он, намекая на мэра Хомо.

— Ав! — утвердительно тявкнул Чамп.

— Да, есть! — заорала Джен. — Есть! Есть! Есть, и я горжусь этим! И очень жалею, что связалась с таким слизняком, как ты!

Выдав последнюю фразу, Джен поняла, что перегнула палку, и тут же врубила задний ход:

— Ну, я не так выразилась, — пошла она на попятный. — То есть я хотела сказать…

— Я прекрасно слышал, что ты хотела сказать, ведь ты это произнесла, — ответил Чувак, хватая свою сумку. — Мы уходим!

— Ав! Ав! Ав! — обрадовался Чамп, прыгая на дверь.

— Счастливого пути! — ехидным тоном пожелала Джен.

По выражению лица Чувака она поняла, что отговаривать его бессмысленно. «Дура! — мысленно выругала она себя. — Не стоило ломиться напролом, надо было действовать мягче! Но ведь он уже был готов выгнать своего пса на улицу… Ну и пусть убираются к черту! Помирюсь с ним завтра!»

Джен была уверена, что после недолгой разлуки Чувак вернется и станет податливым, покладистым и уступчивым. Станет прежним Чуваком. Поэтому она не особенно волновалась, тем более что время пока не поджимало.

Когда Чувак выскочил из трейлера Джен, его трясло от возмущения. Но по мере удаления от любимой ярость и злоба постепенно улетучивались.

— Что за дьявол в нее вселился?! — сокрушался Чувак, шагая по улице и время от времени настороженно оглядываясь по сторонам. — Может быть, она переволновалась за нас и это привело ее к срыву?

Обида переместилась куда-то на самое дно души, и Чувак начал искать оправдания для поведения Джен. Обиды происходят от непонимания, в этом он был уверен. Он попытался встать на место Джен и дать логичное объяснение ее поступкам. Она вела себя удивительно несправедливо, но в этом мире абсурда, который принято называть жизнью, глупо искать логику и справедливость. К тому же Джен такая чуткая и впечатлительная!

— Знаешь, Чампи, какая она впечатлительная?

— Ав!

— Я понимаю, она не должна была так говорить о тебе, это выглядело отвратительно!

— Ав! Ав! Ав! — сердито пролаял Чамп.

— Но ты должен поставить себя на ее место…

— Ау-у-у-у-у! — При одной лишь мысли об этом Чампа пробрала дрожь.

— Нет, ты только попробуй, — возразил Чувак. — Помнишь того лысого китайского парня, который сидел в горах и давал всем полезные советы? Ну, это тот фильм, где она помогает ему найти артефакт… Ну, это неважно, важно то, чему учил лысый китаец. Помнишь? «Представь себе, что ты полый сосуд, тыква, наполненная пустотой, освободись от всего, что тебя наполняет, и, когда сделаешь это, впусти в себя того, чьи мысли ты хочешь понять».

Чамп оглядел Чувака с головы до ног сочувственным взглядом, словно интересуясь, как он мог докатиться до такого состояния. Чувак же принял его взгляд за выражение согласия и одобрения и с четверть часа рассуждал на темы прощения, понимания и сотрудничества. Он так увлекся, что не замечал ничего вокруг, и Чампу пришлось зубами буквально выдернуть его из-под колес проезжавшего мимо них грузовика. Чувак не видел грузовика, не слышал благословения, которым наградил его водитель, и даже не понял, что друг только что спас ему жизнь. Он лишь умолк на пару секунд, кивнул и сказал:

— Пора определиться с ночлегом. Домой мы не пойдем, возможно, нас там ждет засада.

— Ав! — согласился Чамп.

— Вариантов у нас не так уж и много. — Чувак потер в задумчивости лоб и перевесил сумку с одного плеча на другое. — Вернуться обратно к Джен?

— Ав! Ав! Ав! Ав! Ав!

— Да, ты прав, сегодня это отпадает…

«Чего только не делает с людьми любовь, — подумал Чамп. — У собак все гораздо проще».

— Так что остается только мой дядюшка. Хорошо бы он сейчас оказался в церкви. Впрочем, если его нет, мы все равно останемся там на ночь. Найдем себе укромный уголок, может быть, даже одну из комнат наверху… А утром я поговорю с Дэйвом и постараюсь выпросить у него в долг три, а то и пять сотен.

— Ав-ву-у! — Чамп хотел сказать: «Неужели мы когда-нибудь уедем отсюда?»

— Обещаю! — заверил его Чувак, мозг которого давал сбой лишь при мыслях о Джен.

В тот самый момент, когда Чувак и Чамп подходили к Церкови Апокалипсиса, на другом конце города Эл Круз, одетый в черный костюм японских ниндзя, раздавал последние указания своим людям:

— Ваша задача — развалить эту церковную будку Дэйва к чертям собачьим. Но мне не нужны трупы, мне нужно, чтобы этот хренов Дэйв со своими шлюхами убрался навсегда из нашего славного города.

Секрет внезапного миролюбия Эла был прост. Он знал, что если он устроит настоящую кровавую бойню, то его зависимость от мэра Хомо еще больше возрастет.

— Помните, что вы действуете в интересах человечества! — напыщенно произнес он. — На вас с надеждой смотрят горожане, обобранные до нитки этими аферистами из Церкви Апокалипсиса. Мы — за здоровый образ жизни! Мы — за здоровую пищу! Мы — за здоровую нацию! Поэтому мы не можем дышать одним воздухом с преподобным Дэйвом и его цыпочками! Мы навалимся на них все вместе и разнесем в пух и прах!

Его подчиненные грозно потрясли в воздухе своим любимым оружием: бейсбольными битами и клюшками для гольфа.

— Я буду там, в ночи, рядом с вами! — взревел Эл. — Пусть Дэйв сдохнет!

— Пусть Дэйв сдохнет! — подхватили приверженцы здорового образа жизни и чистой природы. — Пусть сдохнет Дэйв! Дэйв, сдохни!

— А теперь организованно садимся в автобус, — распорядился Ал. — И не трясите на улице своими дубинами, спрячьте их!

— Куда? — поинтересовался накачанный парень в шортах и футболке навыпуск.

— Что значит куда? — не понял Эл Круз.

— Куда я ее спрячу? За пояс?

— Да хоть в задницу! — Эл никогда не стеснялся в выражениях…

Едва Чувак с Чампом переступили порог Церкви Апокалипсиса, как сразу увидели Дэйва: он стоял в ослепительно белом костюме посреди молельного зала и раздавал благословения женщинам, окружившим его плотным кольцом.

— Ты перепутал день с ночью, племянник! — заулыбался он при виде Чувака и поднял правую руку в жесте благословления. — Я ждал тебя утром, но ты, должно быть, так хорошо отдохнул, что не смог выйти на работу.

— Вроде того, — подтвердил Чувак, прикидывая в уме, о чем можно сказать дядюшке, а что утаить.

— А зачем ты привел в церковь Чака?

Чамп тоже получил благословение. Дэйв явно был в превосходнейшем расположении духа. Чувак обрадовался: шансы вытянуть из дядюшки деньги явно возросли.

— Это Чамп, — напомнил Чувак.

— Ах да, Чамп! Конечно же Чамп! Какое совпадение, я время от времени обмениваюсь сообщениями с сэром Уильямом Чампом, моим коллегой из Манчестера. Не того, что в Нью-Гемпшире, а того, что в Англии. Весьма достойная личность этот сэр Уильям.

«Пройдох везде хватает, — подумал Чувак. — Почему Англия должна стать исключением из этого правила?»

— Ну ладно, — Дэйв увидел, как в зал вошли несколько женщин, — я иду раздавать благословения новым овечкам, прибившимся к моему стаду. Пока!

— Дэйв, у меня проблемы!

— Что такое?

— Мне, то есть нам с Чампом, негде жить…

— Ты продал свой дом на колесах?

— Нет, какие-то придурки взорвали его. Он сгорел…

— Ты что-то темнишь, дорогой мой. Выкладывай своему дядюшке правду!

— Короче, за этим стоит один отморозок с большой пушкой.

Чувак даже и представить себе не мог, что в данный момент отморозок с большой пушкой находился всего в каких-то десяти метрах от него. Внизу и немного правее — в своих личных покоях, оборудованных в подвале Церкви Апокалипсиса.

— Отморозок с большой пушкой — это серьезно, — согласился Дэйв. — Ладно, располагайся наверху в келье номер три. С тебя десятка за сутки.

— Десять долларов? — вылупился на дядю Чувак.

— Тебя удивляет моя щедрость? Но ты же мой родственник, а Господь, — Дэйв притворно вздохнул и перевел взгляд на потолок, — завещал нам помогать своим ближним…

— Какая щедрость? Десять долларов в сутки за паршивую комнатенку? Без завтрака и неограниченного дармового кофе? За конуру, в которой только и есть, что кровать и зеркало?

— Прости, племянничек, никак не доходят руки установить в каждой келье по джакузи, — съязвил Дэйв. — Но если тебе не подходит, то я не стану настаивать. В самой дешевой из местных ночлежек с тебя взяли бы тридцатку! К тому же с собакой. Так что соглашайся, пока я добрый!

Чамп едва слышно зарычал. Чувствовалось, что он еле сдерживается, чтобы не броситься на Дэйва. Почитательницы проповедника выстроились вокруг них на некотором отдалении и преданно поедали глазами своего «духовного отца и спасителя».

Дэйв порылся в кармане брюк и достал оттуда ключ.

— По рукам?

— По рукам! — обреченно ответил Чувак, отдавая себе отчет в том, что больше ему идти некуда. Гостиницы и мотели отпадали сразу: ведь именно там станут искать его в первую очередь люди Усамы. — Деньги можешь удерживать из моего заработка, наличных у меня сейчас нет.

— Но ты не зарабатываешь в день столько! — обеспокоился Дэйв.

— Ничего, откроешь мне кредит, — ответил Чувак, забирая ключ. — Или начнешь высчитывать мой заработок по справедливости. Пошли, Чампи.

В небольшой комнатке всего и было, что кровать и зеркало. Чувак не успел распаковать сумку, как в дверь постучали.

— Кто там? — вздрогнул новый постоялец.

— Это я, — послышался голос Дэйва. — Пришел посмотреть, как ты устроился.

Пришлось открыть дверь и впустить назойливого дядюшку внутрь.

— Я пришел сделать тебе одно предложение, — бойко начал Дэйв, усевшись на кровать и приглашая Чувака последовать его примеру.

— Не мог подождать до утра? — поинтересовался Чувак.

— Утром я буду занят другими делами. У тебя нет сигары?

— Я не курю.

Чамп ушел в дальний угол комнаты, зевнул и счел за благо притвориться спящим.

— Да, я забыл. Но это неважно. Значит, так. Что бы ты сказал на то, если бы я в один прекрасный день стал мэром этого города?

Величавым жестом Дэйв указал на окно.

— Ничего, — честно ответил Чувак.

— Странно… А если бы я стал президентом Соединенных Штатов?

Тут Чувак вспомнил, что о видах Дэйва на президентство ему рассказывала Джен, поэтому не удивился. Его равнодушие больно ранило Дэйва, и он пустился в объяснения, как много потеряет Чувак, если не воспользуется случаем вовремя присоединиться к команде победителей.

— Достигнув высот, я никогда не забуду тех, кто помог мне их достичь. Если ты поможешь мне, то я помогу тебе. Этот вечный принцип как нельзя лучше определяет взаимоотношения между людьми. Ты поможешь мне стать президентом, а я в благодарность за это сделаю тебя… Ну, скажем, послом Соединенных Штатов в Мексике!

Чувак выжидательно молчал, никак не выражая своего восторга от столь блестящей перспективы.

Он знал, что дядя ничего не делает даром, а если делает, то с такими процентами, что легче утопиться.

— Ты не веришь своему дяде? Напрасно. Я умею быть щедрым! Хочешь, я не буду брать с тебя плату за эту прекрасную комнату? — добавил Дэйв.

Чувак понял, что дело нечисто. Одно дело назначение послом в далеком будущем, а совсем другое — отказ от ежедневной десятки баксов. Только очень веская причина могла побудить Дэйва сделать это.

— А взамен ты должен будешь оказать мне одну услугу…

— Это уже было, — перебил дядюшку Чувак, — давным-давно. Прости, Дэйв, но мне не хочется за решетку.

— А при чем здесь решетка? — вскинулся Дэйв. — Кто говорил о решетке? Всего-то пустяковое дельце, постоять на стреме, пока я буду осматривать дом одного чудака из местных жителей.

— Осматривать дом?

— Ну да, заодно кое-что там поищу. Одну вещь, которая поможет мне выйти в люди.

— Значит, я стану соучастником кражи, — констатировал Чувак. — Не пойдет.

— Он не будет обращаться за помощью в полицию.

— Нет.

— Он завяз в дерьме по уши…

— А я не хочу завязать в дерьме!

— Я дам тебе триста баксов! Тебе ведь нужны деньги?

— Нет!

— Пятьсот!

«Дело явно пахнет двумя пожизненными сроками, если Дэйв решился на это», — подумал Чувак.

«Дам ему тысячу, так и быть! — решил Дэйв. — Одному, без подстраховки, лезть в чужой дом опасно. К тому же, если засыпемся, можно будет свалить все на этого дурака, а самому выйти сухим из воды».

— Тысяча!

Чамп вдруг завертел головой, принюхиваясь и прислушиваясь.

«Это дело тянет не на пожизненное, а на газовую камеру или электрический стул», — решил Чувак и, придав голосу максимальную твердость, заявил: — Нет, нет и нет! Ты напрасно теряешь время. Я не соглашусь!

— Почему?

— Потому что я хочу жить спокойно! И на свободе!

— Дэйв, уби-рай-ся прочь! — истошно заорал кто-то на улице.

Тут же звякнуло разбитое окно, и в комнату влетел тяжелый булыжник… Первым на изменение ситуации среагировал Дэйв. Он вскочил с кровати и бросился к двери. Вслед за ним в коридор выскочил Чамп, а за ним Чувак с сумкой на плече. Инстинкт самосохранения подсказывал ему, что здесь он не найдет тихой заводи, о которой мечтал всю жизнь.


Мэр Хомо и Эл Круз | Реальный чувак | Эконаезд