home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Эконаезд

По коридору полз серый дым. Несколько дверей было распахнуто настежь, из них вырывались длинные языки пламени. Другие двери продолжали раскрываться, из них выскакивали полуодетые люди. Огонь уже перекинулся в нескольких местах на ковровую дорожку. Надо было спасаться, и делать это как можно скорее.

— Что за хрень? — завопил Дэйв, сбивая с ног сразу двух визжавших от страха, легко одетых девиц. — Что происходит?!

— Это я хочу знать, что происходит! — В Дэйва вцепился полуголый толстяк, которого Чувак раньше никогда не видел. — Я заплатил за ночь…

Чувак и Чамп бросились к лестнице.

— Апокалипсис! — доносились отовсюду женские голоса. — Конец света настал!

У выхода на лестницу возник небольшой затор. Чувак ликвидировал его при помощи нескольких энергичных пинков. Чамп помогал ему, цапая зубами особенно медлительные ноги. Здесь их нагнал Дэйв.

— Спускайтесь быстрее! — орал он своему контингенту. — Это еще не конец света, идиотки!

Кубарем скатившись по лестнице, Чувак и Чамп оказались в затемненном молельном зале, по которому хаотично носились черные фигуры с фонарями и палками.

— Ни фига себе Апокалипсис! — вырвалось у Чувака.

Еще недавно чопорный и приторно-благостный зал церкви Дэйва напоминал Перл-Харбор в день вероломного японского нападения. Там и сям вооруженные битами и клюшками люди, среди которых были и женщины, сосредоточенно крушили обстановку — скамейки, кафедру, светильники, утварь, вопя при этом что было мочи: «Сдохни, Дэйв!» или «Дэйв — враг природы!». В темноте метались и скрещивались, как лучи лазера, голубоватые лучи фонарей. Чувствовалось, что погромщики кого-то ищут.

Посреди зала, там, где совсем недавно тянулись ряды скамеек, стоял представительный мужчина в костюме ниндзя, явно главарь нападавших, в окружении пяти здоровяков в таких же черных нарядах. У этих амбалов фонари были не ручные, а налобные, напоминавшие горящий глаз циклопа. Дубинки, которые они держали в руках, довершали сходство с одноглазыми великанами.

— Ищите Дэйва! — орал главарь. — Найдите мне Дэйва!

Оценив обстановку, Чувак решил пробираться к выходу. Чамп благоразумно держался позади хозяина.

— Мы пойдем вдоль стены, Чампи, так безопаснее… Отпустите меня!

Последняя фраза была обращена к толстяку, который одной рукой опирался о стену, а другой так и продолжал держаться за футболку Чувака.

— И не подумаю! — ответил тот. — Вы должны мне помочь, ведь я ваш клиент.

— Это как? — удивился Чувак, пытаясь вырваться.

Тщетно, пальцы у толстяка были удивительно цепкими. И еще от него пахло потом и чесноком.

— Я заплатил за комнату и снял двух милашек на ночь…

— Но я не имею к этому никакого отношения! Пустите меня!

— Разве вы не охранник?

— Почему вы так решили?

— Вы одеты, и у вас собака…

Чувак уже собрался было оставить свою майку на память толстяку, но кто-то пронесся мимо них, круша все на своем пути. Чувак быстро присел и услышал, как рядом упал на пол толстяк, наконец-то разжав свои пальцы. Чувак привстал, готовясь дать деру, но толстяк снова схватил его, на этот раз за плечо.

— Да отстань ты! — Чувак стряхнул его руку.

— Тише ты! — раздался позади тихий голос Дэйва. — Не рыпайся. Вход перекрыт. Они ищут меня, а чтобы не скучать, избивают всех, кто пытается сбежать отсюда. Послушай!

Чувак напряг слух, и среди шума погрома действительно услышал крики и ругательства, доносившиеся от выхода.

— А кто это?

— Экологические фанатики Эл Круза, — ответил Дэйв. — А вот и он сам со своими телохранителями-сицилийцами. Скотина!

— Мне кто-нибудь поможет выбраться отсюда? — Толстяк снова попытался схватиться за Чувака, но Чамп пресек этот маневр, цапнув толстяка за указательный палец.

Сделал он это очень осторожно, почти вежливо, но толстяк сделал выводы и больше рук не распускал.

— Если бы у меня была минута! — вздохнул Дэйв.

— И что тогда? — Чувак оглядел зал, прикидывая варианты спасения. Быть избитым ни за что ни про что ему не хотелось.

«Я сегодня же уберусь из этого сраного города! — пообещал себе он. — На первой же попутной машине уеду с Чампом, куда придется, хоть в Сан-Диего, хоть в Бостон, хоть в Канаду! Лишь бы подальше от Катарсиса!» Тут он вспомнил о Джен и подумал, что оставлять ее одну было бы предательством, несмотря на недавнюю ссору.

«Ладно, сперва надо улизнуть отсюда живым и невредимым, а уж потом строить планы на будущее», — решил Чувак.

— У тебя будет минута, возможно даже и две, — сказал он Дэйву, чувствуя, как от дыма, наползавшего сверху, начало щипать глаза, — только отползи подальше от нас.

— О’кей.

Чувак медленно, с расстановкой, сосчитал в уме до пятнадцати, давая дядюшке убраться прочь на достаточное расстояние, а затем крепко схватил за руку сидевшего на полу и поскуливающего толстяка и громко, что есть силы, заорал:

— Дэйв здесь! Все ко мне! Я держу Дэйва!

Толстяк дернулся, попытался что-то возразить, но поперхнулся дымом и забился в пароксизме кашля.

— Где Дэйв?!

— Где эта скотина?!

— Кто поймал Дэйва?!

— Это Дэйв!

Чувак зажмурился от света сразу нескольких фонарей, направленных ему в лицо, и почувствовал, как толстяка вырывают из его рук.

— Где этот засранец? — раздался властный голос Эла Круза.

Пользуясь тем, что на них никто не обращает внимания, Чувак и Чамп переместились на несколько метров ближе к выходу и стали ждать обещанного Дэйвом спасения, потому что дверь, ведущая на свободу, продолжала оставаться под контролем — четверо людей Эла Круза застыли возле нее, словно изваяния.

— Это не Дэйв, кретины! — загрохотал Эл Круз, хорошенько рассмотрев пленника. — Это какой-то боров!

— Как вы смеете? — взорвался толстяк. — Я — судья Кребс! Я покажу тебе, кто из нас боров!

— Выведите его на улицу прямо в таком виде и дайте хорошего пинка под зад, — приказал Эл Круз, и несколько человек поволокли визжавшего судью Кребса к выходу.

«Где же этот чертов Дэйв? — подумал Чувак в ожидании спасения. — Неужели он попросту свалил, оставив нас тут?»

Чувак ошибался — Дэйв не убежал. Он пробрался в северный угол молитвенного зала, нажал на оду из плит в полу и через открывшийся пол спустился в подвал, где его сразу же схватили люди Усамы.

Проснувшись от криков и выстрелов в самом начале нападения, боевики схватили оружие и ринулись к выходу, но Усама дал команду отставить. Он подождал, пока наверху станет тихо. Ему было ясно, что кто-то напал на Церковь Апокалипсиса. Высовывать нос наружу во время штурма он не собирался, пусть даже и через выход, ведущий прямо во двор. Нельзя было рисковать сейчас, когда атомная бомба была уже доставлена сюда, в подвал, и спрятана под ложем Усамы.

— Может быть, благочестивые жители этого проклятого города решили уничтожить гнездо разврата? — предположил Мустафа, принеся очередную, седьмую по счету за этот вечер, чашку кофе.

Усаме не спалось — он праздновал обретение оружия возмездия.

— В этом городе есть благочестивые жители? — прищурил глаза Усама. — Откуда? Благочестие и Катарсис так же несовместимы, как твоя голова и разум!

«Когда-нибудь я припомню тебе все!» — пообещал про себя Мустафа, почтительно хихикая над шуткой босса.

Раздался вопль обезьяны. Усама поморщился, словно от зубной боли, нашарил под подушкой пульт, принесенный Мустафой от Профессора, поднялся, завел левую руку с пультом за спину и вышел к своим людям. «Настало время положить очередной камень в незыблемый фундамент своего авторитета», — думал он, причмокивая губами в предвкушении того фурора, который вот-вот произведет. Он отвязал Микки, направил на нее пульт и приказал:

— Эй, обезьяна, иди сюда!

Усама не глядя нажал несколько кнопок из дюжины расположенных на пульте, но обезьяна не сдвинулась с места.

Профессор, при всех своих чудачествах, был человеком предусмотрительным. Он принял меры для того, чтобы обезьяна не могла бы управлять сама собой, стащив пульт. Включался пульт только после набора определенного кода. Усама об этом не знал и из-за самонадеянности даже и не подумал заранее попрактиковаться с пультом.

Репутацию Усамы спас Дэйв, внезапно свалившийся откуда-то сверху. Дэйву крупно повезло, что люди Усамы не пристрелили его сгоряча, а всего лишь схватили и разок приложили головой об стену. Про обезьяну все забыли, и она забилась в угол, настороженно поглядывая на своего мучителя.

— Усама! — вскрикнул Дэйв при виде своего главного постояльца. — Мы в опасности! На нас напали враги!

— Кто? — едва шевеля губами, произнес Усама.

— Эл Круз и его люди! Вы должны прогнать их!

— Мы ничего тебе не должны! — Кустистые брови Усамы сдвинулись на переносице. — Ты получил арендную плату!

— Я прошу вас помочь!

— Я не враждую с человеком по имени Эл Круз и его людьми! — отрезал Усама. — Уходи и решай свои проблемы сам!

— Но они же сначала разрушат мою церковь, а потом доберутся до вас!

— Тогда-то мы разберемся с ними!

— А если они взорвут здание? — Изворотливый ум Дэйва, кажется, нашел нужные доводы. — Обломки обрушатся на вас и похоронят здесь! Неужели вы этого хотите?

— Подойди ближе! — велел Усама.

Его люди подтащили Дэйва к нему. Усама пошевелил пальцами, отгоняя их прочь. Боевики выпустили Дэйва и отступили на три шага. За своей спиной Усама почувствовал дыхание Мустафы. Он недовольно дернул щекой, и Мустафа исчез.

— Ты вернешь мне то, что я уплатил тебе, сняв на месяц эту нору!

— Половину!

— Все или ничего!

В глазах Усамы Дэйв прочитал, что если он ответит «ничего», то на этом нить его жизни прервется.

— Я согласен! Но поторопись, Усама! Заклинаю тебя — поторопись!

— Помни свои слова! — Усама грубо оттолкнул Дэйва, приготовившегося упасть в его объятия, и проорал что-то своим людям.

Те дружно и как-то обрадованно вскочили на ноги, разделились на две группы и тихо, словно бесплотные духи, покинули подвал. Первая группа вышла через вход, ведущий во двор церкви, а вторая поднялась через тот лаз, откуда спустился Дэйв.

— Пошли! — Усама подтолкнул Дэйва в спину. — Полюбуемся с улицы этим зрелищем!

Двое экофанатиков, рисовавших на асфальте при помощи баллончиков с краской огромную эмблему своей организации — земной шар в виде сердца и руку с желтым цветком, высовывающуюся из него, пали первыми — им попросту перерезали глотки, чтобы не поднимать лишнего шума. Обойдя Церковь Апокалипсиса по периметру, боевики подошли к главному входу и бросились в атаку.

Эл Круз сильно струхнул, когда в церковь ворвалось два десятка бородачей, которые принялись методично и со знанием дела уничтожать его людей самыми садистскими способами. Неведомый враг действовал наверняка. Его редкие выстрелы были исключительно меткими, а удары ножей и прикладов — убийственными. Люди Усамы с радостью ухватились за возможность размять косточки.

То и дело раздавались крики, хрипы и стоны, говорившие о том, что еще один адепт экологии отправился к праотцам. Экологические фанатики пытались оказать сопротивление, но тщетно — опытные, хорошо обученные убийцы продолжали истреблять дилетантов, которым вздумалось поиграть в войнушку. Кровавая бойня набирала обороты.

Экофанатики впали в панику. Шальная радость, вызванная веселым и бесшабашным погромом, уступила место обреченности. Теснимые свирепыми бородачами с двух сторон, люди Рэнди обратились в бегство.

Эл Круз славился умением быстро оценивать обстановку и столь же быстро действовать.

— Сматываемся, — заорал он что было мочи!

В окружении телохранителей Эл побежал к выходу, но и оттуда уже лезли навстречу ему бородачи с автоматами Калашникова.

«Кто это? — недоумевал Эл, глядя, как падают вокруг его телохранители. — В какой преисподней откопал их Дэйв?»

Ему чудом удалось пробиться наружу, правда, из пяти телохранителей с ним остался всего один, да и то раненный в правое плечо. То и дело оглядываясь, Эл побежал к своему длиннющему лимузину, припаркованному за углом. Телохранитель, зажимая рану ладонью, рухнул на землю.

Увидев бегущего босса, водитель завел мотор и распахнул дверцу. Эл прыгнул в машину. Водитель стрелой сорвался с места.

Когда в зале появились новые бойцы, превратившие экологический погром в кровавую баню, Чувак упал на пол, прижал к себе Чампа и лежал не шелохнувшись до тех пор, пока вокруг не стихли выстрелы и крики. В темноте он не мог толком разглядеть нападавших, но ему показалось, что он видел трех знакомых по «Талибанингансу» — Мустафу, Али и Селима. Значит, это были люди Усамы!

Перебив экологических фанатиков, боевики забрали себе их фонари и бумажники, после чего принялись расхаживать по залу, добивая тех, кто казался им живым. Получив пинок под ребра, Чувак поднялся на четвереньки и поднял голову. Следующий пинок поднял его на ноги.

— Кто ты? — спросил вооруженный автоматом Калашникова бородатый тип, немного похожий на самого Усаму, только гораздо моложе.

— Элиф аир аб тизак? — спросил Чувак, показывая рукой на выход.

Пораженный неожиданным ответом бородач растерянно похлопал глазами и жестом позволил Чуваку ретироваться.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил Чувак и неторопливо пошел к выходу, то и дело обходя валявшиеся на полу трупы.

Теперь Чувак знал, что его заклятый враг — главарь шайки, прятавшейся в подвале Церкви Апокалипсиса. В первый момент это показалось ему настолько смешным, что он чуть не расхохотался, но затем ему стало страшно. Он сообразил, как рисковал, ежедневно показываясь в дядюшкиной церкви.

Он решил как можно скорее добраться до Джен! Помириться с ней и уговорить немедленно бежать из Катарсиса на ее машине! А там уже будет видно, расстанутся ли они в первом, подходящем для жизни городе, или станут жить вместе. Но это будет позже! Если им удастся унести ноги из проклятого городка! Надо спешить! Он обернулся и поискал глазами Чампа. Его нигде не было видно, но по первому же зову он подбежал к Чуваку, сел на задние лапы, преданно глядя в глаза хозяину.

— Если возникнут проблемы, сматывайся без меня! — крикнул ему Чувак.

Чамп ответил взглядом, полным укора: «Неужели ты считаешь, что я способен удрать, бросив тебя в беде?» — говорил он всем своим видом…

Чувак потрепал пса по голове и направился к выходу из Церкви Апокалипсиса.

Окровавленный, все еще перекрученный боем Мустафа вышел из церкви и направился к Усаме и Дэйву, благоразумно ожидавшими снаружи окончания.

— Все в порядке, мой господин, — доложил Мустафа. — Со всеми, кто был в церкви, покончено. Первый этаж выгорел дотла, второй частично.

— А что с третьим этажом? — озабоченно поинтересовался Дэйв.

На третьем этаже располагалась типография, печатавшая порнографические журналы и плакаты, а также секретное хранилище, где он держал ту долю своих сбережений, о которых не полагалось знать Федеральной налоговой службе.

— Третий этаж в порядке, — ответил Мустафа. — Там такая крепкая стальная дверь, что ей любой огонь нипочем! И окна, должно быть, не хуже двери.

Дэйв улыбнулся про себя. Окон на третьем этаже вообще не было — изнутри оконные проемы по его распоряжению наглухо были заделаны кирпичом. Для прочности и секретности. Дэйв был наслышан об аппаратуре, позволявшей по колебанию оконных стекол вести запись всего сказанного в помещении. А еще ему не хотелось, чтобы какой-нибудь любитель приключений спустился по веревке с крыши и залез через окно в его «банк».

— Есть проблемы? — спросил Усама.

— Только одна — слишком много трупов.

— Полицию я беру на себя, — махнул рукой Дэйв. — Ваш отсек подвала отсутствует на планах церкви. Никто о нем не знает. После того как вы вернетесь к себе, я вызову копов и сообщу, что какие-то бандиты устроили перестрелку в моем храме! Мы с вами останемся в стороне… И я смогу получить страховку!

Мустафа и Усама многозначительно переглянулись. Они знали, что никакой страховки Дэйву получить не удастся. Акция возмездия была назначена Усамой на пятницу, до взрыва оставалось менее суток.

— Пора уходить, Усама, — напомнил Мустафа. — С минуты на минуту приедет полиция.

— Ты прав, — согласился Усама и, верный привычке не возвращаться тем же путем, каким пришел, направился ко входу в Церковь Апокалипсиса.

Мустафа забежал вперед, намереваясь открыть перед Усамой дверь, но его опередил Чувак, толкнувший ее изнутри.

«Это конец!» — подумал Чувак, увидев прямо перед собой Усаму.

«Так ты не умер?» — удивился Усама, считавший Чувака покойником.


Пес в холодильнике | Реальный чувак | Вавилонское пленение