home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27


Может, поэтому он приходил к Лане каждую ночь?

Причем началось это около года назад, прошлой весной. Первые месяцы после выписки из больницы были сплошной болью и тоской, а по ночам душили кошмары, в которых снова и снова умирал Кирилл. Так прошли осень и зима.

Но весной все изменилось. То ли пробуждающаяся природа, когда «и даже пень в апрельский день березкой снова стать мечтает», то ли небольшое облегчение, которое принес крах «Скифа», но кошмары сменились… Сменились…

Мужчины у Ланы были. Целых два. И обоих она любила. Но, получается, ей это только казалось, хотя разрыв переживала очень тяжело, выплакав три ведра слез. Одному из бойфрендов, сериальному актеру, поведшему себя слишком уж по-свински, ее брат, Яромир, нынешняя звезда Голливуда, расквасил в свое время физиономию.

И Лана думала, что чувственная любовь и секс — это одно и то же. Классно, конечно, улетаешь, и все такое. Но, если честно, непонятно, почему об этом столько говорят.

Но то, что происходило с ней во сне… Этого не могло быть, ведь это сон, всего лишь сон, но это было. И просыпаясь, Лана плакала. Потому что понимала — подобного в ее жизни не случится. Никогда. Ни один живущий на Земле мужчина ей больше не нужен. А нужен тот, кого нет.

И с этим предстояло жить дальше. И отец, и мама Лена, видя настроение дочери, пытались познакомить ее с достойными, как им казалось, кандидатурами. Кандидатуры в итоге отправлялись курить бамбук. Ярик, когда бывал в Москве, везде и всюду таскал сестру с собой, погружая в шумный водоворот тусовок. Лана с удовольствием развлекалась, рядом с братом ей было комфортно и спокойно, но потом он уезжал, и девушка с еще большим остервенением окуналась в работу, выматывая себя до предела. Чтобы вечером почитать что-нибудь отвлекающее, и — туда, к нему, к Кириллу.

Теперь Лана знала, как выглядел Кирилл Витке до встречи с Маняшей Скипиной. По ее просьбе Матвей Кравцов собрал всю имеющуюся информацию о финансовой группе «Монблан» и в первую очередь о ее хозяевах.

С фотографий смотрел потрясающе красивый мужчина. Пожалуй, он вполне мог составить достойную конкуренцию в Голливуде Яромиру Красичу, стань он актером. Потому что красота Кирилла не была сладко-конфетной, ну, губки там, глазки, реснички. Нет, внешность мужчины была переполнена животным магнетизмом роскошного самца: мускулистое стройное тело, ухоженная грива густых черных волос, рельефные скулы, твердый ироничный рот, смугловатая чистая кожа, завораживающе красивые глаза оттенка горького шоколада, ресницы почти до бровей…

Какая же ты сука, Мария Борисовна Скипина!

И теперь именно этот мужчина приходил каждую ночь, наполняя сны чувственной энергетикой, даря неизведанные ранее эмоции. И исчезая в самый неподходящий момент.

Поэтому Лана даже рада была усложнившейся ситуации в холдинге. Собственно, ничего особо страшного не происходило, просто война за право строить престижный бизнес-центр почти в центре Москвы развернулась нешуточная. Прибыль этот объект сулил более чем внушительную, речь шла о сумме с шестью нулями. Валютными нулями.

В этот раз к привычным конкурентам присоединилась новая, никому раньше не известная строительная компания. Новичка никто не воспринял бы всерьез, будь это какая-нибудь провинциальная российская фирма, попытавшаяся пробиться на столичный строительный рынок. Но «JTI» имела внушительный список построенных объектов по всему миру, основным пакетом акций владели турки. Репутацией компания обладала более чем солидной, конкурентом была серьезным и, разумеется, ее в Москве никто не ждал.

Да и сами учредители не совались сюда раньше, опасаясь разгула криминала лихих девяностых. Потом присматривались, где-то лет семь-восемь. И вот наконец решили отхватить свой кусок пирога, ведь цены на жилье в Москве — одни из самых высоких в мире.

Для чего создали дочернюю фирму, с тридцатью процентами российского капитала. Кому достались эти тридцать процентов акций, узнать не удалось, не помогла даже конкурентная разведка. Кто бы ни был российский соучредитель, затихарился он глубоко. Директором «JTI-Москва» стал, похоже, зитц-председатель Фунт. Ну, не тот дедулька из «Золотого теленка», конечно, но типаж с того же склада. Особенно впечатляло имя директора — Петр Иванович Смирнов. Супер! Круче был бы только Иванов. Или Сидоров.

Невзрачный человечек, из которого даже костюм от Армани не смог выбить дух совка, «на людях» появлялся очень редко, почти безвылазно находясь в роскошном офисе в районе Лубянки. Нет, не там. Не на площади. Там невзрачность профессиональная, а здесь — природная.

Но специалисты за тощей спинкой господина Смирнова стояли классные. Внедрение на строительный рынок Москвы проходило настораживающими темпами, и вот теперь «JTI-Москва» обнаглела настолько, что посмела принять участие в тендере на возведение бизнес-центра!

И, как оказалось, российские соучредители, в отличие от турецких, вести борьбу цивилизованно не собирались изначально. У всех их конкурентов начались проблемы разного плана, но больше всего — у холдинга Мирослава Красича. На все стройплощадки, а также на заводы и склады зачастили проверки разного плана, от пожарников до ФМС. И хотя каждый шаг Мирослав десять раз согласовывал с юристами, стараясь ни в коем случае не выходить за рамки законодательства, а на работу нанимал только имеющих регистрацию специалистов, но бесконечные проверки напрягали.

На это утро была запланирована планерка с участием начальника строительства жилого дома, которое курировала Лана. Элитная высотка в экологически чистом районе Москвы вымотала немало нервов, но это девушке даже нравилось. Все мысли были заняты стройкой, и некогда было изводить себя воспоминаниями о Кирилле.

Она моталась туда раз-два в неделю и планерки проводила не в офисе, а на стройплощадке. Нанятые таджики работали хорошо, ведь регистрацию им оформил холдинг, он же расселил рабочих в собственном общежитии, проблем с милицией у людей не было — отчего же не работать! К тому же зарплата выдавалась регулярно, и именно та, которую обещали.

Красичи никогда не пытались сэкономить на рабочей силе, справедливо полагая, что качественную работу можно требовать только с сытых, спокойных, уверенных в завтрашнем дне людей. И построенные холдингом объекты выгодно отличались от халабуд жадных конкурентов. Да, прибыль была чуть меньше, зато репутация — превосходная. И именно она, репутация, позволяла фирме Мирослава Красича выигрывать тендер за тендером.

Что должно было произойти и сейчас, поскольку мелкие пакости конкурентов ощутимого ущерба не принесли. Нервировали — да, напрягали — да, но не более. Если представителям контролирующих органов охота месить февральскую слякоть — милости просим! Вот бумаги, вот документы, вот рабочие, вот объект — проверяйте. Все равно ничего криминального не найдете, все в рамках закона.

Отец сегодня с утра собирался встретиться с Матвеем, по своим каналам пытавшимся собрать информацию о вконец обнаглевших совладельцах «JTI-Москва», а Лана сразу порулила на стройку.

Конец февраля выдался на редкость снежным, как, собственно, и вся эта зима. Дорожные службы по-прежнему пребывали в состоянии шокового коллапса — ни фига ж себе, зимой снег идет! И пробки на дорогах утром и вечером достигали совсем уже неприличных размеров.

Но Лана, в такую погоду пересаживавшаяся из «Лексуса» в юркий джип, научилась объезжать самые узкие места, тщательно изучив карту автомобильных дорог Москвы. Зачем тупо переть через центр, когда есть множество боковых улочек и развязок? И пока металлическое стадо блеяло и взмемекивало, заполонив Садовое кольцо, ярко-красный джипик проскальзывал сквозь проходные дворы и переулки.

В общем, очередной неожиданный февральский снег не смог помешать Лане добраться до стройплощадки почти вовремя.

Каждый раз, приезжая сюда, девушка с удовольствием отмечала, как быстро растет кирпичная башня. Именно кирпичная, полюбившийся современными строителям каркасно-монолитный метод в холдинге Красича применялся только при возведении бизнес-центров. А в жилых домах все-таки лучше кирпич. И с точки зрения экологии, и с точки зрения потребительских качеств. И с многих других точек, в общем — сплошное многоточие. Нет, не матерное многоточие, хорошее.

Этот дом был первым объектом, который отец полностью доверил вести Лане. От согласования всех разрешений до сдачи в эксплуатацию. Котлован начали рыть в июне прошлого года, а сейчас, в конце февраля, заканчивали возведение последнего этажа. На очереди была крыша.

Это и являлось основной темой сегодняшней планерки.

С начальником стройки, Георгием Михайловичем Пилишвили, у Ланы сложились ровные рабочие отношения. Поначалу девушка опасалась, что ей придется в очередной раз ломать стереотипы, доказывая, что ухоженная красотка вполне может являться крепким профессионалом. Но, к счастью, не пришлось. Георгий Михайлович тоже сломал очередной стереотип, согласно которому грузин обязательно должен быть знойным мачо, вожделеющим любую мало-мальски симпатичную особь женского пола. А уж когда симпатичность намного превышает мало-мальскую — тут вообще дым из ноздрей!

С первой минуты знакомства и по сей день Пилишвили обращался к Лане только по имени-отчеству и на «вы», держался ровно и сомнения в деловых качествах начальницы не выразил ни разу. Рабочий процесс был организован четко, простоев не случалось, стройматериалы подвозились вовремя, документация велась правильно — порой Лане казалось, что все идет слишком уж хорошо. Да, запарки и форс-мажоры случались, поначалу жители близлежащих домов активно пытались помешать строительству дома на месте пустыря, на котором они обустроили огородики, грунтовые воды заливали котлован, рвались старые коммуникации — но это все было решабельно.

И дом рос, словно крепенький гриб-боровичок после летнего дождика, вызывая у Ланы смешанные чувства — иногда гордости, иногда злости, иногда — радости. Но положительных эмоций все же больше. Впервые в жизни она делала что-то реальное, что можно увидеть не только на бумаге. И что останется надолго.

Лана осторожно проехала по раздолбанной грузовиками дороге стройплощадки, добираясь до вагончика начальника стройки. Ходить пешком по чавкающей слякоти совсем не хотелось, несмотря на предусмотрительно надетые высокие ботинки, похожие на солдатские.

Странно. Возле вагончика Пилишвили стояла не только его машина, но и два черных «Опеля» с затемненными стеклами. После пережитых событий странностей Лана не любила и предпочитала прослыть параноиком с манией преследования, чем снова вляпаться в криминал.

Поэтому, выбравшись из джипа, вытащила мобильный телефон и набрала номер Кравцова:

— Алло, Матвей? Доброе утро.

— Здравствуйте, Милана Мирославовна.

— Матвей, я сейчас на своем объекте, и меня смущает присутствие здесь двух совершенно не запланированных «Опелей» с тонированными стеклами. Пробей, пожалуйста, их номера по базе и перезвони мне, если что-то подозрительное обнаружишь.

— Диктуйте номера.



Глава 26 | Страшнее пистолета | Глава 28