home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог


…Море лениво колыхалось, изредка выплескивая волны, на боках которых прыгали и резвились солнечные зайцы. Лана безмятежно шла вдоль берега, шлепая босыми ногами по мелководью. Теплая прозрачная вода с притворным возмущением нападала на узкие ступни девушки, шипела и пузырилась, цепляясь за пятки. Солнце гладило загорелую кожу, бережно высушивая капельки, оставшиеся после купания. За спиной послышался топот, плеск и радостное фырканье.

— Эй, слоняра, поосторожнее! — улыбнулась Лана, не поворачиваясь. — С ног собьешь — потом не обижайся, останешься без обеда.

Топот прекратился, стало почти тихо. Но вода, предательски хихикая, выдавала планы находившегося за спиной, и когда раздался счастливый щенячий взлай и во все стороны полетели фонтаны брызг, Лана с хохотом отскочила в сторону. Не удержавшись на ногах, она упала на мягкий белый песок и была тут же зализана мокрым язычарой здоровенного пса. Гигант с обожанием смотрел на смеющуюся девушку, виляя куцым обрубком хвоста.

— Эй, Тимыч, что за дела? — родной голос вызвал волну нежности, превратив происходящее в момент абсолютного счастья. — Ты куда вместо хозяина с поцелуями лезешь?

Силуэт подошедшего мужчины заслонил солнце, лица видно не было, лишь один темный контур. Господи, пусть так будет всегда! Солнце, море, Кирилл…

— Я тебя люблю, — прошептала Лана, глядя на своего мужчину. — Ты только не уходи больше, ладно? Я больше не смогу без тебя.

— Ну куда же я от тебя денусь, — он сел рядом на песок и, склонившись, нежно провел губами по щеке девушки. — Я слишком долго тебя искал, чтобы снова потерять. Это ты не исчезай больше.

— А знаешь, — Лана откинулась на песок, любуясь загорелым лицом своего мужчины, — я ведь это все видела.

— Что это?

— Море, солнце, Тимку, тебя. Ты еще все спрашивал меня, откуда я знаю твоего пса. А отсюда. Мне все это приснилось тогда, после СИЗО.

— Не надо об этом, — помрачнел Кирилл, — иначе я пожалею, что обошелся с братом и его женой лояльно.

— Лояльно? Выкинув его под зад коленом из бизнеса? Употребив все свои связи и вбухав кучу денег ради отправки родственников следом за Витюшей Скипиным?

— Да, родная, лояльно. Если бы с тобой что-то случилось, они бы не выжили. — В глазах мужчины мигнул и погас красный огонек. — Оба.

— Знаешь, — мурлыкнула Лана, уткнувшись носом в его плечо, — я иногда тебя боюсь.

— Не надо, — прошептали твердые губы, приблизившись ко рту девушки почти вплотную. — Не бойся. Люби.

Люблю. И буду любить. Всегда.

И каждый день благодарить судьбу за такой подарок. За возвращение Кирилла.

Именно судьба свела Кирилла и олигарха Владимира Семеновича Тарасова, оказавшегося неплохим мужиком. Увидев, во что превратилось лицо спасшего его сына человека, Тарасов поставил на уши ведь медицинский мир планеты, но нашел-таки гениального врача, жившего в Норвегии. Олаф Кнутсен славился своими смелыми экспериментами в области выращивания органов из собственных стволовых клеток человека. Само собой, официальная медицина не признавала его методов, но он прекрасно обходился и без разрешения коллег, творя настоящие чудеса. Правда, за очень большие деньги.

И именно к нему Тарасов привез Кирилла. Кнутсен честно предупредил, что того, что от него требуют русские, он еще никогда не делал, поэтому все может закончиться очень плохо.

— Хуже, чем это, — усмехнулся тогда Кирилл, показав на жуткий комок плоти, вот уже два года заменявший ему лицо.

— Вы можете умереть.

— Согласен. Я больше не могу жить с таким лицом.

И Кнутсен приступил. Он, руководствуясь фотографией прежнего Кирилла, буквально вылепил из выращенных мышц и кожи новое лицо. Подробностей происходящего Кирилл не знал, большую часть времени он находился под действием обезболивающих препаратов.

Потому что это было больно. Очень. Порой невыносимо. Но где-то там, в Москве, жила девушка, ради которой он был готов на любую боль. Лишь бы вернуться к ней прежним.

Результат превзошел самые смелые ожидания. Когда Олаф снял с пациента последние повязки и поднес к лицу зеркало, Кирилл не выдержал. Да, это не по-мужски, мальчики не плачут, но… Когда больше двух лет видишь в зеркале тошнотворную жуть, когда при виде тебя вороны в обморок падают, а слабонервные дуют в штаны, вдруг — увидеть свое прежнее лицо!

А потом Кирилл разыскал свою верную Иветту Николаевну, сохранившую его бумаги, его контрольный пакет акций, и вернулся в Москву.

Вовремя, как оказалось. Вместе с Тарасовым он быстро навел порядок в деле Ланы, отправив это дело в… В архив, в общем.

И теперь они вот уже две недели наслаждались отдыхом на испанской вилле Красичей. И самое страшное было позади. Ведь теперь они вместе. Навсегда.



Глава 38 | Страшнее пистолета | Примечания