home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Прибытие в Страну затерянных душ

Мальчик не поднимался наверх, к дороге, целую вечность. А какой смысл? Автомобили пролетали все мимо и мимо, а люди не замечали его, не останавливались, даже не притормаживали. Ему тоже не было дела до того, кто ехал по своим делам мимо его леса. Они не замечали его, так зачем ему было следить за ними?

Он играл в свою любимую игру, когда услышал грохот от столкновения машин на дороге. Мальчик прыгал с ветки на ветку, с дерева на дерево, стараясь держаться как можно выше. Страшный удар и скрежет металла оказались для него полной неожиданностью, мальчик не смог как следует рассчитать следующий прыжок и пролетел мимо ветки. Спустя мгновение он уже падал. Вот его тело ударилось об одну ветку, о другую, наткнулось на толстый сук, потом еще и еще, отскакивая от них, словно шарик в бильярдном автомате. Мальчику не было больно, как бы сильно он ни ударялся. Он смеялся, пока не миновал все ветки и не полетел к земле по прямой.

Он с силой ударился о твердую почву — такое падение наверняка убило бы его при иных обстоятельствах, но там, в мертвом лесу, оно оказалось лишь кратчайшим путем с верхушки дерева к его корням.

Он поднялся на ноги и собрал выпавшие вещи, прислушиваясь к отголоскам суматохи, происходящей на дороге. Оттуда доносился скрип тормозов и крики людей. Мальчик поспешил туда, ориентируясь по звуку, и полез вверх по крутому гранитному обрыву. На этом коварном участке на его памяти случалась уже не первая авария; их было много — по нескольку каждый год. Однажды, это было давно, автомобиль вылетел с дороги, спланировал, как птица, над лесом и с грохотом ударился о землю. Никто из него не вышел. Конечно, внутри были люди, но они достигли точки назначения раньше, чем мальчик подоспел к месту падения.

Недавно произошедшая авария была страшной. Месиво из машин, огни «скорых», пожарные, тягачи для эвакуации. Когда все разъехались, было уже темно. Вскоре на дороге не осталось практически никаких следов трагедии, только осколки стекла и небольшие кусочки металла. Мальчик нахмурился. Люди ушли туда, куда должны были уйти.

Смирившись с этой мыслью, мальчик спустился по обрыву в лес, испытывая лишь легкое раздражение.

Впрочем, какая разница? Никто не появился, и что? Это же его место. Он вернется к игре и будет развлекаться весь следующий день, и дальше, день за днем, пока не исчезнет и сама дорога.

Только спустившись вниз, он увидел их: двое ребят, выброшенных из попавших в аварию машин, упали с обрыва. Они лежали у подножия утеса, в грязи, под деревьями. Сначала он подумал, что работники «скорой помощи» их просто не нашли, — но вряд ли, ведь они всегда знают, где искать то, что их интересует. Когда мальчик подошел ближе, он увидел, что ни лица, ни одежда лежавших не несут на себе признаков того, что они попали в аварию. Ни ссадин, ни царапин. Отличный знак! На вид ребятам было около четырнадцати, на несколько лет больше, чем ему. Они лежали в паре метров друг от друга, свернувшись калачиком, как дети. У девочки были прекрасные светлые волосы, а мальчик был бы очень похож на китайца, если бы не его нос и слишком светлые для азиата волосы, каштановые с оттенком рыжего. Казалось, дети дышат, по крайней мере, грудь каждого вздымалась и опускалась, повинуясь моторной памяти, — подсознание продолжало управлять телом во сне. Мальчик посмотрел на них и улыбнулся, а потом усилием воли заставил свою грудь подниматься и опускаться в такт. Дул ветер, но в мертвом лесу не было листвы, которая могла бы трепетать. Мальчик терпеливо ждал момента, когда его товарищи по игре проснутся.

Элли почувствовала, что лежит не в своей постели еще раньше, чем открыла глаза. Наверное, она опять упала на пол во сне? С ней такое часто случалось, она постоянно ворочалась, когда спала. То и дело девочка просыпалась утром, обнаружив, что ночью стянула с матраса простыни, и теперь они обвивают ее, словно питон.

Открыв глаза, она первым делом увидела солнечный свет, пробивавшийся между ветвей деревьев, — зрелище обычное для ее спальни, но вот беда, на этот раз девочка не увидела окна, через которое по утрам светило солнце. Да и самой спальни на месте не было, только деревья.

Элли закрыла глаза, чтобы перезагрузить сознание. Ей было известно, что мозг в чем-то похож на компьютер, особенно когда сознание балансирует на грани между явью и сном. Иногда люди говорят или делают в таком состоянии странные вещи, а порой просто не могут сообразить, почему они проснулись в незнакомом месте и как там оказались.

Девочка не беспокоилась. По крайней мере, в самый первый момент. Она постаралась сконцентрироваться, чтобы поискать рациональное объяснение. Наверное, они с родителями пошли в поход? Так? Спустя мгновение Элли представила себе эту картину детально и четко: вот она с семьей идет в поход и ложится спать под открытым небом. Да, так оно и было.

Так и было.

Девочка снова открыла глаза и села. Осмотревшись, она поняла, что никаких признаков того, что они с семьей ночуют в лесу, нет — ни тебе спальных мешков, ни костра, ни палатки. Это показалось Элли странным, и она почувствовала себя беззащитной и невесомой, словно шарик, наполненный гелием.

В паре метров, подобрав колени к подбородку, лежал кто-то еще. Присмотревшись, Элли разглядела мальчика, похожего на азиата. Он казался одновременно знакомым и незнакомым, как будто они уже встречались раньше, но только вскользь.

Внезапно на девочку нахлынула ледяная волна воспоминаний.

Полет через тоннель. Она видела его там. Он врезался в нее, неуклюжий увалень!

— Привет! — сказал кто-то совсем рядом, заставив Элли подскочить от неожиданности. Она резко обернулась и увидела еще одного мальчика, сидевшего скрестив ноги, на уступе гранитного утеса, такого высокого, что было невозможно разглядеть его верхнюю часть.

У мальчика были растрепаны волосы, и одет он был странно — вещи какие-то тесные, слишком теплые, да еще и застегнутые на все пуговицы до самого верха. На лице его было неимоверное количество веснушек, так много сразу Элли никогда еще не видела.

— Пора вставать, — заявил он.

— Ты кто? — спросила Элли.

Вместо ответа веснушчатый мальчик указал на второго парня, который как раз начал ворочаться.

— Твой друг тоже просыпается, — пояснил он.

— Он не мой друг.

Мальчик, похожий на китайца, сел и заморгал. Очевидно, ему трудно было что-либо разглядеть из-за бившего в глаза света. Лицо его было испачкано чем-то коричневым. Наверное, запекшаяся кровь, подумала Элли. Хотя нет. Шоколад. От мальчика пахло шоколадом.

— Странная история, — произнес парень. — Где это я?

Элли поднялась на ноги, чтобы хорошенько оглядеться. Вокруг был настоящий лес, не какая-нибудь там рощица.

— Я ехала в машине с папой, — сказала Элли вслух, нарочно проговаривая то, что могла припомнить, надеясь тем самым вынудить сознание восстановить всю цепочку событий. — Мы ехали по горной дороге, по обрыву над лесом…

Только это был не совсем обычный лес: все деревья в нем были мертвыми, тут и там возвышались сухие стволы, покрытые трухлявыми обрубками ветвей. «Мертвый лес, — сказал отец, указывая рукой на деревья. — Иногда такое бывает. Грибок или еще какое-то заболевание. От них леса гибнут гектарами».

Затем Элли вспомнила: визг шин, удар и внезапно наступившая тьма.

Она слегка разволновалась.

— Так, что здесь происходит? — потребовала она объяснений у веснушчатого парня, так как ей было ясно, что мальчик, измазанный шоколадом, знает не больше ее.

— Здесь отличное место! — отозвался веснушчатый. — Мое место. А теперь и ваше тоже!

— У меня уже есть место, — ответила Элли. — Мне больше не нужно.

В этот момент мальчик, измазанный шоколадом, всплеснул руками:

— Я тебя вспомнил! Ты в меня врезалась!

— Нет, это ты в меня врезался. Веснушчатый мальчик встал между ними.

— Ребята, да хватит спорить! — воскликнул он, раскачиваясь на каблуках. — Нам нужно кое-что сделать!

Элли скрестила руки на груди.

— Я ничего делать не буду, пока не узнаю, что происходит, — начала она, но тут на нее, словно тяжелый груз, разом свалились недостающие воспоминания. — Боже, лобовое столкновение!

— Да! — воскликнул мальчик, испачканный шоколадом. — Точно, а я-то подумал, что мне приснилось!

— Наверное, сознание потеряли! — отозвалась Элли, ощупывая себя сверху донизу, но не находя ни малейшего следа повреждений: ни переломов, ни синяков, ни даже царапин. Как такое могло быть?

— Наверное, нас контузило.

— Я так не думаю.

— А что ты знаешь о контузиях, шоколадный мальчик?

— Меня зовут Ник.

— Ах, да. Я — Элли.

Ник попытался стереть с лица шоколад, но без мыла и воды это, похоже, было невозможно. Ребята разом повернулись к веснушчатому.

— А у тебя имя есть? — спросила Элли.

— Да, — отозвался он, потупившись. — Но я вам его говорить не обязан.

Элли решила не продолжать разговор, так как парень, по-видимому, был плохо воспитан, и повернулась к Нику.

— Наверное, нас выбросило из машин во время аварии, и мы слетели с обрыва. Ветки замедлили падение. Нужно подняться по утесу и вернуться на дорогу!

— Зачем подниматься? — спросил веснушчатый мальчик.

— Они же будут волноваться, — сказал Ник. — Родители наверняка меня ищут.

И вдруг Элли посетило озарение. Но лучше бы его не было, подумала она.

— Может быть, и не ищут, — сказала она. — Если только…

Она не смогла закончить фразу, и Ник вынужден был сделать это за нее.

— Ты хочешь сказать, кроме нас, никто не выжил?

Элли закрыла глаза и постаралась отогнать от себя даже тень подобной мысли. Да, авария была ужасной, никто с этим не спорит, но раз они пережили ее без единой царапины, может быть, с ее отцом тоже ничего не случилось? Сейчас делают такие хорошие машины, в них установлены подушки, есть зоны деформации и тому подобное. Теперь машины все сплошь безопасные.

Ник места не находил от волнения, его одолевали мрачные мысли.

— Ой, как плохо. Очень, очень плохо.

— Я уверена, с ними все в порядке, — сказала Элли, и потом повторила, словно верила, что таким образом можно превратить желаемое в действительное: — Я просто уверена в этом.

В этот момент веснушчатый мальчик рассмеялся.

— Только вы выжили! — проговорил он сквозь смех. — Вот это здорово!

Ничего смешного в этом не было. Ник и Элли разозлились на него.

— Да кто ты такой? — потребовала объяснений Элли. — Что ты здесь делаешь?

— Ты видел аварию? — спросил Ник.

— Нет, — ответил веснушчатый, решив, по-видимому, что ответа достоин лишь вопрос Ника. — Но я слышал. И поднимался, чтобы посмотреть.

— И что ты видел?

Мальчик пожал плечами.

— Да много чего.

— С другими пассажирами что-нибудь случилось?

Он отвернулся и со злостью отшвырнул ногой камень.

— Да какая разница? Они или выздоровеют, или отправятся туда, куда должны отправиться, но вы с этим ничего поделать не можете. Так что забудьте об этом, хорошо?

Ник всплеснул руками:

— Да это чушь какая-то! Что мы вообще с ним разговариваем? Нужно подняться на скалу и самим узнать, что случилось!

— Можешь успокоиться на секунду?

— Да я спокоен! — заорал Ник.

Элли поняла: что-то не так. Что-то неправильно во всей этой ситуации. Но что бы это ни было, все нити вели к этому странно одетому веснушчатому мальчишке.

— Мы можем пойти к тебе домой? Оттуда можно позвонить в полицию.

— У меня нет телефона.

— Ну вот, привет! — сказал Ник.

Элли повернулась к нему.

— Ты не мог бы заткнуться? От тебя никакого толку.

Она снова повернулась и окинула веснушчатого мальчика долгим взглядом. Эта одежда. То, как он себя держит. Она снова обдумала все, что он успел сказать, вернее, то, как он это говорил. Это мое место… а теперь и ваше. Если ее подозрения верны, ситуация еще хуже, чем она думала.

— Где ты живешь? — спросила Элли.

— Здесь, — кратко ответил веснушчатый.

— Как долго ты здесь находишься? У мальчика покраснели уши.

— Я не помню.

Ник подошел к ним. Услышав, о чем они говорят, он перестал злиться и стал слушать.

— Как тебя зовут? — спросила Элли.

Веснушчатый старался не смотреть ей в глаза. Он потупился и покачал головой.

— Я довольно долго не пользовался именем. В общем, забыл.

— Ух ты… — сказал Ник.

— Да уж, — отозвалась Элли. — Это еще слабо сказано.

— Да нет, все нормально, — поспешил заверить их мальчик. — Я привык. И вы тоже привыкнете. Здесь неплохо, сами увидите.

В сердце Элли бушевала настоящая буря эмоций, от страха и страдания до гнева, но к этому мальчику они не испытывала ничего, кроме жалости. Еще бы, как можно потеряться в лесу и блуждать там годами, страшась выбраться из него?

— Ты помнишь, сколько тебе было, когда ты сюда попал? — спросила она.

— Одиннадцать, — ответил веснушчатый.

— Гм, — сказал Ник. — Да тебе и сейчас больше не дашь.

— Так мне и сейчас одиннадцать, — сообщил мальчик.

* * *

Элли решила, что имя Лиф подходит мальчику как нельзя лучше, в конце концов, они нашли его в лесу.[1] Услышав это имя, мальчик вспыхнул, словно Элли его поцеловала.

Ребята последовали за ним к обрыву, на который Лиф начал взбираться с безрассудством, на которое не способны, пожалуй, даже самые искусные альпинисты. Элли никогда бы в этом не призналась, но подъем сильно напугал ее, зато Ник жаловался за двоих.

— Я даже на гимнастический снаряд не могу взобраться, не поранившись! — ныл он. — Какой смысл упасть с горы и разбиться, если ты только что выжил в автомобильной аварии?

Добравшись до дороги, они не обнаружили почти ничего, что могло бы свидетельствовать о произошедшей трагедии. Им попалось лишь несколько небольших осколков стекла и металла. Было ли это хорошим признаком или плохим? Ник и Элли не знали, что и думать.

— Здесь, наверху, все иначе, — сказал Лиф. — Не так как в лесу. Пойдемте лучше вниз.

Элли проигнорировала его слова и ступила на обочину. Почва под ногами показалась ей странной: мягкой и пористой. Она вспомнила, что накануне аварии видела на обочине предупреждающую табличку, на которой было написано «Неукрепленная обочина». Теперь Элли поняла, что это значило.

— Не советую стоять на одном месте слишком долго, — сказал Лиф. — Если не будешь двигаться, тебе не поздоровится.

Мимо пролетали легковые машины и грузовики. Часто, примерно каждые шесть секунд. Ник первым поднял руки и принялся махать, стараясь дать понять водителям, что они нуждаются в помощи. Через несколько секунд Элли последовала его примеру.

Никто не останавливался. Мало того, никто даже не сбавлял ход. Проносясь, машины рассекали воздух, который потом долго не мог успокоиться. Элли казалось, что ветерок холодит не только кожу, но и душу. Лиф держался края обрыва и расхаживал взад-вперед, дожидаясь ребят.

— Вам не понравится здесь, наверху, вот увидите!

Ник и Элли пытались привлечь внимание водителей проезжающих мимо автомобилей, но, похоже, в наше время никто не останавливается, чтобы подвезти людей, путешествующих автостопом. Стоять у края дороги было явно недостаточно. Дождавшись момента, когда поблизости не было машин, Элли вышла на проезжую часть.

— Не делай этого! — предупредил Ник.

— Я знаю, что делаю.

Лиф ничего не сказал.

Элли оказалась на середине полосы, ведущей на север. Теперь, кто бы ни захотел проехать мимо ребят, обязательно должен был притормозить, чтобы объехать девочку. Теперь ее невозможно было не заметить.

Ник волновался все больше и больше.

— Элли…

— Не волнуйся. Если они не остановятся, у меня будет достаточно времени, чтобы отскочить.

В конце концов, Элли занималась гимнастикой, и у нее неплохо получалось. Отпрыгнуть в сторону она могла.

Вдалеке послышалось мерное гудение, которое определенно могло быть только шумом двигателя автобуса. Гул приближался, и через несколько секунд из-за поворота выскочил междугородный автобус, направлявшийся на север. Элли попыталась встретиться взглядом с водителем, но он смотрел вперед. Через секунду он меня заметит, подумала она. Через секунду. Но если водитель ее и видел, то решил не обращать внимания.

— Элли! — крикнул Ник.

— Хорошо, хорошо, — ответила Элли и, не спеша, осознавая, что в запасе у нее много времени, приготовилась отскочить в сторону. Но вот беда, оказалось, что она не может этого сделать. Девочка потеряла равновесие, но не упала — ей не позволили ноги. Она посмотрела вниз и обнаружила, что они как будто исчезли. Потребовалось несколько секунд, прежде чем Элли осознала, что погрузилась в асфальт сантиметров на пятнадцать, выше лодыжек, словно дорога была сделана из жидкой грязи.

Ей стало страшно. Элли вытащила одну ногу, потом вторую, но, взглянув вверх, она поняла, что слишком поздно — автобус навис над ней и вот-вот собьет. Когда она увидела прямо перед собой решетку радиатора, то закричала от ужаса, но в следующее мгновение мимо нее пронеслись водитель, затем пассажирские сиденья, чьи-то ноги, багаж и, наконец, грохочущие и движущиеся части двигателя, расположенного в конце автобуса. Внезапно все закончилось, и Элли снова оказалась на дороге — автобус уехал, а ноги продолжали погружаться в асфальт. Девочку обдало ветром, кружившим листья и дорожную пыль, поднятые уехавшим автобусом, и все стихло.

— Я что… Я прошла сквозь автобус?

— Сюрприз, — сказал Лиф, скорчив забавную гримасу. — Ты бы видела свое лицо!

Мэри Хайтауэр, известная также как Королева малышей, писала в своей книге «Как бы мертвые» о том, как трудно объяснить вновь прибывшим в Страну затерянных душ, что с технической точки зрения они уже не живы: «Если вы встретите “зеленых”, как принято называть вновь прибывших, лучше быть честным по отношению к ним и не скрывать горькой правды». Далее Мэри замечает: «При необходимости следует сделать так, чтобы вновь прибывшие столкнулись с неопровержимыми доказательствами своего измененного состояния, отрицать которые они будут не в силах. Если вы этого не сделаете, “зеленые” будут всеми силами противиться истине, что приведет к ухудшению их и без того незавидного состояния рассудка. Обнаружить, что ты проснулся в Стране затерянных душ, все равно что прыгнуть в бассейн с холодной водой: сначала испытываешь шок, зато спустя короткое время понимаешь, что вода не такая уж ледяная».


На пути к свету… | Страна затерянных душ | Без снов