home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Высшее общество

Когда-то Мэри Хайтауэр звали иначе. Она уже не помнила, как именно, но точно знала, что ее настоящее имя начиналось с буквы «м». Она решила, что ее будут звать Мэри, потому что это хорошее, доброе имя, которое как нельзя лучше подходит матери. Да, ей было лишь пятнадцать лет, но, останься она в живых, она бы наверняка стала матерью. И хотя Мэри умерла, она все равно стала ею — для тех, кто в этом нуждался, а таких было немало.

Фамилию Мэри приобрела, когда первой рискнула подняться на самый верх.[2]

Казалось бы, она не сделала ничего особенного — просто поднялась по ступеням и первая застолбила участок. Однако этот смелый поступок породил в других такое уважение к ней, о котором Мэри даже помыслить не могла. Все благоговели перед Мэри, и вслед за ней наверх поднялись другие дети, живущие в Стране затерянных душ. Поняв, что теперь она занимает высокое во всех смыслах положение, Мэри решила поделиться со всеми тем, что знала о Стране затерянных душ. Она занималась литературой уже больше ста лет, но до сих пор ее книги были доступны лишь узкой группе читателей, детям младшего возраста, которых Мэри взяла под свое крыло. В тот момент, когда просто Мэри стала Мэри Хайтауэр, все изменилось. Теперь ее книги стали доступны всем, и созданная ею маленькая группа превратилась во внушительных размеров сообщество из нескольких сотен человек.

Некоторые дети считали, что Мэри — богиня. Мэри не хотела, чтобы ее так называли, но уважение и почет, которыми окружили ее ребята, определенно пришлись ей по душе. Конечно, враги у нее тоже были, и они говорили о ней не слишком лицеприятные вещи, но, если уж и решались что-то высказать, то только находясь на безопасной дистанции.

В тот день вид с верхнего этажа был особенно восхитителен, и Мэри иногда казалось, что из ее окна можно увидеть весь мир. Конечно, девушке было известно, что мир этот живет без нее. Далеко внизу двигались автомобили, в которых ехали живые люди, по улицам бесконечной вереницей тянулись автобусы, казавшиеся сверху небольшими точками, и такси, которые были еще меньше. Пусть себе едут по делам, думала Мэри. Для меня они — ничто. Меня интересует этот мир.

Услышав стук в дверь, Мэри оторвалась от окна. Спустя мгновение в комнате появился Страдивариус, маленький мальчик с покрытой мелкими завитками густых светлых волос головой.

— В чем дело, Вари?

— Пришел сыщик и хочет видеть вас, мисс Мэри. Говорит, у него что-то очень интересное.

Мэри вздохнула. Сыщиками себя нынче называют все кому не лень. Обычно никто ничего интересного не находит. Кусок бумаги, щепку или какие-нибудь еще пустяки. Истинные сыщики всегда приходят с интересным товаром. Они — настоящие мастера своего дела и знают наперечет все возможные обстоятельства, при которых полезные вещи попадают в Страну затерянных душ. Таких сыщиков мало.

— Мы знаем этого человека?

— Думаю, да, — ответил Страдивариус. — Мне кажется, он принес какую-то вкусную еду!

Последняя фраза заинтересовала Мэри, хотя она постаралась скрыть от Вари, насколько сильно. Мэри отлично умела прятать свои чувства, но если сыщик и вправду принес вкусную еду, попавшую в Страну из мира живых, сдержать эмоции будет нелегко.

— Проводи его ко мне.

Вари неслышно исчез за дверью и вернулся с подростком, которому на вид было около тринадцати лет. На мальчике не было ничего, кроме плавок. Резинки плавок спереди видно не было — его скрывали складки жирного живота. Да уж, подумала Мэри, увы, но выбирать, в чем и при каких обстоятельствах умирать, нам не дано. Мальчику было суждено вечно ходить в мокрых плавках, а ей — в чертовски неудобном школьном платье. Единственное, что нравилось в нем Мэри, так это то, что оно было зеленым, совсем как ее глаза.

— Привет, мисс Мэри, — сказал сыщик с уважением. — Вы помните меня, не правда ли?

Парень улыбнулся, но рот его при этом растянулся слишком широко, обнажив неестественное количество зубов. У Мэри появилось чувство, что верхнюю часть головы мальчика можно снять, как половинку печенья, сделанного в виде раскрытого орешка.

— Да, я помню тебя. Ты — Спидо из Нью-Джерси. Когда ты последний раз был здесь, принес нам апельсин, правильно?

— Грейпфрут! — ответил подросток, невероятно обрадованный тем, что Мэри его помнит.

Мэри давно не видела этого сыщика, но разве можно забыть эти плавки?

— Что же ты принес сегодня?

Мальчик улыбнулся еще шире, хотя казалось, что это невозможно. Теперь две полоски зубов тянулись в аккурат от уха до уха.

— Я принес нечто фантастическое!.. Как насчет… небольшого десерта?

— Десерта? — переспросила Мэри. — Пожалуйста, только не говори, что принес это ужасное печенье «Фортуна»!

Определенно, такое предположение обидело Спидо.

— Я сыщик, мисс Мэри. Я отлично понимаю, что занимать ваше время печеньем «Фортуна» не стоит. Я его даже не подбираю.

— Очень разумно, — сказала Мэри. — И прости, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть. Будь добр, покажи, что ты принес.

Спидо выскочил за дверь и быстро вернулся с коробкой, которую положил на стол.

— Возможно, вам стоит сесть, — предположил он.

Она осталась стоять, и тогда мальчик снял крышку и под ней оказалось то, что Мэри уже и не чаяла когда-либо увидеть вновь.

— Торт на день рожденья!

Смысла скрывать изумление не было, и, наверное, Мэри следовало послушаться сыщика и сесть, так как при виде торта у нее подкосились ноги. Это был не кусочек хлеба или объеденная куриная косточка, которые Мэри часто приносили другие сыщики. Перед ней лежал целый торт, круглый, белый и притом абсолютно нетронутый. На нем было написано: «Сюзи в день пятилетия». Девушка понятия не имела, кто такая Сюзи, да и знать этого не хотела, поскольку, раз у нее был день рожденья, значит, она была жива, а живые не интересовали Мэри. Она подняла палец и повернулась к сыщику.

— Можно?

— Конечно!

Медленно, осторожно Мэри опустила палец и дотронулась до торта, проведя по краю. Она почувствовала, как к пальцу пристала сахарная пудра. Подняв руку, Мэри положила палец в рот и ощутила ее вкус. Он был таким непреодолимо соблазнительным, что Мэри подумалось, будто она грезит. Все чувства всколыхнулись разом, Мэри даже пришлось закрыть глаза. Ванильный крем! Такой сладкий!

— Классная штука, правда? — спросил Спидо. — Я уж было собирался сам его съесть, но потом подумал, что любимая клиентка наверняка им заинтересуется. То есть вы, — добавил он, словно Мэри могла подумать, что он имеет в виду кого-то еще.

Мэри улыбнулась и хлопнула в ладоши, так как догадалась, каким образом торт оказался в руках у сыщика.

— Ты бываешь на вечеринках! Как умно!

Все знали, что в Страну затерянных душ попадает только та еда, что приготовлена с любовью, да и то лишь в тех случаях, когда по каким-то причинам она не попадает в рот тому, кому предназначалась. Нет ничего более эффективного, чем присутствовать на вечеринках в честь дня рождения и ждать, пока приготовленное с любовью угощение по каким-либо причинам не окажется безвозвратно испорченным. Кто, кроме матери, вложит в крем так много любви?

— Это великолепно! — сказала Мэри. — Высший класс!

Спидо занервничал и принялся поправлять плавки — совершенно бессмысленное действие, так как не было ни малейшего шанса, что они когда-нибудь свалятся.

— Вы же никому не расскажете, Мэри, не правда ли? Я хочу сказать, что это моя коммерческая тайна. Если другие узнают, куда я хожу, чтобы добывать еду, мой бизнес погибнет.

— Я никому не скажу, — заверила Мэри. — Но ты должен мне кое-что рассказать. Сколько же дней тебе пришлось торчать на вечеринках, прежде чем ты дождался этого торта?

Мальчик гордо запыхтел.

— Триста семьдесят пять!

Мэри покачала головой.

— Тебя, должно быть, уже тошнит от них!

— Ну, каждый делает, что умеет, верно? — сказал Спидо.

Он обошел вокруг торта, словно продавец подержанных автомобилей.

— Да, там было на что посмотреть. Та малышка поднялась и стащила торт со стола прежде, чем они успели в него воткнуть свечи! Он упал на пол и превратился в бесформенную груду, но, как видите, на столе, в том месте, где он стоял, осталась полномасштабная копия — призрак торта, который мне только и оставалось, что взять в руки.

Мэри посмотрела на торт, и ей захотелось снова погрузить палец в крем. Усилием воли она заставила себя не делать этого. Слишком легко было не удержаться и наброситься на него. Вряд ли она смогла бы остановиться, пока на столе не осталось бы ни единой крошки.

— Итак, — сказал Спидо. — Как вы думаете, сколько он может стоить?

— А сколько ты просишь?

— Откуда мне знать, что просить, когда я не знаю, что есть у вас?

Мэри обдумала эту фразу. Торт, пожалуй, был раз в десять дороже всего того, что она отдавала взамен во время предыдущих сделок. Он был, Мэри понимала это, настоящей золотой жилой для Спидо. Вполне возможно, второго такого случая сыщик может никогда не дождаться. Он заслуживал честной сделки.

Мэри пересекла комнату и подошла к комоду. Достав связку ключей, она бросила ее Спидо. Мальчик поймал ее.

— Ключи? — спросил он. — Я находил множество ключей. От них никакого толку, если замок, к которому они подходят, не попадает в Страну затерянных душ вместе с ними. А это практически исключено.

— В мире живых пару недель назад произошел крайне странный случай, — пояснила Мэри. — Мужчина вышел из машины на одном конце автоматической мойки, но автомобиль так и не появился на другом ее конце. Никто даже предположить не мог, что с ним случилось.

Спидо посмотрел на Мэри со смешанным выражением надежды и недоверия на лице.

— И что же с ним случилось?

— Пятна на солнце.

— Как это?

Мэри вздохнула.

— Если бы ты читал мою книгу «Все, что вы хотели знать о завихрениях пространства, но боялись спросить», ты бы знал, что в результате усиления солнечной активности в пространстве возникают завихрения, через которые в Страну затерянных душ из мира живых время от времени попадают разные вещи.

— О, — сказал Спидо. — Пятна на солнце, понятно. Мэри улыбнулась.

— В северной части автомобильной стоянки старого вокзала Пенн Стэйшн ты найдешь серебристый «Ягуар». Я никуда не езжу, так что сомневаюсь, что он мне пригодится. Он твой, если ты пообещаешь приносить все самое лучшее сюда.

Мэри видела, что сыщик обрадовался, услышав о машине, но он умел вести переговоры, поэтому старался скрыть воодушевление.

— Ну, — сказал Спидо. — Вообще говоря, тачка у меня уже есть…

— Да, — ответила Мэри. — Ты рассказывал, когда был у меня в прошлый раз. Насколько я помню, от нее больше проблем, чем удовольствия, потому что ты никогда не знаешь, где найти место для парковки.

— Да, — согласился Спидо. — Наверное, стоит подумать о чем-нибудь поменьше. Ладно, договорились!

Дав волю воодушевлению от удачной сделки, Спидо крепко пожал руку Мэри, гораздо крепче, чем позволяли приличия.

— «Ягуар». Bay!

Мальчик улыбнулся еще шире, растянув губы до середины ушей. Мэри просто не могла удержаться и не сказать что-нибудь на этот счет. Кто-то должен был дать знать Спидо, что с улыбкой не все благополучно.

— Тебе следует знать, что у живого человека всего тридцать два зуба.

Спидо посмотрел на Мэри, пораженный ее покровительственным тоном.

— Восемь резцов, — продолжала девушка как ни в чем не бывало. — Четыре клыка, восемь передних коренных зубов и двенадцать моляров, если, конечно, человек взрослый и у него выросли зубы мудрости.

— О, — сказал Спидо и покраснел.

— Я понимаю, улыбка — твой рабочий инструмент, но если думать о ней слишком часто, она способна обрести немыслимые масштабы.

Прежде чем мальчик повернулся, чтобы уйти, Мэри с удовлетворением заметила, что его рот уменьшился до приемлемых размеров.

В книге «Призрачные видения. Путеводитель по жизни для мертвых» Мэри Хайтауэр пишет: «Если в какой-то момент вам покажется, что окружающие странно на вас смотрят, и вы не можете понять, почему это происходит, есть вероятность, что вы теряете связь с собственным образом. Это значит, что ваше тело или лицо начинают меняться. Помните, мы выглядим так, как выглядим, только потому, что знаем, каков был наш внешний вид при жизни. Если вы забудете, что у вас голубые глаза, они могут стать желтыми или пурпурными. Если вы забудете, что у человека на руках десять пальцев, вполне возможно, что однажды вы обнаружите, что у вас их двенадцать. Единственным средством против потери образа является фотография, на которой, по вашему мнению, изображены вы. Если вам повезло и вы попали в Страну затерянных душ вместе со своей фотографией — это к лучшему. Изучайте фотографию. Старайтесь запомнить как можно больше деталей. Когда изображение отпечатается в памяти, достаточно будет представить его, и вы снова будете выглядеть так, как раньше. Если, конечно, вы этого хотите».


Ребро монеты | Страна затерянных душ | Падальщики