home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Алтарные парни»

«Добро пожаловать в округ Рокланд!» — гласила надпись на плакате. Элли надеялась, что ей больше никогда не придется читать это приветствие. В последний раз под этим плакатом ее чуть было не спровадили к центру Земли, и, не будь рядом Лифа и Ника, она бы никогда уже не имела возможности ходить по белу свету. Я точно с ума сошла, подумала Элли, решившись вернуться на это место. Как бы там ни было, она снова смотрела на проклятый плакат.

— Джонни-О! — крикнула она изо всех сил. — Нам нужно поговорить, Джонни-О!

Элли знала, что они не случайно встретились с предводителем банды малолетних преступников в ту злополучную ночь. Было ясно, что все, кому «посчастливилось» попасть в Страну затерянных душ в районе округа Рокланд, рано или поздно выходили на шоссе и проходили мимо этого плаката. Если сам Джонни-О, возможно, и находился где-то еще, шансы на то, что кто-то из его подручных постоянно следит за этим местом, были весьма велики. Ясно, что кричащая надпись «Добро пожаловать в округ Рокланд!» просто обязана была привлекать ничего не подозревающих несчастных новичков.

Догадка Элли оказалась верной. Ей пришлось шуметь и звать в течение нескольких часов, пока известие о ее присутствии дошло до Джонни-О, и после полудня он появился. На этот раз он пришел в сопровождении десятка подручных, а не четырех, как в первый раз. Было ясно, что их ничем не напугаешь. С губы предводителя шайки по-прежнему свисала сигарета, и Элли стало окончательно ясно, что она будет тлеть во рту Джонни-О до скончания веков.

— Эй, смотри, это та девчонка, что провела нас тогда! — сказал парень с фиолетовыми губами и леденцом в горле.

Джонни-О тут же ему врезал.

— Меня никто не проводил, — сказал он.

Возражений не последовало. Предводитель шайки принял картинную позу и стал похож на самодовольного мальчугана, играющего в серьезного гангстера. Он выглядел весьма комично, особенно принимая во внимание его малый рост и непропорционально большие руки.

— Я думал, ты провалилась под землю, — заметил Джонни-О.

— Неправильно думал.

— Так что? Ты вернулась, чтобы я тебя снова туда послал?

— Я вернулась с предложением.

Джонни-О посмотрел на нее с ледяным спокойствием. Сначала Элли подумала, что он хочет произвести на нее эффект. Потом до нее дошло, что он просто не знает такого слова.

— Мне нужна твоя помощь, — пояснила Элли.

Оборванец Энди взъерошил свои неприятные рыжие волосенки и засмеялся.

— А с какой стати мы должны тебе помогать?

Джонни-О влепил ему затрещину, сложил на груди свои тяжелые руки и повторил вопрос.

— С какой стати мы должны тебе помогать?

— Я могу помочь раздобыть то, что вам нужно.

К этому моменту к плакату подтянулись остальные члены шайки. Некоторые из них были моложе Элли, другие — немного старше, но на лицах у всех, даже у самых маленьких, было одинаковое мрачное выражение.

— Нам от тебя ничего не нужно! — заявил Джонни-О, и хор хриплых недружелюбных голосов поддержал его. Они все стараются выглядеть, как серьезные гангстеры, Элли понимала это. Но на самом деле Джонни-О обуревает любопытство, иначе она бы уже была под землей.

— Вы нападаете на новичков ради крошек, завалявшихся в их карманах и старой жевательной резинки.

Джонни-О пожал плечами.

— Да, и что?

— Что, если я расскажу тебе, где взять настоящую еду? Не крошки из чужих карманов, а целые буханки хлеба.

Джонни-О продолжал смотреть на Элли, не меняя позы.

— А что, если я зашью тебе рот? Ты слишком много врешь.

— Я не вру. Я знаю место, где на потолке висят колбасы и жареные куры. Там ты сможешь получить любую еду, какую только захочешь, и залить ее пивом!

— Пивом… — не выдержав, повторил за Элли один из парней поменьше.

Джонни-О бросил на него негодующий взгляд, парень резко опустил глаза вниз и принялся рассматривать свои башмаки.

— Такого места нет. Ты думаешь, я дурак, что ли?

Ну, да, хотела сказать Элли, но, конечно, не сделала этого.

— Ты слышал когда-нибудь о Шамане?

Судя по лицам окружавших Джонни-О ребят, всем им это имя было знакомо. Послышался шепот, некоторые ребята невольно попятились, а в глотке парня с фиолетовыми губами нервно задергался леденец. На секунду Элли показалось, что даже в глазах предводителя бандитов мелькнул страх, но Джонни-О вовремя скрыл его за широкой улыбкой, из-за которой кончик сигареты поднялся к самому его носу.

— Сначала рассказываешь, что дружишь с Макгиллом, а теперь с Шаманом?

Ухмылка сменилась сердитой гримасой, сигарета опустилась, ее кончик теперь указывал вниз, на землю.

— С меня хватит — ты отправляешься под землю!

— Топить ее! — заорали подручные Джонни-О. — Вниз! Вниз!

Они наступали на Элли. Девочка поняла, что остались считанные мгновения до того момента, когда бандиты одержат над ней психологическую победу и тогда ничто уже не спасет ее.

— Да, я соврала! — крикнула она. — Тогда я вас обманула насчет Макгилла, но вы же меня чуть под землю не отправили. А теперь я говорю правду.

Джонни-О поднял руку, и ребята замерли в ожидании его сигнала.

— Шаман захватил моих друзей, и я не могу одна их спасти! Мне нужны сильные союзники, — сказала Элли, глядя прямо в глаза Джонни-О. — И умные.

Элли не отрывая глаз следила за кончиком сигареты. Поднимется он или опустится? В течение некоторого времени он колебался, словно в нерешительности, и, наконец, победно поднялся вверх.

— Ты пришла по адресу.

Ребята привели Элли в соседний городок, в здание, которое Джонни-О и его шайка малолетних преступников считали своим домом. По дороге Джонни-О несколько раз без видимых причин заставлял всех перейти на другую сторону улицы.

— Это из-за китайских ресторанов, — пояснил Оборванец Энди. — Считается, что они приносят неудачу, или что-то вроде того… По крайней мере, Джонни-О так считает.

По этой причине всем пришлось двигаться зигзагами, то и дело переходя на другую сторону улицы, чтобы не проходить мимо китайских ресторанов, которых в городе оказалось предостаточно. Оказывается, подумала Элли, не только живые подвержены суевериям.

В конце концов, компания пришла в «укрытие», как называли свой штаб члены банды. Хотя называть его укрытием было глупо, потому что живые люди не видели ребят, так что скрываться от них не было ни малейшего смысла. Джонни-О, подобно Мэри, нашел здание, перешедшее в Страну после того, как оно было разрушено в мире живых. Домом малолетним преступникам служила белая дощатая церковь, и это ужасно насмешило Элли. Джонни-О, наверное, ни разу в жизни не был в церкви, а теперь, умерев, жил в ней. Да, вселенская справедливость порой дает о себе знать.

В банде насчитывалось порядка тридцати человек, все — своего рода апостолы Джонни-О, старательно копировавшие его замашки крутого парня. Они называли себя «Алтарные парни». Элли про себя для смеха переименовала шайку в «Альтернативных парней», так как у каждого из бандитов после смерти что-то изменилось в облике. У Джонни-О, например, были большие мужские руки, а у Оборванца Энди было что-то не так с волосами.

— А почему у вас нет ни одной девочки? — спросила Элли.

— Они иногда подваливают, хотят к нам присоединиться, — пояснил Джонни-О. — Но мы их посылаем. Мне девчонки как-то не очень, — добавил он.

Элли не смогла скрыть усмешку.

— Я думаю, ты просто слишком рано умер.

— Наверное, — согласился Джонни-О. — И меня это немного напрягает.

Увидев, что главарь принял Элли в свою компанию, члены шайки исподтишка поглядывали на нее, словно она была каким-то необыкновенным созданием. Да уж, подумала Элли, мне бы такое раньше даже в дурном сне не приснилось — превращаюсь в какую-то Венди из книжки про криминального Питера Пэна и его подручных, затерявшихся на пути в исправительное учреждение.

Элли рассказала «Алтарным парням» все, что знала про фабрику маринадов, Шамана и его пустотелых солдатов.

— Его штучки на нас не подействуют, — заявил Джонни-О гордо.

Элли он не убедил, но, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят. Джонни-О взялся ей помочь, и она должна была играть по его правилам.

— Трудней всего будет попасть внутрь. Вход в здание закрыт, дверь очень толстая, стальная. Не какая-нибудь там полупрозрачная дверь из мира живых, настоящая крепкая сталь, попавшая в Страну вместе со зданием. Я била по ней несколько часов подряд и даже не поцарапала ее.

Джонни-О это ничуть не расстроило.

— Это не проблема. Мы ее взорвем.

— У вас есть взрывчатка?!

Джонни-О поманил к себе парня, находившегося в другом конце помещения.

— Эй, Обрубок, ползи сюда! Парень подбежал к начальнику.

— Несколько лет назад, — объяснил Джонни, — Обрубок продавал просроченные фейерверки, которые хранил в гараже. Они загорелись, и Обрубок выиграл билет в одну сторону на поезд, который шел в Страну. В общем, так получилось, что кое-что из его запасов осталось при нем, — сказал Джонни. — Чего не скажешь о его пальцах.

— Да уж, — согласился ухмыляющийся Оборванец Энди. — Теперь Обрубок может сосчитать только до трех.

На рассвете «Алтарные парни» вместе с Элли отправились в путь. У каждого члена шайки в руках было какое-нибудь импровизированное оружие: бейсбольная бита, велосипедная цепь или что-нибудь еще в этом роде. Будь они живы, процессия производила бы на прохожих пугающее впечатление, но в Стране затерянных душ, где не существует страха смерти и даже возможности получить увечье, вооружение носило исключительно декоративный характер. Плохие мальчики, по чистой случайности не попавшие туда, куда следует, тоже нуждаются в игрушках.

Все время, пока колонна маршировала на юг, в сторону Нью-Йорка, парень с фиолетовыми губами бросал на Элли недружелюбные взгляды. Долго он не выдержал и прервал молчание. Когда он разговаривал, его кадык прыгал вверх-вниз, напоминая мячик для игры в пинг-понг.

— Она не из нашей шайки, ей не стоит доверять.

— Душный, да ты вообще никому не доверяешь, — ухмыльнулся Джонни-О.

— Да, и что такого, — взвился Душный. — Может, она нас прямо к Небесной ведьме ведет.

— Заткнись, — отрезал Джонни-О. — Нет никакой Небесной ведьмы.

— Что еще за Небесная ведьма? — спросила Элли.

Джонни-О только рукой махнул.

— Дурацкая сказка. Пугают малышей. Рассказывают ерунду про какую-то ведьму, которая, типа, в небе в районе Манхэттена живет.

— Она питается душами детей, — сказал один из парней.

— Ага, — сказал Оборванец Энди, скаля зубы и изображая руками клешни чудовища. — Как схватит и прямо сквозь нос душу всасывает. Поэтому ее Королевской соплей еще зовут.[3]

Джонни-О умудрился одновременно дать затрещину всем троим.

— Вы такими идиотами родились или только когда умерли, сбрендили?

Он обернулся к Элли.

— Есть такие придурки, что ни скажи, всему верят.

Элли решила, что умней всего будет промолчать.

— Мы должны проверить ее на «лягушках», — предложил Оборванец Энди. — Узнаем, чего она стоит.

Джонни-О объяснил Элли, что каждый, кто просится к ним в банду, проходит особое испытание. Желающий стать членом «Алтарных парней» должен взять монету, пойти на берег Гудзона и бросить ее в реку, но не просто так, а чтобы она запрыгала по воде, как камень при игре в «лягушек». Желающим приходилось использовать монету, которая находилась у них в одном из карманов и попадала вместе с ними в Страну затерянных душ. Монета была одна, поэтому о второй попытке не было и речи. Если с первого раза «лягушка» не получалась, монета исчезала в реке.

Элли почувствовала в рассказе Джонни-О какое-то несоответствие.

— Но… как это можно пускать «лягушек» по воде реки, которая находится в мире живых? Не получится никаких «лягушек» — монета просто провалится сквозь воду и исчезнет.

— Ну да, — сказал Джонни-О и подмигнул Элли. — Но ты же понимаешь, это я решаю, были «лягушки» или нет.

К утру колонна дошла до моста имени Вашингтона через Гудзон. За мостом был Манхэттен — его северная оконечность. Перед входом на мост процессия остановилась. Элли оглянулась и увидела, что вся шайка бесцельно бродит взад-вперед прямо посреди дороги.

— Мы по мостам не ходим, — сказал Джонни-О.

Элли усмехнулась.

— Тебе страшно, что ли?

Джонни-О сощурил глаза и сердито посмотрел на нее.

— Если бы ты хоть раз прошлась по мосту, знала бы, как легко сквозь него провалится. Попадешь прямиком в реку. Но, наверное, у тебя мозгов не хватило подумать об этом.

Элли уже было открыла рот, чтобы парировать, сообщив членам шайки, что ей уже приходилось пересекать реку по этому мосту. Она хотела сказать, что умственные способности главаря прямо-таки вопиют о том, что его следует звать Джонни-Ноль, а не Джонни-О, потому что у него не только голова пуста, но и кишка тонка, но ее вовремя перебил Оборванец Энди.

— Два с лишним десятка ребят провалились, когда мы пытались перейти Таппан Зи по мосту. Страшно было.

Вспомнив то печальное происшествие, парни потупились и обнаружили, что успели уже уйти в асфальт по щиколотку. Вытащив ноги, все стали ходить взад-вперед, ожидая приказаний.

— Не, это, конечно, печально, но когда это уже было, — сказал Джонни-О, сжимая крепкие кулаки. — Но мы все равно по мостам теперь не ходим.

Элли пришлось проглотить задуманную тираду, целью которой было посрамить бандитов, струсивших по такому несерьезному поводу. Она подумала о том, что было бы, если бы они с Ником и Лифом не сообразили сделать специальную обувь перед путешествием домой.

— Джонни-О прав, — сказала Элли. — Не стоит рисковать понапрасну.

— Пойдем по тоннелю, — заявил Джонни-О и первым направился туда, где находился вход.

Четыре часа спустя, когда над Нью-Йорком бушевали снежные вихри, компания подошла к тоннелю имени Линкольна. Вдоль стены тянулась галерея, предназначенная для передвижения обслуживающего персонала, но Джонни-О предпочел пойти прямо по осевой линии между полосами движения, так что автомобили то и дело проезжали сквозь кого-нибудь из ребят. Вот ведь мачо, подумала Элли. Надо же, и здесь такие встречаются. Она сама охотно пошла бы по галерее, но не хотела ударить в грязь лицом перед ребятами, поэтому пришлось идти бок о бок с Джонни-О, игнорируя неприятные ощущения от налетавших на нее автомобилей.

Когда колонна достигла дальнего конца тоннеля, ледяные вихри слились в сплошную завесу метели, впервые за эту зиму. Немногочисленные прохожие держались за шляпы и старались не дать ветру распахнуть пальто. Ощущение от пролетающего сквозь тело снега по сравнению с дождевыми струями было иным. Элли показалось, что снежинки щекочут ее. Силу ветра она тоже чувствовала, было ясно, что он холодный. Однако, как и со всеми остальными погодными явлениями, одно дело, когда ты просто чувствуешь изменения, и совсем другое — страдать от них, как это бывает с живыми людьми. Элли видела, что прохожим снежная пурга причиняет куда большие неудобства, но все же ей хотелось быть среди них.

Джонни, как и Мэри, похоже, людьми не интересовался. Элли задумалась. Интересно, сколько времени прошло, пока они стали такими?

Колонна продвигалась медленно, потому что в Нью-Йорке китайские рестораны попадаются на каждом шагу, и Джонни-О каждый раз заставлял свою команду перебираться на противоположную сторону улицы.

— Что за ерунда, — наконец не выдержала Элли. — Ты что, думаешь, в лапше вирус чумы содержится?

В следующий раз она отказалась переходить улицу и прошла прямо перед фасадом, на котором красовалась вывеска «Китайский ресторан Вана Фу».

— Ух ты, она смелая, — восхитился один из малышей, заставив Джонни-О пройти прямо перед рестораном, чтобы доказать, что он не менее храбр.

Когда процессия наконец достигла дома Шамана, Элли с первого взгляда поняла, что что-то не так. Стальная дверь, которая так надежно закрывала вход в здание, теперь была распахнута настежь и слегка погнута.

Джонни-О посмотрел на Элли в надежде получить какие-то объяснения, но девочка только плечами пожала.

Может быть, подумала она, Нику и Лифу удалось выбраться.

Джонни-О, несмотря на свои здоровенные кулаки, самоуверенный вид и показную храбрость, не слишком стремился войти в дом первым. Элли пришлось встать во главе колонны. Она осторожно шагнула внутрь. С тех пор как девочка была здесь последний раз, произошли серьезные изменения. Колбасы, окорока и тушки жареных кур больше не свисали с потолка. Зато ими, уже наполовину обглоданными, был усеян весь пол.

— Боже мой, — только и смогла произнести Элли.

— Черт возьми, — отозвался Джонни-О. — Все, как ты и сказала. Я уже лет пятьдесят не видел такого количества еды!

Не в состоянии справиться с собой, он ринулся вперед. Вся шайка, на ходу теряя боевое построение, последовала за ним. «Алтарные парни» с жадностью животных принялись подбирать с пола куски мяса и полуобглоданные кости и набивать рты. Даже драться за еду им не пришлось — ее с лихвой хватало на всех.

— Нет! — закричала Элли. — Шаман! Он наверняка где-то прячется!

Но ее никто не слушал.

Элли напряженно оглядывалась по сторонам, ожидая нападения пустотелых солдат Шамана. Они наверняка сейчас набросятся на потерявших бдительность ребят, распихают их по бочкам и закроют крышками. Впрочем, время шло, а нападения так и не последовало, и вскоре Элли, оглядевшись, поняла, что и бочек-то никаких в помещении больше нет. Вернее, почти нет. Одна-единственная бочка продолжала стоять в центре, посреди творящегося вокруг безобразия.

Элли обратила внимание на то, что среди беспорядочно валявшихся на полу объедков попадаются клочья черной материи. Потом ее внимание привлек еще один предмет — большая индейка, которую Шаман, вероятно, стащил прямо со стола во время празднования Дня Благодарения. В индейке не было ничего особенного, за исключением одной детали — из бока тушки был вырван здоровенный кусок мяса. В боку зияла дыра — края ее были неровными, словно в индейку запустил зубы динозавр. Следы от зубов можно было видеть вполне отчетливо.

Что за ужасное создание могло вырвать из бока индейки такой здоровенный кусок?

Забыв об индейке, Элли заинтересовалась стоящей посреди помещения бочкой. Внутри кто-то бился и кричал. Слов было не разобрать, но голос показался Элли знакомым. Услышав его, девочка застыла от ужаса, словно ее сковал лютый мороз.

— Джонни-О! Он здесь! — крикнула она.

Джонни подбежал к ней, держа в каждой руке по курице. Подбородок его был испачкан жиром. Выглядел он еще комичней, чем обычно, и на гангстера был совсем не похож. Он неохотно передал кур Душному и посмотрел на него так, словно хотел сказать: «Съешь их — убью».

Подойдя к бочке, они с Элли встали на колени и приложили уши к деревянной стенке.

— Кто здесь? — спросил голос изнутри. — Выпустите меня, и я дам вам все, что пожелаете!

Это был голос Шамана.

Джонни-О посмотрел на Элли, ожидая инструкций. В конце концов, она, как и обещала, привела их к месту, где они впервые после смерти смогли наесться до отвала. Теперь Элли заслуживала, по меньшей мере, уважения.

— Выпустите меня! — закричал Шаман. — Я требую!

Элли заговорила громко, чтобы ее было слышно сквозь доски и рассол.

— Что здесь произошло? Кто тебя туда посадил?

— Выпустите меня, — потребовал Шаман плаксивым голосом. — Освободите меня, и я притащу вам еду из самых лучших ресторанов мира живых и брошу ее к вашим ногам.

Но Элли не обращала внимания на посулы чудовища.

— Где другие бочки?

— Их унесли.

— Кто унес? — настаивала Элли.

— Макгилл.

Джонни-О непроизвольно вскрикнул. У него в буквальном смысле от ужаса и замешательства отвалилась челюсть. Если бы это было возможно, сигарета наверняка бы упала на пол.

— Макгилл?!

— Его корабль стоит на рейде, прямо за Статуей Свободы, — сказал Шаман. — Выпустите меня, и я помогу вам его победить.

Элли поразмышляла над его словами, а потом огляделась. Полосы черной ткани, лежащие на полу, извивались как змеи. Они как будто пытались подняться в воздух, и Элли поняла, что происходит. Шаман старался поднять своих воинов прямо из бочки, чтобы те поймали ребят и заставили их выпустить его. Воины пытались встать на ноги, но это было невозможно. Макгилл изорвал их в клочья, да так сильно, что даже Шаману было не под силу собрать их.

Элли посмотрела на бочку и постаралась найти в душе хотя бы каплю сострадания к сидевшему в ней существу. Он в свое время не пожалел ее друзей, подумала Элли, и поняла, что не испытывает ни малейшего беспокойства за судьбу Шамана.

— Пусть сидит там! — сказала Элли громко, чтобы он ее услышал. — Пусть маринуется в собственном соку.

— Нет! — заорал Шаман из бочки, и обглоданные кости, валявшиеся на полу, поднялись в воздух и заплясали, как исступленные.

Элли это не испугало. Она повернулась к Джонни-О.

— Могу я попросить тебя и всех «Алтарных парней» пойти со мной? — спросила она. — Я вряд ли справлюсь с Макгиллом в одиночку.

Джонни-О попятился.

— Мы получили то, за чем пришли, — сказал он. — Но никто на свете — ни живой, ни мертвый — не заставит меня пойти против Макгилла. Мы тебе помочь не сможем.

Сказав это, Джонни нагнулся и, словно желая извиниться, схватил за ногу индейку, на боку которой красовался след от зубов Макгилла. Джонни оторвал ногу и подал ее Элли, как индеец, передающий другому вождю трубку мира.

— На, держи, — сказал Джонни-О. — Тебе тоже надо поесть.

Элли решила послушаться его совета. Она запустила зубы в ножку и была буквально ошеломлена ароматом мяса, который она ощутила впервые за месяцы, проведенные в Стране затерянных душ. Ей показалось на мгновение, что она попала в рай.

И все же наслаждение не могло заглушить предвкушение ада, который разверзнется перед ней, когда она выследит Макгилла и встретится с ним лицом к лицу.

Покончив с индейкой, Элли развернулась, чтобы уйти, но Джонни-О остановил ее.

— Ты не сказала, как тебя зовут, — сказал он, и лицо его расплылось в улыбке. Кончик сигареты взметнулся к потолку.

— Нам же надо знать, кто ты, если придется рассказывать историю о том, как ты пошла сражаться с Макгиллом.

Элли почувствовала себя польщенной. Джонни-О, похоже, решил, что она заслуживает того, чтобы о ней слагали легенды.

— Меня зовут… — начала Элли, но умолкла, стараясь припомнить свое имя. — Элли, — через некоторое время вспомнила она.

Джонни-О кивнул.

— Элли Отверженная, — сказал он.

Элли понравилось новое имя.

— Точно.

— Удачи, — напутствовал ее Джонни-О. — Надеюсь, ты не попадешь ему в зубы, ну, и все такое.

Элли вышла на улицу и направилась к парку, разбитому в районе старой артиллерийской батареи, на самом краю Манхэттена. Она надеялась увидеть там корабль Макгилла, если, конечно, он еще не ушел. Ей было страшно, но вместе с тем Элли испытывала воодушевление: бороться за свободу друзей было бы непосильной задачей для заурядной одинокой девчонки, но для человека с именем, таким как Элли Отверженная, собираться на битву с Макгиллом было нормальным делом. Ребята будут рассказывать о ней легенды, и не важно, чем закончится для нее битва. Она перестала быть для нее угрозой и превратилась в задачу, которую нужно было решить, вот и все. Элли была готова к поискам решения.


Время в бутылке | Страна затерянных душ | МАКГИЛЛ