home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6:30 того дня

– Питер. Питер?!

Он повернулся и увидел отца на пороге своей комнаты.

– Ты уже встал?

Неужели не видно, что нет? Питер недовольно вздохнул и перевернулся на спину. Он опять на секунду прикрыл глаза и припомнил расписание на этот день. «Английский-французский-математика-история-химия». Одно длинное предложение без разделительных знаков, в котором один урок истекает кровью в другой.

Он сел, запустил пальцы в волосы, поднимая их вертикально. Он слышал, как внизу папа достает кастрюли и сковородки из посудомоечной машины, какая-то техно-симфония. Он возьмет свой термос, нальет туда кофе й оставит Питера самого.

Наступая пятками на низ своих пижамных брюк, Питер переместился от кровати к письменному столу и сел на стул. Он вошел в Интернет, потому что хотел проверить, оставил ли кто-нибудь новый отзыв о его «Кровавых прятках». Если игра такая хорошая, как он думает, то он сможет принять участие в одном из конкурсов для любителей. Ребята, вроде него, живут по всей стране, и даже по всему миру. Они с удовольствием заплатят 39 долларов 99 центов, чтобы сыграть в игру, где история написана слабаками. Питер представил, как он разбогатеет на авторских правах. Возможно, он даже сможет бросить колледж, как Билл Гейтс. Возможно, когда-нибудь люди начнут звонить ему, притворяясь друзьями.

Он прищурился и протянул руку, чтобы взять очки, которые всегда лежали рядом с клавиатурой. Но из-за того, что было еще только полседьмого утра, когда нормальный человек еще не полностью владеет своим телом, он уронил футляр с очками прямо на клавиши.

Окно веб-страницы свернулось, и вместо него на экране появилось содержимое корзины.

Я знаю, что ты не думаешь обо мне.

И, конечно, никогда не представляла нас вдвоем.

У Питера закружилась голова. Он ударил по клавише «Delete», но ничего не произошло.

Короче, сам по себе я не представляю ничего особенного. Но с тобой, мне кажется, все изменится.

Он попытался перезагрузить компьютер, но тот завис. Питер не мог дышать, не мог пошевелиться. Он не мог сделать ничего, кроме как смотреть на собственную глупость, написанную прямо перед ним черным по белому.

У него заболело в груди, и он подумал, что, вероятно, у него случился сердечный приступ, или, может быть, именно так чувствует себя человек, у которого окаменели мышцы. Питер резко наклонился, чтобы выдернуть шнур питания, и ударился головой об угол стола. От этого у него на глазах выступили слезы, по крайней мере, ему хотелось так думать.

Он выдернул вилку, и экран погас.

Затем он сел обратно, но понял, что ничего не изменилось. Он все равно видел эти слова, ясно как днем, посреди экрана. Он почувствовал, как пальцы нажимают на клавиши:

С любовью, Питер.

Он слышал, как они все смеются.

Питер опять посмотрел на свой компьютер. Мама всегда говорила, что если происходит что-то плохое, то можно рассматривать это как поражение, а можно – как возможность изменить ситуацию.

Наверное, это был знак.

Тяжело дыша, Питер достал из рюкзака все учебники, тетрадки, калькулятор, карандаши и смятые контрольные. Сунув руку под матрац, он нащупал два пистолета, которые хранил на всякий случай.


* * * | Девятнадцать минут | * * *