home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Лондон, декабрь

Время зла — ночь, и поэтому ковен Хосе Луиса торопился пройти как можно больше до наступления темноты.

«Только это уже не ковен Хосе, — подумал Филипп, — а мой».

Их было четверо: три испанца и француз. Они поклонялись Богине, но по-своему — смешивая магию и католическую веру, в которой их воспитали. Самый серьезный из них, Арман, даже хотел стать священником, прежде чем вступил в ковен. Старший, Алонсо, по-отечески заботился о товарищах. Пабло, младший брат Хосе Луиса, был еще подростком. После гибели Хосе за них отвечал Филипп.

Встретив Николь Андерсон из рода Каор, они защищали ее от врагов. И проиграли. Колдуны убили Хосе Луиса, а Николь похитили. Ковен потерял предводителя… Но только ли? Ведь Хосе Луис был для всех братом.

«И моим лучшим другом, — подумал Филипп. — Его убили. И те, кто это сделал, заплатят».

Все замерли, будто не смели ни вздохнуть, ни двинуться без его ведома. Астарта, кошка Николь, мурлыкала на руках Армана и терлась о его плечо внимательно глядя на Филиппа. Даже она ждала его приказа.

Они оставили машину на окраине Парижа, чтобы Верховный ковен не смог отыскать их с помощью заклинаний. Смочив мантии водой Ла-Манша, они навели на себя самые сильные чары-обереги.

В пути все то и дело обращались к Пабло. Он знал, где продолжать поиски. Младший брат Хосе обладал невероятным чутьем и умел проникать в чужие мысли. Он привел их в Лондон неспроста — древний город столетиями служил домом для Верховного ковена. После Великого пожара Материнский ковен ушел, и горожанам дорого стоила его трусость: Джек Потрошитель, взрывы, устроенные Ирландской республиканской армией, эпидемия коровьего бешенства — все это не обошлось без участия Верховного ковена.

«У них Николь, — в ярости думал Филипп. — О Богиня, защити ее! Дай нам покарать их и освободить ее!»

— Ну как? — спросил он у Пабло.

Тот закрыл глаза и сосредоточенно нахмурился. Он был очень похож на Хосе. Все ждали, что скажет подросток.

Они стояли на Пикадилли. Слева был музыкальный магазин фирмы «Вёрджин», справа — какой-то музей, огромное здание в классическом стиле. Вокруг обелиска со статуей воителя двигался поток машин. Пабло привел своих спутников сюда. Он чувствовал темную силу Верховного ковена. Сначала она была очень близко, а теперь вдруг исчезла.

Колдуны умели прятаться так же хорошо, как убивать.

Пабло опустил голову, и все разочарованно вздохнули. Они устали и уже начинали злиться. Нужно было как-то встряхнуть их, подбодрить.

— Минутку. Там кто-то есть… — вдруг пробормотал Пабло, вскинул голову, будто прислушивался, и широко раскрыл глаза.

— Una bruja [4], — прошептал он, показывая через дорогу.

В этот самый миг невероятно красивая девушка на другой стороне улицы повернула голову и скользнула по ним взглядом. Филипп затаил дыхание. Николь!

Астарта нетерпеливо забила хвостом, словно узнала хозяйку.

Лицо незнакомки обрамляли пышные кудри; у нее были темные брови, черные как ночь глаза и стройное, сильное тело.

Он ошибся, приняв ее за Николь. И тем не менее это была ведьма: она тоже поняла, кто такие Филипп и его друзья.

В бурном людском потоке незнакомка стояла как вкопанная. Губы шептали что-то. Девушка подняла руку, читая заклинание.

Все вокруг переменилось: пространство стало тягучим, вязким; люди двигались, будто в замедленной съемке, говорили, растягивая слова. Все утонуло в непривычном рассеянном свете, приобрело странные оттенки.

Ведьма заскользила к ним, хотя в глубине души Филипп знал, что она стоит на месте. Она только создала перед ними свой образ. В глазах искрами вспыхивала колдовская сила. Девушка подняла руки и спросила неожиданно гулким голосом:

— De quien eres?

Не «Кто ты?», а «Чей ты?».

Он ответил в мыслях:

— Я на стороне Николь.

Она вздрогнула. Проекция качнулась, как изображение на экране телевизора, искаженное помехами. Мир опять изменился, и вот незнакомка уже стояла на прежнем месте, а Филипп ошеломленно глядел на нее.

— Bon, allons-nous [5], — сказал он остальным, не спуская с девушки глаз.

Она посмотрела направо, в последний раз бросила на него взгляд и зашагала по людной улице к закусочной неподалеку.

Ведьма снова оглянулась на Филиппа.

— Я тоже это чувствую, — тихо сказал Пабло. — Она — родственница Николь.

Внезапно над головой незнакомки пронеслась какая-то тень, будто низко летящее облако. Девушка отшатнулась и запрокинула голову.

Шум оживленной улицы вспорол боевой клич сокола. Филипп ни с чем бы его не спутал. Астарта зарычала и ударила воздух лапой.

В сером небе парили три огромные птицы. Самая крупная следила за одинокой ведьмой. Та застыла в ужасе. Соколы описали круг и спикировали на девушку.

— Нет! — прошептал Филипп и вскинул правую руку.

На кончиках пальцев запылал огненный шар. Молодой человек уже собрался метнуть его, но птицы пронеслись над головой ведьмы и снова взмыли ввысь. Он погасил шар. Кажется, охотники не заметили жертву.

А может, она им друг?

Братья по ковену осенили себя крестным знамением. Их духовный отец, Алонсо, пробормотал:

— Птицы ее не видят.

— Идем. — Филипп направился к девушке.

— А если это подстроено? Соколы служат дому Деверо, — заметил Арман. — Может, они хотят, чтобы мы разрушили наш покров невидимости.

Ведьма бросила на Филиппа еще один взгляд и скрылась в переулке.

— Подожди! — крикнул он, выскакивая на проезжую часть.

Пронзительно загудели машины. Какой-то велосипедист затормозил и начал браниться на фарси.

Молодой человек повел рукой, создавая вокруг себя защитный кокон, и побежал через дорогу. Автомобили резко останавливались, велосипедист чуть не упал, но вовремя поставил на землю ногу. Филипп знал, что ведет себя как дурак. Нужно было затаиться, чтобы их не обнаружили, а тут он со своим заклинанием — смотри кто хочет. Соколы начали снижаться. Ну и попал же он в переделку!

Птицы спускались все ниже. Магия обострила его чувства: он видел, как сверкают их глаза и когти, слышал, как щелкают клювы.

Охотники пронеслись над Филиппом и взмыли в небо. Совсем как в первый раз, когда чуть не напали на ведьму. Описав круг, птицы с гневным клекотом улетели.

Молодой человек шагнул на тротуар и тут заметил краем глаза, что справа, в узком переулке, вспыхнул голубой свет. Филипп бросился туда.

Девушка пропала. На булыжниках старинной мостовой лежала одинокая лилия. Он поднял ее, огляделся, но ведьмы и след простыл.

Подбежали остальные, а он все рассматривал цветок.

— Она — друг, — сказал Филипп, вдохнув его аромат. — И ей грозит беда.

Астарта устремила на него огромные желтые глаза и жалобно мяукнула.


Лондон | Наследие | Авалон, декабрь