home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Лондон

В белом сиянии Холли почти не видела того, кто стоял с ней рядом. Она протянула руку и произнесла имя. Сколько ночей она повторяла его!

— Жеро.

Прозвучало как заклинание. Он тут, с ней, в доме Роуз. Он жив. Холли чувствовала его тепло, вдыхала его запах. Она еле на ногах стояла. В такое счастье даже не верилось. Жеро обвил ее руками и страстно поцеловал. Губы оказались шершавые, но ей было все равно. Она крепко сжимала его в объятиях, упивалась его близостью. Чувства переполнили сердце, и девушка расплакалась. Он здесь! Он уцелел! Наконец- то мы вместе. Спасибо! Спасибо, что ты выжил! И что любишь меня. Клянусь Богиней, Жеро, я тебя люблю…

Свет погас. Они вывалились из портала, созданного двумя ковенами в гостиной Роуз, и упали на ковер. Жеро грубо оттолкнул ее, съежился и закрыл лицо руками.

— Жеро! — воскликнула Саша, бросаясь к сыну.

Она обняла его, но молодой человек так и не пошевелился.

— Не смотрите на меня! — крикнул он.

— Родной мой! Что случилось? — растерянно произнесла женщина.

Она попробовала отвести его ладони от лица, но не смогла. Холли увидела его руку и замерла, словно ее молнией ударило. Это была уже не рука, а кость обтянутая кожей. На ней живого места не осталось — только шрамы. Внутри у девушки все похолодело.

— Черный огонь, — пробормотала молодая ведьма, глядя на убитую горем Сашу.

— Да. — Он прокашлялся. — Дайте мне что-нибудь — полотенце, одеяло…

Холли понимала, каково ему. Она с надеждой посмотрела в мрачные лица собравшихся. Филипп взглянул на нее, на Жеро и Сашу и нахмурился.

— Кто это?

— Холли! Как ты могла? — закричала Аманда. — Где моя сестра?

— Я за ней вернусь, — ответила Холли дрогнувшим голосом.

Она никак не могла отвести взгляда от Жеро. Роуз подбежала и укрыла его голову банным полотенцем.

— Кто он такой? — спросила она у Кари.

Девушка рыдала так, что ее плечи дергались. Не ответив на вопрос, она выскочила из комнаты. Хлопнула входная дверь.

— Боже мой, она пошла на улицу! — встревожилась Сильвана. — Вдруг птицы увидят ее? — Помедлив, она выбежала следом. — Кари! Вернись!

Алонсо внимательно смотрел на Жеро, пока тот перебирался на диван.

— Это колдун.

— Холли! Черт побери! Где моя сестра? — Голос Аманды дрожал. — Немедленно отправляйся за ней!

— Сейчас. — Холли сделала глубокий вдох. — Филипп, надо повторить заклинание. Я видела Николь и спасу ее.

— Почему же ты сразу этого не сделала? — воскликнула девушка. — Почему освободила его?

Она трясущейся рукой указала на Жеро.

— Всегда Деверо! Он для тебя превыше всего!

— Она бы не пошла со мной без него, — устало отозвалась Холли.

И почему она должна перед кем-то оправдываться? Ведь она спасла Жеро! Не дала ему времени отказаться, затащила в портал. Он даже не понял, откуда этот свет.

— Вот как ты отблагодарила ее за доброту?

Обвинения Аманды задели ведьму — наверное, потому, что попали в цель.

— Филипп! Открой портал! — приказала Холли. — Скорее!

Молодой человек, а с ним Роуз, Алонсо, Арман и Пабло встали в Круг и начали читать заклинание на кельтском. Саша подтащила Аманду, и они присоединились к остальным. В центре Круга, футах в трех над полом, появился крошечный огонек. Он рос и разгорался все ярче. Из него шел низкий, почти не различимый для человеческого уха гул.

Сияние вытянулось, точно веретено, разделилось на мерцающие кольца, которые вращались вокруг своей оси. Гул стал громче. Раздался треск и в воздухе, пульсируя, возник сияющий овал. Портал открылся.

Теперь все зависело от верховной жрицы. Она закрыла глаза и сосредоточилась на Николь. Нужно было слиться с ней, стать единым целым. Из всей группы сделать это могла только Холли, и она понимала гнев Аманды: вместо того чтобы думать о сестре, она стремилась к Жеро. Вот и результат — она его вытащила.

Внутренним взором Холли отыскала Николь, и то, что она увидела, ей очень не понравилось.

Девушка, одетая в черно-красную ритуальную мантию, лежала, прикованная к алтарю. Ее невидящий взгляд был устремлен на Илая Деверо. Рядом с ним стоял какой-то мужчина. Они читали заклинание.

— Не может быть, — пробормотала Холли.

— Что? Что там такое? — крикнула Аманда и шагнула вперед, но Саша поймала ее за руку.

— Не отвлекай! Лучше помоги нам!

Аманда закрыла глаза и подхватила напев, в котором сплелись заклинания Филиппа и Роуз, Ковена белой магии и Материнского ковена.

Стремление Аманды освободить сестру направляло Холли. Образ девушки стал отчетливее, а связь с ней — крепче. Затем она обратилась к памяти Жеро, ведь он видел Николь совсем недавно.

Когда Холли достигла наивысшего слияния с двоюродной сестрой — которую, кстати, опоили какой-то гадостью, — она шагнула в портал. А следом прыгнул Жеро!

— Ты? — выдохнула девушка, утопая в ослепительном сиянии.

Холли больше не видела его шрамы. Перед ней стоял размытый силуэт. Зато она чувствовала любимого и душой, и телом.

— Где Николь? — спросил Жеро.

— На алтаре. Там твой брат и еще кто-то…

— Беру их на себя, а ты спасай сестру.

Он выскочил из портала. Холли последовала за ним.

Она вдруг ослепла, словно десятки лампочек погасли разом. Ведьма споткнулась и торопливо пробормотала заклинание, чтобы прозреть. Это немного помогло. Она прищурилась и побежала к алтарю. Взгляд застила туманная дымка, за ней мелькнули Жеро и два других колдуна. Жеро метнул в брата несколько огненных шаров, схватил с алтаря ритуальный кинжал и замахнулся на того, чьего имени Холли не знала. Илай, смеясь, отразил пылающие снаряды.

— Что, малыш, захотелось поиграть в рыцаря? — дразнил он. — Или ты обвел Холли вокруг пальца и привел ее прямо к нам в руки?

Илай швырнул в девушку магическое лассо. Оно свилось в петлю у нее над головой, скользнуло ниже, стягивая плечи, затем от него во все стороны выстрелили нити, и ведьму опутала сияющая паутина.

— Холли! — крикнул Жеро, бросаясь к ней.

Джеймс преградил молодому человеку путь, обрушив на него волну колдовской силы. Жеро с глухим стуком ударился о стену и осел на пол.

— О Богиня! Я молю: сил, проворства дай ему! — воскликнула Холли.

Илай потянул за конец лассо, и девушка упала на колени. Она с усилием подняла голову, стараясь понять, что происходит. Илай прочел заклинание, и в воздухе с треском возник абордажный крюк. Молодой человек швырнул его в Холли.

— Сдохни, ведьма!

Другой колдун с любопытством наблюдал за происходящим. Жеро подскочил к нему, обхватил за плечи и швырнул на Илая. У того дрогнула рука, и крюк, описав широкую дугу, со звоном ударился о стену.

Жеро прокричал что-то на латыни. Паутина исчезла. Он повел пальцем, и невидимые руки помогли девушке встать. Холли подбежала к Николь, щелкнула пальцами, и черные шнуры, обвившие запястья и лодыжки сестры, упали.

— Стража! — прокричал второй, незнакомый колдун. — Тут враги!

Теперь пришла очередь Холли защищать всех. Она воздвигла на пути колдунов стену огня. Жеро взвалил Николь к себе на плечо, словно пожарный, и бросился к порталу, не забыв добавить к огненной стене вторую, более надежную преграду.

— Скорей!

Холли прыгнула следом за ним в портал. Вспышка — и они были таковы.

Беглецы упали на ковер в гостиной. Жеро опять накинул на себя полотенце. Филипп кинулся к безвольному телу Николь. Ее глаза были открыты. От застывшего взгляда становилось не по себе.

— Ma belle! Дорогая моя, — прошептал молодой человек.

Он взял ее за руку, отвел со лба черные кудри.

— Он связал их узами?

— Этого она и боялась, — ответил Жеро.

Саша опустилась на колени рядом с Николь и заглянула в глаза девушке.

— Нет, дело не в узах — ей дали какое-то снадобье. Роуз, есть у вас листья дуба? А еще мне нужны ромашка, розмарин и кварц.

— Конечно. — Женщина поспешила в кладовку.

Аманда села рядом с Филиппом.

— Ники! — позвала она. — Просыпайся!

— А еще надо шалфей пожечь, — крикнула Роуз.

— Хорошая мысль, — одобрила Саша.

Она растерла в руках имбирь с корицей, и воздух наполнился пряным ароматом. Женщина склонилась над Николь, прикрыла ее глаза ладонями и стала читать исцеляющее заклятие.

— Что там произошло? — спросила Аманда, всхлипывая.

— Ее привязали к алтарю, — сказала Холли. — Там был Илай и еще кто-то.

— Джеймс Мур, — пояснил Жеро. — Наследник трона из черепов.

— А что они хотели с ней сделать?

Молодой человек пожал плечами.

— Наверное, принести ее в жертву. Они собирались вызвать Черный огонь.

— Боже! — Аманда прижала к губам ладонь. — Бедная моя сестричка!

— Они хотели, чтобы Жеро помог им, — предположила Холли. — А ты вообще умеешь его вызывать?

Помедлив, он качнул головой.

— Ничего о нем не знаю. Зато могу наверняка сказать: в Лондоне теперь небезопасно. Они будут вас искать.

«И тебя, — подумала Холли. — Неужели нам всю жизнь прятаться? Будет ли этому конец?»


Сильвана догнала Кари только через два квартала. Та бежала, не переставая горько рыдать. Бедняжка. Никто не понимал: она любила Жеро Деверо и ненавидела то, что встало между ними, — колдовство, его новую любовь. Холли и Аманда были с ней жестоки, Саша и Томми вежливо терпели ее присутствие. Из всего ковена одна Сильвана сочувствовала ее горю.

Ведьма похлопала Кари по плечу.

— Это я.

Девушка развернулась. От плача все лицо у нее покрылось розовыми пятнами.

— Ты его видела?

— Да, да, видела, — утешала Сильвана, обняв ее.

Кари спрятала лицо в ладонях и трясла головой, как сумасшедшая.

— Его изуродовали!

— Я знаю.

— Этого не случилось бы, если бы Холли не переехала в Сиэтл. Мы были счастливы. Учились, любили друг друга…

В то время Сильвана их еще не знала, и все-таки у нее сложилось впечатление, что Жеро начал уставать от этих отношений гораздо раньше, чем встретил Холли. Правда, сейчас об этом лучше было помалкивать. Сильвана попробовала другую тактику.

— Кари, нельзя тут оставаться. Это опасно. Всюду рыщут соколы Деверо. А после всего, что мы натворили, враги нас из-под земли достанут.

— Плевать! — крикнула девушка. — Тошнит уже от этого!

— Кари, пожалуйста! Нам надо быть осторожнее.

— Зачем? Все равно мы умрем! Эдди погиб, Кьялиш, мать Аманды и Николь… Нас просто убирают по одному. — Она срывалась на визг. — Я так больше не могу!

Кари душили рыдания. Сильвана обняла ее. Люди обходили их стороной, не замечая.

«Чары невидимости до сих пор действуют», — с благодарностью подумала девушка.

И все-таки тревога не отпускала ее. Не стоило здесь торчать. Сердце испуганно колотилось. Ведьма бросала по сторонам настороженные взгляды. Шел снег. Улица жила своей жизнью. Мимо спешили прохожие: одни шли с пакетами и коробками, другие торопились в магазин выбирать подарки. В памяти мелькнули счастливые рождественские вечера. Сильвана приуныла, но быстро взяла себя в руки. Не время было хныкать — ни ей, ни кое-кому еще.

— Кари… — начала девушка и вдруг замерла, прислушиваясь.

Ей послышался тихий перестук, словно коготки перебирали по жести. Сильвана обернулась и успела заметить, как по водосточной трубе скользнула тень. В темноте ничего разглядеть не удалось, но вскоре над крышей захлопали крылья.

— Идем, — приказала девушка подруге.

Похоже, тон у нее был такой, что Кари сразу поняла: дело серьезное. Она подняла голову и, приоткрыв губы, стала вглядываться в сумрак. Наверное, там что-то было, потому что в ее заплаканных глазах мелькнул ужас.

— Они, — беззвучно произнесла Сильвана.

Кари сглотнула и закивала. Они пустились бежать. Ноги разъезжались на слякоти. Сильвана глянула назад — никого.

Кари ворвалась в убежище, Сильвана влетела следом, захлопнула дверь и привалилась к ней спиной, словно хотела остановить силы зла весом своего тела.

— Что ты видела? — спросила она у Кари.

Та покачала головой.

— Ничего. Но, кажется, слышала… Птицу.

— И я.

— Соколы Деверо. Или какие-то еще твари Верховного ковена. Ты меня спасла. А я со своей истерикой в который раз подвергла всех опасности, — с горечью сказала она.

— Они пока нас не засекли. Но мы должны рассказать обо всем Холли.

— Боже, — простонала Кари, вешая куртку. — Она меня в жабу превратит.

Девушка пыталась шутить, но Сильвана видела, что она серьезно напугана, и не без причины. В их верховной жрице мало что осталось от милой и доброй девочки, которой она была в прошлом году.

Они побрели в гостиную. На диванчике сидела Николь, кутаясь в вязаную шаль. Рядом, на оттоманке, пристроился Филипп. В руках он держал чашку с каким-то дымящимся снадобьем. Холли взглянула на Кари с усмешкой, и Сильвана опять расстроилась. Разве так можно с человеком обращаться?

— Николь, — ласково спросила она. — Как ты?

Девушка поморщилась.

— Голова болит. Но я не жалуюсь. Главное — жива.

Молодой человек погладил ее по щеке.

— Grace a Dieu, — тихо сказал он. — Слава богу.

Николь нежно улыбнулась ему, взяла чашку и пригубила напиток. Кари оглядела комнату.

— А где Жеро?

— Отдыхает, — сухо ответила Холли. — В моей комнате.

«Да хватит же вам», — подумала Сильвана, а вслух сказала:

— Похоже, нас кто-то видел.

В глазах верховной жрицы вспыхнула ярость. Слова застряли в горле, но Сильвана расправила плечи и добавила:

— Мы слышали хлопанье крыльев.

— Отлично! — воскликнула Холли. — Спасибо. Кари.

Сильвана шагнула вперед. Холли сурово взглянула на нее.

— Кари тяжело! Мы все много пережили.

Холли раскрыла рот, но тут Саша положила руку ей на плечо.

— Может, и тебе выпить успокоительного чаю, который приготовили для Николь? На кухне ещё есть.

Повисла напряженная тишина. Холли стремительно вышла. Мать Жеро сочувственно посмотрела на девушек.

— Она… устала.

— Неужели? — проворчала Сильвана. — Все равно она не должна так с нами поступать.

Саша вздохнула.

— Нет. Но она возглавляет наш ковен и потому… имеет на это право. К несчастью, — шепотом добавила женщина.

— А я, может, против, — не унималась Сильвана. — Я не выбирала ее и…

Саша подняла руку.

— Да, мы ее не выбирали. Она — верховная жрица по рождению. Ей нельзя отказаться, даже если она захочет. Ты ведь уже в этом убедилась. — Она пожала плечами. — Так что ей положены некоторые привилегии. Например, дурной нрав.

Кари закатила глаза. Саша погрозила ей пальцем и прошептала чуть слышно:

— Я бы на твоем месте была поосторожней. В последнее время Холли тяжело себя сдерживать. А теперь, — сказала она громче, — расскажите мне о птицах.

— Скорее всего, это были соколы Деверо, — начала Сильвана. — Кажется, мы вляпались.

Кари кивнула.

— И очень серьезно.


6 НЕФРИТ | Наследие | Сиэтл