home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Сан-Франциско

Сильвана очень хотела отправиться вместе с Холли, и та согласилась. По правде говоря, она хотела взять с собой чуть ли не весь ковен, но в Сиэтле тоже хватало дел, и двум ведьмам оставалось лишь полагаться на эффект неожиданности.

Вылететь в Сан-Франциско им удалось только милостью Богини: магия помогла прорваться сквозь толпы беженцев, обезумевших, точно звери в клетке; магия убедила диспетчеров и пилота, что самолет сможет взлететь, когда все рейсы отменили из-за непогоды. И, спасибо магии, он действительно взлетел.

Во время полета Холли произнесла заклинание поиска: пора было выяснить, где прячутся Дэн, Сесиль и дядя Ричард. Ведьмам и в голову не приходило искать своих близких раньше — неведение служило им защитой.

Из окна самолета Холли увидела дом и пришла в ужас. Его осаждали полчища бесов, соколы бросались на жертв, стараясь вырвать им сердца. Кругом бушевал пожар.

«Богиня, спаси! — взмолилась она. — О Геката! Помешай этому, и я сделаю все, что пожелаешь».

Самолет приземлился, и Холли еще раз прибегла к помощи колдовства. Женщина из проката автомобилей «увидела» на ее правах, что девушке уже исполнился двадцать один год, а значит, она имеет право арендовать машину. Ведьма позаботилась и об оплате, ведь они потратили на билеты все до последнего. Сильване это не понравилось.

«Пусть только попробует возмутиться!» — подумала Холли.

Многие осудили бы ее за то, что она создала деньги, но Холли было все равно.

Главное — выжить, а манеры подождут.

Пока Сильвана изучала карту, Холли попросила Богиню указать ей путь. Их окружал туман, плотный, как мокрая шерсть, и ведьма поняла, что за год совсем разучилась водить в такую погоду.

«Год, — размышляла она, пока они медленно тащились по дороге. — А кажется, что я тут никогда не бывала. Я совсем чужая. Мой дом теперь в Сиэтле».

Сильвана пробормотала какие-то заклятия, и, к великой радости Холли, туман стал рассеиваться.

— Спасибо, — поблагодарила она, краснея. — У меня в голове все путается. Сама могла бы это сделать.

Сильвана натянуто улыбнулась.

— Поехали. — Она посмотрела в окно. — Господи, а вдруг с ними что-то случилось?

Холли сжала губы. Хорошего ответа у нее не было, а пустые слова утешения говорить не хотелось.

Сильвана в отчаянии поглядела на нее и снова отвернулась к окну.

— Держись, тетя, — шепнула она.

«Я стала такой бессердечной, — подумала Ход ли. — Хватит ли мне сил, чтобы вырвать сердце Деверо?»

По небу, пробираясь сквозь облака, скользила бледная луна. Холли повернулась к Сильване.

— Совсем забыла про мост. Нам же ехать через залив!

Девушка пристально посмотрела на нее.

— Ты вспомнила о проклятии? О том, что твои близкие погибают в воде?

Холли кивнула. Прищурив глаза, она выбрала место на обочине и остановила машину напротив «Бургер-кинга».

— Выходи. С тобой я дальше не поеду.

— Ты что? — Сильвана нахмурилась.

— Я не повезу тебя через мост. — Холли подняла ручной тормоз и скрестила руки на груди.

Сильвана потянулась к рычагу тормоза. Холли шевельнула пальцами, послав в нее слабенькую колдовскую молнию.

— Ай! — вскрикнула девушка. — Перестань!

— Выходи. — Холли вздернула нос. — Я серьезно.

По ее глазам Сильвана поняла, что спорить бесполезно, и чуть отодвинулась.

— Холли, там моя тетя. Она мне как мать.

— Я никогда до нее не доеду, если придется тебя спасать. Наверняка или мост рухнет, или машина перила протаранит. Оставайся тут. — Она показала на сумочку Сильваны. — Деньги у тебя есть, мобильник тоже. Если устанешь, иди в мотель. Я позвоню, когда все успокоится.

Сильвана глядела на нее, широко раскрыв глаза.

— Ты не шутишь.

— Давай-давай! Или я тебя выгоню.

Бусины в африканских косичках Сильваны стукнулись друг о друга. Девушка вылезла из машины и зло хлопнула дверью.

Холли с ней даже не попрощалась.

Она ехала, мрачно поглядывая на дорожные знаки, на небо, на обочины: проверяла, нет ли соколов, не приготовил ли Майкл Деверо какой-нибудь сюрприз.

«Может, он думал, я на метле прилечу? — кипятилась ведьма. — Все твердят, что сильнее меня никого на свете нет, но я понятия не имею, как эту силу применить. Я знаю не так уж и много заклинаний. Мне нужна помощь».

Дальний свет она включить забыла, и за туманом дорогу было не разглядеть. Холли выехала из тоннеля на мост.

Одна из стальных балок заскрежетала. У Холли на затылке волосы встали дыбом.

— Со мной нет тех, кто мне дорог, ясно? — вслух сказала она, будто проклятие могло ее услышать. — Так что и не мечтай.

Девушка ехала в потоке машин. От волнения щеки у нее огнем горели. Легче не стало, даже когда она благополучно перебралась на другой берег. Наоборот, Холли встревожилась еще больше. Интуиция подсказывала, что на развилке лучше повернуть направо — работали путеводные чары. Она приближалась к самому сердцу тьмы. Что же устроил Майкл Деверо тем, кто ей дорог?

«Моя любовь далеко, — подумала она. — Сражается со злом в Сиэтле».

Холли скорее почувствовала дом, чем увидела его. Колдовство скрывало его от посторонних взглядов. Она произнесла заклинание всевидения, и сквозь дрожащую пелену на холме проступили очертания небольшой постройки, отделенной от остальных домов сараями и рядами олеандровых кустов. Ее крыша сияла зеленым светом. Холли остановилась, открыла дверь машины и вдруг услышала звон разбитого стекла.

Как только девушка вышла, поднялся страшный ветер. Ее прижало к машине. Холли подняла руки, пробормотала заклинание, и незримая стена отделила ее от урагана. Ведьма побежала к дому.

На нее полетели осколки стекла. Пришлось колдовать, чтобы от них защититься. В реве урагана что-то оглушительно бухало.

Холли взбежала на крыльцо, перепрыгивая через две ступеньки. Сотни крошечных бесов метались вокруг ее ног, словно табун обезумевших лошадок. Наверное, они догадались, что она — враг, потому что начали хватать ее за лодыжки, кусать и царапать. Холли вскрикнула, запустила в них огненным шаром, стараясь не опалить себя. Тварей стало гораздо меньше.

Девушка взмахнула рукой. Входная дверь распахнулась под бешеным порывом ветра, и на ведьму градом посыпались мертвые бесенята. Она произнесла заклинание, создавая невидимую стену, и они попадали на крыльцо. Холли снова махнула рукой, и гора трупиков отъехала в сторону.

— Дэн! Тетя Сесиль! Дядя Ричард! — звала девушка.

В шуме и гаме она и себя почти не слышала, не то что других. Холли переступила через порог. Взвыли адские гончие, по деревянному полу забацали их невидимые когти. Холли обдало горячим дыханием, но все-таки она успела прижаться к стене и сотворить перед собой колдовскую преграду.

Раздался грохот. На втором этаже кто-то закричал. Холли бросилась вверх по ступеням. В коридоре она увидела дядю, который отбивался топором от огромного демона с чешуйчатой кожей и короной из рогов. Его тело чем-то напоминало человеческое. Страшилище стояло на двух ногах и размахивало длинными когтистыми лапами. Из его пасти капала слизь.

Дядя прыгнул вперед, ударил и присел, уворачиваясь от зловещих когтей. Опять взмахнул топором и на этот раз перерубил чудовищу костлявые колени. Демон с ревом упал. Ричард наскочил на монстра и рассек ему шею. Брызнула зеленая кровь. Голова жуткого создания покатилась по коридору.

Превозмогая тошноту, девушка бросилась к дяде и обняла его.

— Холли! — воскликнул он. — Слава богу! А где же девочки?

— В Сиэтле. — Она отстранилась. — Что тут происходит?

— Это дело рук Майкла, — Ричард показал на открытую дверь чуть дальше по коридору. — Сесиль и Дэн там.

Холли кивнула, и они побежали на помощь.

В комнате царил полный хаос. Демоны и чудовища всех мастей наступали на стоявший посреди комнаты комод, за которым обосновались двое магов. Они оградили себя колдовским барьером, о Холли заметила, что поле слабеет.

Сесиль увидела ее.

— Слава богу! Холли, останови их!

Девушка подняла руку, открыла рот. И вдруг замерла. Сесиль нахмурилась.

— Что с тобой?

В голове не осталось ни одной мысли. Холли не могла вспомнить ни одного заклинания, не находила в себе ни капли магии. Это еще что?!

— Холли! — Сесиль замахала ей. — Тебя околдовали?

«Не знаю», — растерянно подумала девушка, чувствуя, как что-то проникает в ее разум.

Холли показалось, что на нее упала тень, хотя поблизости никого не было. Стало холодно. Ведьма задрожала, по коже побежали мурашки. Холод проник внутрь, будто она проглотила целый стакан льда.

Перед ней возникла Изабо — почти как настоящая, не такая призрачная, как раньше.

«Ее тут нет, — сказала себе девушка. — Я вижу ее только мысленно».

Рядом с Изабо стояла дама под вуалью.

Геката.

Богиня величественно кивнула. Да, это была она, повелительница ведьм.

— Мы поможем тебе, — сказала Изабо. — Майкл Деверо послал своих тварей убить тебя. В одиночку ты не сможешь ему противостоять.

— Холли! Да сделай же что-нибудь, черт побери! — закричал Дэн.

Девушка моргнула. Сквозь призрачные фигуры Изабо и Гекаты она видела комнату и кипящую битву, понимала, что ее друзья проигрывают.

— Тебе опять нужна моя жертва, — сказала она Изабо. — Ты хочешь, чтобы я полностью отдала себя Гекате. А ты сама тоже заключила с ней сделку?

Изабо не ответила, но в уголках ее губ заиграла улыбка, а глаза блеснули.

Раздался жуткий грохот. Сквозь стены в комнату ворвались огромные черные тени — восьмифутовые монстры с чешуйчатой кожей, пылающими красными глазами и острыми серповидными когтями.

Постояв мгновение, они бросились на Холли, Дэна и Сесиль.

Не раздумывая, Холли вскинула руки и прогремела:

— Изыдите!

Комнату сотряс взрыв. Пламя, ураган, ревущий вихрь из воды и камней вращались вокруг девушки. В ее тело ворвался поток невероятной силы. Холли затрясло, она закатила глаза и вдруг прокричала что-то на языке, которого совсем не знала. Она падала в бездну. Каждая клеточка раскалилась добела. В глазах вспыхивали искры, волосы пылали, зубы дымились, по коже пробегали голубые сполохи.

Кто-то выкрикнул ее имя — и еще раз, и опять, и опять… Тени с яростным ревом схватили ее, когти со свистом рассекли воздух, но промахнулись.


Холли стояла на четвереньках, упираясь руками в мокрый песок. Она открыла глаза и посмотрела по сторонам.

Была ночь. Девушка оказалась на морском берегу. Рядом лежали тетя Сесиль и Дэн. Тело шамана лизали волны. Футах в двадцати от воды, на парковке, стояла машина, на капоте которой распростерся дядя Ричард. Он поднял голову и уставился на племянницу.

Остальные тоже пришли в себя. Сесиль медленно села, Дэн перекатился на живот, вскрикнул, когда его окатило прибоем, и встал, пошатываясь.

— Что ты сделала? — хрипло спросила тетя Сесиль, глядя на Холли широко раскрытыми глазами.

— Не знаю, — честно ответила та.

«Что бы это ни было, я сделала это сама, — подумала она с гордостью. — Не принесла жертву Богине».

Она поднялась на ноги.

— Нам пора.

— Куда? — спросила тетя. — Обратно в Сиэтл?

— Сначала в больницу, к Барбаре.

— Ах да, конечно! — Сесиль встала и внимательно посмотрела на Холли. — А ты взяла свою силу! Я чувствую. Даже воздух вокруг тебя потрескивает.

Холли взглянула на свои руки, окутанные угасающим голубым сиянием. Может, Изабо и Геката как-то мешали ей? Хотели, чтобы она все время просила о помощи Богиню и приносила ей жертвы?

Девушка опустила руки.

— Вы правы, — ответила она Сесиль.


По телефону-автомату Ричард вызвал такси, а потом взял напрокат машину. Холли позвонила Сильване. Та заказала всем ужин. Его доставили, как раз когда они приехали за девушкой. Сильвана и тетя Сесиль обнялись, чуть не плача от радости Холли была рада увидеть в глазах подруги благодарность, а главное — прощение.

«Я ни перед кем не виновата!» — подумала она с вызовом.

Больница, где лежала Барбара, находилась за городом, в округе Марин. По дороге туда они расправились с гамбургерами и картошкой фри. Приехали за полночь, но Холли не составило никакого труда «убедить» медсестру, чтобы та отвела их к пациентке.

— Она в коме, — предупредила женщина, которую, судя по карточке на груди, звали Адди. — Даже не узнает, что вы пришли.

Холли рассеянно кивнула, не сводя глаз с приоткрытой двери, выкрашенной в светло-зеленый цвет. В центре висел пластиковый карман. В нем лежал планшет с карточкой, на котором было написано: «Дэвис-Чин, Б». В памяти замелькали картинки: мама спешит по коридору отделения скорой помощи с охапкой таких же карточек, закидывает в них, прежде чем подойти к кровати вольного. Вот удивительно! Она проводила с каждым совсем немного времени и все-таки обращалась ко всем по имени, заботилась, думала о них.

«Как мне ее не хватает», — с болью подумала Холли.

Она распахнула дверь — и чуть не упала в обморок. В кровати, подключенная к аппаратам лежала Барбара Дэвис-Чин. Такая же, какой Холли ее помнила: худая, бледная. На груди у нее сидела какая-то жуткая тварь: горбатое, костлявое существо с острыми ушками и шкурой цвета старого серебра, покрытое грязной серой шерстью Злобно ухмыляясь, оно держало лапу глубоко в груди Барбары. Мерзкие пальчики сжимали сердце. Набухшие вены твари пульсировали, переливая в грудь женщины свою отраву.

Существо беспрестанно хихикало. Холли поняла, что слышит и видит его только она. Захотелось убежать в приемную, где ждали друзья, но девушка взяла себя в руки и повернулась к ничего не подозревающей медсестре.

— Можете идти, — сказала ведьма.

Женщина удалилась, а Холли решительно шагнула к существу. Тварь выпятила блестящую кроваво-красную губу и зарычала.

Холли начала читать заклинание и тут поняла: молясь Богине, она всегда жертвует частичкой души. Платят ли такую же цену другие ведьмы или это лишь ее испытание? Девушка умолкла и решила, что расправится с бесом сама. Если он правда то, чем кажется.


Тварь с ухмылкой глядела на Холли. Присутствие ведьмы ее совершенно не беспокоило.

Девушка собрала волю в кулак. Ее восприятие странным образом раздвоилось. Она слышала, как бьется пульс Барбары и как стучит ее собственное сердце — тук-тук, тук-тук, тук-тук. Она стала взглядом. Пробежала по руке женщины, кулаку беса и влетела в сердце… Сердце, исполненное тьмы. Средоточие зла, кошмаров, болезни, которые его убивали.

Мимо проплывали жуткие, кошмарные видения. Ее закружило, понесло. Открыв рот в беззвучном крике, девушка взмолилась:

— Хватит!

И вот она опять стояла и смотрела на беса. Тот осклабился, довольно залопотал и вытащил сердце Барбары из груди, показывая его Холли. Она вспомнила кошку Гекату; Баст, которая принесла им убитого сокола… Только теперь ей поднесли не птицу, а больное сердце — измученное, истекающее кровью.

Хватит!

Существо пропало из виду, хотя ведьма чувствовала, что оно где-то рядом. Оно стало невидимым, но все равно продолжало мучить Барбару.

Холли вбежала в приемную. Bсe взгляды устремились к ней.

— Надо забрать Барбару отсюда!

Дядя Ричард перестал ходить взад-вперед.

— Сядь, отдохни. Я подпишу бумажки.

Он вышел. Холли плюхнулась на стул, взяла стаканчик с кофе из рук тети Сесиль. Навалилась усталость. Тревога не отпускала. Вот как ложились пути — по телам людей, живым сердцам.

Майкл вел смертную битву — и ее нельзя было проиграть.

Холли закрыла глаза.

«Сколько же поколений Каоров и Деверо играли в эту игру? — подумала она. — Ей надо положить конец. Мы должны победить».


8 БЕЛЫЙ ОПАЛ | Наследие | 31 мая 1889 года, два часа пополудни