home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Сиэтл

Саша в который раз вытерла руки о мантию — ладони ужасно потели. Полчаса назад Пабло сообщил всем, что Майкл что-то затевает.

Неужели хочет напасть? Надо поскорее привести Холли в чувство. Чтобы успокоиться, Саша постаралась дышать глубже. Центр комнаты очистили от мебели. На полу целебными травами выложили пентаграмму, у вершин которой поставили свечи. Женщина сжала рукоять серебряного атама. Как жаль, что Кари дали успокоительного и отправили наверх спать. Ее исследовательские таланты могли бы им пригодиться.

Арман и Томми положили Холли в центр пентаграммы. Девушка по-прежнему смотрела в одну точку и бормотала что-то себе под нос.

В комнату медленно и тихо вошли остальные. У каждого в руке была свеча. Они встали как можно дальше от пентаграммы, ведь никто не знал, что может произойти. Саша заметила, что все, кроме Дэна, взяли кресты. Томми приподнял свой с улыбкой, будто хотел сказать: «Это ведь не повредит».

Все заняли свои места, и Саша начала:

— Богиня, услышь нас. Мы, слуги твои, собрались в священный Круг. Благослови нас и благослови избранную тобой.

— Благословенна будь, — отозвались остальные.

— Она — в центре пентаграммы, и пять сил призываем мы на помощь. Огонь, изгони тварей, что завладели этим телом. Могучий ветер, отнеси их туда, откуда они пришли. Земля, исцели тело, которому ты подарила жизнь, и привяжи душу, пусть не покинет она этот мир. Вода, напои дух ее. Долго скиталась она в пустынном, высохшем краю. Душа, возвратись на свое истинное место! Холли, вернись к нам!

Травы вспыхнули, пентаграмма засветилась. Холли молча смотрела в огонь. Внезапно она запрокинула голову, потом оглядела всех с ненавистью.

— Нет!

Голос не принадлежал Холли. Аманда вскрикнула и закрыла уши. По комнате пронесся ветер. Свечи погасли.

Лицо Холли исказила жуткая гримаса. В глазах вспыхнул багровый огонь, изо рта выросли огромные клыки.

— Сначала мы убьем ее, — прошипел кто-то.

— Да, да, убьем, — согласился другой.

Ведьма начала хватать руками воздух. Ее кишечник опорожнился, и комнату наполнил отвратительный смрад. Она царапала себе лицо, по подбородку текла зеленая, вонючая слюна. Девушку стало швырять из стороны в сторону, будто тряпичную куклу.

— Холли! Я знаю, что ты там! Борись! — прокричала Саша сквозь пронзительный визг, который до этого слышала только в кошмарах.


Холли спала. По крайней мере, она так думала. Кто-то хотел ее разбудить. Тянул, а она упиралась. Открыв один глаз, ведьма увидела рыжую женщину. Кто это? Чья-то мать, кажется. Жеро, Жана… нет, не вспомнить. Значит, это и не важно. Она снова закрыла глаза.


Рот Холли распахнулся, из груди вылезли два демона. Саша в ужасе смотрела на омерзительных тварей с чешуйчатой кожей и длинными когтями. Они взлетели и стали носиться по комнате. Саша не могла за ними уследить. Не успела она опомниться, как они врезались в нее с двух сторон.

Женщина упала. Послышался тошнотворный треск костей. Демоны вонзили в нее когти, и Саша завизжала. Один стал пробиваться в желудок, другой полез в рот.

Она, как безумная, размахивала атамом и ранила саму себя. Все вокруг кричали, кто-то поймал ее запястье и не дал вонзить кинжал в грудь, на которой сидел демон.

— Снимите его! — всхлипнула Саша. — Убейте его! Или меня!

Ее поддерживали руки друзей. Демоны отступили. Саша медленно села. Ребра жутко болели. Она посмотрела на Холли и вздрогнула. Лицо девушки застыло в смертной судороге, но из раскрытого рта летел истерический хохот.


Глядя, как Саша чуть не пронзила себя кинжалом, стараясь погубить демонов, Сесиль снова почувствовала себя пятилетней девочкой. Она так долго старалась забыть то, что видела тогда, и вот эти картины ожили в памяти с новой силой. Женщина упала на колени. Ее вырвало. Пока все помогали Саше, Сесиль лихорадочно вспоминала, как ее бабушка победила демона.

Женщина пробормотала заклинание покоя, но это не помогло. Тем временем Саша села, держась за бока. Из ран на груди и животе сочилась кровь.

«Пусть исчезнут! Уберите их!» — молила женщина.

Алонсо поднял ее и вывел из комнаты. Пабло сидел в углу, покачиваясь и глядя перед собой расширенными от ужаса глазами. На миг Сесиль показалось, что в него тоже вселились нечистые твари, но потом она вспомнила, что мальчик читает мысли. Он знал, что испытывают Холли и Саша!

Остальные были потрясены и растеряны не меньше ее.

— Пора этому конец положить, — Сесиль повернулась к Холли и ее демонам.

— Мы убьем тебя и ее, а затем остальных! — хихикали те. — Нас много. Ты с нами не справишься.

— Еще как справлюсь. Холли, девочка. Вернись. Бей их! Бей!

Страшная маска начала потихоньку превращаться в обычное лицо — лицо Холли. Ее голова безвольно склонилась набок. Сесиль затаила дыхание, надеясь, что Холли услышала и возвращается к ним.


Холли разозлилась. Кто-то опять ее звал. Она хотела закрыть лицо ладонью, но рука не послушалась. Девушка в ужасе открыла глаза и посмотрела вниз. Ее переодели во что-то белое. Длинные рукава были стянуты за спиной.

«Бей! Бей!» — звенел в голове крик.

Холли перепугалась не на шутку. На них напали? Но как сражаться, если у нее руки связаны?

Она пробормотала заклинание, и рубаха упала. Так-то лучше.

Она медленно подняла левую руку. Отлично. Что там насчет битвы?

Холли закрыла глаза. Битва подождет. А сейчас надо поспать.


Смирительная рубаха упала, и почти сразу же лицо Холли опять превратилось в мерзкую личину. Вперед с рыком выступил отвратительный демон. Рука девушки неуклюже приподнялась, будто Холли была марионеткой. Палец медленно указал на тетю Сесиль.

— Muerte [13], — прошипел голос.

Николь оцепенела от ужаса. На глазах у нее тетя Сесиль упала, схватившись за грудь. Лицо посерело, губы налились синевой. Женщина вытаращила глаза, но вдруг они погасли и запали.

Сильвана завизжала. Николь шагнула к телу Холли и крикнула, дрожа от ярости:

— Приказываю вам! Оставьте ее!

Время замедлило ход. Николь почувствовала, как невероятная мощь врывается в нее, словно горячий ветер. Ведовская кровь запела в жилах. Девушка поняла, каково это — быть Холли.

— Изыдите! — прогремела Николь, и от ее голоса оконные стекла разлетелись вдребезги.

— Вот это да! Как расцвела наша роза, — вдруг сказал знакомый насмешливый голос.

Николь вздрогнула. Ее решимость как ветром сдуло.


Сиэтл | Наследие | 13 ЛАЗУРЬ