home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ. ФЕВРАЛЬ 1996

– Коля, – позвала Рита сидевшего на месте водителя Николая, – как вы думаете, у Григория Модестовича сегодня хорошее настроение? Получится у нас с ним разговор?

Секретарь Машковского подхватил её и Вадима Игнатьева в центре.

– Хотите честно? – ответил Николай. – Вряд ли его заинтересует ваш журнал. Поэтому моё мнение такое: будет лучше, если разговор возьмёте на себя вы, Маргарита.

Ведь хозяин к вам неравнодушен.

– Да ладно, – отмахнулась Рита.

– Будто вы сами не знаете… Ой, ёлки-палки! – воскликнул Николай.

– Что случилось?

– Забыл! – Он надавил на тормоз. – Какой-то день сегодня нескладный… Я остановлюсь ненадолго.

– Что-то серьёзное? – спросил Вадим.

– Цветы забыл купить, – пояснил Николай. – Григорий Модестович мне голову оторвёт, если Маргарита приедет без букета.

– Мне цветы? – Она замахала руками. – Не нужно, Коля, правда не нужно.

– Старик не прощает забывчивости, – отрезал секретарь. – Я быстро.

Он хлопнул дверью и бегом скрылся в магазине.

– Я воспользуюсь остановкой, покурю, – сказал Игнатьев.

– Тогда и я с вами выйду, – решила Рита. – Постоим на воздухе, поболтаем, а то я нервничаю…

Вадим щёлкнул зажигалкой и негромко ещё раз повторил легенду, которую они с Ритой обговаривали с самого утра: они работают в одном институте, Игнатьев мечтает выпускать свой этнографический журнал, но денег нет, поэтому Рита решила замолвить словечко перед Машковским. Стоя близко друг к другу, они не заметили, как воинственной походкой к ним подошла Инга.

Меньше всего Вадим ожидал в ту минуту увидеть свою жену.

– Вот теперь всё расставлено по своим местам, – прошипела Инга и, взвизгнув, принялась хлестать Маргариту по щекам. – Ах ты сучка! Ах ты мочалка вонючая! Я тебе покажу, как за чужими мужьями увиваться! Проститутка!

Схватив жену за плечи, Вадим отшвырнул её в сторону, и обезумевшая от ревности женщина растянулась на заснеженном тротуаре.

– Инга! Ты что?! – Он склонился над женой, с трудом сдерживая себя, чтобы не ударить её. – Заткнись, дура! Взбесилась, что ли? Шевельнёшься – удушу на месте! Пошла отсюда немедленно!

– Всё-таки ты со шлюхами, – зарыдала Инга, кусая губы, – всё-таки ты… Я была права… – И она по-звериному взвыла.

Появившийся из цветочного магазина Николай остановился, озадаченный представшим его взору зрелищем. Вадим пытался поднять Ингу на ноги, но колени у женщины подкашивались и она отказывалась уходить.

– Убирайся, – Игнатьев грубо отволок жену за ворот шубки подальше от автомобиля. – И только попробуй ещё пикнуть, дура!

– Что случилось? – подбежал Николай к заплаканной Рите.

– Всё! – вернулся Вадим. – Это конец! Вот стерва…

– Что произошло? – недоумевал секретарь Машков-ского.

– Примите мои извинения, Марго. – Игнатьев смущённо развёл руками. – Мне очень… Стыдно признаться, но это была моя жена. Не знаю, что и делать…

– Она нездорова? – озабоченно спросил Николай.

– Подозреваю, что да. – Вадим оглянулся. – С каждым днём это всё хуже. Ревность сводит её с ума. В каждой женщине видит соперницу… Но такого она себе не позволяла никогда… Простите меня…

Николай растерянно протянул цветы Рите. Она зажмурилась. Её мелко трясло.

– У вас нет каких-нибудь капель? – единственное, что она сумела произнести.

– Подождите, – воскликнул Николай, – я мигом!..

Он умчался в сторону продуктового магазина.

– Вадим, я не могу, – прошептала Рита. – Меня колотит. Можно я не поеду? Пожалуйста, разрешите мне не ехать туда…

– Ладно, перенесём это… Видно, сегодня не тот день… Успокойтесь, не плачьте… Позвольте мне как-нибудь загладить мою вину.

– Вы-то при чём тут? – Она вытерла слёзы и вздохнула. – Надо же как глупо и обидно бывает…

Николай возвращался бегом, показывая бутылку коньяка и на ходу отвинчивая крышку.

– Вот, Рита, глотните вместо капель… Пейте прямо из горла. Машковский не видит, стало быть, можно. И лучше, чтобы старик вообще ничего не знал о случившемся… Ёлки-палки, что за день такой!

Рита сделала глоток и поморщилась.

– Коля, я не смогу в таком состоянии ехать к Григорию Модестовичу. Отвезите меня, пожалуйста, домой.

– Вы уверены?

– Я прошу вас…

– Что же я скажу старику?

– Придумайте что-нибудь… Заболела я, приступ мигрени… – Она посмотрела на Игнатьева. – Вадим, проводите меня, пожалуйста.

– Разумеется. – Вадим чувствовал себя подавленным, униженным, опозоренным. «Почему у меня такое состояние? Разве я в чём-то провинился? Разве это я закатил истерику? Впрочем, это была моя жена… Но разве я в ответе за поступки этой психопатки? Нет, но я обязан был уберечь Риту от этой гнусной сцены. Боже, до чего же мне тошно. Что она теперь станет думать обо мне? Что я – муж распоясавшейся женщины, свихнувшейся на почве ревности? Я должен объясниться, иначе как она теперь будет смотреть на меня… Стоп! Почему меня так беспокоит её мнение? Разве меня что-то связывает с Ритой? Я встречаюсь с ней лишь по оперативной необходимости… Или есть что-то ещё?»

Вадим с опаской взглянул на Маргариту.

«Боже, как её красят слёзы! Что-то неведомое моему разуму пробуждается в женщинах вместе со слезами».

Его мысли перескакивали с одной женщины на другую.

«Хватит. Подаю на развод. Сегодня же отберу у Инги ключи, пусть уматывает к своим родителям. Больше нет сил терпеть».


* * * | Во власти мракобесия | * * *