home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

Муромцева я нашла в баре казино. Он сидел у стойки и разговаривал по телефону.

— О'кей, — говорил миллионер. — Продаю. За восемьсот тысяч баксов. Гуд бай. — Он спрятал трубку в карман. — Извините, Эмма. Бизнес есть бизнес.

— Понимаю, — сказала я, усаживаясь на высокий табурет.

— Что будете пить?

— Ананасовый сок.

— Стакан ананасового сока и бутылку «Черного Джека», — приказал Муромцев бармену.

И то и другое мигом очутилось перед нами. Миллионер налил себе полную стопку и осушил ее, даже не поморщившись, словно это было не виски, а молоко.

— Если не везет, Эммочка, то во всем не везет, — пожаловался он, наливая себе вторую порцию. — Дочку похитили, в рулетку проигрался…

— Насчет дочки не переживайте, — сказала я. — Она нашлась.

— Нашлась?! — Он чуть не уронил бутылку на пол. — Не может быть!

— Может. Она у входа в казино стоит. Сходите убедитесь.

Муромцев стремительно выбежал из бара. И столь же стремительно вернулся.

— Ее там нет, — запыхавшись, произнес он. — Вы меня разыгрываете, Эмма?

Я пристально смотрела ему в глаза.

— Нет, это вы меня разыгрываете, Илья Ильич. Ее не только там нет, ее вообще нигде нет. Вашей Мариночки-Ириночки не существует в природе.

Миллионер покраснел как помидор.

— Вы правы, Эмма. Я вас обманул.

— Зачем вы это сделали? — Я пригубила ананасовый сок.

— Сейчас я вам все объясню. — Он начал нервно сплетать и расплетать пальцы. — Дело в том, что в седьмом классе я влюбился в одну девочку. Она сидела за партой передо мной. Я любовался ее спиной, распущенными волосами… А после уроков украдкой шел за ней до самого дома. Но, увы, я был робким мальчиком, поэтому так и не смог признаться ей в своих чувствах. А потом мы окончили школу, она вышла замуж и уехала в другой город… И вот прошло уже много-много лет, а я до сих пор не могу забыть свою первую любовь.

Объяснение явно затягивалось.

— А покороче нельзя? — спросила я.

— Да, да, сейчас вы все поймете. — Муромцев вынул из кармана цветную фотографию. — Прошу…

Я взяла фотку. Со снимка улыбалась… я. Точнее, не я, а очень похожая на меня девочка.

— Теперь вам все ясно?! Вы как две капли воды похожи на девочку, в которую я был влюблен. И когда я вас случайно увидел по телевизору, то сразу решил познакомиться.

— Странный вы придумали повод для знакомства.

— Ничего умнее в голову не пришло. Ведущий сказал, что вы частный детектив. Вот я и выдумал дурацкую историю, будто похитили мою дочь. Но поверьте, Эмма, на другой же день мне стало очень стыдно. И я собирался вам все рассказать.

Миллионер залпом прикончил «Черного Джека».

— Вы бы полегче с этим делом, — кивнула я на пустую бутылку.

— А, наплевать, — тоскливо произнес он. — Если б вы знали, Эмма, как я несчастен.

— Вы несчастны?! Да у вас же денег куры не клюют!

— Ах, Эммочка, деньги это еще далеко не все, что нужно человеку для счастливой жизни… — Он немного помолчал. — Эмма, выходите за меня замуж.

Мне показалось, что я ослышалась.

— Куда выходить?!

— Замуж, — повторил Муромцев. — За меня.

Я даже растерялась.

— Вы шутите?

— Вовсе нет. Я предлагаю вам свою руку и сердце.

— Да вы с ума сошли! Мне же тринадцать лет!

— Ну и что. На Востоке девочки в семь лет замуж выходят.

— Мы же не на Востоке.

— Поехали на Восток, — тут же предложил он.

— Так вот почему вы хотели отправить меня в Арабские Эмираты, — поняла я.

— Да, — признался миллионер, — в одном из эмиратов я купил роскошный дворец. Он стоит на берегу Персидского залива. Поехали, Эмма. Там и поженимся.

— Мне о замужестве думать рано. Я еще в школе учусь.

— О замужестве думать никогда не рано, — назидательно сказал Муромцев. — Вспомните пьесу Шекспира «Ромео и Джульетта». Ведь Джульетте было, как и вам, тринадцать лет, когда она полюбила юного Ромео.

— Но вы-то не юный Ромео, — ответила я. — Вам небось уже полтинник.

Миллионер посмотрел на меня с обидой.

— Обижаете, Эммочка. Мне всего тридцать восемь.

— Дело же не в возрасте.

— А в чем?

— Господи, неужели не понятно? Я вас не люблю.

— Полюбите, — без тени сомнения проговорил он. — Я не урод и не калека. И потом, не забывайте, я фантастически богат. У меня вилла в Малибу, огромный дом в Беверли-Хиллз, коттедж на Антильских островах, шикарная квартира в центре Парижа; я владею заводами на Урале и нефтяными месторождениями на Камчатке… Одним словом, у меня есть все, не хватает только вас. А недавно я купил в Англии старинный замок… Сердце мое екнуло.

— Замок? — спросила я, притворно зевая. — Какой еще замок?

— Настоящий средневековый замок. С зубчатыми башнями, высокими стенами, подъемным мостом через ров. Все как положено.

— Интересно было бы взглянуть.

— Да ради Бога! Летим хоть сию минуту!.. Если, конечно, ваши родители не будут возражать.

— Не будут, — ответила я, подумав, что моим драгоценным родителям, пожалуй, трудновато будет возразить, находясь за тыщу километров от Москвы.

— Вот и отлично! — вскочил он с табурета. — Летим!

— Летим, но завтра, — остудила я его пыл. — Мне еще надо собраться.

— Как скажете, Эммочка. Давайте завтра. А после Англии я вас обязательно повезу в эмират Уллаухия. Вам там понравится. Это настоящая жемчужина. Прекрасные пляжи, изумрудная вода, ласковое солнце…

— Ни о каком замужестве не может быть и речи, — предупредила я.

— Конечно, конечно, — легко согласился он.

— Тогда до завтра.

Распрощавшись со втюрившимся в меня миллионером, я понеслась обратно на Петровку.

— Завтра лечу в Англию! — огорошила я Володьку и майора Гвоздя. — И буду жить в замке Литл-Минч!

Они прямо обалдели от моего сообщения. А когда я им пересказала свой разговор с Муромцевым, они обалдели еще раз.

— Он хочет на тебе жениться? — недоверчиво переспросил Воробей. — Не свисти, Мухина.

— Я не свищу. Муромцев так прямо и заявил: «Люблю, сохну, сейчас сдохну!» А после пригласил в Англию. И еще в Арабские Эмираты. У него в эмирате Уллаухия целый дворец на берегу Персидского залива.

— Вот так номер, чтоб я помер, — произнес Петр Трофимыч свою любимую приговорку. — Значит, ситуация резко меняется. Поэтому нам надо тоже поменяться… э-э… разделиться. Мы с Эммой летим в Англию, в замок Литл-Минч. А ты, Владимир, остаешься в Москве и ищешь украденных девочек, профессора Федякина и банду черных колдунов.

У Воробья челюсть отвисла от такого разделения.

— Ни фига себе, — сказал он.

— А чего, Володька? — похлопала я его по плечу. — Ты же столько детективов прочел. У тебя большой теоретический опыт. Вот и применяй его на практике.

— Не прикалывайся, Мухина, — пробубнил Воробей и посмотрел на Гвоздя. — Петр Трофимыч, а давайте я в Англию полечу. А вы тут.

— Ты не сможешь проникнуть в замок.

— А вы сможете?

— Смогу. Меня Эмма туда пронесет.

— Как это — пронесу? — не поняла я.

— В чемодане. — Майор Гвоздь достал из шкафа старый чемодан и любовно его погладил. — Я с ним в цирке выступал. Здесь очень интересная конструкция. Изнутри чемодан больше, чем снаружи. Понимаете, к чему я клоню?

Мы не понимали. Тогда майор сказал:

— Смотрите. Моя самая лучшая корючка.

Он положил чемодан на пол, открыл его, залез вовнутрь и как-то по-хитрому сложился.

— Закрывай, Эмма, — приказал мне.

Я закрыла.

— Ну как, ребята? — спросил Петр Трофимович из чемодана.

— Здорово! — воскликнул Володька.

И правда, было здорово. На полу лежал маленький чемоданчик, про который никогда и не подумаешь, что внутри него находится взрослый мужчина.

— Петр Трофимыч, — спросила я, когда он вылез из чемодана, — как вы умудрились так ловко сложиться?

Майор Гвоздь с усмешкой подкрутил левый ус.

— Знаешь, милая моя, — сказал он, — за двадцать пять лет безупречной работы в МУРе мне еще и не так складываться приходилось. Жизнь, ребята, она всему научит. А ты, Владимир, не расстраивайся. Я попрошу Забабашкина, чтоб он тебе помог.

— А, ну если с Харитоном! — обрадовался Воробей. — Тогда я согласен!


СПРАВКА ИЗ СКОТЛЕНД-ЯРДА | Тайна танцующей коровы | ГИБЕЛЬ МАЙОРА ГВОЗДЯ