home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

«Мииилый… Подъем!»

Прикосновение нежных женских губ к щеке так приятно ранним летним утром.

«Мм… Еще полчасика, дорогая!»

«О, уже «дорогая»! Скоро и до «любимой» дойдешь…»

«Да, пожалуйста… Любимая, дай еще немного поспать!»

Тихое хихиканье.

«Ты и так уже третий час тут валяешься… Простынешь еще! Очнись! Хотя бы глаза открой!.. Упырь недоделанный…»

Что? Упырь?

Память проснулась мгновенно и поддала мне такого мысленного пинка, что тело резко подскочило, принимая сидячее положение.

Так, судя по всему, я только что валялся на том же самом храмовом жальнике в яме. Это кемто раскопанная могила: отвал земли, перевернутое надгробие, на дне, то есть у меня под ягодицами, чьито останки. Плоть почти вся истлела, но кости пока держатся друг за друга с помощью сухожилий. На черепе еще заметны остатки волос и кожа. В общем, зрелище не для слабонервных, но я взирал с отстраненным интересом – вот, значит, что меня ожидает…

Рядом на корточках сидела… Смерть! Всего второй раз я видел ее среди бела дня, в реальном мире и так близко. Можно было протянуть руку и дотронуться до тонких пальцев. В лицо, скрытое распущенными волосами, смотреть боялся. А вдруг там всего лишь обтянутый кожей череп, как на картинках? Но ведь помнил же прикосновение мягких губ к своей щеке!

Она, видимо, прочла мои мысли, потому что поднялась.

«Хватит рассиживаться. Скоро сюда придут люди. Я нарочно тебя разбудила, чтобы ты успел убраться подальше…»

– Почему?

Она лишь покачала головой, и я тут же обругал себя – ну конечно, кто сюда может прийти? Конечно, пра с помощниками! Им я как кость в горле. Тем более если Дей Долл рассказал, как странно некромант среагировал на его заклинание… Кстати, а оно ведь не сработало! Мертвецы остались лежать там, где лежали и прежде… или нет?

Смерть, вздыхая и чтото бормоча относительно умственных способностей некоего молодого человека (особенно согрела душу вырвавшаяся у нее фраза: «И за что я так люблю этого придурка?»), таскалась за мной по жальнику, пока шла быстрая проверка. Хм, интересное дело! Многие мертвецы в могилах были явно побеспокоены – несколько надгробий сдвинулись в сторону, земля вспучилась, тут и там торчали полуистлевшие конечности… Почему же заклинание не сработало?

«Сработало оно, его заклинание, сработало , – послышалось ворчание Смерти, – просто силенок не хватило довести до конца и проконтролировать… ээ… побочный эффект».

А что за эффект?

«Ты…»

Ах да! Моя более чем странная реакция на заклинание вызова мертвецов… Я же заражен. Мне осталось всего четыре или пять дней, после чего я превращусь в упыря… Что там кричал Дей Долл? «Настоящий упырь»! И это его напугало? Его, боевого некроманта с десятилетним стажем?

«Посмотри правде в глаза, придурок, – всплыла ясная и трезвая мысль, – нет у него никакого стажа! Ни в десять лет, ни в пять! Нормальный некромант, который на самом деле хоть раз в жизни сталкивался с настоящими живыми мертвецами, не станет бежать от них сломя голову с испачканными штанами! Нормальный некромант не станет слепо следовать в одежде стилю с рекламного плаката и даже копировать амулет! И его голос… Он слегка изменил внешность, но голосто ты определенно слышал раньше! Вспомнить бы, где и когда».

Долетевшая издалека заунывная песня заставила встрепенуться. На плечо легла прохладная рука Смерти:

«Тебе пора, милый… Иди за мной, и никто тебя не заметит. Я провожу!»

Наши персты соприкоснулись! Вот это да! Пальцы Смерти оказались тонкими, как палочки, но сильными, словно были сделаны из стальных прутов. И – прохладными. Не холодными и тем более не ледяными, а именно прохладными, сильными и нежными. Такими пальцами хорошо касаться разгоряченного бредом ребенка, ласково целуя в лоб: «Спи, сынок… Мама рядом!» Мама… сынок… О чем я только думаю? Мало того, что я не собирался в ближайший год жениться, в свете последних событий, когда через несколько дней мне предстояло стать упырем, и подавно не стоило об этом думать… Но, словно наяву, я увидел младенца… И судя по тому, как стиснули руку тонкие пальцы, видение посетило не меня одного.

Издалека долетела тихая молитва – хорошо поставленными басами послушники пели заупокойную песню, обходя жальник. Впереди выступал пра собственной персоной. Несмотря на то что был белый день, все несли зажженные факелы. Чтото мне это напоминало… Только тогда была ночь…

– Вот бес! Это же он!

Свободной рукой хлопнул себя по лбу. Ну конечно! Те «дейянисопоклонники» со жрецом во главе! Под капюшоном лица не рассмотреть, но голосто, голос… Или он уверил себя, что его манеру разговаривать никто не запомнил? С одной стороны, да, там было не до того. А с другой – если бы этот фальшивый Дей Долл так не подставился… Кстати, есть чтото в его имени ненастоящее! «Дейянис» – выдуманный бог. ДеянБогоборец – сумасшедший ученый, на чьей могиле проводился сорванный нами обряд вызова духов. «Дей» – имя моего так называемого начальниканедоучки…

Я вдруг понял, что знаю еще коечто.

– Это он!

«Кто ?» – Вторая ладошка Смерти коснулась моих губ, призывая не орать. Послушники с пра во главе уже подошли близко. Конечно, присутствие самой Смерти надежно скрывало меня от их глаз и ушей, но все равно… Они же пели заупокойную песню, и часть моей сущности отзывалась на магические песнопения. Собственно, если бы Смерть не закрыла меня, я бы давно уже подчинился встроенному в песню заклинанию. А так даже нашлись силы думать, анализировать, сопоставлять факты…

– В последнее время часто находили странные трупы, – заговорил шепотом, чтобы както отвлечься от навязчиво лезущей в мозги молитвы, – создавалось впечатление, что на них тренировался ктото, знающий некромантию… Я хотел проверить один такой, но Анджелин Мас не разрешил мне этого сделать. Тогда я просто подумал, что он не хотел провоцировать панику среди населения… А сейчас…

«Ты сомневаешься ?» – Ее лицо было совсем близко. Бледное, костистое, на взгляд большинства, наверное, некрасивое, но мне нравились ее впалые щеки, острый подбородок, тонкий нос, глубоко посаженные, словно утопленные в глазницах сиреневые глаза и удивительно полные, мягкие и яркие губы. Или они такие лишь в моем воображении?

– Я не знаю. Но мне почемуто кажется, что это тренировался Дей Долл. По какимто причинам он не обучался в Колледже – возможно, не сдал экзамена или был отчислен за неуспеваемость. Коечто он всетаки знает, и можно сделать вывод, что какоето время мы учились вместе. Правда, не припомню, был он старше или младше меня – возраст еще ни о чем не говорит! Он мог явиться на вступительные экзамены не в восемнадцать лет, а в двадцать или двадцать пять – возрастной ценз в Колледже до тридцати.

Я рассуждал вслух, глядя в глазницы Смерти, и она кивала в такт звучащим словам.

– В общем, его могли за чтото отчислить – такое бывает, меня самого чуть было не выгнали потому, что я даже с третьей попытки не сдал один экзамен! Но этот Дей Долл, наверное, очень хотел стать некромантом. Он мог приехать сюда и здесь потихоньку начать… «тренироваться». Так? Но тогда возникает два вопроса. Первый: кто ему помогал, хоть иногда, советами? И второй: где он все это время жил, если появился только что?

Смерть испустила тяжкий вздох, и до меня дошло.

– Замок графов Байт! Девушка в постели виконта, которая якобы умерла от любовных игр, а на самом деле в результате неудачного магического эксперимента! Дей Долл и виконт Ладиан заодно! А наставником его мог стать сам пра!

Она снова кивнула, и я не выдержал:

– Я должен обо всем рассказать Анджелину Масу!

Смерть дернулась за мной, желая, наверное, вмешаться, но я уже летел к ратуше сломя голову. Вернее, летел к забору, перескочив через который устремился к знакомому зданию.

Ратуша выглядела точно так же, как и три часа назад, когда я поспешно покинул ее вместе с лженекромантом. То есть кругом виднелись следы пожара, бродили немногочисленные слуги, повсюду торчала стража, но только городская, никого из числа охраны градоправителя видно не было. И вообще, везде царила какаято странная, гнетущая атмосфера.

…Смерть! Здесь совсем недавно умер человек! Вот тут, на том самом месте, где я встал, он и упал, обливаясь кровью из глубокой раны. Так и есть! Темные камни пропитала засохшая кровь. Эфир нагрелся от выплеснувшихся недавно эмоций. Их отголоски еще ощущались – гнев, ненависть, усталость, удивление, страх, отчаяние, боль…

– Что здесь произошло? – Собственный голос показался мне чужим. – Ктонибудь скажет, что тут произошло, бесы вас побери? – сорвался на крик.

– Виконта Ладиана убили, – словно нехотя промолвил один из часовых.

– Кто? – Впрочем, это я знал и так, слово вырвалось машинально.

– Господин Мас. Все видели!

Не сомневаюсь. Половина обрушившихся на меня эмоций как раз и принадлежала зрителям, они глушили все чувства, которые испытывали сражающиеся.

Я опустился на колени, провел ладонями над испачканными кровью камнями. Нет, виконт умер не здесь. Я не чувствовал тут следов смерти. Она, успевавшая везде и всюду, на сей раз не опускалась перед ним на колени, не трогала лоб прощальным и одновременно утешающим жестом.

– Где они сейчас?

– Господина виконта увезли в замок… может, и успели довезти живым… плох он был… – сказал тот же стражник. – А господина градоправителя арестовали.

– Кто?

– Лейтенант Винт!

Я не сомневался!

Так. Дело принимало неожиданный оборот. Проблемы громоздились как снежный ком. И мэтр Куббик, как назло, должен был приехать лишь к вечеру! Что же делать?

Мой визит к арестованному вызвал искреннее недоумение у начальника тюрьмы.

– Извиняйте, господин некромант, – развел он руками, – но никак не могу вас пропустить. Приказано!

– Кем приказано? – Мой голос звучал спокойно, но внутри почемуто все сжалось.

Вместо ответа начальник тюрьмы выразительно посмотрел на потолок и снова развел руками – мол, рад бы, да не могу.

Уговоры, намеки – я же некромант и могу «предчувствовать смерть»! – ни к чему не привели. Ревностный служака стоял на своем. Не драться же было с представителем закона? Пришлось уйти ни с чем.

Однако далеко удалиться мне не дали. Уже проходя по красной ковровой дорожке в сторону выхода, я услышал тихий свист и, обернувшись, заметил стражника. Судя по оружию, он только что сменился с поста внизу.

– Вы хотели видеть господина градоправителя? – тихо прошептал страж.

– Да. Понимаете, я некромант, могу предчувствовать смерть, и сейчас…

– Я дам вам такую возможность, – также тихо промолвил собеседник. – Следуйте за мной, только быстро и молча.

На мое счастье, в подземные казематы можно было спуститься и не проходя мимо кабинета начальника тюрьмы, через второй вход, им мы и воспользовались.

Факел в руке стражника осветил небольшое, лишенное окон помещение, выложенное изнутри камнем, скудную обстановку и узника, который встал с лежанки при нашем появлении.

– Вы?

– Убедились? – Меня тронули за плечо. – Все в порядке?

– Я могу поговорить с…

– У меня приказ. Вы его увидели, и этого достаточно, – покачал головой стражник, но потом неожиданно смягчился и добавил: – Только ненадолго. Инструкция!

Дверь захлопнулась. Факел страж унес с собой, но на столе горела свеча. От нее остался небольшой огарочек, не длиннее мизинца, и я решительно достал из сумки на боку свечу для обрядов и утвердил на столе. Все это проделал, чувствуя на себе пристальный холодный взгляд.

– Как вы здесь оказались, Груви?

Мас первым нарушил молчание, и я оглянулся.

В серой арестантской робе, с кандалами на запястьях, бывший градоправитель тем не менее не потерял спокойствия. Его прищуренные глаза попрежнему смотрели цепко и холодно. Полумрак камеры подчеркивал четкие линии породистого лица.

– Пришел навестить вас…

Сам понимаю, что объяснение глупое, но другого не было.

– Я предупреждал, чтобы вы были осторожнее, Груви. Какого беса вам тут делать? Вы что, не понимаете…

– За что вас арестовали?

Сначала я собирался сказать совсем другое, но с языка уже сорвалось. И Анджелин Мас проглотил все слова, которые хотел произнести.

– Формально, – голос его чуть дрогнул, – за то, что допустил то, что допустил: подверг жителей вверенного мне города бедствиям и опасностям. За то, что утратил контроль над ситуацией. За человеческие жертвы на пожаре. За сгоревший архив. За убийство виконта. За расплодившуюся нежить, в конце концов. А на самом деле – просто я коекому мешал.

Сказано это было таким тоном, что я понял – в подробности меня посвятят только при одном условии: если один молодой, подающий надежды некромант воспользуется своими способностями и попытается допросить труп.

Ладно… В конце концов, я же не напрашиваюсь…

– И что теперь будет?

– Королевский суд, я думаю. – Анджелин Мас пожал плечами. – На должности градоправителя меня утверждали указом его величества. И только высочайшим указом с этой должности могут снять.

– Вы боитесь королевского суда?

Вместо ответа Мас опять пожал плечами, но отвел взгляд.

– Я ничего не боюсь, – помолчав, промолвил он. – Я ни в чем не виноват.

– Но коекто считает иначе!

На сей раз меня удостоили взглядом, но таким, что захотелось не просто исчезнуть из камеры, а сразу на всякий случай провалиться в Бездну и уже там совершить самоубийство. Чтоб наверняка не достали.

– Вы боитесь?

– Нет. – Бывший градоправитель фыркнул.

– Но ведь вас могут казнить!

– А что, это вас волнует? Если не ошибаюсь, ваш испытательный срок подходит к концу. Курьер в столицу уже отправлен, но пока приедет дознаватель и проведет расследование, вы успеете уехать из города. До суда еще много времени. Месяца три, а если король умрет, то и больше.

Да, наш король уже очень стар, в позапрошлом году вся столица пышно отмечала его семидесятилетие. Если он скончается в ближайшие несколько месяцев, наследнику как минимум полгода будет не до подобных мелочей.

– Я чтонибудь могу для вас сделать?

Слова сорвались с языка прежде, чем я сообразил, что сказал.

– А что вы можете? Свидетельствовать в суде? Вы за себя постоять не сумеете, что уж говорить обо мне! Позаботьтесь лучше о собственной персоне, Груви. Собирайте вещи!

Дельный совет, и еще месяц назад им можно было бы воспользоваться, но сейчас все изменилось.

Я не успел открыть рот, чтобы сказать, что не могу уехать из города, как в дверь несколько раз стукнули и в приоткрывшуюся щель сунулась голова стражника.

– Хватит! Мне и так может влететь за то, что я вас впустил!

– Прощайте, Груви. – Голос бывшего градоправителя стал жестким, взгляд – колючим. – Счастливого пути!

Мне показалось, что на самом деле он собирался сказать мне коечто другое, но присутствие стража сдержало порыв. Тем не менее я послушно откланялся и покинул камеру.

– Идите за мной. – Стражник зашагал вперед, подсвечивая себе факелом. Глядя на веселые языки пламени, я мысленно уносился назад, к человеку, который стоял у стола и смотрел на огонек свечи.

Зазвучавшие впереди голоса и шаги заставили нас замереть.

– Но, миледи… – Это был голос начальника тюрьмы. – А вы уверены…

– В чем? – ответил недовольный женский или, скорее, девичий голосок. – В том, что мне не стоит здесь находиться?

– Уверяю вас, это место…

– Не слишком подходит для юной леди? Бросьте! Я имею право! И я должна его увидеть! Немедленно! Во что бы то ни стало!

– Но у меня инструкция…

– Вы, кажется, сомневаетесь? – В голосе девушки зазвенел такой металл, что даже мне стало неуютно. Чего уж говорить про начальника тюрьмы, который беседовал с нею с глазу на глаз!

Я тихо тронул стражника за плечо. Тот обернулся – в глазах его светилось отчаяние: «Ну вот, нас засекли! Что теперь будет?»

– Все в порядке, – произнес одними губами. – Она меня не заметит!

В самом деле, нас же учили в Колледже прятаться и маскироваться. Когда устраиваешь засаду на нежить, надо уметь сливаться с любым пейзажем так, чтобы даже с помощью магии тебя трудно было обнаружить. Чего уж говорить о простых людях, которые крадутся в темноте!

Я прижался к стене. Судя по удивленно вытянувшемуся лицу стражника, на него мое «внезапное исчезновение» произвело впечатление. Он протянул руку, чтобы потрогать то место, где только что стоял живой человек. Конечно, для него иллюзия была неполной – рука наткнулась на неподвижно замершее тело, – но вот для посторонних, тех, кто и не подозревал о присутствии некроманта в засаде…

– Леди, поймите, я не имею права… – продолжал говорить начальник тюрьмы. – Посещения запрещены вплоть до распоряжения ее сиятельства графини Байт…

– Я знаю. Для меня она сделала исключение! Да пропустите же!

Стражник очень вовремя вытянулся по струнке и добросовестно уставился в темноту коридора – в следующий миг девичья фигурка, закутанная в темный плащ, проскользнула мимо. Капюшон был откинут, и нежный профиль леди Геммы, молодой супруги (ой, нет, теперь уже вдовы!) виконта Ладиана, был виден очень хорошо. Но что она тут делает? Да еще возле камеры Анджелина Маса?

Начальник тюрьмы трусил за посетительницей с несчастным видом и конечно же сорвал зло на стражнике, с матюками послав его наверх: «Смотри, чтобы ни одна мышь мимо не проскочила, а не то сам в казематы загремишь!» Ни он, ни леди Гемма меня не заметили – легко отводить глаза тем, кто не знает о присутствии посторонних.

– Только умоляю – недолго! – предупредил начальник, возясь с ключами, – Пять минут!

– Мне хватит!

Голос леди Геммы стал нежным, теплым. Она ласково улыбнулась и, грациозным жестом поправив локон, шмыгнула в камеру.

– Анджелин?

Ого, сколько боли, удивленной радости и нежности! Либо эта молодая женщина прекрасная актриса, либо… либо…

Я снова сосредоточился. Нежить обычно передвигается очень тихо, так что обладать чутким слухом и знать соответствующие заклинания некроманту просто необходимо. По счастью, особо напрягаться не пришлось: начальник тюрьмы слишком ревностно исполнял инструкции и дверь не запер, так что звуки долетали хорошо. Правда, и сам он остался снаружи, так что приблизиться и посмотреть «сцену» с комфортом я не мог. О многом оставалось лишь догадываться.

– Анджелин! Милый! – Выражение юного лица вдовы сейчас наверняка соответствовало ее нежному голосу.

– Леди Гемма? – А в словах градоправителя ничего, кроме удивления. – Что вы здесь делаете?

– Я… – Она часто задышала, то ли волнуясь, то ли входя в роль. – Я пришла потому, что не могла не прийти! Как только узнала о вашем аресте, сразу прибежала сюда! Это ужасное место! Что происходит, Анжи?

– Что происходит? – Он хмыкнул. – Спросите у вашей свекрови, миледи. Приказ об аресте подписан ею!

– Это чудовищная ошибка!

– Ошибка? Леди, ваш супруг погиб от моей руки!

– И я не виню вас в этом! Все видели, что это была дуэль! Вы ни в чем не виноваты. Я прощаю вас!

Какойто шорох, легкое позвякиванье, шаги.

– Анджелин, почему вы избегаете меня?

– А разве вы все забыли? Я лишил вас супруга!

– И сделали мне большой подарок! О, Анджелин! Если бы вы только знали…

– Я и так знаю более чем достаточно.

– О нет, Анджелин, вы знаете не все!

О, подслушивать становилось все интереснее! А мне ктото предлагал уехать? Да беса с два я теперь с места сдвинусь, пока не докопаюсь до истины!

– Что же еще я должен знать? Силу вашей страсти мне уже пришлось почувствовать на своей шкуре… Вам недостаточно того, что вы уже сделали? Сначала откровенно меня домогались. Потом прорвались ко мне в спальню. А когда я вас оттуда выставил, устроили скандал и обвинили в изнасиловании. Мне не оставалось ничего другого, как уехать из замка. Но вы даже в городе не оставили меня в покое! Почему?

– Потому, что я люблю вас, Анджелин! Люблю так, что ничего не могу с собой поделать! – В голосе молодой вдовы задрожали слезы. Но клянусь всеми богами, небесными и подземными, лживые слезы! – Судьбе было угодно сделать нас врагами, но я могу доказать, что мои чувства к вам сильны и искренни!

– И что же это за доказательства? – Голос бывшего градоправителя чуть дрогнул. Эй, не смей поддаваться ее чарам! Да, она довольно соблазнительная красотка, но это же не повод…

– Доказательства вашей невиновности! В моих силах представить дело так, что всем станет ясно: вы лишь оборонялись!

– И что это изменит?

– Многое! Через несколько дней сюда приедет королевский дознаватель. Будет суд. От вас потребуются лишь доказательства вашего благородного происхождения!

– Документы уничтожены.

– Не все, Анджелин!.. Есть коечто еще…

Так, а почему вы перешли на шепот? Срочно прибавьте громкость – мне трудно подслушивать!

– Как бы то ни было, они мне не нужны.

Чесслово, был готов задушить упрямца прямо в камере! Он что, не понимает, что кроме врагов у него есть еще и друзья?

– Нужны! – Вот леди Гемма на сей раз разделяла мою точку зрения, хотя и не полностью. – Если вы признаете себя графом Масом, вас наверняка оправдают. А если вы просто Мас из старинного, но незнатного рода, вы будете казнены!

– Если не отвечу вам взаимностью? – В голосе бывшего градоправителя промелькнула усмешка.

– Да, если на то пошло! Вы меня еще не знаете!

– Нет, простите, леди, но мне кажется, что я знаю вас достаточно хорошо… Теперь узнал. Это все только часть вашего большого плана?

Ущипните меня! Я не ослышался?

– Да как вы могли подумать? – вскричала девушка таким тоном, что и последний дурак все понял бы. – Чтобы я и сделала это? Чтобы я своими руками…

– Своими руками вам действительно было бы трудно это сделать. Я прекрасно знаю, что у вас есть сообщник. И даже не один. Хотите, назову имена?

Хочу! Хочу, очень хочу! Заодно проверю свои домыслы.

– У вас нет доказательств.

А Гемма отлично умеет владеть собой. Опасная девица! Но неужели все это действительно изза того, что она вешалась на шею градоправителю, а тот ее отшил? Он красавец, и просто счастье, что нам еще не приходилось спорить изза девушки. И ежу понятно, что любая, если она не полная дура, предпочтет Анджелина Маса какомуто начинающему некроманту с самой обычной внешностью.

– А я и не буду ничего доказывать…

– И сгниете здесь! Анджелин, я ведь действительно могу вам помочь. От вас же требуется самая малость… ну же… Анджелин… Поймите, я так люблю вас… Я сама не понимаю, как решилась на такое… Это от отчаяния…

– И потому, что в които веки не получили того, что захотели! Я не игрушка, леди Гемма, чтобы можно было просто протянуть руку и взять. Вы – жена моего сюзерена, если на то пошло.

– Но я еще и та, от кого зависит ваша жизнь, Анджелин Мас! – отчеканила Гемма холодным голосом. – Придет время, придет совсем скоро, и вы это поймете. Тогда сами придете ко мне… Или погибнете!

Послышатся слабый звон – любую конечность готов отдать на отсечение, но бывший градоправитель гордо скрестил руки на груди.

– Хотелось бы мне узнать. – Его ровный голос вполне соответствовал позе. – Что же это за обстоятельства такие, которые теперь заставят меня поступиться своей честью!

– Вы еще пожалеете, Анджелин Мас! Пожалеете! Я любила вас, а вы отвергли меня!

– Подите вон!

Надо, однако, отдать леди Гемме должное – она не вылетела из камеры, шипя, как рассерженная кошка. Памятуя о том, что снаружи ее ждет начальник тюрьмы, выскользнула, нацепив на хорошенькое личико маску томной скорби и нежности, – дескать, какая жалость, что столь достойный молодой человек так бездарно завершит свой жизненный путь. Но сквозь показные чувства лично мне было заметно мстительное торжество. Юная леди радовалась, видя бывшего градоправителя в тюрьме.

Супруга виконта Ладиана упорхнула, начальник тюрьмы ушел за ней. Меня так и подмывало вернуться в камеру, но я последовал за ними – еще, чего доброго, забудут тут!

Мысли теснились в голове, мешая сосредоточиться на чемто одном. Слишком много свалилось информации. Неужели все это лишь месть отвергнутой женщины? Вон оно как! А ято по своей наивности думал, что самое страшное – поссориться с девчонкой с факультета некромантии! Да все наши доморощенные мстительницы в подметки не годились этой девушке! Такая крупномасштабная акция! Она далеко пойдет! Все сходится: вскоре после свадьбы виконта и этой леди Анджелин Мас переехал из замка, в котором прожил всю жизнь, и поселился в городе, в первом попавшемся подходящем помещении. А именно в свободной части здания архива. Он спасался от преследований Геммы, у которой амбиции оказались непомерно большими и не соответствующими ее юному возрасту, а леди решила отомстить за то, что ею пренебрегли. Конечно, она красива, богата и юна, но Анджелин… Вот бес! А ведь с ним точно не поссоришься изза девушки, хотя бы потому, что он не станет отбивать чужих подруг и невест! Или это только леди Гемма такая, что столь порядочный человек, как бывший градоправитель, не захотел о нее мараться? Помнится, он чуть не взорвался, увидев меня в обществе виконтессы. Испугался, что та начнет обрабатывать меня и сделает орудием своей мести?

…Так, стоп. Орудие мести. Как же я не подумалто? У леди были и есть сообщники – Анджелин сам объяснил это открытым текстом. Исполнители ее воли. Но почему градоправитель мне ничего не сказал?

«Сказал он тебе, Згаш, очень многое сказал! – подумалось мне. – Он открытым текстом предложил тебе собирать вещички и сваливать из Больших Звездунов, потому как ты не справишься с этими людьми! Что ты можешь?»

– Что я могу? – подумал вслух. – Всегонавсего простой некромант. Меня не учили воевать с людьми. Я умею только беседовать с мертвыми…

А ведь это хорошая идея!

К Холодному Камню мчался с такой скоростью, что в конце пути старый мерин просто стряхнул седока, как следует наподдав задом и резко затормозив. Сколько помнил, он ни разу не откалывал раньше подобные номера, так что выкинуть меня из седла ему удалось.

Выбравшись из кустарника, в котором завершился полет, заметил, что не одному мне сегодня приспичило прогуляться на природе и подышать свежим воздухом. На самом обрыве, держась рукой за ветки ивы, над омутом стояла девушка и смотрела вниз так, что любому стало бы понятно: она здесь не просто для того, чтобы полюбоваться на местную достопримечательность. Да и два призрачных силуэта на вершине Холодного Камня тоже заставляли задуматься о ее намерениях.

– Стой, дура!

Отчаянный крик все испортил. Девушка резко обернулась, покачнулась, потеряла равновесие и с воплем полетела вниз.

Сломя голову бросился к обрыву. Незадачливая самоубийца висела над самой водой, чудом зацепившись за траву, и отчаянно болтала в воздухе ногами.

– Держись! – Шлепнувшись животом на землю, схватил ее за руки. – Сейчас вытащу!

– Ааа! – голосила девушка на весь лес. – Мама! Спасите!

Два привидения на камне с осуждением покачали головами: с их точки зрения, я совершал предосудительный поступок. Ведь, как ни странно, именно жизненная энергия самоубийц поддерживала в этих двоих подобие существования, а как гласит некромантская аксиома: «Нет такого призрака, который хоть на минуту не мечтал бы обрести нормальную жизнь».

Девица мне совсем не помогала, только болтала ногами, орала и визжала, так что я порядком намучился, пока выволакивал ее на поверхность. Поставив незадачливую самоубийцу на ноги, отвесил пощечину:

– Вот тебе! Дура набитая! Идиотка! Ты что удумала? Топиться? Глупее ничего не могла выдумать?

Она заревела. Девушка и раньше находилась на грани истерики, а вторая пощечина словно прорвала плотину слез. Пришлось прекратить воспитательную работу и начать утешать.

– Ну тихотихо! – Я усадил ее на обрыв возле тех же кустиков. – Все уже кончилось! Все хорошо! Успокойся!

– Даааа! – взвыла девица. – А он меня не люуууубит!

– Кто?

– Мирооооша…

– Ой, и это все? Изза какогото парня топиться?

– Не изза какогото, а изза самого лучшего! Мироша… он такой… такой… он лучше всееееех… И он меня не люуууубит!

– Тоже мне горе большое! Подумаешь, парень не любит! Он что, единственный в мире?

– Неээт!

– Тогда какого рожна тебе надо? Вот девки! Все вы дуры и идиотки! Ну не любит тебя парень – и что? Не любит один – полюбит другой! Нет, вам непременно надо добиться своего! Через «не хочу» и «не могу»! Весь мир вверх дном переверну, а заставлю его приползти на коленях! Чего ж ты сама в омут кинулась, а не попыталась сначала ему жизнь испортить? Побежала бы к знахарке, она бы дала приворотного зелья или какуюнибудь порчу на твоего Мирошу навела, а уж потом бы ты и кидалась, куда хотела!..

Я понимал, что говорю чтото не то, но остановиться уже не мог.

– Вот чего ты на меня уставилась? Чего глазами хлопаешь? Подумаешь, любовь!.. Что вы все прицепились к ней? Раз не любит, так либо самой в омут головой, либо его, изменщика коварного, со свету сжить и радоваться! Так? Подругому нельзя? Изза какойто ерунды, изза глупости, изза…

– Ээй , – донеслось со стороны Холодного Камня, – ты самто понимаешь, что говоришь?

– А вы двое вообще молчите! – окрысился на привидения. – Не с вами разговаривают!

– Ой, – пискнула девушка, мигом забыв, что только что плакала. – А кто здесь?

– Здрасте, приехали! Это Холодный Камень, не знаешь, что ли?

– Знаю, – отважно шмыгнула она носом.

– Так вот, тут привидения живут! И им очень не нравится то, что ты осталась в живых!

Я покосился на вершину камня. Два призрачных силуэта действительно были очень недовольны тем, что жертва ускользнула, – иначе не решились бы подать голос и тем более делать некроманту замечания.

– Ппривидения? – Девушка даже не побелела – посинела. – А ззачем они здесь?

– Видишь ли, дорогая. – В душе поднялась мстительная радость. – Они питаются душами тех, кто приходит сюда топиться от несчастной любви. В этом их жизнь и проклятье. Я некромант и могу видеть их и даже разговаривать с ними. Я вообще пришел сюда поработать, а тут ты… Умирать собралась… Слушай! – воскликнул я так, словно эта мысль только что пришла мне в голову. – Ты ведь хотела покончить с собой?

– Дда, – закивала головой моя собеседница.

– Вот и хорошо, вот и отличненько! – Я ласково так привлек ее к себе, обнял за плечи и пальчиком вытер слезки. – Желала умереть изза этого подлеца, а я тебе вроде как помешал? Так это мы исправим! С нашим превеликим удовольствием! Я, понимаешь ли, хотел уже в деревню ехать, отловить когонибудь или украсть, а тут ты… Ты еще девушка?

– Дда, – пискнула та, сжимаясь в комок.

– Еще лучше! Хотя согласно новейшей теории жертвоприношений, это не суть важно, но спасибо за подарочек! – Я прямотаки мурлыкал от удовольствия. – Сейчас я тебя быстренько принесу в жертву – и всем будет хорошо! Привидения сыты, ты мертва, а я обряд проведу!

На Холодном Камне энергично закивали головами.

– Так, не будем терять времени! Сама раздевайся, а я пока колышки приготовлю.

– Каакие колышки? – напряглась жертва несчастной любви.

– Обычные. Я тебя к ним за рукиноги привяжу, чтоб не дергалась. Ты же жертва! Человеческая жертва! А я некромант. Мне позарез надо какуюнибудь девицу замордовать, чтобы у меня обряд получился! Раздевайся и ложись! Ничего, что земля холодная, тебе все равно умирать, так что простудиться не успеешь.

– А ввы меня ттого… не будете, а?

– Слушай. – Мне удалось выдавить отеческую улыбку. – Я же некромант, а не маньяк! Я с живыми людьми дела не имею. Обещаю, что пальцем не трону… Кстати, ты как относишься к боли?

– Ччего? – Она пошла красными пятнами.

– Ну понимаешь, мне нужно тебя сначала немного порезать, чтоб кровь потекла. Но потом – обещаю, что добью! Колом в сердце! Я, правда, никогда раньше этого на людях не делал, но постараюсь не промахнуться. А впрочем… Место тут глухое, можешь покричать, разрешаю!

С этими словами я на секундочку отвернулся от девицы, выпустил ее из рук и сделал шаг к мерину – вернее, к притороченному к его седлу мешку с необходимыми вещами. Всего на секундочку, но этого оказалось достаточно, чтобы несостоявшаяся самоубийца что было духу припустила прочь и так засверкала пятками, что не нашлось слов для сравнения.

– Мааама! – доносилось издалека. – Спасииите! Убиваааают!

– Ну вот видишь, – за неимением других собеседников обратился к мерину, – сразу раздумала умирать!

Мерин согласно покивал головой, но вот со стороны Холодного Камня восторженных реплик не доносилось. Два привидения смотрели на меня с обидой маленьких детей, у которых взрослый, сильный дядька отнял последнюю краюшку и даже не потрудился объяснить зачем.

А мне с ними непременно надо было поговорить, и я, стиснув зубы, полоснул себя ножом по запястью, выпуская кровь. Порез вышел глубоким, качественным, и тонкая ниточка жизненной силы потекла на землю, а оттуда потянулась в сторону моих собеседников – плохая, но все же замена той энергии, которую они потеряли.

– Извините. – Чувствуя, что разговор предстоит долгий, я сел на землю и прислонился спиной к ближайшему дереву. – Но мне так нужно поговорить… Речь идет о вашем… ээ… родственнике.

Призрак Денима Маса кивнул головой.

– Мы знаем , – произнес призрак мельничихи.

– Он может умереть , – промолвил ее спутник. – Мы ждем .

– Может или должен? – поймал я оговорку.

– Может. Должен. Тогда прервется род. Меня не станет , – промолвил призрак.

– И что?

– Холодный Камень уйдет под воду , – объяснила мельничиха. – И перестанет притягивать людские души .

– И толькото? Весь сырбор изза какогото…

Я помотал головой. Объяснение было простым, но чтото тут не вязалось. Нет, если Анджелину Масу сказать, что он должен умереть ради того, чтобы у старой мельницы перестали топиться юноши и девушки из его города, он бы сам бросился на меч или полез в петлю. С него сталось бы – в этом я почемуто не сомневался. Но как быть со всем остальным? С упырями, расплодившимися сверх всякой меры? С интригой юной леди Геммы? С поджогом архива и библиотеки? Даже с отстранением от должности моего начальника? Этотто огород изза чего городить?

Я посмотрел на привидений. Как бы то ни было, сейчас они сказали правду – души умерших не могут врать тем, у кого есть власть у них вопрошать…

И тут меня словно по голове ударили. «У него было право спрашивать!» – так, кажется, сказала мне мельничиха некоторое время назад. К ним приходил некто, обладавший знаниями некромантов, и спрашивал… Некто, над кем у призраков не было власти… Потому что он не может любитьНе умеет любить!

Похоже, что все складывалось. Леди Гемма, раздосадованная тем, что ее отшил красавецградоправитель, искала способ отомстить. Она нашла помощника (может быть, даже не одного), и тот, обладая знаниями некроманта, взялся за дело. Он узнал у призраков старую легенду и попытался устранить Анджелина Маса. Так? Похоже. Но ведь можно же просто подослать к нему убийц. Значит, есть обстоятельства, о которых мне ничего не известно… Или известно?

В самом деле, все получило свои объяснения. А сложная комбинация с некромантом нужна, наверное, для того, чтобы при расследовании дела никто не мог допросить труп или призвать душу покойного градоправителя и задать соответствующий вопрос. Мэтр Куббик мог бы – он опытный специалист. Значит, его надо было убрать. Просто убить не получалось. Пришлось позаботиться о том, чтобы все было «чисто». И его внезапный «вызов» в соседний город тоже подстроили, чтобы никто не усомнился в правильности увольнения. А пришлый некромант, Дей Долл, во всем зависел от тех, кто его рекомендовал на эту должность. Мне ведь известно, что как «специалист» этот недоучка ничего из себя не представляет. Он проведет обряд и получит нужные показания – не факт, что от настоящего призрака градоправителя. Не исключено, что Долл и «тренировки» свои устраивал с этой целью, чтобы потом все прошло без сучка без задоринки! Королевская канцелярия наверняка заинтересовалась бы гибелью Анджелина Маса, послала своего чиновника для расследования, но следствие зашло бы в тупик, ибо все следы оказались заметены.

Ай да я! Пять минут подумал и почти раскрыл запутанное дело! Но какова леди Гемма! Вот страшная женщина! Столько невинных людей погибло от упырей лишь потому, что ее прелестями не соблазнился благородный человек. Дай ей волю – она развяжет в стране гражданскую войну! Тем более сейчас, когда король стар и слаб…

Так, какие у нас планы на ближайшие несколько часов, оставшиеся до приезда мэтра Куббика? Можно, конечно, вернуться домой, покормитьтаки кошек (когда я последний раз это делал?), привести себя в порядок, поесть и, встретив начальство, обо всем ему доложить. У мэтра побольше опыта, над ним не довлеет «приятная» перспектива через парутройку дней превратиться при жизни в упыря. Он чтонибудь придумает…

«Пока он будет думать, Анджелина прикончат прямо в камере! – высказал свое мнение внутренний голос. – Да и Дей Долл вряд ли станет сидеть сложа руки!.. Кто он, кстати, на самом деле? Просто авантюрист, эксплуатирующий образ боевого некроманта? Студентнедоучка, решивший немного подзаработать? Если градоправитель действительно жил долгое время в замке Байтов в Малых Звездунах, значит, наверняка близко знал леди Гемму и является ее соучастником. И теперь эти двое… трое!.. (не стоит сбрасывать со счетов лейтенанта Винта!) вряд ли сидят сложа руки. Значит, не стоит рассиживаться и мне!»

Однако принять решение оказалось легче, чем претворить план в жизнь. Ибо, пока я мотался до Холодного Камня, успело стемнеть. В зарослях вовсе стояла ночь, так что пришлось потратить время на то, чтобы осторожно выбраться из кустов, ведя мерина на поводу.

В лугах оказалось значительно светлее – можно было взобраться в седло и не спеша направиться к ближайшей деревне.

Ого, а что это там происходит? Сегодня народный праздник? С чего это навстречу движется толпа, освещенная факелами? Издалека слышались воинственные крики мужиков, разжигавших в себе азарт. Неужели чтото произошло, пока я предавался размышлениям?

– Да мы его сейчас!.. Будет знать, как над нашими девками насильничать!..

Любопытство оказалось сильнее здравого смысла, так что мы почти поравнялись.

– Что происходит? – крикнул я, когда до воинственно настроенных селян оставалось всего ничего.

Мужики среагировали на вынырнувшего из темноты всадника как на привидение – толпа замерла, ощетинилась кольями и воинственно подняла топоры.

– Спокойно, люди. – Я миролюбиво выставил вперед ладони. – Если вы скажете, в чем ваша проблема, наверное, смогу вам помочь. Понимаете, я городской некромант…

– Некромансер? – нехорошо протянул сухонький дедок, выдвигаясь вперед. Знаем мы таких: на вид сморчок сморчком, а энергии хватит на пятерых. – Это не ты счас у Холодного Камня колдовать вздумал?

– Ээ… – До меня чтото начало доходить. – Ну…

– Да чего с ним рассусоливать? – рыкнул еще один мужик и так взмахнул топором, что вокруг все присели, а некоторые даже залегли носами в траву. – Хватай и тащи в село! Там разберемся!

Что, опять? Да что же у меня за профессиято такая? Два месяца работаю, а уже третий раз приходится удирать от агрессивно настроенной толпы! Мужики слаженно взревели (от этого вопля, наверное, не только волки с медведями, но и упыри должны были от страха в штаны наложить!) и рванули в мою сторону, потрясая оружием. Над головами взлетели факелы, палки, камни и топоры.

Мерин сообразил все раньше своего оцепеневшего от неожиданности хозяина и развернулся на задних ногах так резво, что оный (хозяин, то есть я!) чуть было не вывалился из седла. После чего старый конь дунул прочь так резво, что оставалось лишь дивиться: куда это подевались хромота и усталость?

Погоня продолжалась от силы несколько минут, несмотря на праведный гнев поселян. Всетаки человек бегает намного медленнее лошади, даже такой старой, как моя. «Дурак, набитый дурак! – не переставал ругать себя, летя через ночь. – Больше никогда не буду спасать девчонок! Я ее спас, а она вон как… Небось примчалась в село и разоралась, что некромант хотел ее в жертву принести! В следующий раз так и поступлю – и пусть хоть трава не расти! Считаете нас, некромантов, злобными гадами, только и думающими, как бы кого замордовать? Пожалуйста! Мы станем такими!»


Глава 14 | Как начать карьеру | Глава 16