home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

28.05.1404.

— Ших! Ших!

Подошвы сапог скользят по мраморному полу. Двадцать шагов в одну сторону. Поворот. Двадцать шагов в другую. Левая ладонь на рукояти ирута, а правая большим пальцем зацепилась за ремень. Мой первый караул по охране Старого Дворца подходит к концу, еще час, и смена, а после этого, на сутки, я свободен словно птица в полете. Пост у меня не особо важный, контролирую вход в левое крыло дворцового комплекса, и за три смены караульной службы по два часа каждая, мимо меня прошло не более ста пятидесяти человек. Моя задача, как старшего на посту, проверять пропуска входящих и выходящих людей, в основном, дворцовых слуг или чиновников императорского двора. И отдавать команду четырем рядовым гвардейцам из 2-го полка и прикомандированному от Секретариата Верховного Совета дежурному магу из школы "Торнадо" об их пропуске на охраняемый объект. Или же, в случае подозрительного поведения того или иного человека, о его задержании для дополнительной проверки.

Однако, никого, кто бы внушил мне недоверие, не было. Убийц, отравителей, диверсантов, шпионов и прочих подлецов, желающих нанести вред августейшей особе Марка Четвертого, в пределах видимости не наблюдалось. И потому, в моей службе все предельно просто. Пост принял. Отстоял два часа. Пост сдал. После чего возвращение в караульное помещение. Два часа в группе усиления, два часа в патруле, еще два на отдых, и снова пост. В общем, никаких проблем и забот. Солдаты и маг, временно отданные под мою команду, ведут себя вполне профессионально. А я хожу по небольшому залу, расположенному перед входом в левое дворцовое крыло, рассматриваю древние настенные фрески, и размышляю, благо, о чем подумать, имеется. Мыслей, чрезвычайно много, и по самым разным темам. Но основных направлений, которые меня волнуют на данный момент, только четыре. Это новая служба, мои финансы, небольшой общий интерес с мадам Кристиной Ивэр, которая пока не дала согласие на сотрудничество со мной, но и не отвергла его, и устное послание от барона Каира, полученное пару дней назад.

Начну с первого. Служба идет своим чередом, наша рота должна была заиметь некоторый вес и репутацию в столичном обществе, и все мы, воины Черной Свиты в этом преуспели. В первое же увольнения в Белый Город, мы навели в его пределах такого шороху, что многим горожанам при упоминании Черной Свиты, до сих пор икается, и я их понимаю. В течении трех дней, наша рота провела 317 поединков насмерть и еще 79 до первой крови. И из всех смертных дуэлей наши воины проиграли только двадцать. То есть, мы убили почти три сотни человек, а свои потери один к пятнадцати. После такого показательного кровавого променада, столичные жители и гости Грасс-Анхо, невольно, стали уважать Черную Свиту, которая показала себя во всей красе, и вернулась в казармы. Личный состав сразу же пополнили до штатной численности, и началась обычная служба. Днем тренировки, а вечер, как правило, свободен, плюс два выходных в течении десяти дней, которые полагаются нам как дворянам и гвардейцам.

Меня и моих друзей такое положение дел устраивало полностью. Мы все больше привыкали к Белому Городу, много по нему гуляли, осваивались, обживались, и неоднократно навещали салон баронессы Ивэр, где несколько раз оставались на ночь. Ну, и попутно, как и все остальные бойцы Черной Свиты, продолжали лить свою и чужую кровушку, хотя желающих нарваться на драку с нами заметно поубавилось. Практически все забияки полусвета были выбиты, а в высший, туда, где пасутся герцоги, важные чиновники, серьезные маги и магнаты ТПП, мы не лезли. Воины нашей роты уже не были так напряжены как раньше, и за минувшие четыре недели, которые включают в себя первые три выходных дня нашей роты, за мной числилось семь дуэлей и семь побед. Солидно, и вполне можно на плаще звезды рисовать, как Покрышкин на фюзеляже своего истребителя каждый сбитый вражеский самолет обозначал. Но, разумеется, я этого делать не стану, хотя, счет, пока еще, веду. Впрочем, как и все. Альера, тот на гарде ирута уже пять отметок сделал, и Эхарт столько же.

А вчера, ровно в шесть часов вечера, наш первый взвод Черной Свиты заступил в караул на охрану Старого Дворца, во вторую линию. Первая, это внешний периметр, стены и ворота, и там стоят не заслуживающие никакого доверия гвардейцы из 1-го и 3-го полков. Вторая, входы во дворец, и здесь уже служба за нами, магами и рядовыми бойцами из 2-го полка, и хотя по всем воинским правилам наше дело охрана императора на поле боя, данная служба проходит как тренировка. А третья линия, последняя, состоит из полусотни офицеров, все того же 2-го полка, десятка магов школы "Торнадо" и служителей императорского двора, которые охраняют непосредственно внутренние помещения и самого государя.

Конечно, по сравнению с охраной прежних повелителей Оствера наши три линии дырявое решето. Но это лучше, чем, то, что было год назад, когда по Старому Дворцу шатались полупьяные гвардейцы, которым было на все плевать. И императора никто не трогал только по той причине, что он никому не был нужен, и если бы его убили, то в Оствере ничего бы особо не изменилось. Великие герцоги могли бы стать самостоятельными властителями в составе конфедеративного государства, или нашли бы на трон новую марионетку, пусть не таких чистых кровей, как Марк Четвертый, но это не особо и важно, главное, чтобы тронный сиделец продолжал улыбаться, изредка, посещал храмы имперских богов и одобрял все решения Верховного Имперского Совета. Теперь все немного изменилось. Идет война, всем крупным игрокам в государстве не до мальчишки на троне, и хотя за ним продолжают приглядывать тайные стражники всех великих герцогов, его по-прежнему никто не опасается. И добавление в охранную структуру древнего дворцового комплекса еще одного офицерского взвода не критично.

Это то, что происходит в Черной Свите сейчас. А в будущем наше подразделение, которое с каждым днем все сильнее закрепляется в пределах Белого Города, ожидают более серьезные дела. Вопрос. Какие? Точно сказать трудно, но думаю, что это устранение некоторых важных столичных чинов. "Имперский Союз" начинает действовать, по крайней мере, мне так кажется. И пока весь высший свет и полусвет обсуждали дуэли новой имперской гвардии, в пределах центра столицы произошло несколько достаточно странных смертей. Скоропостижно скончались комендант столицы, начальник арсенала и несколько чиновников Секретариата Верховного Совета. Кто-то утонул в реке, когда купался, другой с лошади рухнул и шею сломал, третий на свой меч упал, а четвертый, совершенно по-глупому, из-за несчастной любви покончил жизнь самоубийством.

На фоне постоянных драк молодых дворян в Белом Городе эти новости большого интереса не вызвали. Однако, как мне кажется, да и не только мне, не все эти смерти были случайными и естественными. Подпольная организация имперских патриотов зачищает пространство вокруг своего повелителя, и с помощью денег, наверняка, попробует выкупить освободившиеся гражданские и военные вакансии, на которые попробует протолкнуть своих людей. Но везде это сделать не получится. А продолжение зачистки столицы с помощью профессиональных киллеров, может вызвать не просто подозрения Тайной Стражи, которая пока ничего серьезного не нарыла, и виновниками всего происходящего считает агентуру ассиров, а уверенность в том, что дело нечисто, и ниточки ведут в Старый Дворец. И как только все утихнет, на данное направление, устранение сторонников великого герцога Витима в столице, могут кинуть нас. Ходит среди воинов Черной Свиты слушок, что вскоре нам разрешат перебраться на постоянное местожительство из казармы в город. И это значит, что каждый боец, кто пожелает, сможет не очень далеко от дворцового императорского комплекса снять квартиру или особняк. Ну, а имеющий жилье в Белом Городе дворянин из старого рода, автоматически выходит на новый уровень в обществе, и получает доступ в высший свет, где возможно соприкосновение с более серьезными людьми, чем те, с которыми мы пока сталкивались.

Такие вот мысли посещают мою голову и, исходя из итогов этих размышлений, я задаю себе следующий вопрос. А если мне предложат переселиться в Белый Город, войти в высшее общество столицы и отработать на дуэлях одного-двух чиновников Секретариата Верховного Совета или кого-то из офицеров великого герцога Витима, что я сделаю? Скользкая тема. Но, наверное, я соглашусь. Дело хоть и рисковое, однако, интересное и прибыльное, а деньги мне нужны. Следующим летом намечается устранение герцога Грига, и я хотел бы немного подстраховаться, нанять свой собственный отряд серьезных бойцов, которые бы помогли мне, а то, кто знает, что на уме у барона Каира. Начальник Тайной Стражи Канимов человек с двойным, а скорее всего, с тройным дном, и довериться ему полностью, было бы верхом глупости. Так что, если рядом со мной будет пара сотен хороших наемных бойцов, завязанных только на меня, как на нанимателя, мне будет спокойнее и я буду чувствовать себя гораздо уверенней. И поскольку после всех моих приключений, походов и дуэлей, у меня имеется только полторы тысячи "иллиров", этих денег для поднаема хорошего отряда явно недостаточно, и нужна как минимум втрое большая сумма. А если еще подсчитать, во сколько мне обойдется ремонт родового замка и хотя бы полусотня хороших дружинников для несения гарнизонной службы и сбора податей с крестьян, то это вообще выходит непомерная сумма. И значит, чтобы графу Ройхо и его спасенным из неволи братьям и сестрам быть в шоколаде, мне придется много работать, рисковать и копить денежку.

И в этом деле, помимо официальной службы я весьма надеюсь на сотрудничество с мадам Кристиной. Моя задумка не оригинальна. Совместно с Альерой и Эхартом, которые готовы мне помогать, надо занять место барона Финера. Стать прикрытием салона баронессы Ивэр от мелких поборов городских стражников и любителей буйного отдыха, которые могут навестить дом номер восемь по улице Хальден. И требуется от нас не так уж и много, быть постоянными гостями заведения мадам Кристины, в которое мы и так наведываемся почти каждый вечер, объявить себя покровителями и друзьями ее дома, и гасить в зародыше все конфликты, которые могут возникнуть в салоне. Взамен, баронесса может предоставить мне и Нунцу с Вираном некоторые привилегии, какими раньше пользовался только Финер, но мы от них отказываемся, и я объясню почему.

Первая привилегия, это бесплатная девочка на ночь. Но нас трое, а у мадам Кристины всего пятнадцать постоянных "воспитанниц", которые со своих денег имеют не очень много. А все потому, что есть постоянные расходы. Это доля хозяйки, траты на косметику и одежду, на фрукты, напитки и жалованье слуге Карлито, который встречает и провожает гостей, и подрабатывает вышибалой и сторожем. А еще необходимо регулярно посещать храм Бойры Целительницы и проверяться на наличие дурных болезней. И поэтому мы с друзьями решили, что не станем отвлекать девушек от их работы, а если будем проводить с ними ночь, то согласны платить по негласной таксе, время до рассвета один иллир.

Вторая привилегия, денежная. Покойный барон Финер имел с салона от полусотни до восьмидесяти монет в месяц. На нас троих это немного, одна дуэль дает в три-четыре раза больше. Так что сумма несерьезная, и для нас она большой роли не сыграет, а вот отношения с "воспитанницами" Ивэр, можно испортить. Мы не хотим быть похожими на мелкого крысеныша Финера, нас интересует другая привилегия — информация, которая может принести нам серьезный куш.

Это третья привилегия. Убитый мной на дуэли барон регулярно получал от мадам Кристины немало ценных слухов и пересказов чужих разговоров. И теперь эту информационную ниточку я хочу замкнуть на себя, Альеру и Эхарта. Но опять же, все это случится только в том случае, если мадам Кристина пойдет нам навстречу. Пока ответа нет. Мои предложения были озвучены, а решать, нужен салону защитник или нет, станет сама баронесса. Такие вот дела и планы по салону.

Ну и последняя тема, которая меня занимает, это недавнее послание от "Жала Канимов", которое передал мне один из его людей в вечер перед заступлением в караул.

В первых сумерках я с друзьями высадился у дома баронессы Ивэр, и тут меня окликнули:

— Господин граф!

Разумеется, первая реакция Альеры, Эхарта и моя, правую ладонь на рукоять ирута и приготовиться к бою. Но угрозы не было. Перед нами стоял средних лет мужик в стандартной ливрее столичных слуг, расшитом серебряными нитями длиннополом сюртуке, из-под которого выглядывала белая сорочка. Слуга как слуга, вот только лицо его мне было знакомо и, присмотревшись к нему пристальней, я узнал этого человека. Я видел его в доме барона Каира, и теперь он здесь, все тот же самый образ слуги, только ливрея без гербов "Жала Канимов", и лицо не угрюмое и настороженное, а добродушно-виноватое.

— Чего тебе? — спросил я слугу Каиров и, наверняка, сотрудника Тайной Стражи великого герцога Канима.

Слуга поклонился и сказал:

— Господин граф, я имею к вам послание от одной весьма влиятельной особы, которая видела пару ваших дуэлей, и хотела бы пригласить вас к себе в гости.

— И что это за особа?

— Весьма уважаемая дама из высшего света, которая хотела бы сохранить свое имя в тайне.

— И где письмо?

— Послание устное, господин граф, — слуга вновь поклонился. — И оно предназначено только для ваших ушей.

Друзья расслабились и заулыбались. От своих сослуживцев мы уже знали, что богатые пожилые дамы из высшего света интересуются молодыми гвардейцами из Черной Свиты и они готовы платить неплохие деньги за ночь любви с бравыми горячими парнями, которые встревают в любую драку и одерживают победы. Такова реальность, победителей любят везде, и теряющие красоту и привлекательность женщины при деньгах и малой толике власти и влияния, не исключение из правил.

— Ступайте, — я обернулся к друзьям и кивнул на уже открытую дверь дома номер восемь, — а я следом.

— Ну-ну, — усмехнулся Альера, — только будь осторожней, а то похитят тебя и изнасилуют, а мы потом крайними окажемся. Не уследили за корнетом Ройхо и он попал в переплет.

Виран и Нунц скрылись в доме, а я отошел в темноту ближайшего проулочка между домами, посмотрел на тайного стражника Канимов и, не расслабляясь, спросил его:

— Ты от барона Каира?

— Да, — слуга уже не улыбался и не кланялся.

— Покажи знак.

Тайный стражник вынул из-под рубашки медальон, на котором был изображен скорпион с человеческой головой, и на жале у него была капелька зеленого яда.

— Я голос барона, — человек Каира немного горделиво выправился.

— И что "Жало Канимов" сказал?

— Барон велел вам передать, что на севере все хорошо. Григ слабеет, влияние Канимов крепнет, а ваши родственники живы и здоровы. Кроме того, мой начальник сказал, что в ближайшее время, в столичный особняк Григов переберется бастард герцога и его ближайший советник полукровка-дари Вейфель. Он будет искать поддержки для своего отца, и это может навредить вашему совместному делу. А потому, барон рекомендует вам прикончить Вейфеля, и предупреждает, что полукровка на дуэль не выйдет. Если вы не сможете сделать это сами, то мы возьмем его на себя.

Ожидающий моего ответа слуга замолчал, а я, подумав о том, что Каир решил меня проверить и посмотреть, каков я в деле, сделал утвердительный кивок:

— Вейфеля прикончу сам.

— Я передам ваши слова барону.

После этого, замаскированный под слугу тайный стражник Канимов удалился, а я вернулся к друзьям, весело провел время и постарался не реагировать на их шутки, которые все время вертелись вокруг престарелой дамы, запавшей на молоденького светловолосого корнета с голубыми глазами. И сейчас, находясь в карауле, пока имеется относительно свободное время, я думал над посланием Каира.

Убить полукровку? Сделаю. Здесь раздумывать нечего, людей моего врага надо уничтожать. Однако оборвать жизнь советника Грига это слишком просто. И перед тем как его прикончить, с ним надо поговорить. Это для Каира, может быть, знания Вейфеля большой ценности не представляют, потому что его люди уже не первый год работают на севере и раскидывают там агентурную сеть, а вот для меня они очень интересны, особенно в свете событий, которые должны произойти следующим летом. Но перед тем как браться за это дело, вокруг особняка Григов, в котором они если и бывают, то чрезвычайно редко, необходимо провести разведку местности. Когда приедет полукровка, агент Каира не сказал, так что лучше всего осмотреть прилегающие районы заранее, и сегодняшний вечер для этого подойдет.

— Ших! Ших!

Мысли текут плавной чередой. Никого постороннего на посту нет, солдаты искоса посматривают на меня и изображают истуканов, а дежурный маг погружен в себя. Подошвы моих сапог скользят по мраморному полу. Двадцать шагов в одну сторону. Поворот. Двадцать шагов в другую, и мои размышления прерываются только шестью ударами большого колола на одной из центральных башен дворца.

Все. Конец караула. Я возвращаюсь на пост, и неподвижной каменной статуей застываю рядом с солдатами. Проходит пара минут. По гулким пустым коридорам дворца прокатилось эхо приближающихся шагов, звон металла и скрип амуниции, и появляется мой командир капитан Винс и с ним командир второго взвода Черной Свиты капитан Алагир. Следом за ними идут солдаты и маги, которые встанут на посты.

С моей стороны следует четкий доклад о том, что происшествий не случилось, я передаю пост и записи о том, кто вошел и вышел, корнету Юнгизу и его бойцам, пристраиваюсь в общий строй и иду вслед за капитанами. Проходит еще двадцать минут, и мы в караульном помещении. Из центрального дворцового здания и правого крыла подходят другие корнеты, мы собираем свои пожитки и возвращаемся в казарму. Здесь обмываемся теплой водой, переодеваемся и, уведомив капитана Винса о том, что уходим, мы покидаем дворцовый комплекс. На выходе, за воротами, на некоторое время останавливаемся, оглядываем пока еще полупустой проспект Славы, и Альера задает вопрос, который он задавал постоянно в течении последних десяти выходов в город:

— Итак, господа, куда направимся?

— К мадам Кристине, само собой, — поправляя ножны с клинком, ответил ему Эхарт.

— Это понятно, — добавляю я, — но пока рано, еще седьмого удара колокола не было, а в салон лучше всего отправляться после девятого.

— И что предлагаешь? — Альера решил предоставить инициативу мне.

— Есть один особнячок неподалеку, господа корнеты, — по очереди, я посмотрел на друзей, — и мне очень бы хотелось там побывать, посмотреть, что он из себя представляет, и подумать над тем, как в него удобней проникнуть.

— Это связано с твоим врагом герцогом Григом? — сразу догадался Эхарт.

— Да. В салоне мадам Кристины услышал новость, что возможно, вскоре в особняке появится постоялец из семьи герцога, и я намерен его прикончить. Если получится, вызову противника на дуэль. Но, скорее всего, придется действовать не ирутом, а кинжалом.

— Мы с тобой, — Альера коротко кивнул.

— Точно так, — подтвердил Эхарт, — ты наш друг и мы тебе поможем.

— Благодарю друзья.

Через полчаса мы были на восточной окраине Белого Города и прогуливались по двум улочкам, которые окружали огороженный невысокой массивной стеной из белого горного камня особняк Григов. Наше появление в этом районе удивления местных жителей не вызвало. Черные плащи с белым крестом Анхо за минувший месяц уже примелькались. Так что, если на нас кто-то и обратил внимание, то наверняка он подумал о том, что мы выискивает какого-то конкретного человека, которого намерены прикончить. И потратив на осмотр достопримечательностей чуть более часа, мы засели в ближайшем трактире, и обсудили то, что сегодня увидели.

В итоге, картина вырисовывалась следующая. Имеется не очень хорошо укрепленный большой трехэтажный особняк с садом и хозпостройками. В нем проживает десяток слуг и такое же количество дружинников. Когда приедет гость из семейства герцога, наверняка, количество бойцов утроится. Колючей проволоки по стене нет, зато имеются собаки, злые голоса которых мы слышали, и вдоль стены, скорее всего, есть капканы и ловушки. Пока охрана несет службу спустя рукава и не напрягается, и на территорию можно проникнуть как минимум четырьмя способами. Через сад, крышу соседнего здания, приземистый отрезок стены в районе конюшни, или же обманом просочиться на входе.

Такова первоначальная информация про особняк Григов, и раскидав ее на составляющие было решено в течении ближайших нескольких дней еще пару раз прогуляться в этом районе и найти здесь человека, который бы за долю малую присматривал за особняком, смог бы проникнуть в него, и составить его приблизительный план. Кто бы это мог быть? Да кто угодно из тех людей, кто обслуживает местных богатеев на дому или поставляет им товары. Мясник, зеленщик или трактирщик заведения, где мы находимся, который, наверняка, привечает у себя бойцов Грига. А есть еще парикмахеры, наемный кузнец, который подковывает лошадей, или самые обычные уличные шлюхи, приглашаемые за стену особняка дружинниками. Но для разговора с подобным контингентом необходимо переодеться в одежду горожан и быть неприметными, потому что в яркой униформе нового гвардейца, проведение подобного мероприятие, то есть вербовка соглядатая, практически невозможна.

Все было решено. Что делать дальше, мы определились. И покинув трактир, наша дружная тройка направилась в гости к мадам Кристине Ивэр…

Снова мы у дома номер восемь по улице Хальден, и нам незамедлительно открывает слуга, все тот же самый высокий мужик, который обнюхивал нас при первом посещении этого заведения. Обычно, мы сразу направлялись в зал для гостей, где нас встречала баронесса, но в этот раз, Карлито наклоняется ко мне и шепчет:

— Господин граф, у хозяйки гости, друзья покойного Финера, офицеры старой гвардии.

— И что? — я смотрю на него.

— Баронесса просила вас, как только вы появитесь, сразу же пройти к ней.

— Сколько офицеров у нее в гостях?

— Двое.

— Где кабинет баронессы?

— На третьем этаже.

— Веди, — я повернулся к друзьям. — Господа, кажется, есть возможность прикончить еще парочку нехороших людей.

Альера расплылся широкой улыбкой, и поправил ножны с ирутом:

— Это всегда пожалуйста.

По неприметной лестнице в другом конце дома, мы поднялись на третий этаж, который был поделен на две части. На одной половине проживали "воспитанницы" баронессы, а на другой, отдельно от них, сама госпожа Кристина. Здесь находилась ее спальня, гардероб, пара гостевых комнат и кабинет. Мы остановились перед массивной дубовой дверью. Карлито втянул носом воздух, и после этого отправился вниз, а мы приготовились к драке.

Однако биться ни с кем не пришлось. Я постучался в дверь кабинета, услышал разрешение баронессы войти и, оставив друзей за порогом, вошел внутрь. Сразу было заметно, что когда-то, давным-давно, просторное помещение принадлежало мужчине, обои темных тонов, на стене пара щитов и клинков, а над камином голова оленя. Но сейчас в нем властвовала женщина, и это тоже наложило свой отпечаток. Новенькие ковры и пара веселеньких гобеленов, ажурные стулья, легкий письменный стол светлого оттенка под орех, а в углах расписные стеклянные масляные лампы. Впрочем, это было неважно. Обстановка зацепилась за глаз и я про нее забыл, так как сразу же сосредоточился на людях, которых было трое. За столом сидела мадам Кристина, которая, увидев меня, улыбнулась и показала все свои ровные беленькие зубки. А перед ней стояли два среднего роста сорокалетних брюнета в неприметных и недорогих серых камзолах и такого же цвета брюках, при длинных рапирах, которые хоть и использовались в столице, но все же были не очень популярны.

— Здравствуйте граф Ройхо, — поприветствовала меня госпожа Ивэр.

— Добрый вечер баронесса, — я слегка поклонился и, повернувшись к гостям, осведомился: — С кем имею честь, господа?

Один из мужчин хотел что-то сказать, наверное, что-то очень резкое, потому что его лицо перекосила недовольная гримаса. Но второй гость быстро одернул его за камзол и представился:

— Мы капитаны 3-го гвардейского полка Его Императорского Величества Сигуэ и Ламон. Мы рады знакомству с новым гвардейцем, и хотели бы остаться в гостеприимном доме госпожи Ивэр. Однако нас зовет долг службы, и мы уже уходим.

Я промолчал, а Сигуэ и Ламон вежливо попрощались с баронессой и покинули ее кабинет. Судя по тому, что на лестнице затопали четыре пары сапог, Альера и Эхарт решили проводить друзей покойного Финера. Баронесса встала, из шкафчика на стене достала открытую бутылочку красного вина и пару бокалов, поставила все это на стол, и жестом пригласила меня присесть напротив.

Спокойно и без внутреннего напряжения, понимая, что сейчас решится вопрос относительно покровительства (по сути, крышевания) салона, я сел и, посмотрев на Кристину Ивэр, разлил по бокалам вино. После чего, кивнув на дверь позади себя, я спросил женщину:

— Зачем они приходили?

— Финер после себя оставил некоторые долги, и его приятели подумали о том, что, возможно, смогут получить с меня немного денег.

— Насколько я понимаю, у них ничего не вышло?

— Да, — баронесса взяла бокал, и я последовал ее примеру, мы молча чокнулись, выпили полусладкого муската, и госпожа Кристина продолжила: — Я сказала, что ничего не должна Финеру. А если они имеют ко мне претензии, то пусть разговаривают с моими друзьями из Черной Свиты.

— Вы все правильно сделали, сударыня, — я улыбнулся. — Однако договора между нами до сих пор нет.

— Я согласна принять ваше покровительство, — сказала она. — Хотя не очень хорошо понимаю, почему вы отказываетесь от денег, а хотите получать только информацию.

"Как же, не понимает она, — подумал я, глядя на Кристину Ивэр. — Ты опытная женщина и полностью осознаешь, зачем мне чужие разговоры и слухи, и ты прекрасно видишь, что я в столице человек новый и знаю про нее очень мало. Но это не мешает мне чувствовать здесь себя свободно и делать то, что я задумал. Но раз уж хочешь строить из себя невинную овечку, то можешь это делать, я запретить не могу".

— Со временем, я вам это объясню, баронесса, — я улыбнулся. — А пока, давайте еще раз обговорим наше дальнейшее сотрудничество. Вы не против?

— Нет.

— Тогда так. Вы поставляете мне всю информацию о столичной жизни, какая вам только становится доступна, и делитесь со мной разговорами своих постоянных клиентов. Взамен мы помогаем вам решать все мелкие неурядицы салона. Все правильно?

— Да.

— Вас это устраивает?

— Естественно.

— В таком случае, — я вновь разлил по бокалам вино, — выпьем за нашу дружбу, которая всем нам должна принести не только моральное удовлетворение, но и повышение нашего материального благосостояния.

Мы вновь выпили, и спустились в салон, который уже наполнялся людьми. Тихо играл клавесин. Поэт Турмалин, в миру нищий шевалье Гойяк, читал свои скверные стихи, "творчески переработанные" поэмы имперских классиков. Гости играли в карты, пили и закусывали, а девушки смеялись над шутками, которые слышали уже сотни раз, или же притворно краснели от комплиментов гостей.

Все было как всегда, еще один вечер в салоне Кристины Ивэр. И глядя на все происходящее вокруг меня, я подумывал о том, что надо сделать для того, чтобы салон стал более престижным местом. Некоторые мыслишки уже появились, но озвучивать их я не торопился, не время пока, надо на ноги встать и посмотреть, что же выйдет из дружбы с баронессой Ивэр. Так что я просто отдыхал после суточного караула, попивал винцо и перешучивался с одной из симпатичных мне "воспитанниц" баронессы, с которой бы хотел провести эту ночь. В общем, все было в порядке. Хороший вечер, относительно неплохая кампания, и подходит к своему завершению еще один день моей жизни в мире Кама-Нио, который был прожит не зря.


Глава 4 | Черная свита | Глава 6