home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

20.12.1404.

Утро застало меня в левой сторожевой башне вблизи восточного входа в Старый Дворец, где грязный и пропахший потом и дымом, закутавшись в черный плащ и, прислонившись спиной к стене, вместе с солдатами 2-го гвардейского полка и наемниками, я стоял на охране закрытых ворот. Над городом занимался рассвет. Небольшой ночной мороз отступал. В глубокой железной жаровне, пожирая сухие дрова, трещал огонь. И пока все было тихо. Через амбразуру я иногда посматривал в сторону проспекта Славы, откуда приходили корнеты нашей роты и подкрепления, крутил в руках цепочку с амулетом, которую во время ночного боя снял с убитого мной диверсанта, и думал о том, что нас ожидает.

Мыслей, как всегда, было много, даже чересчур. Слишком бурной была минувшая ночь, и путей развития событий имелось превеликое множество. Но если перебирать самые очевидные варианты и смотреть в суть, то, что происходило?

Тайная организация, под условным названием, "Имперский Союз", не смогла удержать свои дела в секрете. Это было неизбежно, и патриоты к подобному готовились. Но все же первый шаг великого герцога Витима, чуть не застал их врасплох. Так что предупреждение главы Тайной Стражи Ферро Канима барона Каира помогло имперцам выстоять, пережить эту ночь, своевременно подтянуть резервы и обойтись минимальными потерями. Однако явной помощи государю и патриотам Каним не оказывает, и обе противоборствующие в столице империи стороны могут рассчитывать только на себя, и оттого, кто победит в Грасс-Анхо будет зависеть очень многое. А потому сейчас, имперцы и наш противник великий герцог Эрик Витим, наверняка, собирают силы, строят планы и думают о своих дальнейших шагах.

Что может предпринять основной столичный феодал? Не так уж и много. Подослать новых убийц. Собрать армию и надавить на дворец всеми своими силами. Или же, сделать вид, что ничего не произошло, окружить себя охраной, и искать пути примирения с Марком Четвертым. Но на это Витим не пойдет, ибо верно про него сказал барон Каир, он тугодум и самодур. Значит, действовать Эрик станет прямолинейно, и уже сегодня в ночь, нам придется ждать атаки феодальных полков, вассалов великого герцога и наемников. Ох, и затоскуем мы! Разумеется, если наши руководители не упредят нападение.

А что может сделать "Имперский Союз"? Информации об этом мало, но у меня имеются зоркие глаза, чуткие уши, и не заплывший жиром мозг, и я вижу, что в столице у Марка Четвертого есть на кого опереться. Это остатки 2-го гвардейского полка. Дежурные соединения Верховного Имперского Совета. Некоторые отдельные подразделения городской стражи, находящиеся под командованием преданных государю офицеров. Наемники "независимых" полковников, экипажи кораблей Дехской военной речной флотилии и подпольные группы патриотов. А помимо этого, наряду с силами Витима, из провинции прибывают иные боевые соединения. Дружины готовых умереть за императора мелких феодалов и одиночки. Ударные и диверсионные группы из военных лицеев. Новые отряды вольных искателей удачи, немногочисленные независимые маги из благородного сословия и, как говорят, пара полков линейной имперской пехоты, которые находились на переформировании невдалеке от Грасс-Анхо. Так что если драка произойдет, то трупов и разрушений будет столько, что мама не горюй. Однако мне кажется, что император и его канцлер сделают ставку не на грубое столкновение лоб в лоб, в котором все-таки неизбежно проиграют, а на своих киллеров, которые за этот год уже не одного столичного упырка в могилу свели. По работе этих бойцов я могу сказать, что они профессионалы, а значит, подходы к Витиму присматриваются давно. И есть надежда, что после смерти великого герцога его наследники сцепятся за власть, и проблема самостоятельности императора на время рассосется, а там, глядишь, молодого государя поддержит Ферро Каним.

"Да, дела", — подумал я, разглядывая притихшую и затаившуюся столицу, которая уже знала о том, что происходило ночью в Старом Дворце, и потому, на окрестных улицах не было никакого движения. Чиновники не вышли на работу. Торговцы не торопились на базары и рынки. Извозчики не ездили, а рядовые жители Грасс-Анхо сидели по домам. И только городские стражники, которым было положено блюсти законность, стояли на основных перекрестках Белого Города. Ну и, знатные дегенераты из высшего света, которые плевать на все вокруг хотели, лишь бы развлечения не отменялись, и в кармане позвякивало золото, наверняка, продолжали гулять.

Вновь я отвернулся от амбразуры. Пытаясь унять легкий и еле заметный озноб, появившийся после приема магического антидота, плотнее закутался в форменный плащ, и посмотрел на солдат и наемников, которые, судя по их озабоченным лицам, тоже гадали о будущем. После чего, я придвинулся поближе к жару углей, подкинул на ладони амулет погибшего диверсанта и, желая отвлечься от донимавших голову беспокойных мыслей, сосредоточил все свое внимание только на нем. Цепочка обычная, серебряная, такую в любой хорошей лавке купить можно. А вот монетка необычная, по размерам как иллир, только из бронзы, и рисунок не стандартный, с одной стороны парусный корабль, вроде бы, каракк, а с другой весы. Что это может означать, и для чего убийца таскал эту вещицу на шее, непонятно. И вроде бы ценности в ней нет никакой, можно подарить кому-нибудь, или сдать начальству, которому я уже скинул трофейный рюкзак. Но, вдруг, это опознавательный знак конкретной группы, уничтоженной в парке, или какого-то криминального сообщества? Очень может быть. Так что, если я без потерь выпутаюсь из очередной передряги, в которую попал, то обязательно поинтересуюсь у знающих людей, что это за монета, откуда она и для чего диверсант таскал ее на шее.

— Господин корнет, — прерывая мои размышления, окликнул меня один из гвардейцев у другой бойницы, — идет кто-то. Вроде бы из ваших. Посмотрите?

Я бросил взгляд на проспект, и увидел, что к воротам приближается семь человек при оружии, трое в униформе Черной Свиты и четверо в повседневной зимней одежде небогатых дворян. Люди постоянно оглядывались назад, а один из корнетов сильно припадал на левую ногу, и дворяне поддерживали его. Издалека не было видно, кто это, но плащи с белым крестом Анхо развевались на ветру, и этого было достаточно.

— Открыть калитку! — отдал я команду, спрятал амулет-монетку во внутренний карман камзола, и вместе с несколькими воинами спустился вниз.

Дверь в кованных высоких железных воротах открылась. Дворяне из города приблизились, и я разглядел знакомые лица. Князь Бриг Камай-Веш, который был ранен, Альера и Эхарт, братья Дайирины, и двое неизвестных мне дворян.

"Уцелели товарищи", — с удовлетворением, подумал я, наблюдая за корнетами и Дайиринами, и почувствовал, как беспокойные мысли сами собой улеглись.

Вскоре все семеро оказались на территории дворца, калитка закрылась и, поздоровавшись с друзьями и братьями Каисс, я приступил к расспросам, а начал с Альеры и Нунца:

— Ну что, рассказывайте? — оглядев грязную и порванную парадную униформу товарищей, обратился я к ним. — Где были? Что видели? С кем дрались?

— Все тебе расскажи, — усмехнулся Виран, после чего, сдвинул назад шляпу, помедлил, и сказал: — А если серьезно, то мы эту ночь могли бы и не пережить. Но, хорошо, что ты вовремя записку прислал. Мы в салоне мадам Кристины были. Все как всегда, и тут гонец от телепорта с посланием. И только мы его прочитали и наших предупредили, что надо во дворец возвращаться, как на улице появился отряд солдат в форме 3-го гвардейского полка, которые сходу попытались вломиться в салон. Нас было пятеро против двадцати…

— А еще четверо дворян и слуга, — добавил Нунц.

— Да-да, — согласился с Эхартом Альера, и тут же пояснил: — Только дворяне в драке не участвовали, за нашими спинами спрятались, а Карлито лишь раз топором взмахнул, и его тут же свалили, так что пятеро против двадцати.

— Ближе к теме, — поторопил я друга.

— Так вот, — продолжил Виран, — зарубились мы с гвардейцами на первом этаже. Встретили их достойно, шестерых убили и пятерых ранили, а остальные отошли. Мы потеряли двоих, но взяли несколько арбалетов.

— Кто из наших погиб?

— Вей-Лааш и Фангир.

— И что потом?

— Осмотрели мертвецов, а это и не гвардейцы вовсе, а дружинники. Сверху униформа 3-го полка, а под ней вшивники шерстяные и кожанки с гербами Витимов. Пока разбирались что и к чему, еще один отряд подошел, и мы, чтобы салон не спалили, решили отходить.

— Сами?

— Да, дворяне остались дам охранять.

Я посмотрел на Дайиринов, которые беседовали с наемниками, и спросил:

— И вы направились ко мне?

— Конечно. На проспект Славы путь закрыт, а ближайший проулок выходил на улицу Данвен. Пять кварталов пробежали, а там, повезло, взяли наемную коляску и к тебе добрались. Останавливаемся, а у тебя уже бой идет. Шевалье, — Виран кивнул на Дайиринов, — с наемниками против очередных переодетых дружинников на воротах бьются, а мы с тыла поднажали, и разогнали эту шушеру. Затем все вместе закрепились в особняке, а немного позже Камай-Веша выручили. Его карету прямо на улице остановили и вместе с любовницей убивать стали. В общем, до утра мы отсиделись, и нас никто не потревожил, а как рассвело, от стражников узнали, что Старый Дворец устоял, и сюда направились.

— Хорошо, что вы выжили, — констатировал я, и улыбнулся.

— Хм, кто бы спорил, — Альера тоже расплылся в улыбке. — В любом случае, живым быть гораздо лучше, чем мертвым.

— А эти парни, откуда? — я кивнул на двух молодых дворян, которых не знал.

— Провинциалы, — Виран пожал плечами, — говорят, хотим за императора драться.

— Понятно.

Мы разговаривали бы и дальше, но появился барон Ичиго, который привел смену караула. Я сдал пост другому корнету. Командир четвертого взвода начал повторно опрашивать Альеру и Эхарта, а я, пока было время, подошел к Дайиринам.

С этими разговор был более короткий.

— Где сестра? — спросил старший из братьев.

— В безопасности. А у вас что?

— Вейхар в столице не задержался, приехал, и умчался в провинцию, дружину поднимать. Мы его не достали, вернулись в особняк, а тут как раз посыльный с вашей запиской. Дальше вы все знаете.

— Дом цел?

— В порядке, — Ресс кивнул головой. — Мы ближайшему патрулю городской стражи немного денег дали, и сержант пообещал помочь охране, если новое нападение будет.

— Отлично. Сейчас идите на сборный пункт, солдаты проводят, и вливайтесь в сводный отряд. Понадобитесь, я вас найду.

Дайирины молча кивнули, и вместе с Альерой, Эхартом и князем Камай-Вешем, которого погрузили на носилки, отправились в сторону наших казарм, а меня подозвал к себе Ичиго:

— Корнет Ройхо!

— Я, господин капитан!

Повернувшись к барону, я столкнулся с пронзительным взглядом старшего офицера, выдержал его, и Ичиго сказал:

— Вас вызывает граф Руге.

— Мне переодеться?

— Не стоит.

— Куда идти?

— Он в канцелярии.

— Разрешите идти?

— Да.

Канцелярия императорского двора находилась невдалеке от покоев Марка Четвертого и, разумеется, охранялась очень хорошо. Так что пока я добрался до логова графа Тайрэ Руге, мне пришлось пройти через восемь смешанных постов на каждом из которых меня проверяли, и кого я только не увидел. Своих товарищей из Черной Свиты, само собой, инструкторов и сержантов из военных лицеев, речную пехоту (аналог морской), солдат гвардии и магов из разных школ. А перед внутренним блоком, маленьким фортом в пределах дворца, меня даже обыскали. И сделали это вооруженные дворцовые слуги, в повседневной жизни тихие и спокойные увальни, а сейчас, когда опасность была рядом, резкие и настороженные бойцы, повадками похожие на десятников из "Крестича", что ни движение, так по делу.

Наконец, я оказался в просторном кабинете, скорее даже зале, где вокруг продолговатого стола по центру, расположилось полтора десятка человек, насколько я понял, столичная верхушка "Имперского Союза". Большинство из присутствующих я знал, и воспринимал их нахождение в этом месте естественно, а кто-то, явно, был лишним. Ладно, канцлер Руге, его заместитель барон Паспаран, полковник Черной Свиты Сид, комполка-2 Йонне, полковники наемников Плетт и Горенчь, и командир Дехской военной речной флотилии маркиз Из-Цагад, они люди дела и явные приверженцы императора. Однако, что здесь делают начальник дворцовых садовников, императорский сокольничий и пара суровых мужиков в одежде типичных столичных лавочников, было не совсем понятно. То ли передо мной представление устраивают (зачем?), то ли это реальные подпольщики в немалых рангах. А-а-а, начхать! Посмотрим, что дальше будет.

Кмиты, к которым я потянулся сознанием, послушно отозвались. И как всегда, наличие тайного резерва, придало мне дополнительных сил и уверенности в себе. Я дождался того момента, когда на меня обратят внимание, посмотрел на канцлера, а затем на полковника Сида, и доложился о своем прибытии. Командир Черной Свиты еле заметно мотнул головой, и мной занялся граф Руге, который встал из-за стола, подошел ко мне, и сказал:

— Корнет, все мы знаем, какую серьезную услугу вы оказали нашему делу минувшей ночью. И на общем собрании имперских патриотов было решено ходатайствовать перед императором о досрочном присвоении вам звания лейтенанта гвардии. А помимо этого, от меня лично, как от канцлера императорского двора, вы получите пять тысяч иллиров.

— За Анхо и империю!

Мой ответ был предсказуем, и я гаркнул так громко, что Руге немного поморщился. И дождавшись, пока эхо моих слов, прокатившись по просторному помещению, стихнет, он продолжил:

— Приказ о вашем повышении будет подписан сегодня ночью, а деньги уже переведены на ваш банковский счет. Но, к сожалению, дать вам хотя бы несколько дней на отдых я не могу, для вас есть задание.

— Я готов!

— Через три часа вы отправитесь в Йонар, и передадите барону Анату Каиру два письма. Одно от меня к нему, а второе от императора к великому герцогу Ферро Каниму. После чего будете ждать ответа, и как только он появится, принесете его мне. Все ясно?

— Так точно!

— Вопросы?

Вопросов была тьма-тьмущая, но не все из них можно было озвучить, и я ограничился только теми, которые касались дела:

— Я буду один?

— Нет. До телепорта вас проводят. Кроме того, с вами, как дополнительная охрана, отправятся два корнета Черной Свиты, можете взять своих друзей.

— На словах, барону Каиру что-либо передать?

— Только то, что император решил свое недоразумение с великим герцогом Эриком Витимом и готов встретиться с Ферро Канимом.

"Вот так-так, проблема, значит, уже решена, или только решается? Интересно", — подумал я, и задал следующий вопрос:

— Что делать с посланиями, если возникнет опасность?

— Ничего, — Тайрэ Руге, усмехнулся. — Нападения на вас не ожидается. Через пару часов жизнь столицы вернется в привычное русло, а войска Витимов сосредоточатся в Герцогском Городе, где наследники Эрика начнут делить власть, так что в Йонар пройдете спокойно и беспрепятственно. — Канцлер замолчал, новых вопросов от меня не последовало, и он сказал: — Ступайте, лейтенант Ройхо. Приведите себя в порядок, и отберите людей, которые отправятся с вами в гости к Каиру.

Я попытался щелкнуть каблуками. Однако на полевых сапогах стальных набоек не было, и из этого движения вышел только громкий шорох и, развернувшись, я направился на выход. Ноги понесли меня в казарму Черной Свиты, и пока я шел, конечно же, в голове крутил разговор с канцлером.

Итак, я лейтенант гвардии и получу некоторую сумму денег, которая лишней не будет. Вроде бы, все неплохо. Однако, как и в любом деле, здесь, наверняка, есть своя темная сторона, и я попытался раскидать ситуацию на составляющие фрагменты. Звание и деньги, это хорошо. Но лидеры "Имперского Союза", уже свалившие великого герцога Витима, могут решить, что я двойной агент. Может такое быть? Да, наверняка, так и подумают. И что из этого? В общем-то, ничего. Убивать меня или пытать не станут, а просто отстранят графа Уркварта Ройхо от выполнения особо щекотливых задач, особенно если Марк Четвертый и Ферро Каним "подружатся". Так что, это снова плюс. А то не хочется быть на побегушках. Убей того, спровоцируй этого. Надоело. Ну, а если отношения между императором и великим герцогом не сложатся и они не договорятся, то мне придется очень быстро покинуть гвардию, ибо Каним это не Витим, и он отреагирует без промедления, резко и жестоко.

За размышлениями я дошел до нашей казармы, поднялся в свою комнату и застал здесь хмурых Альеру и Эхарта, которые стоя вокруг маленького столика у окна молча пили вино. Не говоря ни слова, я встал рядом с ними, из темной бутылки налил в чистую кружку темно-красного талихийского, и тоже выпил. После чего, присел на кровать, и спросил товарищей:

— Вы чего такие хмурые, господа гвардейцы?

— Мы были последними, кто из города вернулся, и пока тебя не было, Ичиго роту строил.

— И что? — я не сразу понял, к чему клонит друг.

— Он огласил список погибших. За ночь и утро Черная Свита потеряла сорок семь воинов, двух инструкторов и командира третьего взвода. Больше половины павших корнетов полегло в городе.

— Да, действительно, печально. Повыбили роту. Но поминать сослуживцев будем потом, а пока, собирайтесь в дорогу, господа. Менее чем через три часа мы отправимся в Йонар.

— Зачем?

— Письма Каиру и Каниму повезем.

— А подробней суть дела объяснить можешь?

Друзья имели право знать, куда и зачем мы направляемся, и я изложил им свой взгляд на происходившие в столице и во дворце события. Они все обмозговали, нестыковок не нашли, важность поручения оценили, и мы стали готовиться в путь-дорогу. Чистые комплекты униформы имелись, оружие было вычищено, а сапоги надраены, и к указанному канцлером императорского двора сроку мы уже находились на ступенях дворца, где минувшей ночью защитники Марка Четвертого готовились к решительному натиску бунтовщиков. Письма вынесли не сразу, и от своих товарищей, которые стояли в карауле, мы узнали официальную версию гибели великого герцога Витима, принесенную в Старый Дворец быстро сменившими окрас городскими стражниками.

По их словам, выходило, что вчера в полдень, спустя пару часов после доклада генерала Эштри, правитель столичного региона Эрик Витим выступил перед своими вассалами, и приказал им немедленно привести в Грасс-Анхо свои дружины. Бароны, графы, маркизы, один герцог и куча мелких дворян покинули его замок, а он, в то время как гвардейцы и диверсанты направлялись к императору, собрал своих полковников и приступил к планированию боевых операций против молодого государя. Заседание его штаба шло всю ночь. В замок входили и выходили войска, и постоянно прибывали полки армии Витимов. А перед самым рассветом великий герцог вышел на недавно отреставрированный огромный мраморный балкон, который находился над внутренним замковым двором, и собрался объяснить своим воинам причины выступления против Марка Четвертого. Вместе с ним было несколько магов, генерал Эштри, и пара верных военачальников. Они остановились, оглядели скопившихся внизу бойцов, и Витим начал речь.

Великий герцог выкрикнул традиционное начало: "Воины!" Усиленный магией звук разнесся по двору замка, и в этот миг, тяжеленный балкон, распавшись на части, со всеми, кто на нем находился, рухнул вниз. Высота падения девять-десять метров, и сделать никто ничего не успел, даже маги, которые были готовы отбить магический удар или стрелы, но не ожидали падения.

Камень и человеческие тела упали в толпу. Тут же суета, крики, шум, гам и паника, опрокинутые факела и светильники. А когда спустя десять минут все улеглось, и порядок был восстановлен, то выяснилось, что из всех людей, кто стоял на балконе, погибли только двое, сам Эрик Витим и командир 1-го гвардейского полка. У обоих камнями были разбиты головы, а помимо этого, в шее каждого торчал кинжал. Все остальные люди, благодаря дорогим амулетам, хоть и покалечились, но выжили, и подоспевшие маги смогли им помочь.

Вот так умер один из основных противников императора на начальном этапе, и вместе с ним предатель Эштри. А что касается нас, то, узнав историю смерти Витима, мы обсудили ее между собой, и порадовались тому, что опасность отодвигается. Затем, дождались охранного отряда и писем из канцелярии, и отправились к телепорту. Впереди был почти весь день, и хотелось верить в то, что он принесет нам только хорошее, а все плохое, пожары, кровь и гибель товарищей, молодых корнетов Черной Свиты, останется только в прошлом и в нашей памяти.


Глава 16 | Черная свита | Глава 18