home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

16.01.1405.

Поставленную передо мной задачу я выполнил.

Письма барону Каиру и его сюзерену были доставлены. Переход в Йонар прошел без проблем, меня и друзей проводили и встретили, а спустя сутки, получив ответ, я вернулся в столицу, и продолжил жить своей привычной жизнью. Служба, дом, отношения с Каисс, которые развивались в правильном направлении, изучение памяток, наблюдения со стороны за происходящими в Грасс-Анхо событиями и анализ информации. Благо, работа с архивом имперского ГРУ, полученные в военном лицее навыки и личный жизненный опыт, позволяли мне делать правильные выводы даже из самых, казалось бы, незначительных событий. Впрочем, о том, что я видел, надо бы рассказать по порядку.

Тайная встреча императора Марка Четвертого и великого герцога Ферро Канима все же состоялась. А произошла она, спустя четыре дня после гибели Эрика Витима, на нейтральной территории, в Новом Дворце, где находилась канцелярия Верховного Имперского Совета, и проходили сходы истинных хозяев Оствера. Молодой государь, за минувший год, сильно вытянувшийся и раздавшийся в плечах, и умудренный большим жизненным опытом пожилой аристократ, Скорпион, как иногда называли Канима, два часа прогуливались по Залу Победы. Они были только вдвоем, без сопровождения и охраны. И рассматривая древнее трофейное оружие, военные реликвии и штандарты, грамоты о капитуляции врагов, взятые с тел мертвых правителей королевские короны и царские венцы, Анхо и Каним вели между собой беседу, подробностей которой не знал никто, разумеется, кроме самых близких к ним людей, таких как граф Руге и барон Каир. По понятным причинам, я в ближний круг кого-либо из них не входил, и о чем конкретно шел разговор, был не в курсе. Однако то, что лидеры двух группировок договорились, пришли к общему знаменателю и решили стоять заодно, стало понятно сразу же после их расставания.

Никого не опасаясь, и пользуясь тем, что взрослые сыновья Витима, в количестве двенадцати человек, начали грызню за наследство своего отца, император стал действовать. А выражалось это в том, что он в открытую начал смещать ставленников великого герцога со всех ключевых должностей в городе, и назначать на них людей из канцелярии императорского двора и управленцев Скорпиона. Все делалось быстро и четко. И через пару суток в Грасс-Анхо появились новый начальник городской стражи, командир столичного гарнизона, главный военный интендант, начальник Генштаба, командующий Ушмайской военной речной флотилией, столичный фортификатор и мэр города.

Естественно, столичные дворяне из высшего света, а вслед за ними и семейство Витимов, все вместе подняли вой, что нарушаются их права, а император не имеет права решать кадровые вопросы в пределах Грасс-Анхо, и вообще, его номер шестой. Но Марк и граф Руге, которые получили поддержку Канима, внимания на это не обращали. И даже более того, вскоре они без колебаний перешли к силовым действиям.

В Герцогский Город выдвинулись части столичного гарнизона, а это двадцать батальонов пехоты, городская стража, еще пять тысяч воинов, вызванные из пригородов два линейных имперских полка, 47-й и 49-й, и пара тысяч наемников. Эти силы жестко и быстро разоружили все армейские соединения Витимов и блокировали феодальные дружины. А затем, в окруженный замок был послан ультиматум императора, в котором он приказывал, не просил, а именно повелевал, всем родственникам Витима явиться к нему в Старый Дворец, где государь лично, по старым законам Оствера, разрешит их спор о наследовании титула и земель.

Витимы, было, попытались качать права. Но огляделись, осознали, в каком глубоком дупле они находятся, притихли и пошли на попятную. Ведь деваться им, действительно, было некуда. Лидер фракции сыграл в ящик. Верных войск практически не осталось. Замок, хоть и сильный, но защитников в нем немного, и в случае штурма твердыню не удержать. А провинциальные великие герцоги на выручку не торопились, ибо у всех имелись свои заботы и интересы, и столичного правителя все они в той или иной мере воспринимали как соперника. Ферро Каним, демонстративно, прислал на помощь императору полк своих конных егерей. Ульрик Варна недавно возглавил Цегедо-Арзумский фронт, и как истинный вояка, кстати сказать, в свое время тоже окончивший военный лицей, на столичные дела внимания не обращал. Туир Кайяс с трудом удерживал Маирские перевалы, и был зациклен на мести ассирам за погибшего отца. А Конрад Ратина сидел у себя на Анвере, и чем он там занимался, никто не знал. Что же касается остальных членов Верховного Имперского Совета, то лишь всеобщий патриарх Миш Ловитра вступился за вольности Витимов, их вассалов и других дворян. Но делал он это как-то неубедительно и без личной заинтересованности. Так что патриарх удовлетворился одним разговором с Марком Анхо, получил от него обещание не нарушать права благородного сословия и вернулся в свой дворец.

В итоге, потомки Эрика Витима остались с императором один на один и, с большой помпой, стараясь держать марку, все отпрыски покойного великого герцога явились в Старый Дворец, где предстали перед Марком Четвертым. В тот день, вместе еще с четырьмя новоиспеченными лейтенантами Черной Свиты, я находился в тронном зале, и видел все происходящее собственными глазами, так что кое-что запомнил.

Всех претендентов на корону великого герцога молодой император принял благосклонно. И это был первый прием, который показал столице и наиболее умным провинциальным феодалам, что Марк Анхо уже не послушная марионетка, а самостоятельный игрок, который может не только одобрять чужие решения, но и принимать свои. И пусть, пока он относительно слаб, но лиха беда начало. В тот день государь упрекнул Витимов в беспорядках и подготовке братоубийственной войны в их клане, назвал каждого из законнорожденных детей Эрика по имени, расслабил их своими сладкими речами и любезным тоном, а потом огласил им свое решение, которое для многих было очень большой неожиданностью.

Император взял в руки скипетр, изукрашенную драгоценностями золотую полуметровую палку и, подняв ее вверх, объявил:

— Мы все скорбим о безвременной кончине великого герцога Витима и не желаем вмешиваться во внутренние дела древнего благородного дома. Однако нельзя допустить ссоры и вражды братьев, а потому слушайте все. Титул великого герцога и место Эрика Витима за столом Верховного Имперского Совета получает старший сын покойного, Гнес. — По тронному залу прокатилась волна звуков, возмущенных и радостных, а Марк Анхо, взглянув на других соискателей титула, которые пролетели мимо жирного куска, и по всем понятиям были должны остаться ни с чем, продолжил: — Но это не все. Помимо звания Эрик Витим оставил после себя большую казну, добрые земли, сотни тысяч подчиненных ему людей и немало имущества. И дабы остальные его дети не остались без наследства, это богатство будет разделено между всеми его наследниками на равные доли. А займется этим делом канцелярия императорского двора под руководством справедливого графа Тайрэ Руге. Кроме того, каждый прямой потомок Эрика Витима, достигший восемнадцати лет, получит титул герцога.

Люди в зале замерли. Это что же получается, одно богатое владение, по размерам как земная Франция, делится на двенадцать частей? Давно ничего подобного не было, со времен Квинта Анхо, и потому удивлению всех присутствующих не было предела. И глядя на ошарашенных феодалов, мне вспомнилась шутка из КВНа: "Оба-на! Было слово, стало пять. Как так?"

Одним махом появлялись одиннадцать новых герцогов и такое же количество владений. А Гнес Витим, который стал великим герцогом и занял место отца в Верховном Имперском Совете, лишался реальной силы, и его голос превращался в совещательный. При этом что-либо изменить он не мог. Младшие братья, которые после первых слов императора уже прикидывали, как бы поскорее слинять из столицы, пока старший родич не пустил им кровь, свои титулы и возможность стать самостоятельными властителями будут отстаивать силой оружия, и вотчины не отдадут. И помощи новоявленному великому герцогу попросить было не у кого. Поэтому, скрипя зубами, Гнесу пришлось принять решение Марка Анхо, а про остальных детей Эрика Витима, и говорить нечего. Они были довольны. И всей толпой, позвякивая золотыми монетами и щедро рассыпая обещания, новые герцоги Империи Оствер дружно насели на чиновников императорского двора, которые были должны определять, кому и какая территория достанется…

Таковы были первые серьезные последствия смерти Эрика Витима и договоренностей императора с Канимом, а дальше больше. Ни один из наследников столичного феодала не мог содержать большую частную армию, и десять из пятнадцати полков великого герцога Витима были распущены. Воины в этих соединениях были неплохие, и вскоре часть из них оказалась у Канимов, а несколько тысяч у императора. В столице продолжались смещения неугодных чиновников и воров. Черную Свиту пополнили до штатной численности. И начался набор бойцов в Синюю и Красную Свиты. "Имперский Союз" расширялся и креп, создавались новые подразделения, а я гадал о том, что попросил Ферро Каним за то, что поддержит Марка Четвертого. Голову ломал крепко, но к счастью недолго, так как вскоре тайна приоткрылась, и все встало на свои места.

Лишь только в столице все более или менее улеглось, как было объявлено, что император намерен жениться. Будущая императрица уже определена, и это никто иная как пятнадцатилетняя Ингрид Каним, одна из дочерей вышеупомянутого великого герцога. Весной должна была состояться помолвка, а свадьба намечалась на осень. Мозаика сложилась, и я уже не в первый раз подумал о том, что политика дело грязное. Марк получил поддержку, но какой ценой? Путем династического брака.

Вроде бы, все ясно, и в этом нет ничего необычного. Но я спросил себя. Неужели император не понимает, что как только у него появится наследник, да еще и наполовину Каним, великий герцог, наверняка, постарается устранить его, пусть не сразу, но все же попытается это сделать? Наверняка, он этого ожидает, а если сам схему подставы не поймет, то верные люди подскажут Марку, каковы истинные резоны Скорпиона, который через дочь сможет стать регентом империи. Это ловушка? Скорее всего, да. Однако Марку Анхо деваться было некуда, и он делал то, что позволяло ему выжить. Одно событие тянуло за собой другие, и решения приходилось принимать исходя из текущей обстановки.

Поэтому император принял условие Ферро Канима, отыграл для себя несколько лет жизни и в принципе поступил верно. Ведь за это время имеется возможность многого достичь, и стать настоящим правителем, который сможет обезопасить себя со всех сторон. Впрочем, что из этого получится, посмотрим. Скорпион хитер и умен, и он вполне способен поступить нестандартно. Не ждать рождения ребенка у императорской четы, а убрать Марка раньше. Как пример, всегда можно вспомнить реальный случай из земной истории, когда умер старый сербский король из династии Обреновичей, а его молодая супруга родила наследника престола. Внимание! Спустя тринадцать месяцев после похорон короля. И ничего, мальчонку, который позже стал королем Миланом, признали законнорожденным. Королева сказала, что она необычная женщина, а значит, и рожать может не так как все. И это прокатило, потому что всех устроило.

В общем, смотрел я на все, что вокруг меня происходило, делал для себя выводы, и постоянно гонял мыслишки. Кругом интриги и тайны. Карабкающиеся на вершину властной пирамиды карьеристы и воры. Готовые по приказу начальников и командиров прирезать кого угодно, честные служаки и истинные патриоты. Безжалостные убийцы и ликвидаторы. Нищий народ и рабы. А над всеми император, великие герцоги, патриарх, ТПП и магические школы. Все они живут своей жизнью, и моя судьба по настоящему волнует только одного человека, и это, конечно же, я сам. И понемногу приходило понимание того, что первоначальные цели, заработать денег и обзавестись полезными знакомствами на будущее, достигнуты. Так что пока я жив, здоров и при памяти, из столицы надо валить, а то от первого состава нашей роты в строю осталось всего двадцать девять человек. Но как это устроить? Наверное, лучше всего пойти самым простым путем. После того как я отвоюю свою вотчину и закреплюсь на месте, то сразу же подам прошение об отставке. Впрочем, это можно сделать и раньше, перед походом. При этом странных вопросов со стороны командования возникнуть не должно. Отговорюсь тем, что надо устроить дела семьи, и меня поймут. Затем, некоторое время отсижусь в замке Ройхо, который, в самом деле, надо отремонтировать и привести в порядок, и все это время буду вести себя как типичный феодал. Ну, а далее, начну поиск древних схронов, заводов и рудников, оставшихся от старой империи. Побегаю, наведу суету и окрепну, а чем займусь после этого, пока не знаю. Мир вокруг меня слишком нестабилен, и что-либо загадывать не стоит.

Однако это все будет потом, а пока, я все еще лейтенант гвардии, и делаю то, что мне приказано, так что затрону дела службы.

Сегодня, сразу после развода, меня и других лейтенантов Черной Свиты вызвал к себе полковник Сид. Мы оказались у него в кабинете, и перед нами была поставлена задача, разработать план по очистке Черного Города от криминальных элементов. Срок исполнения трое суток. И уже через 72 часа, каждый из нас был обязан изложить командиру свои соображения о том, как наиболее эффективно, быстро и без больших потерь, силами столичного гарнизона, городской стражи и имперских линейных полков навести на окраинах Грасс-Анхо порядок.

О чем-то подобном я уже думал, не всерьез, но мысли имел, и их оставалось только оформить на бумаге. Так что, до вечера провозившись с бумагами, которые нам предоставил адъютант полковника Сида, отчетами городских стражников и агентуры "Имперского Союза", я сделал из них выписки и на своей коляске отправился домой. В родных стенах работать легче, чем в казарме, и у меня имеется древний информационный кристалл с подробной инструкцией по проведению облав на партизан, подпольщиков и диверсантов. Это, конечно, не борьба с криминалом, и мы люди военные, но операция, которую хотят провести сторонники императора, задумана как войсковая операция. И значит, староимперские планы вполне применимы к ситуации в столице, где борьба с бандитами будет вестись всерьез и как положено, без адвокатов и правозащитников.

Для начала необходимо проведение более серьезной разведки и пленные, которые дадут ценные сведения, и значит, что на первом этапе подготовки к операции придется привлечь дополнительных агентов и силовиков. Затем начнется составление подробных карт, описаний преступников и мест их обитания. Анализ и обобщение информации. Уточнение количественного и качественного состава бандитских формирований. Подготовка нашего личного состава, офицеров и штурмовых групп, камер общего и одиночного содержания, допросных комнат, дознавателей и палачей. И когда все будет готово, последует команда сверху и вперед орелики. Выдвижение стражников и солдат. Охват криминализированных районов. Окружение и замыкание кольца. А далее, силовой захват воровских притонов и малин. Потрошение главарей и авторитетов. Сбор пленных и их отправка в тюрьмы. Ввод в дело резервных сил, которые, наверняка, понадобятся, и инвентаризация трофеев. Ну, а заключительным аккордом всего этого действия станет поджог и разрушение рассадников преступности в пределах столицы. И представив себе, как это будет выглядеть, я даже вздрогнул. Не оттого, что мне претит борьба с преступниками, а потому, что в Черном Городе обитают не только воры, убийцы, жульманы, аферисты, отравители, мошенники и проститутки, но и много самых обычных людей, которые живут там только по той причине, что больше им жить негде. И я, вместе со своими друзьями, стражниками и солдатами приду сжечь халупы, которые они считают своим домом, и посреди зимы выгоню их на улицу.

"Вот так вот, господин граф, — въезжая в себе в особняк, подумал я, — здесь в благородство не сыграешь, и останется только успокоить себя мыслью, что ты выполняешь приказ".

Экипаж замер перед домом. Я спрыгнул на дорожку и дождался пока появится хмурый Ресс Дайирин, озабоченный ранением своего младшего брата. Дэго все же достал барона Вейхара, свалил его в поединке на ристалище у храма Верингома Ветра, однако и сам получил тяжелое ранение. И хотя, с помощью эликсиров, он быстро шел на поправку, Ресс считал, что не уследил за младшим, и за это постоянно себя корил.

— Что нового? — спросил я шевалье.

Ресс бросил взгляд в сторону уезжающей коляски, и доложил:

— Все спокойно, господин граф. Подозрительных людей рядом не было. Все полученные письма и приглашения в гостиной. Мальчишки в городе.

— Хорошо. Как Дэго?

— Ему уже гораздо лучше.

— Ладно, — я хлопнул Ресса по плечу, — не переживай. Вейхара прикончили, свой долг выполнили, и теперь надо о себе подумать. А то, что до врага первым Дэго добрался, так это судьба.

— Да, я все понимаю, — старший Дайирин посмотрел мне прямо в глаза, — просто перенервничал.

— Бывает.

Я повернулся в сторону входа, но Ресс придержал меня:

— Уркварт.

— Да? — я вновь посмотрел на него, и отметил, что раз он назвал меня по имени, значит, хочет задеть личную тему.

— Давно узнать хочу. Как ты относишься к Каисс?

— Наверное, я ее люблю, и хотел бы, чтобы она была со мной рядом.

— Как жена?

— Пока не знаю.

Мой ответ был честным, и хотя, скорее всего, Ресс хотел услышать нечто иное, новых вопросов не последовало, и спустя минуту я был в гостиной. Здесь меня уже ожидала одетая в строгое темно-зеленое платье прекрасная Каисс и, мысленно, восхитившись ее красотой и умением подать себя, я поинтересовался:

— Как провела день, красавица?

— Вместе со слугами наводила порядок на чердаке, господин граф.

Девушка слегка поклонилась, а я сказал:

— Каисс, обращайся ко мне на ты. Не в первый раз уже об этом прошу.

— Как скажете, господин граф.

"Опять двадцать пять", — мысленно усмехнулся я, и спросил:

— Что сегодня на ужин?

— Куриный суп, молочный поросенок и каша. На десерт пирожные и фрукты. Гостей ожидать?

— Нет. Сегодня поужинаем вдвоем, разумеется, если ты не против.

Каисс слегка покраснела и кивнула:

— Я не против. Можно накрывать?

— Минут через двадцать. Почту посмотрю, приведу себя в порядок и спущусь.

Грациозно развернувшись, девушка направилась в столовую, а я, прихватив увесистую стопку писем, поднялся к себе в кабинет. Личным ключом открыл дверь, скинул плащ и отстегнул ножны, а затем сразу же проверил свои метки, не лазил ли кто-то здесь пока я отсутствовал. Все было в порядке, волоски и мелкие соринки, прикрепленные в разных местах, были не тронуты. И переодевшись, я взялся вскрывать почтовые конверты.

Два десятка приглашений на праздники и торжества. С недавних пор, офицеры Черной Свиты стали весьма уважаемыми людьми, и нас стремились заполучить в гости самые лучшие салоны, так что с этим все ясно. Времени на посещение светских мероприятий нет, так же, как и желания тусоваться с высокородными болванами, так что эти бумаги в сторону. Далее, реклама оружейных магазинов, пошивочных мастерских и магических лавок. Снова ничего важного, и эти письма тоже летят прочь. И в самом конце, наиболее интересные для меня конверты, личные письма, которых имеется целых три штуки.

Первое послание от баронессы Ивэр, которая приглашала меня завтра вечером навестить ее, и это, на мой взгляд, серьезно. Раз мадам Кристина сама пишет, значит, имеется важная информация или у нее возникли проблемы. И в том и другом случае, ее необходимо навестить. Баронесса женщина хваткая, и дружбой с нею я дорожу.

Второе письмо являлось анонимкой, в которой мне угрожали расправой за смерть "светоча имперской поэзии" барона Дузеля. Почерк был хороший, плавный и с завитушками. Текст написан очень грамотно. И в целом, создалось впечатление, что писала женщина, возможно, юная девушка, которая начиталась опусов покойного поэта, и теперь изливает на меня свой гнев. Ну и ладно, пусть угрожает. Подобных писем я уже получил около двух десятков, а толку с этого никакого, так как современная столичная аристократия, по сути, сборище мелких подзаборных шавок, которые лают, но не кусают. Как там сказал про таких людишек один из земных писателей, не помню кто, но точно не русский: "Вы слабы душой. Ваши поступки продиктованы жалостью и жестокостью, и лишены смысла, ибо свершаются в смятении, словно по неодолимому зову. И более всего вы страшитесь крови. Крови и времени". Так и с этими моральными уродцами. Они могут спокойно принимать бумажные решения о гибели миллионов и красивыми словами расписывать любовь. Но эти вырожденцы не в состоянии испытывать настоящие чувства, потому что являются пленниками своего порочного воспитания. И они не могут сами пустить кровь врагу или лично отдать приказ на уничтожение конкретного человека. А если и решаются на подобный поступок, то делают это после таких душевных терзаний и мук, и с такими предосторожностями, что по каждому отдельному случаю можно роман написать. Кстати сказать, если переворошить русскую и европейскую классику, которую я в школе немного почитывал, то в ней подобного мусора добрая треть наберется. Раньше этого не понимал, а оказался в шкуре имперского аристократа, познакомился с жизнью бомонда, и многое стало понятным.

Впрочем, все это чепуха. И выкинув из головы письмо какой-то неуравновешенной натуры из высшего света, я перешел к третьему письму, которое было для меня неожиданностью, а написал его некий Очир Брегг, воин-храмовник культа Ярина, который проживал в столичном храме своего бога. Он кратко и вежливо попросил меня о встрече, в любом удобном для меня месте. Чем был вызван интерес воинствующего жреца, которых на всю империю осталось не больше двух сотен человек, не объяснялось. Но угрозы для себя я не чуял и, обдумав ситуацию, решил, что встретиться с Бреггом можно. Никогда раньше я не встречался с храмовниками вблизи, и хотелось пообщаться с редким человеком из очень закрытой касты, который, как мне кажется, не стал бы беспокоить меня по пустякам. Вот только где назначить ему встречу? А почему бы не в салоне мадам Кристины? Место хорошее, чистое, тихое и спокойное, и рядом свои товарищи из Черной Свиты. Решено, сегодня же вечером напишу ему записку, а с утра отправлю ее в храм.

— Ху-х! — выдохнув, я закончил перебирать почту, подошел к настенному зеркалу и оглядел себя.

В стекле отражался молодой русоволосый мужчина с несколько усталым лицом в мундире Черной Свиты. Красавец! А раз так, то можно спуститься к ужину, и провести некоторое время с прекрасной Каисс Дайирин. Отдохнуть в ее обществе и сбросить с души часть забот. И только после этого вернуться в кабинет и заняться росписью своих мыслей о Черном Городе и проведении в нем полноценной войсковой операции.


Глава 17 | Черная свита | Глава 19