home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

30.01.1405.

Новый день начинался с того, что мне приснился плохой сон, и я проснулся за два часа до рассвета. На лбу испарина, обнаженное тело вздрагивает, и я совершенно не помнил, какие видения меня посетили. Единственная зацепка, это то, что во сне была Каисс. Моей девушке угрожала смертельная опасность, а я ничем не мог ей помочь. Однако в моем доме все было спокойно. И повернувшись на бок, я увидел свою белокурую красавицу, которая мирно спала рядом со мной. Ее лицо было безмятежным, а на губах замерла еле заметная сладкая улыбка, говорившая о том, что если ей что-то и снилось, то наверняка, это было что-то хорошее и приятное.

На краткий миг, посмотрев на Каисс, мне стало легче. Дурная сонная хмарь, посетившая мои ночные грезы, отступила. Но неприятный осадок на душе остался, и прогнать его не удавалось. Лежать в постели я уже не мог, беспокойные мысли не давали покоя. И осторожно, стараясь не потревожить покой любимой, я покинул постель, оделся, взял ножны с ирутом, и вышел из нашей общей спальни. В коридоре тишина, дом спал, и я перешел к себе в кабинет. Зажигать свет не стал, а подтянул к окну кресло, уселся в него, всмотрелся в ночной зимний сад и постарался просчитать, откуда мне грозит опасность. И хотя, моя земная рациональная суть говорила, что сны это чепуха, ночной бред, и не более того, другая моя половинка, воспринимающая мир Кама-Нио как родной, твердила, что каждое сновидение это послание от кровных родственников из дольнего пространства, и отмахиваться от него это верх глупости. А потому, ночное видение я воспринимал именно с такой точки зрения, и пытался найти источник угрозы.

Откуда на меня и мою женщину надвигается беда? Кто может нанести удар? Каким образом и какова конечная цель того, кто в меня целится? Вопросы правильные и по существу, и чтобы на них ответить, надо было пролистнуть свою память и я начал с последних пяти дней моей жизни.

Операция по захвату криминального авторитета Айка Лопаты увенчалась успехом. Вор был пленен и доставлен в пыточные подвалы Старого Дворца, где с ним стали работать лучшие дознаватели "Имперского Союза" и просеивающие его мозги чародеи магической школы "Гарджи-Тустур". Я к этому делу допущен не был, моя фигура слишком незначительна, но протоколы допросов, как и все сотрудники Сима Ойсы, конечно же, читал. В них было много интересной информации, которая поможет имперцам в проведении облав на южной окраине Грасс-Анхо. Явки, адреса, структура криминальных группировок, фамилии покровителей из Белого Города и места отнорков, через которые могли бы вырваться за пределы оцепления авторитетные воры.

Что же касается лично меня, то я работал как все. Лишнего не болтал, умника из себя не строил, не выделялся, и пару раз имел приватные разговоры со своим новым приятелем Юрэ Сховеком, который считал, что обязан мне жизнью, и был готов оказать мне любую помощь, какая только потребуется. Но пока, я относился к нему настороженно, хотя двойного дна в Сховеке не чувствовал. Бывший гладиатор, а ныне тайный стражник, тяготился своей службой, и давненько подумывал о том, что надо бы покинуть команду Ойса. Однако пока он терпел, и причины для этого у него были. Сховеку требовалось кормить свою немаленькую семью, находящуюся в провинции, и начальник, его просто так не отпустит, слишком много он знает секретов. Так что, за свое место тайный стражник держался лишь волей обстоятельств, но намекнул, что при первом же удобном случае попытается слиться. Кстати, Сховек, как и Ойса, знал обо мне много такого, о чем даже мои друзья Альера и Эхарт были не в курсе. Например, им было известно о том, что я знаком с Анатом Каиром и летом планирую отправиться на север. И обязанный мне жизнью Юрэ рассчитывал как-то изловчиться, и уйти со мной. Ну, боги ему в помощь, я не сказал нет, но и да, пока придержал.

Память услужливо пролистнула минувшие дни, и я сам себя спросил: "Опасность связана с командой Ойса, службой и Сховеком?" Сердце не дернулось, чувства промолчали, и ничего не изменилось. Ответа не было, и я начал искать другие причины надвигающейся беды.

Может быть, герцог Андал Григ новых киллеров нанял? Вряд ли, ему сейчас не до меня. С севера опять нанхасы налетели и диверсанты Рагнара Каира ему житья не дают. Тогда, возможно, мои недобрые предчувствия связаны с чем-то другим? Наверняка. Но что это, я не знаю. Анат Каир? Нет. Я ему нужен. Проблемы с Дайиринами, которые не сегодня, так завтра, должны вернуться из разведки? Тоже нет. Вчера от них пришло письмо, и в нем было сказано, что они работают тихо и все идет неплохо.

До самого рассвета я промучался в поисках ответов и не получил их, но бросать все самотек не собирался. А потому, покинув кабинет, я вернулся в спальню, где поцелуями разбудил Каисс, и после завтрака, перед отбытием на службу, начал суетиться.

Сначала вызвал к себе старшего охранника, пожилого бывалого вояку, и через него сделал заказ на еще четырех бойцов из Гильдии Наемников, которые должны быть в моем особняке уже к полудню. А помимо этого приказал не выпускать Каисс из дома. Затем переговорил со своими уличными агентами подростками Таином и Армой, которым дал десяток серебряных ниров и приказал за день сделать все возможное для обнаружения опасности. Пробежаться по окрестностям. Поднять уличных мальчишек. Опросить торговцев. Ну и, конечно же, самим не зевать. Мальчишки, которые за время проживания под крышей моего дома, окрепли и вытянулись, и теперь ничуть не напоминали уличных бродяжек, заверили меня, что все будет сделано в лучшем виде. И немного успокоившись, я направился в Старый Дворец…

В помещении, отведенном для команды Сима Ойсы, было людно. Операция "Сеть" входила во вторую стадию, и к нам прибыло подкрепление. Четыре лейтенанта Черной Свиты, десяток тайных агентов, несколько столичных стражников и два капитана из имперских линейных полков. Всех их следовало ввести в курс дела, и армейцев вместе с лейтенантами гвардии перекинули на меня. Поэтому, я сразу погрузился в дело, закрепил на стене карты Черного Города, начал инструктаж новичков, и за этим занятием скоротал время до обеденного перерыва.

Идти в дворцовую столовую не хотелось, аппетита не было. И как обычно, вертя на пальцах трофейный амулет, я откинулся на спинку удобного плетеного стула и, глядя в серый потолок, продолжил размышлять о своем. Но сделать это спокойно не получилось. Сим Ойса тоже остался на месте. И присев напротив меня, он кивнул на амулет и произнес:

— Я ведь сказал, убери эту игрушку.

— Зачем? — я спокойно посмотрел в глазки-пуговки начальника и пожал плечами. — Магии в ней нет, опасности тоже, а так, покрутил ее, повертел, и расслабился.

— Вот вгонят тебе в живот ножик, тогда и поймешь, что опасность в этой монетке есть.

— А подробней можно?

Ойса расстегнул ворот своего серого камзола, засунул за пазуху руку и извлек на свет божий точно такой же амулет, как и у меня, только перечеркнутый напополам ломаной линией. Он заметил мое замешательство, и усмехнулся:

— Подробностей хочешь? Будут. — Он помедлил, убрал свой амулет, и продолжил: — Эта монетка опознавательный знак воина из клана Умес.

Про эту семейку, которая выращивала отличных бойцов, составлявших гвардию Республики Коцка, и частенько промышлявшую заказными убийствами и шпионажем, я кое-что слышал, но на всякий случай уточнил:

— Значит, киллер был из этого клана?

— Да. Причем это был воин из высших, старший сын старшего сына в одном из сорока родовых колен клана.

— Получается, что и вы Умес?

— И я.

— А как же так вышло, что республиканец из знатной и уважаемой на востоке семьи с древними традициями служит империи?

— Я изгой, и этим все сказано. У меня свой путь по жизни, и с моей родней он никак не связан. Впрочем, не об этом разговор.

— А о чем?

— О том, граф, — Ойса ухмыльнулся, — что теперь ты должен остерегаться. Каждый подобный амулет-монетка знак принадлежности к касте лучших вольных бойцов в Республике Коцка, которые работают за деньги. И любой из клановых воинов, убив тебя и вернув монету в клан, заработает большое уважение и сможет всю жизнь в золоте купаться. За тысячу лет, что существует клан Умес, были потеряны семьдесят полноценных знаков и домой вернулись шестьдесят семь. Еще два утонули в океане, а один сгорел в огне. Твой амулет семьдесят первый, и его постараются вернуть, не взирая ни на что, пусть даже на это понадобится десять, двадцать лет, или жизнь отдельно взятого человека или изгоя.

— Например, такого, как вы?

— Нет. Мой случай особый. И даже убив тебя, а затем вернув амулет семье погибшего, я не получу прощения.

— Так, может быть, мне выкинуть эту монетку, и забыть про нее.

— Не поможет. Ты уже засветился. Я навел справки, ты по праву взял этот амулет в бою. Имеется подтверждение гвардейцев 2-го полка, с которыми ты был в дворцовом парке. И если это узнал я, то это будет известно любому, кто тобой заинтересуется. Так что, граф Ройхо, готовься. Как только старейшины узнают о гибели Аксы Умеса и его группы, за твоей жизнью начнется охота. И дело здесь не только в том, что необходимо вернуть семейный знак, но и в том, чтобы отомстить за смерть своего родича. Знаешь, что такое кровная месть?

— Знаю, — я непроизвольно, сжал правую руку в кулак, и спросил: — Сколько у меня времени в запасе?

— Без понятия, — Сим Ойса, или кто он там был изначально, равнодушно пожал плечами. — Если тебе очень-очень повезет, пара месяцев, может быть, больше. А если из группы Аксы, который в Оствере брался за любое кровавое дело, и этим зарабатывал себе уважение и опыт, кто-то уцелел, то бойцы клана Умес уже здесь и после проведения разведки они постараются ударить по самому дорогому что у тебя есть.

— Диверсантов положили всех, — сказал я.

— Не обольщайся. У каждой клановой группы, которая работает за пределами Республики Коцка, в прикрытии есть пара человек.

— А зачем по близким бить, если республиканцам нужен амулет и я?

— Ха! Все просто. Если прижать бойца женой или детьми, он сам придет, куда ему скажут, и амулет принесет. Это один из излюбленных приемов моей родни, не спеша и без суеты, подобраться к цели вплотную, втереться к ней в доверие, рассмотреть ее и изучить, а потом сломать человека морально и нанести смертельный удар.

— И сколько за моей головой может придти бойцов?

— Сначала будут изгои, одиночки, два-три человека, и проштрафившиеся наблюдатели. А если у них ничего не выйдет, в дело вступят штатные воины семьи. Девиз клана Умес: "Жизнь интересная игра!". И если ты, гвардеец, хочешь пожить подольше, то должен в этой игре делать нестандартные шаги.

— Понятно. Но почему ты мне об этом амулете сразу не сказал?

— Зачем? Ты имперский аристократ, — снова усмешка, — вот и крутись, как знаешь. Я не добрый волшебник Турим из сказки для детей. И если бы не граф Тайрэ Руге, который в свое время нашел ко мне подход, то я воспринимал бы всех остверов, и в первую очередь дворян, как врагов.

Ойса встал, и направился в сторону двери, а я его окликнул:

— Начальник, ничего больше посоветовать не хочешь?

— Нет, не хочу, — ответил он, и вышел.

Я проводил его взглядом, и прошептал себе под нос:

— Сука!

После чего, еще пару раз помянул недобрыми словами Сима Ойсу, и прислушался к себе. Ну и, конечно же, подумал о том, а не связано ли мое сегодняшнее беспокойство с кланом Умес? С разных сторон подходил к вопросу, и пришел к выводу, что да, наверное, так и есть. Сон касался Каисс, а начальник сказал, что воины из Коцки постараются ударить по близкому человеку.

Закончился обеденный перерыв, и вернулись тайные стражники. Покинуть Старый Дворец сразу не удалось и пришлось продолжить работать с бумагами и документами. Часы тянулись мучительно медленно, и от недобрых предчувствий сжималось сердце. Но, под колючими взглядами Ойсы, я делал вид, что невозмутим, и все же дотянул до шести часов вечера. Спокойно покинул помещение, и вышел за пределы Старого Дворца.

Моя коляска уже ждала у ворот. И запрыгнув внутрь, я скомандовал кучеру:

— Гони!

Возница свистнул, гикнул, кнутом приободрил пару бодрых ездовых лошадок, и мы понеслись по улицам. И пока ехали, я вспоминал все, что знал о клане Умес.

Информации имелось не очень много, самый минимум, который мне успели дать в "Крестиче". Умес это древний клан общий численностью до десяти тысяч человек, и пятая часть этого сообщества состоит из профессиональных воинов и убийц, которые относятся к жизни, словно она игра, с правилами шахматной партии. Твой ход. Ответ противника. Размен пешками. Рокировки и неожиданные ходы. Говорят, что это смысл жизни старейшин семьи Умес, которые считают себя непревзойденными комбинаторами и живут по своим собственным законам. Они составляют костяк военной и государственной верхушки в Коцке, за ними сила и власть, деньги и масса шпионов. И если так уж случилось, что я свалил одного из наследников рода, мне придется очень туго. Но Ойса, хоть и сволочь, но намек на то, как подольше пожить, мне дал. Необходимы нестандартные шаги, которые вызовут интерес противника, и только это в состоянии отсрочить нападение. Правда, есть и другой путь, дождаться первого хода карателей клана, и объявить семейству Умес свою собственную войну. Но это шаг отчаяния, который делается в том случае, когда нет никакого иного выхода и терять нечего. А у меня, есть за что цепляться.

Итак, волею случая, сам того не понимая, я попал в тугой переплет, и мне никто кроме меня самого не поможет. Сим Ойса, как выяснилось, выходец из клана игроков, меня не поддержит, а все потому, что он скотина и, видимо, ему интересно понаблюдать за тем, как я стану дергаться и выкручиваться. Полковник Сид, тоже не заступник. Он может дать пару рядовых гвардейцев, которые станут охранять мой особняк, и это все. Но с охраной у меня порядок. Ну, а в то, что командир Черной Свиты пойдет с моей проблемой выше, к канцлеру императорского двора, я просто не верю. Серьезные люди Империю (с большой буквы И) спасают, а тут судьба какого-то лейтенанта, парня, вне всяких сомнений, хорошего и перспективного, но все же не генерала и не гвардейского полковника. И значит, отцы-командиры могут ограничиться моральной поддержкой, и только, ибо тратить на спасение графа Ройхо ресурсы мощной организации просто не резон. Обратиться к Каиру? Хм, это мысль. Однако, "Жало Канимов" не является моим другом, который встанет за меня горой, и прежде чем его о чем-то просить, надо знать, во что мне встанет его помощь. А так как мне дать ему нечего, то получается, что снова я остаюсь один, и могу рассчитывать только на собственные силы, друзей, подручников, везение и кмиты.

Проспект Славы коляска пролетела так быстро, что я и не заметил, а может, просто был погружен в свои мысли. Свернули в проулок, выехали на улицу Данвен, и вскоре оказались в моем особняке. Я спрыгнул на брусчатку дорожки и тут же окликнул охранника:

— Как у нас дела?

— Все спокойно, — наемник флегматично отлип от стены и подошел ко мне. — Усиление прибыло, службу тянем, происшествий не случилось. Единственное событие, Дайирины приехали.

— Хорошо. Не расслабляйтесь, у нас могут появиться незванные гости.

— Понял.

Старый вояка кивнул головой, и отправился к воротам, а я вошел в дом, проследовал в гостиную и обнаружил здесь все семейство Дайиринов. Ресс и Дэго сидели у камина и грели ладони. Каисс стояла рядом и, судя по ее раскрасневшемуся лицу, она только что спорила с братьями и, наверняка, беседа касалась наших с ней взаимоотношений. Нечто подобное ожидалось, и для меня реакция шевалье была предсказуема. Они могут выказать свое неудовольствие поведением сестры, но делать ничего не станут, ибо не я лишил Каисс девичьей чести, и она уже совершеннолетняя, а значит, может сама решать, с кем ей спать. Меня и подругу подобное положение дел пока устраивает, и Дайиринов тоже устроит. Какое-то время они будут молчать и наблюдать за всем происходящим со стороны, а что будет дальше, посмотрим. Над головой новая угроза нависла, и надо дожить до весны, а затем до лета. Герцог Григ меня не достал, мятежники не убили, воры не порезали, мертвецы не сожрали, а тут, целый иностранный клан со мной в игру поиграть может. И если бы игра была не смертельная, то я, включился бы в нее с удовольствием. Впрочем, это все потом. Надо локализовать воинов Умес, и только тогда уже думать, что и как делать. А пока, можно заняться чем-то более близким, простым и приземленным, а именно, делом баронессы Кристины Ивэр.

Поздоровавшись с Дайиринами, я присел в кресло рядом с ними, попросил девушку принести нам взвар и, посмотрев на Ресса, сказал:

— Докладывайте.

Старший Дайирин прокашлялся и начал:

— Прибыли в город Айла-Танас и осмотрелись. В магистрате купили дорожные документы, на рынке лошадей, и отправились на северо-запад, в сторону владений баронов Ивэров. Домчали за четверо суток, погода была дрянь, то ливень, то снегопад. Возле замка оказались ночью. Трактира или таверны рядом не было, и мы попросили приютить нас на ночь. Ворота открыли, но за постой попросили денег.

— Много?

— По пять ниров с каждого.

— Да, запросы у Келя Ивэра не слабые. И не постеснялся же с дворян деньги брать. Продолжайте.

— Ночь провели в замке, успели все осмотреть и познакомиться с домочадцами. Все обстоит именно так, как говорила баронесса Ивэр. На следующий день началась метель, и мы задержались еще на сутки. Замок изучили со всех сторон, снаружи и изнутри, видели дочь мадам Кристины, и прикинули, как ее выкрасть. Затем, покинули владение Ивэров, объехали его стороной, и вернулись в город. Думали, сразу в столицу вернуться, но у нас в Айла-Танасе старый знакомец объявился, на пограничье вместе службу тянули, человек надежный, и мы ему доверились.

— Кто таков?

— Отставной капитан шевалье Линтер. Сейчас проживает в Айла-Танасе, служит у местного богатого барона, но хочет от него уйти.

"И этот желает место службы сменить", — вспомнив желание Юрэ Схолека, подумал я о шевалье Линтере, и задал следующий вопрос:

— А чем отставной капитан может вам помочь?

— У него люди есть, десяток верных бойцов. И если капитану гарантировать, что после того, как девочка окажется в безопасности, ему и его бойцам дадут возможность перебраться в столицу, и отсыпят немного денег, он поможет нам в осуществлении нашего плана.

Дайирины выжидательно посмотрели на меня, и я поинтересовался:

— Сколько денег надо?

— Двести иллиров.

— Сумма солидная, но выплатить ее можно, точно так же как и капитана с его воинами в столицу перетянуть. Но только, если вы в нем уверены.

— Мы за него ручаемся, — оба шевалье одновременно кивнули подбородками.

— Ну, что же, я согласен. Каков ваш план?

Из небольшой походной сумки рядом с креслом, Ресс достал лист пергамента, на котором была грубая, но подробная схема родового замка баронов Ивэр. И водя по рисунку пальцем, он объяснил:

— В ночь подходим к замку. Через хлипкую западную стену, по приставным лестницам, проникаем внутрь, разоружаем охрану, в которой не воины, а местные холопы, идем в жилой донжон, и воруем девочку. Затем отход. Мы все просчитали, и сами все сможем сделать.

— Точно?

— Клянусь честью!

— А может быть, ввести в дело наемных специалистов?

— Не стоит. Справимся.

— Когда планируете начать?

— Завтра навестим баронессу, возьмем документы на девочку, и обратно в Айла-Танас. Еще раз обговорим условия с Линтером, дадим ему небольшой задаток, и в путь.

Прикинув, что вся операция мне обойдется минимум в триста пятьдесят монет, я встал, и сказал:

— Одобряю ваши действия господа. Деньги получите завтра, а пока отдыхайте. Перед отъездом еще раз все обговорим.

Оставив шевалье, которые явно, были довольны тем, что могут самостоятельно довести операцию по возвращению дочери баронессы к матери до логического завершения, я отправился в кабинет, и перед входом обнаружил Таина Густа. Мальчишка был в латаной простецкой шубейке, и было заметно, что он всего минуту назад находился на улице. Я вопросительно посмотрел на него, и он, словно заправский заговорщик или настоящий шпион, зашептал:

— Господин граф, мы нашли наблюдателя или убийцу. На чердак в здании наискосок от ворот, сегодня утром въехал странный человек, худой, патлатый и глаза сумасшедшие, на вид лет двадцать. И хозяин дома говорит, что в его вещах видел мощный дорогой арбалет.

"Нет, это не боец клана Умес, — сразу же решил я. — Игроки не стали бы меня караулить, чтобы просто убить, для них в этом нет никакого смысла, а значит, против меня вышел кто-то другой, разумеется, если патлатый юноша на чердаке киллер и не ждет другую цель, например, кого-то из моих соседей".

— Мы справились? — с надеждой на похвалу спросил меня Таин.

— Да, молодцы, — не стал я разочаровывать мальчишку. И наклонившись к нему, тоже зашептал: — Но врагов должно быть больше. Есть еще. Ищите парни и найдите тех, кто желает мне, а значит, и вам, зла. Понятно?

— Ага, — вихрастая головенка качнулась вверх и вниз.

— Тогда вперед, — хлопнул я его по плечу.

Паренек умчался вниз, а я, проводил его взглядом и подумал о том, что еще один день подходит к концу. Жизнь идет своим чередом, и она мне нравится, и чтобы выжить, надо не зевать, и быть немного параноиком. У людей с подобной чертой характера выживаемость на порядок выше, чем у всех остальных граждан, и это то, что мне сейчас просто необходимо.


Глава 21 | Черная свита | Глава 23