home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

08.02.1405.

Чтобы одолеть, а в моем случае, переиграть мощного, умного и, поднаторевшего в тайных делах противника, мне требовалось стать сильнее, чем я был сейчас. Я это понимал очень хорошо и прекрасно осознавал, что мои возможности весьма незначительны и верных людей рядом, можно сказать, что и нет. Дайирины отбыли на Анвер и про клан Умес, и угрозу с этой стороны, я им не говорил, ни к чему братьям лишнее беспокойство. У Альеры и Эхарта, свои дела, они живут обычной жизнью гвардейцев Черной Свиты, и в последнее время мы с ними виделись достаточно редко, так что друзей я тоже не тревожил. И оглянувшись по сторонам, я увидел, что в данный момент могу рассчитывать лишь на три условные охранные линии. Первая, это наемная охрана особняка, которая ничем иным кроме караульной службы и обороны дома заниматься не станет. Вторая, городские стражники, за некоторую мзду, появляющиеся вблизи моего жилища чаще обычного. Ну и третья, конечно же, это верные мальчишки, днем и ночью, гуляющие по улицам и патрулирующие окрестности. Но как бы они ни были хороши и пронырливы, они всего лишь подростки без спецподготовки и больших возможностей, и парни не могли обнаружить людей семейства Умес, которые, как я считал, уже где-то неподалеку. Требовались профессионалы, настоящие шпионы, но где их взять в Грасс-Анхо, мне было неизвестно. Ведь это не рядовые воины, которых можно нанять за деньги хоть тысячу клинков, или убийцы из Черного Города, по сотне иллиров за десяток. И я обратился за помощью к Юрэ Сховеку, которого несколько дней назад навестил в его крохотной съемной комнатке невдалеке от Старого Дворца.

Мы с ним посидели, выпили неплохого винца, поговорили за жизнь, и я рассказал Сховеку о неприятностях, которые меня вот-вот посетят. Бывший гладиатор, а ныне тайный стражник, человеком был неглупым, видать, не все мозги ему на аренах отбили. Поэтому, он сразу же понял в чем суть проблемы, сделал правильные выводы, крепко подумал и выдал мне довольно таки неожиданный расклад.

— Есть в столице профессиональные шпионы, которые пока не востребованы, — сказал он.

— Кто?

— Тайные стражники покойного Эрика Витима, которых уволили со службы и сейчас они сидят без работы.

— Что же это за профессионалы, если они не смогли подготовку покушения на своего повелителя разглядеть и предупредить его об опасности? Таких работников поганой метлой гнать надо, и наследники великого герцога правильно сделали, что вышвырнули их со службы.

— Ты, гвардеец, парень хваткий и сообразительный, но молод еще, и не все понимаешь, — Сховек взял паузу и продолжил: — Рядовые сотрудники столичной Тайной Стражи многое видели и замечали, и если бы их рапорта и докладные записки дошли до Эрика Витима, у императора и графа Руге, наверное, ничего не получилось бы. Но, между работниками низового уровня, оперативниками и полевыми агентами, стояла прокладка, которая фильтровала все сведения, поступающие наверх, и за счет этого мы получили преимущество.

— Какая-нибудь продажная шкура?

— Верное определение, — Сховек кивнул и налил нам еще вина. — Начальник Тайной Стражи великого герцога Витима был куплен с потрохами, и тормозил своих подчиненных, а те, люди исполнительные, считали, что задумана хитрая интрига и делали то, что должны. А после смерти Эрика, их оправдания уже никому были не нужны, и разбираться, кто прав, а кто виноват, наследники не стали. Так что теперь эти профессионалы, которые знают Грасс-Анхо как свои пять пальцев, без работы. Но это ненадолго, скоро они оклемаются и разбегутся кто куда, в ТПП, в криминал, или в разведслужбу одного из имперских феодалов.

— И ты предлагаешь мне взять их к себе?

— Да, пять-шесть человек, самых лучших. Разумеется, если у тебя есть для этого финансовые возможности.

— Деньги есть. Но нужны какие-то гарантии того, что они станут честно служить.

— Ну, извини, — Сховек развел руками, — это не ко мне. Все что могу, это дать адреса известных мне тайных стражников Эрика Витима и краткие характеристики на них, а дальше сам думай. Можешь их кровью повязать или общим делом. Но, на мой взгляд, для них сейчас самый лучший стимул верности это возможность вернуться к привычной работе, на которой они смогут восстановить чувство собственного достоинства и показать свою полезность. Сам понимаешь, всех уволенных из Тайной Стражи Витимов облили дерьмом с ног до головы, и они стали париями, а тут ты, не погнушаешься, и к ним как к людям обратишься. Понимающими людьми такое отношение ценится.

— Ладно, давай адреса, — согласился я с Юрэ. — Против клана Умес нужны профессионалы, и тайные стражники наилучший вариант. Если сработаемся, оставлю их при себе, а не сойдемся характерами, одна разовая операция и прощайте.

Сховек начеркал на листе бумаги полтора десятка адресов, с краткими характеристиками на каждого известного ему тайного стражника. Мы с ним простились, и я вернулся к себе домой. Здесь вновь выслушал доклад о том, что все спокойно, а патлатый юноша с арбалетом по-прежнему сидит на чердаке и кого-то высматривает, явно, не меня, потому что экипаж с моим гербом пару раз проезжал мимо его окошка и интереса не вызвал. Это было хорошо, врагом меньше, и я стал действовать.

По понятным причинам, граф и гвардеец Черной Свиты не станет самолично бегать по городу в поисках бывших тайных стражников. И я поступил соответственно своему положению, то есть, написал каждому интересующему меня человеку короткую записку с приглашением посетить особняк графа Ройхо на улице Данвен, а мои мальчишки разнесли эти послания по Белому Городу. И пока Таин и Арма носились по адресам, а на меня никто не нападал, я занялся изучением и анализом всей доступной дополнительной информации по клану Умес. Ее было не очень много, но она имелась, частью из древнего архива имперских разведчиков, частью из библиотек, и немного, как ни странно, из сборника поучительных историй, который был написан в Республике Коцка и через книголюбов попал в Оствер.

Итак, что же такое клан Умес, если к нему приглядеться повнимательней? Это благородное семейство этнических остверов, которое лет через двадцать после смерти первого императора Иллира Анхо засело в горах на востоке материка Эранга. Чем Умесы занимались и как жили, никто особо не интересовался, до тех пор, пока шестьсот лет назад, неожиданно для всех, в трех окраинных имперских провинциях не произошли одновременные выступления сепаратистов, которые взяли курс на отделение от Оствера. Империя в то время все еще была сильна, но она не смогла загасить мятежи в зародыше, и вскоре на политической карте мира появилось три новых государственных образования, Республики Коцка, Кауш и Васлай. В двух последних правили олигархические семейства, выходцы из местных народов, которые некогда были покорены остверами. А в Коцке ведущую роль стал играть клан Умес, который провозгласил, что отрекается от своего родства с благородными имперскими семействами.

Против республик постоянно велись войны, но разгромить этих окраинных отщепенцев не удавалось. Армии республиканцев были сильны, и восток Эранги был отделен от имперских территорий огромными болотами, парой горных хребтов и несколькими реками. Все это давало возможность независимым государствам, которые имели стабильный доход от торговли с дари и манкари, сдерживать натиски имперцев. Ну, а ко всему прочему, они имели превосходную разведку, возглавляемую любителями логических игр и хитроумных комбинаций Умесами. Так что, прошли века, империя ослабла, а республики и враждебный мне клан по-прежнему на плаву, и готовятся к большой войне с Оствером.

При этом семейство Умесов интересовалось не только большой политикой, которая уже сама по себе, игра длинною в жизнь, но и частными делами. Как пример, можно вспомнить несколько приукрашенную романистами историю одного богатого и влиятельного имперского аристократа герцога Шэхира, которая была весьма интересно расписана в сборнике республиканских поучений. Ну и, кроме того, она косвенно подтверждалась архивными документами прежней Черной Свиты. И хотя с того времени, минуло более четырехсот лет, ее до сих пор помнят.

Совершенно случайно, в сопровождении друзей и приятелей, выходя из дворца императора, молодой герцог Шэхир обронил такие слова, что он не боится ни богов, ни демонов, и расчет в жизни делает только на твердую руку, верный клинок и разум, которые принесут ему славу, еще большее богатство и влияние. Самое обычное бахвальство баловня судьбы, который, сказал это и, походя, пнул ногой крутившегося рядом пожилого бродягу, и проследовал к своему экипажу. Случай как случай, но нищий, оказавшийся одним из старейшин Умесов, выбравшимся заграницу, видимо, по шпионским делам, бросил ему в след, что отныне именно он станет его жизненным путеводителем. И добавил, что в его силах сделать так, что аристократ будет молить бродягу о прощении, и признает, что по могуществу он выше богов, судьбы и демонов. Естественно, аристократы и сам высокородный бахвал, посмеялись над этим, и вскоре забыли о происшествии. А старейшина Умесов, имя которого, нигде не упоминалось, начал с герцогом игру.

Вскоре, один за другим, вокруг Шэхира, от самых разных причин, начали умирать люди. Сначала это были его родственники, затем друзья и приятели, а потом самые верные слуги. Концов было не найти. Откуда приходила беда, герцог не понимал, и когда на него стали смотреть как на чумного, он уехал в свои провинциальные владения. Видимо, аристократ желал покоя, но не тут-то было. От неизвестной болезни скончалась его невеста, и часть ее родни. Затем сгорело несколько герцогских замков. Обрушился богатый серебряный рудник. Во владении случился падеж скота. Крестьяне учинили кровавый бунт. А близкий друг, служивший у Шэхира казначеем, исчез вместе со всей казной.

Неприятности обрушились на голову герцога, и в итоге, сломленный и разбитый постоянными нервными стрессами, он оказался совсем один. У Шэхира не осталось ничего, ни богатств, ни владений, ни товарищей, ни любимой. Он сидел на развалинах своего родового замка, и перед ним появился тот самый пожилой бродяга, которого он всего несколько лет назад ударил вблизи Старого Дворца.

— Ты помнишь меня? — спросил старик.

— Да, помню, — сказал Шэхир.

— Хочешь попросить у меня прощения и признать, что я выше богов, демонов и самой судьбы? — задал ему следующий вопрос старик.

— А разве это ты виновник всех моих злоключений?

— Я! — ответил бродяжка, распахнул лохмотья и показал герцогу свой амулет, монетку с парусным кораблем и весами.

Что это за знак Шэхир понял, и признал, что старый Умес по жизни круче всех людей и существ дольнего мира. Удовлетворенный старейшина покинул его, и в жизни герцога стали происходить новые события, как правило, только хорошие. Нашелся его казначей, который принял яд и оставил после себя покаянную записку с указанием, где спрятано похищенное им золото. Герцогу была оказана поддержка императора. Владение снова стало цветущим и богатым, и через год Шэхир женился на двоюродной сестре своей погибшей невесты, которая была похожа на нее, словно две капли воды. Правда, восстановиться аристократ так и не смог, и стал последним герцогом Шэхиром. А история про одного из сорока старейшин клана Умес стала назидательной притчей, в которой не сомневался ни один из людей, населявших три восточные республики. Эту быль изучали в школах и благородных домах. И каждый учитель всегда внушал своим ученикам, что Умесы не просто люди, а нечто большее, и встать на пути человека из этого клана, равнозначно вступлению в противоборство с самой судьбой или богами.

Такая вот история. И после того, как я осознал, с кем решил потягаться, меня накрыла тоска. Но, прикинув, что поначалу против меня будут изгои, провинившиеся перед кланом неудачники, я решил, что шансы на победу имеются, а сдаваться глупо и мне все равно придется драться. Ну, а раз так, то пропади все пропадом. Я не пешка и не марионетка, которую можно смахнуть с доски или дергать за ниточки. А Умесы, не смотря на всю, наверняка, весьма приукрашенную слухами рекламу вокруг их имени, имеют слабости и далеко не идеальны. И если это так, то побороться с ними можно, особенно, если сделать удачный первый ход, привлечь к себе внимание старейшин и этим выиграть время.

На этом, сбор сведений относительно клана Умес был временно окончен, а самокопания в душе, были снова отодвинуты прочь. Что мне делать и как поступать, я уже понимал, а потому, с поправками на новую опасность, продолжил жить привычной жизнью. Ночь провел с Каисс, и был счастлив. Утром отправился в Старый Дворец, а вечером, вернувшись домой, встретил бывших тайных стражников великого герцога Эрика Витима. На мое приглашение откликнулись только семь человек из пятнадцати, все как на подбор, одетые в удобную неброскую одежду, крепкие и внешне уверенные в себе мужики тридцати-тридцати пяти лет. И прежде, чем принять этих людей на службу, я решил объяснить бывшим оперативникам и агентам, чего от них ожидаю, и что могу дать за их работу и верность.

— Господа! — начал я, выйдя перед бывшими тайными стражниками на середину гостиной комнаты, где они расположились. — Меня зовут граф Уркварт Ройхо. И у меня неприятности, для решения которых мне нужны люди со специфическими навыками и умениями, такими, какими обладаете вы. Так сложилось, что я вступил в конфликт с серьезной организацией и вокруг меня сжимается кольцо. Сам обнаружить врагов я не в состоянии. А нанимать непрофессионалов, которые только вспугнут охотников за моей головой, было бы глупо. Поэтому, я навел некоторые справки, узнал о том, что верные слуги великого герцога Эрика Витима были незаслуженно отстранены от своих непосредственных служебных обязанностей, а затем, с позором уволены, и решил, что такие специалисты могут мне помочь.

— Короче, господин граф, — откликнулся один из агентов, кажется, старший оперативник Ичхар, — скажите сразу, сколько вы намерены нам платить и что вы предлагаете, разовый контракт или постоянную службу с подписанием долгосрочного контракта?

— Для начала, выполнение разовой операции, которая будет заключаться в том, что необходимо обнаружить тех, кто ко мне подбирается. За это плачу по двадцать иллиров. Затем, если я останусь удовлетворен вашей работой, предложу контракт на три года, с ежемесячным жалованьем в полсотни золотых монет.

— А кто противник?

— Это узнают только те, кто примет мое предложение.

— Извините граф, — Ичхар встал. — Но меня такая постановка дела и оплата не устраивают, — он посмотрел на своих товарищей и спросил их. — Я ухожу. Кто со мной?

Встали еще два человека и, раскланявшись, три агента из семи, покинули мой дом. За дверью их встретили мои мальчишки, которые следили за тем, чтобы слуги не могли ничего подслушать, и Арма проводил их к выходу. Шум в коридоре стих, и я обратился к оставшимся тайным стражникам:

— Итак, господа, вы готовы поработать по специальности?

— Да, — за всех ответил еще один старший оперативник, по фамилии Керн, который кивнул в сторону двери, и пояснил: — Ичхар бумажками всегда занимался, и на улицах столицы он никто. Его стезя начальству угождать, и ему с нами не по пути. А нам работа нужна, и ваше предложение нас устраивает. Говорите, кто вам мешает, господин граф, и если ваши враги в пределах Грасс-Анхо, мы их непременно отыщем. Но на мокрое дело не пойдем, это совершенно другие деньги.

Такой подход мне понравился, все по-деловому, сухо и конкретно, и я сказал:

— Так случилось, что я перешел дорогу старейшинам из клана Умес. Кто это такие, знаете?

Отставники не испугались, а лишь переглянулись, и снова ответил Керн:

— Понятие имеем. Какова причина их интереса?

— Родовой знак клана, который я снял с мертвого убийцы во время мятежа гвардейцев.

Снова молчаливый обмен взглядами, немая беседа, в суть которой я посвящен не был, и Керн сказал:

— Мы беремся за это задание. Но нужна более подробная информация, что, откуда, куда и почему.

— Это само собой.

В тот вечер я выложил перед отставниками все свои измышления по предстоящему делу, выплатил им задаток и мы разошлись. Оперативники начали работать, а я продолжил свое плавное течение по реке жизни, и каждый день получал от Керна все данные о том, что вокруг меня происходит. Кстати сказать, узнал много нового обо всех своих соседях и патлатом арбалетчике, который, как оказалось, караулил моего соседа барона Тангра. Ну, а вчера я получил исчерпывающие сведения о том, где находятся мои противники, которых оказалось четыре человека. Два бойца-изгоя, которые ранее уже оплошали, и не смогли выполнить приказы своих старших, и пара одиночных наблюдателей. Пока они только опросили гвардейцев и установили, что амулет Аксы Умеса, действительно, у меня и, не переходя к активным действиям, присматриваются к моему особняку и изредка проходят мимо. Действуют они чрезвычайно осторожно и своего явного интереса не выказывают. И поэтому Таин с Армой их не заметили, посланные по мою душу люди, хоть и не элита, но все же и не уголовники. Но зато враги попали под опытные взгляды отставников, а дальше все было просто. Наблюдение за одним, за двенадцать часов вывело на остальных людей из враждебной группы, и на основании только лишь этого факта можно было сделать вывод, что против меня послали далеко не самых лучших воинов клана.

Что же касается тайных стражников, то они отработали четко и очень профессионально, настолько хорошо, что я был сильно удивлен. Они локализовали всех Умесов, с указанием места жительства каждого, графиком передвижений республиканцев за сутки и возможными подходами к местам их явок. И ознакомившись с тем, что нарыли люди Керна, я выплатил им вдвое большую сумму, чем мы договаривались, и предложил отставникам подписать договор о трехлетней службе на графа Ройхо. Трое согласились, а один отказался. И отпустив бывших тайных агентов, а ныне, по официальным бумагам, дружинников Ройхо, на отдых, я еще раз ознакомился с собранными данными.

Откладывать разборку с Умесами я не стану, черт его знает, что у них на уме, а потому, лучше всего нанести упреждающий удар, неожиданный и резкий, такой, чтобы старейшины клана заинтересовались мной. Как я собирался это сделать? Да очень просто. Каждую ночь, ближе к полуночи, Умесы сходятся на квартире воинов в одном из ветхих, а потому и слабозаселенных доходных домов, и обмениваются информацией обо мне. И сегодня ночью, немного раньше наблюдателей, я навещу клановых изгоев.

Бойцов надо кончать сразу, так как неудачники неадекватны, и им хоть как, не жить, а наблюдателей, которые явятся немного позже, изобью, припугну и отпущу. Они рванут на доклад к старейшинам, а те, если я их правильно просчитал, сделают ответный ход, более продуманный и рассчитанный уже не на грубую силу, а на аккуратный подход к объекту, то есть, ко мне. Ведь я собираюсь сделать нестандартный ход и это должно их заинтриговать. Ну, а если я ошибаюсь, такое, кстати сказать, тоже не исключено, то меня тупо пристрелят на улице, или, по крайней мере, попытаются это сделать. Впрочем, что будет дальше, время покажет. А пока, пора выдвигаться к месту, где засели бойцы Умесов. И переодевшись в одежду попроще, с кортом на боку, я вышел на улицу.

На Грасс-Анхо падал снег. Снова вернулась зима, температура воздуха немного упала, и с темных небес сыпались пушистые и легкие снежинки, которые неспешно опускались вниз, и точно белым ватным одеялом укутывали дома. Красиво и спокойно. И в такую погоду, следовало бы сидеть перед жарким камином, держать на коленях любимую девушку, пить легкое вино и перешучиваться с ней, а мне, словно ночному бродяге, надо пройти около километра, выйти на соседнюю с Данвен улицу Сванир, и сделать то, что я задумал.

"Э-э-х-х! — мысленно протянул я. — Жизнь моя жестянка. Хочешь одного, а выходит совершенно другое. Ну, ничего, буду надеяться на то, что рано или поздно все наладится, и я заживу хорошо и привольно. Только вот дотянуть бы до этого времени. Может быть, зря я к Умесам один отправляюсь? Да нет, все верно. Против меня мелкие сошки, неудачники, которые надеются за счет моей жизни вернуть уважение старших и наблюдатели. А я гвардеец и остверский дворянин, который в одиночку уработал Аксу Умеса, командира своей группы, а значит, должен соответствовать тому психологическому портрету, который сложат старейшины".

Пешком, я зашагал по ночной улице. Двигался быстро и до шестиэтажного здания на улице Сванир под номером девятнадцать дошел на одном дыхании. Здесь, следуя рекомендациям Керна, я шмыгнул в ближайшую подворотню, огляделся, и по строительным лесам в глухом тупике, поднялся на уровень второго этажа и через неплотно прикрытое изнутри окно попал внутрь. Снова остановка, и движение вверх по шаткой темной служебной лестнице на четвертый этаж, где в неплохих апартаментах для имеющих деньги людей остановились мои сегодняшние противники. Все было необходимо делать быстро и четко, и я не мешкал. И через минуту, оказавшись перед темной широкой дверью, я постучал в нее условленным сигналом, который подслушали люди Керна. Два коротких, один длинный, два коротких.

За дверью раздался шум, она открылась, и передо мной оказался низкорослый и румяный лысый парень лет двадцати пяти. Он в недоумении уставился на меня и, без раздумий, костяшками пальцев правой руки, с выдвинутым вперед средним суставом, я ударил его в кадык.

Парень захрипел, попытался судорожно вдохнуть в легкие воздух и, обхватив свое горло ладонями, отшатнулся назад. Я последовал за ним следом, прикрыл дверь, и добил противника ударом кулака в челюсть. Молодой Умес, которого, наверняка, изгнали из клана, по причине того, что он непроходимый тупица, упал на пол. Я прошел в комнату, где обнаружил второго бойца, средних лет полноватого брюнета. И не давая ему сориентироваться, прямым ударом ноги в грудь свалил его на просторный ковер. Умес попытался вскочить, но очередной удар сапога вновь сбил его на спину. И сильно придавив грудную клетку противника левым коленом, я спросил:

— Кто я, понимаешь?

— Ройхо? — вопросом на вопрос ответил он.

— Он самый. Наблюдатели, когда придут?

Полноватый брюнет дернулся, но колено до хруста вмялось в его грудь, и он прохрипел:

— Скоро будут.

— Это хорошо.

Правая ладонь вытянула кинжал, и стальной клинок прошелся по шее моего несостоявшегося убийцы. После чего я поднялся, втащил в комнату второго Умеса, положил его рядом с напарником, и металлическая полоска кинжала соприкоснулась с его разбитым горлом.

Половина дела была сделана, и оставалось только дождаться гостей, которые не замедлили, и появились спустя десять минут. В дверь постучали условным стуком и, открыв ее, одновременно с этим движением, я отступил вбок. В полутьме прихожей разглядеть, кто стоит рядом, было проблематично, и наблюдатели, два пожилых неприметных господина, в обычной одежде горожан, попались. Они, без колебаний, стряхивая с серых плащей снег, прошли в комнату, а когда увидели на ковре своих товарищей в лужах крови, позади них уже был я с кортом в руке.

— Вперед! — скомандовал я, и кончиком меча ткнул ближнего человека в спину.

Оба гостя послушно сделали несколько шагов по комнате, и следующая моя команда:

— Сесть на кровать.

Снова наблюдатели подчинились, развернулись, и когда смогли рассмотреть меня, то один из них пустил газы, а второй заметно побледнел, и спросил:

— Вы нас убьете?

— Нет, — я покачал головой. — Но вы должны немедленно покинуть Грасс-Анхо, и передать своим старейшинам, что пусть пришлют кого-то более умелого чем вы, а то скучно. Играть, так играть, без поддавков и всерьез.

— Какие старейшины? — попытался включить дурака второй наблюдатель. — Мы мирные горожане, зашли в гости к друзьям…

— Цыц! — остановил я его и, левой рукой вынув из кармана знак Аксы Умеса, покачал монетку на цепочке перед его носом. — Тем самым старейшинам, которые охотятся за этим. Уяснил? Или может быть тебе пузо сталью пощекотать, чтобы ты вспомнил, откуда и с какой целью прибыл?

— Все ясно, господин граф, — снова вступил в разговор первый пленник. — Мы все передадим. Только не убивайте.

— Отлично!

Мой клинок плашмя опустился на его голову, которая была прикрыта меховой полукруглой шапкой, а затем, я ударил второго, который хотел вскрикнуть, но не успел. Два потерявших сознание тела и пара мертвецов остались в комнате, а я, покинув ее, уже знакомым путем выбрался из здания. И можно было бы сказать, что все прошло идеально, если бы при отходе, строительные леса подо мной не рухнули, и я не упал в сугроб. Но, это мелочь и небольшая производственная неприятность. Главное, что опасность отступила, а я добился того, чего хотел и теперь могу спокойно вернуться к себе домой, отдохнуть и подумать над следующим ходом вожаков клана Умес.


Глава 22 | Черная свита | Глава 24